ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вольтер как новатор драматургии и театра



наиболее значительный вклад в сценическое искусство Франции внес великий просветитель и гуманист, властитель дум XVIII века Франсуа Мари Аруэ, известный всему миру под псевдонимом Вольтер (1694—1778).

эстетические взгляды и литературная деятельность прославленного философа-драматурга отличались глубокой противоречивостью. Будучи последним великим представителем французского классицизма, Вольтер оставался принципиальным сторонником этого направления. В то же время, став основоположником просветительского реализма, он прилагал немало усилий для его обновления.

Многие исследователи называют Вольтера третьим после Корнеля и Расина великим классицистским трагиком Франции. Однако это был уже просветительский классицизм, главными темами которого стали большие религиозно-политические конфликты, а также народно-историческая трагедия, развивающая традиции позднего расиновского творчества, лишенная любовной интриги и содержащая обличительную критику абсолютной монархии. Вольтеровские герои обрели большую эмоциональность, а сценическое действие стало гораздо оживленнее и богаче.

Творческое наследие Вольтера насчитывает 52 пьесы различных жанров, среди них 13 трагедий, комедии, либретто и ряд пьес смешанного жанра.

Драматург использовал в своем творчестве не только античные сюжеты, но также средневековые и экзотические. Действие его пьес происходит то в Азии, то в Африке, то в Америке. При этом, стремясь к исторической и этнографической достоверности, Вольтер давал в ремарках своих пьес пояснения относительно декораций, костюмов и постановки.

Искусству построения эмоционального сюжета и использования зрелищных эффектов он обучался у талантливого мастера лирической трагедии Ф. Кино, а знакомство с трагедиями У. Шекспира, наложившими особый отпечаток на стиль вольтеровского творчества, произошло во время его вынужденного пребывания в Англии (1726—1729).

Вольтер учился у Шекспира изображать чувства, однако многие черты шекспировского творчества были чужды классицистской традиции. Считая свободное развитие действия, чуждое правилу единства, данью «варварскому времени» и критически оценивая ряд произведений Шекспира, драматург тем не менее пропагандировал творчество последнего во Франции.

16. Трагедии Вольтера. Магомет. Заира

Магомет.

В основу сюжета этой трагедии Вольтера легли события из жизни арабских племён Аравии, связанные с распространением ислама и деятельностью религиозного реформатора Магомета. Автор писал: «Я знаю, что Магомет не совершал такого именно предательства, какое составляет сюжет моей трагедии. Цель моя не в том лишь, чтобы вывести на сцене правдивые события, но в том, чтобы правдиво изобразить нравы, передать истинные мысли людей, порождённые обстоятельствами, в коих люди эти очутились, и, наконец, показать, до какой жестокости может дойти злостный обман и какие ужасы способен творить фанатизм. Магомет у меня — не что иное, как Тартюф с оружием в руках». Действие пьесы Вольтера развёртывается в Мекке около 630 г.

Шейх Мекки, Зопир, узнает о намерении Магомета, его злейшего врага, покорить город. Семья Зопира была истреблена Магометом, поэтому он очень привязан к пленённой им юной Пальмире, которую Магомет считает своей рабыней и требует её вернуть, так как она выросла в Медине, месте, уже обращённом в ислам. Там он властелин и кумир. Девушка ценит доброту и мягкость Зопира, но просит его выполнить волю Учителя и вернуть её в Медину. Шейх отвечает отказом, объясняя, что он не желает потакать вкравшемуся в доверие Пальмиры тирану.

Сенатор Фанор докладывает Зопиру о появлении в городе Омара, военачальника Магомета, со свитой. Омар за шесть лет до этого «ушёл в поход, чтоб Мекку защитить, и, оттеснив войска изменника и вора, вдруг перешёл к нему, не убоясь позора». Теперь от имени Магомета он предлагает мир, клянётся, что это не лукавство и в доказательство согласен дать в заложники молодого Сеида. Омар приходит на переговоры с Зопиром, и шейх напоминает посланцу, кем был десять лет назад его прославленный владыка: «простой погонщик, плут, бродяга, муж неверный, ничтожнейший болтун, обманщик беспримерный». Приговорённый судом к изгнанию за бунт, он ушёл жить в пещеры и, краснобайствуя, стал совращать народ. Не отрицая таланта и ума Магомета, Зопир отмечает его злопамятность и жестокость: «тиранов мстительнее ещё не знал Восток». Военачальник же, терпеливо выслушав шейха, предлагает ему назвать цену за Пальмиру и мир. Зопир с гневом отвергает это предложение, и Омар заявляет, что он в таком случае попытается склонить на сторону Пророка сенат.

Влюблённые Сеид и Пальмира безмерно счастливы, встретившись вновь. Когда шейх похитил Пальмиру, Сеид не находил себе места от горя, но теперь его любимая рядом и он надеется её освободить. Молодые люди верят, что Магомет соединит их две судьбы в одну. А Пророк меж тем приближался к воротам древней Мекки. Омар смог убедить сенат впустить в город того, кто был неправедным судом изгнан из него. Он для одних — тиран, а для других — герой... Открывая Омару свою тайну, Магомет признается, что его призывы к миру — миф, он хочет лишь извлечь выгоду из веры людей в посланца Бога, способного остановить пламя войны. Его цель — покорить Мекку и уничтожить Зопира. Кроме того, Пальмира и Сеид, несмотря на их преданность Магомету, являются его врагами — так он заявляет Омару. Пророк любит Пальмиру а, узнав, что она предпочла ему раба, он приходит в ярость и помышляет о мести.

Встреча Зопира и Магомета состоялась. Шейх открыто обвиняет Магомета: «внедрившись подкупом, и лестью, и обманом, несчастья ты принёс всем покорённым странам, и, в град святой вступив, дерзаешь ты, злодей, навязывать нам ложь религии своей!» Магомет ничуть не смущён этими речами и объясняет Зопиру, что народ готов поклоняться теперь любому, лишь бы новому идолу, поэтому настал его час, Зопир же должен не сопротивляться, а добровольно отдать власть. Лишь одно обстоятельство поколебало уверенность шейха. Магомет сообщает, что похищенные дети Зопира не погибли, они воспитывались меж слуг Пророка. Теперь их участь зависит от благоразумия отца. Если Зопир без боя сдаст город и объявит народу, что лишь Коран — единственный закон, а Магомет — пророк Бога, то он обретёт и детей, и зятя. Но Зопир отвергает это предложение, не желая отдавать страну в рабство. Беспощадный Магомет тут же решает убить непокорного шейха. Из всех слуг Омар советует ему выбрать для этого Сеида, так как он «фанатик истовый, безумный и слепой, благоговеющий в восторге пред тобой». Кроме того, Омару известна страшная тайна Магомета: Пальмира и Сеид — дети Зопира, поэтому сын отправляется злодеями на отцеубийство. Магомет вызывает к себе Сеида и внушает ему повеление, якобы исходящее от Аллаха: «Приказано свершить святую месть и нанести удар, чтоб враг был уничтожен клинком, который вам в десницу Богом вложен». Сеид приходит в ужас, но Магомет подкупает его обещанием: «Любовь Пальмиры вам наградою была б». И юноша сдаётся. Но уже держа в руке меч, юноша все равно не понимает, почему он должен убить беспомощного и безоружного старика. Он видит шейха, который начинает с ним проникновенную беседу, и Сеид не в силах занести над ним своё оружие. Омар, тайно наблюдавший за этой сценой, требует Сеида немедленно к Магомету. Пальмира, застав Сеида в страшном смятении, просит открыть ей всю правду, и юноша рассказывает, умоляя помочь ему разобраться в своих терзаниях: «Скажи мне слово, ты мой друг, мой добрый гений! Направь мой дух! И меч мне помоги поднять!.. Объясни, зачем кровавое закланье Пророку доброму, отцу для всех людей?» Сеид говорит, что, по решению Пророка, их с Пальмирой счастье — награда за кровь несчастного Зопира. Девушка уклоняется от совета, тем самым толкая юношу на роковой шаг.

Меж тем Герсид, один из слуг Магомета, в прошлом похитивший детей Зопира и знающий об их судьбе, назначает шейху свидание; но оно не состоялось, так как Омар, разгадав намерение Герсида открыть тайну, убивает его. Но Герсид все же успевает оставить предсмертную записку и передать её Фанору. В это время Зопир идёт молиться к алтарю и не скупится на проклятия в адрес Магомета. Сеид спешит прервать кощунственную речь, обнажает оружие и наносит удар. Появляется Фанор. Он в ужасе, что не успел предотвратить убийство, и сообщает всем роковую тайну. Сеид падает на колени с возгласом: «Верните мне мой меч! И я, себя кляня...» Пальмира удерживает руку Сеида: «Пусть не в Сеида он вонзится, а в меня! К отцеубийству я подталкивала брата!» Зопир же, смертельно раненный, обнимает детей: «В час смерти мне судьба послала дочь и сына! Сошлись вершины бед и радостей вершины». Отец с надеждой смотрит на сына: «Предатель не уйдёт от казни и позора. Я буду отомщён».

Омар, увидев Сеида, приказывает слугам схватить его как убийцу Зопира. Только теперь юноша узнает о коварстве Пророка. Военачальник спешит к Магомету и докладывает об обстановке в городе. Зопир умирает, разгневанный народ, прежде во всем послушный, ропщет. Омар предлагает успокоить толпу заверениями в том, что Зопир принял смерть за отвержение ислама, а его жестокий убийца Сеид не избежит кары за содеянное. Войска Магомета скоро будут в городе — Пророк может не сомневаться в победе. Магомет интересуется, не мог ли кто-нибудь выдать Сеиду тайну его происхождения, и военачальник напоминает ему, что Герсид, единственный посвящённый, мёртв. Омар признается, что в вино Сеиду он влил яд, поэтому близок час и его смерти.

Магомет велит позвать к нему Пальмиру. Он советует девушке забыть о брате и сулит ей богатство и роскошь. Все её несчастья уже позади, она свободна, и он готов сделать для неё все, если она будет ему покорна. Девушка с презрением и возмущением бросает: «Убийца, лицемер бесчестный и кровавый, ты смеешь соблазнять меня нечистой славой?» Она уверена, что лжепророк будет разоблачён и возмездие недалеко. Народ, узнав об убийстве Зопира, выходит на улицы, берет в осаду тюрьму, на борьбу поднимаются все горожане. Бунт возглавляет Сеид. Он кричит в исступлении, что в смерти его отца повинен Магомет, и стихийная ярость масс готова обрушиться на злодея. Внезапно обессилевший от действия яда Сеид на глазах толпы шатается и падает. Воспользовавшись этим, Магомет заявляет, что это Бог карает неверного, и так будет со всеми, кто посягнёт на него, великого Пророка: «Любой, кто возразить осмелится приказу, — пусть даже в помыслах, — покаран будет сразу. И если день для вас сияет до сих пор, то потому, что я смягчил свой приговор». Но Пальмира разоблачает Магомета, говоря, что её брат гибнет от яда, и проклинает негодяя. Она называет Магомета кровавым зверем, лишившим её и отца, и матери, и брата. Нет больше ничего, что привязывало бы её к жизни, поэтому она уходит вслед за своими близкими. Сказав это, девушка бросается на меч Сеида и погибает.

При виде умирающей Пальмиры Магомет на мгновение поддаётся чувству любви, но тут же подавляет в себе этот порыв человечности со словами: «Я должен Богом быть — иль власть земная рухнет». И ему удаётся овладеть толпой, избежать грозившего было разоблачения при помощи нового циничного обмана, лжечуда, которое опять бросает невежественную массу жителей Мекки к его ногам.

Заира

действующие лица

Оросман – султан Иерусалима,
Люзиньян – принц из рода иерусалимских королей,
Заира, Фатима – невольницы султана,
Нерестан, Шатильон – французские рыцари,
Корасмен, Меледор – придворные султана,
Раб,
Свита.

Действие происходит в иерусалимском серале.

Действие первое
Заира, всю жизнь проведшая в плену, признается подруге Фатиме, что влюблена в султана, что он тоже ее любит и собирается вскоре жениться на ней и сделать ее султаншей. Фатима же напоми-нает ей, что они христианки и должны ждать возвращения отважного француза Нерестана, кото-рый был выпущен султаном, и обещал вернуться и выкупить их и еще 10 пленных французов. Заира же отвечает, что с детства она была воспитана по мусульманским обычаям, хотя хранила крест, и иногда в тайне доставала его. Став султаншей, она надеется своею властью помогать хри-стианам. Пришедший Оросман еще раз признается в любви к Заире и сообщает ей, что скоро их свадьба. В это время Корасмен докладывает, что вернулся отпущенный француз. Оросман при-глашает его к себе и приятно удивленный его верностью, бесплатно отдает ему не 10, а 100 рыца-рей, но вот Заира должна остаться, и старый Люзиньяк, который может поколебать трон султана. Нерестан возмущен, но Оросман прогоняет его.

Действие второе
Нерестан беседует с Шатильоном о том, что султан не хочет освободить Люзиньяка, а влюбленная Заира сама не хочет возвращаться. Заира приходит попрощаться с Нерестаном, т.к. все детство они воспитывались вместе, и сообщает ему, что по ее просьбе султан освободил Люзиньяка. Люзиньяк совсем старый, больной и полуслепой благодарит Нерестана за свое освобождение и вспоминает, как во время битвы были убиты его 2 сына, а одного сына и дочь забрали в сераль. И тут он по кресту Заиры и по шраму Нерестана узнает в них своих детей. Он просит Заиру признать Христа и не раскрывать свою тайну султану. Она обещает.

Действие третье
Оросман рассуждает с Корасменом, что поскольку Франция вступила в войну с Египтом, она ему не страшна, поэтому он спокойно отпускает домой пленных французов. Также он спокойно сооб-щает, что разрешил Заире встретиться с Нерестаном, чтобы проститься с ним. Нерестан сообщает ей, что Люзиньяк очень слаб, не сможет больше увидеться с ней, но хотел бы, чтобы она приняла христианское крещение. Заира согласна, но спрашивает, какие главные условия в этой вере. Не-рестан говорит – отречься от султана, а если она будет упорствовать, тогда – смерть ей! Остав-шись одна, Заира мучается: «Любить иль веровать?» Оросман уже зовет ее на брачный пир, она в ужасе колеблется и просит у него отсрочки свадьбы, ссылаясь на то, что в эти минуты умирает Люзиньяк. Оросман очень удивлен, Заира в смятении убегает. Оставшись один, Оросман рассуж-дает с Корасменом: «В чем причина этих перемен? Нет ли здесь измены?» Но потом решает не унижаться ревностью, забыть любовь к Заире, и чтоб «невольники почуяли узду».

Действие четвертое
Фатима поздравляет Заиру с победой над своей страстью к султану и решением принять христиан-ство. Заира же жалеет Оросмана: «Смерть вложила я …Оросману в грудь!» Ее слова: «Победа жалкая и злая добродетель!» Она думает, что своим отказом она убила любовь у султана, а сама она его очень страстно любит и готовится броситься перед ним на колени и во всем признаться. Но Фатима останавливает ее: « Но этим можете вы брата погубить!» Заира соглашается с ней, «Но лгать любимому мне так необычайно!» Приходит Оросман и сообщает, что поскольку Заира его не любит, она свободна. Заира вся в слезах уверяет, что любит только его одного. Тогда султан опять воспламеняется любовью и спрашивает, что же мешает их счастью? Заира же упорно не говорит в чем причина ее мучений, и уходит. Оросман рассуждает с Корасменом, неужели Заира притворя-ется, говоря ему о своей любви. Входт Меледор и сообщает, что для Заиры передано тайное пись-мо. Оросман читает его. Это письмо от Нерестана о тайной встрече с Заирой, в котором он призы-вает ее быть верной. Он имел в виду, быть верной Христу, но Оросман все понял по-своему. Он в бешенстве, да еще и Корасмен «подпевает» ему о вероломстве и коварстве Заиры. Оросман хочет снова поговорить с Заирой и посмотреть ей в глаза, неужели она так коварна и лжива?! Она кля-нется ему в любви и не понимает, отчего он так суров с ней и не верит искренности ее слов. После ее ухода Корасмен докладывает, что все готово к мести и султан должен забыть коварную рабы-ню. Но Оросман признается, что любит ее, как никогда, хотя «Она всех гнусностей минула рубе-жи».

Действие пятое
Оросман поручает рабу вручить Заире письмо, а сам спрятался с Корасменом. Заира с Фатимой читают письмо. Фатима рада, что уже скоро произойдет крещение Заиры, и уговаривает ее быть твердой и верной слову. Но Заира переживает: «Но как накличу ураган султанской ярости на братьев-христиан?» Но Фатима возражает, что ей мешает только любовь к язычнику-султану. Заи-ра согласна и сокрушается, что обидела его своим отказом: «Он пламенел, а я дерзнула не хотеть!» Она собирается все рассказать султану после того, как христиане уедут из Солима, и говорит рабу, что она согласна и придет сегодня к Нерестану. После ее ухода Оросман и Корасмен спрашивают раба про Заиру. И тот отвечает, что она была в страшном волнении и со слезами на глазах дала согласие на встречу сегодня ночью. Оросман мечется в страданиях от измены Заиры, которую он так любил. Ожидая этой встречи вместе с Корасменом, он даже плачет. Заира с Фатимой крадутся в темноте. Заира: «О, Нерестан, я так ждала вас! Это вы?» Но Оросман со словами: «Нет, я! Из-менница! Убью тебя на месте!» убивает ее кинжалом. Рабы и Корасмен вводят Нерестана, которо-му Орасмен показывает убитую Заиру. И тут выясняется, что она сестра Нерестана. Тот обличает коварного султана, что он убил любящую его девушку, которой Нерестан пришел передать по-следний привет от ее умершего отца Люзиньяка. Орисман в шоке. После долгого молчания он приказывает Корасмену отпустить из плена всех французов, наградить их и проводить на корабль. А Нерестану говорит: «Скажи, что я рукой убил ее своею, что обожал ее и отмстил злодею!» и сам закололся. Нерестан: « Веди меня, Господь! Не знаю, что со мной, не знаю, гнев ли твой мне над-лежит прославить или за скорбь мою тебе укор направить?»

Вольтер и Шекспир.

В драматургии Франции последствия шекспиризации весьма велики. Они заметны уже в драматургии Вольтера (1694–1778). Он был первым, кто утвердил имя Шекспира в сознании французов. «Я первый познакомил с ним французов» (цит. по кн.: Мокульский 1955: 300), — писал Вольтер основоположнику жанра «готического романа» Х. Уолполу 15 июля 1768 г. Не без влияния Шекспира создает Вольтер трагедию «Брут» (1731) в стиле классицизма, в которой, по мнению А. Веселовского, отражено «республиканское настроение, охватившее Брута, внушенные английскими художественными примерами (особенно Шекспиром, поразившим молодого Вольтера своею гениальностью и свободой от всяких правил)» (Веселовский 2002), трагедию «Аделаида Дюгеклен» (1734), в которой «во всех ее вариантах изображались «готические» нравы и рыцарские идеалы позднего средневековья» (Реизов 1962: 7). Эта трагедия Вольтера положила начало новому жанру во французской драматургии — «исторической трагедии» (см. Breitholz 1959) — и одновременно особому течению в рамках просветительского классицизма. Это течение, поначалу очень скромное, развивалось в двух направлениях: поиски новых форм при сохранении свойственной классицистам концепции мира и человека и раскрытие нового, созвучного предромантизму содержания в типично классицистических формах. Обе эти линии идут от вольтеровской «Аделаиды Дюгеклен» и других его произведений 1730-х годов.

В дальнейшем Вольтер отойдет от этого течения, в котором классицистическая основа подвергалась воздействию предромантических идей, хотя и позже в строгие контуры трагедий Вольтера проникали чуждые классицизму элементы. Так, в «Семирамиде» (1748) появилась тень убитого царя Нина — явная реминисценция из «Гамлета», на что указывал еще Лессинг.

Широко использует Вольтер экзотическую обстановку действия (Перу в «Альзире», Мекка в «Магомете», Пекин в «Китайской сироте»). Высшим выражением предромантических тенденций было создание Вольтером трагедии «Танкред» (1760–1761), «содержащей в себе черты предромантической зрелищно-действенной драмы» (История западноевропейского театра 1957: 151). Изучение драматургии Вольтера показывает, что крупнейший классицист XVIII века многими нитями, в том числе и через влияние Шекспира, был связан с зарождавшимся романтизмом.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.242.55 (0.011 с.)