ФИЗИЧЕСКИЙ ОРГАН ЧУВСТВА МЫСЛИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ФИЗИЧЕСКИЙ ОРГАН ЧУВСТВА МЫСЛИ



 

Наши рассмотрения достигли той точки, когда мы можем сказать, что в процессе развития речи ребенка раскрывается чувство мысли. Это происходит во время второго года жизни, и отношение формирования чувства мысли к освоению речи сходно с отношением формирования чувства слова к приобретению способности к прямохождению.В поиске органа чувства мысли не можем ли мы заключить, что связь этого органа с органами речи сходна с тесной связью органа чувства речи с двигательной способностью? Чтобы достигнуть ответа, мы должны исследовать иннервацию гортани и ее сложного мышечного аппарата.

Мышцы гортани представляют собой миниатюрную мышечную систему, и во всем своем многообразии и сложности строения они делают возможными любые тончайшие движения, необходимые для процесса говорения. Мышцы брюшной полости, груди, спины и конечностей в гортани как бы уменьшаются в размере и количестве, несколько упрощаются и сплетаются вместе в один тугой узел. Тем не менее, они делают возможным бесконечное количество комбинаций движений, необходимых для образования поющего и говорящего голоса во всех его модуляциях. Эта двигательная (моторная) система в миниатюре обслуживается двумя крупными нервными ветвями, приходящими сверху и снизу. Разветвляясь, они пронизывают гортань попарно, с правой и левой сторон, связываясь с мышцами и другими тканями.

Физиологи уже перестали удивляться тому, что эти две нервные ветви являются ответвлениями блуждающего нерва, rlervus vagus, который является одним из двенадцати черепно-мозговых нервов. Он занимает среди них особое положение, принадлежа к автономной (вегетативной) нервной системе. Последняя представляет собой сеть нервов, распространяющихся по всему телу и регулирующих работу крупных органов, кровеносных сосудов и циркуляцию жидкостей в тканях Она в основном контролирует процессы, которые мы не осознаем. Процессы секреции крупных желез, сердцебиение, сокращения мышц - желудка и кишечника, тонус кровеносных сосудов - всем этим управляет автономная нервная система.

То, что происходит в этой смутной для нас сфере, попадает в наше пробужденное сознание лишь тогда, когда болезнь дает о себе знать через боль, из-за дискомфорта, а также через чувства голода и жажды. Ответвления именно этого нерва, принадлежащего к вегетативным слоям нашего существования, подходят к гортани и регулируют речь - одно из высших достижений человека.

Этот необыкновенный феномен требует нашего пристального внимания. Говорение - это абсолютно произвольный моторный акт, но, тем не менее, в отличие от всех наших произвольных движений, он не связан с нервами пирамидальной системы. Напротив, настолько важный для человеческого существования, через свою иннервацию он принадлежит к смутным вегетативным слоям. Это можно объяснить тем фактом, что гортань не является частью мышечного аппарата, а принадлежит к дыхательной системе. Однако это лишь соединяет края пропасти, возникающей здесь в связи с проблемами формообразования. Сама пропасть остается неизученной. Но все же понимание этого странного феномена должно быть найдено.

В своем великолепном эссе Рудольф Трайхлер74 показал, что вся автономная нервная система в целом тесно связана с чувством жизни, и что вполне оправданно говорить об этом отделе нервной системы как об органе восприятия для чувства жизни. Поэтому мы можем приписать к общности наших проявлений и жизненных процессов сферу вегетативной или автономной нервной системы, из которой определенные ощущения, такие как голод и жажда, комфорт и дискомфорт и другие телесные переживания достигают порога нашего сознания.

Б вышеупомянутом докладе, в котором Рудольф Штайнер пытается описать органы трех высших чувств, он уделяет внимание, в том числе, и чувству мысли:

«Что есть орган восприятия мыслей другого человека? Так как мы осознаем жизнь и активность внутри себя, то он - это все, чем мы являемся. Если затем вы подумаете о том, что жизнь распространена во всем вашем организме и что она представляет собой единство, тогда жизненная активность организма в целом настолько, насколько эта жизнь выражается в физическом, является органом для мыслей, приходящих к нам извне.... Если бы мы не были наделены жизнью, мы не смогли бы воспринимать мысли другого. Я говорю здесь не о чувстве жизни. Мы не касаемся внутреннего восприятия нашей собственной жизни, потому что оно принадлежит чувству жизни. Но постольку, поскольку мы несем в себе жизнь, все в нас, что является физическим организмом для этой жизни, формирует орган восприятия мыслей, направленных к нам от другого человека.»

Эти указания Рудольфа Штайнера ясно показывают, что он видел орган чувства мысли в области «активности» и «жизни» в нас, в областях, принадлежащих автономной нервной системе. Не можем ли мы представить, что это переплетение конструктивных и деструктивных жизненных процессов само по себе является органом чувства мысли? Штайнер делает определенное ограничение, когда он говорит, а затем еще раз повторяет, что он имеет в виду жизнь «насколько она выражает себя в физическом» или «все в нас, что является физическим организмом для этой жизни». Как это следует понимать?

Тщательные исследования постепенно привели физиологов и неврологов к выделению двух различных частей автономной нервной системы, симпатического и парасимпатического отделов. Им приписываются совершенно разные функции, являющиеся полярно противоположными. Симпатическая система проявляет возбуждающее действие, а парасимпатическая - успокаивающее. На этих полярных функциях автономной нервной системы было построено множество теорий и предположений. Швейцарец Гесс (Hess), проживший с этим вопросом всю жизнь, сформулировал его так: «Симпатическая система служит раскрытию фактической энергии, парасимпатическая - восстановлению и сохранению потенциальной мощности.»75 Трайхлер в своем эссе характеризует эту полярность следующим образом: «Следует упомянуть, что парасимпатическая система, включающая в себя блуждающий нерв, служит более восприятию состояний формы, тогда как симпатическая система воспринимает и поддерживает связь с деятельностью органов. »

Эта формулировка указывает путь к решению нашей проблемы. Теории о функциях вегетативной нервной системы, формирующиеся сегодня, страдают от неизбежной ошибки. Этим нервам неизменно приписывается активный моторный эффект, но тот факт, что они являются исключительно сенсорными, ощущающими органами, почти полностью упускается из виду. Когда Трайхлер приписывает симпатической системе чувствительность к жизненной активности органов, он может легко найти этому правильное объяснение. Симпатическая нервная система - это орган чувства жизни. Но что имеется в виду под словами «восприятие состояний формы»?

Рудольф Штайнер показал, что примерно к седьмому году ребенок переживает решительное преобразование своих жизненных сил. До этого момента они были направлены почти исключительно на органо-пластическую формирующую деятельность в организме, они формировали структуру и форму органов и тканей. Но к моменту смены зубов часть этих формирующих сил высвобождается и преобразуется в те силы, которые необходимы нашему мышлению для его деятельности. То, что Трайхлер называет «восприятием состояний формы» и связывает с блуждающим нервом, относится к этим пластическим формирующим жизненным силам, которые позднее активизируются как силы мышления.

Посмеем ли мы на основе всего, что мы здесь представили, приписать блуждающему нерву со всеми его многочисленными ответвлениями, проходящими через весь живой организм, роль органа чувства мысли? Этот нерв, несомненно, является «физической», постоянно сохраняющейся в материальном частью всех жизненных процессов, происходящих в нашем организме. Так же, как симпатическая часть автономной нервной системы является органом чувства жизни, так ее парасимпатическая часть, связанная с головным мозгом через блуждающий нерв, является органом чувства мысли.

Итак, мы пролили некоторый свет на феномен, послуживший отправной точкой нашего обсуждения. Мышцы гортани как произвольные органы иннервируются двумя парами нервов, ответвляющихся от ствола блуждающего нерва. Теперь мы подошли к пониманию того, почему чувство мысли формируется параллельно развитию речи в течение второго года жизни. После того как ребенок приобретает чувство слова, он начинает осознавать окружающую его сферу языка. До этого он воспринимал слова и предложения просто как знаки, состоящие из звуков и шумов, но теперь он впервые начинает понимать, что выражается в произнесенном слове. Он также начинает имитировать слова и предложения, которые он воспринимает, и использовать свою гортань для речевой деятельности. Ибо это не нервные импульсы используют гортань как орган речи, но сама душа готовится говорить. Таким образом, орган речи и его мышцы, а также и сообщающиеся с ними нервы пронизываются попытками формирования звуков, постоянно предпринимаемыми ребенком. Мышцы постепенно попадают под господство говорящей души, и словесные образы устремляются по соответствующим нервам во всю автономную нервную систему. 76 Здесь они сливаются с жизненной активностью всего организма и накладывают на него печать особенностей его родного языка. Человек во всех своих жизненных процессах глубоко подвержен влиянию языка, в сфере которого он вырос и живет. Это происходит по тому пути, который мы только что описали.

Словесные формы, соединенные с жизненными процессами, текут и струятся по нервным путям. Они также действуют через блуждающий нерв со всеми его ответвлениями и, таким образом, преобразуют его в орган, который может действовать как физический аппарат для деятельности чувства мысли.

Формирующие силы, активные в жизненных процессах, идентичны тем, которые строят все живые формы в мире. Они действуют в природе точно так же, как и в человеке, являясь, таким образом, частью вечных идей, формирующих все живое и существующее. Когда они встречаются с формами слов и звуков, открывается путь для самих идей, ведущий через врата слова.

Мы назвали пирамидальную систему музыкальным инструментом с тысячами струн, который позволяет нам воспринимать речь, а блуждающий нерв как форму мы можем назвать суммой всего, что действует в нас как жизненный организм. Это царство - сфера творящих идей, господствующих в живом организме, создающих форму и разрушающих форму. Мы можем рассматривать эту жизненную сферу как могущественный мозг, не фиксированный в форме, но каждый раз формирующийся заново в потоке жизни и деяний. Большие и малые ветви блуждающего нерва берут начало от него, объединяются друг с другом и сходятся как ветки и веточки в кроне дерева, формируя ствол. Но этот ствол поднимается снизу вверх, погружаясь своими корнями в другой мозг, заключенный в черепе в виде физической структуры.

Блуждающий нерв переходит из живого взаимодействия органов в мертвый и жестко сформированный мозг. На этом мосту между жизнью и смертью каждый раз формируется заново орган чувства мысли. Идеи и понятия, приносимые к нам со словами другого человеческого существа, встречают в блуждающем нерве живые формирующие силы, которые активно действуют в жизненном организме человека. Из этой встречи рождается непосредственная познавательная характеристика всех чувственных процессов. Она может войти в сферу сознания, потому что блуждающий нерв имеет такую тесную анатомическую связь с мозгом. Таким образом идеи, содержащиеся в словесных образах, могут быть распознаны и пережиты в нашем бодрствующем сознании.

Только эти феномены делают возможным приблизиться к началам понимания морфологического проявления, которое находит свое выражение в нервном снабжении гортани. Здесь парасимпатическая нервная система, в той мере, в какой в нее вовлечен блуждающий нерв, раскрывается как орган чувства мысли.77

ЧУВСТВО Я

 

Содержание предыдущих страниц этой книги можно обобщенно сформулировать следующим образом:

В течение первого года жизни ребенок приобретает чувство речи в связи со способностью к прямохождению.

Развитие чувства речи начинается на второй год жизни и открывает для ребенка сферу слова.

В процессе обучения говорению развивается чувство мысли.

С пробуждением чувства мысли на третьем году жизни ребенок открывает себя мыслям, сообщаемым ему через слова других людей. Кульминацией этого развития становится момент, когда мы открываем для себя, что ребенок может назвать себя словом «Я». Так он пересекает порог третьего года.

В наиболее поздних представлениях своего учения о чувствах Рудольф Штайнер добавляет чувство Я к чувствам речи и мысли и характеризует его следующим образом: «Здесь стоит вопрос не о том, что человек сознает свое Я, а о том, что он встречается с другой личностью, чье Я ему открывается. Чувство Я воспринимает Я другого. Это и есть чувство Я, а не восприятие собственного Я.»78

Наиболее подробное описание того, как действует чувство Я, было дано Рудольфом Штайнером по случаю основания Вальдорфской школы. Вот оно: «Когда вы видите, что перед вами находится другой человек, происходит нечто подобное следующему. Человек производит на вас впечатление. Это впечатление вызывает у вас внутреннее неудобство. Вы чувствуете, что другой человек, подобное вам существо, воздействует на вас, как бы атакует вас. Результатом становится то, что вы «защищаете» свое внутреннее существо, то есть становитесь внутренне агрессивны по отношению к этому человеку. Это чувство слабеет и ваша агрессия исчезает; следовательно, он теперь может производить на вас новое впечатление. Ваша агрессивность снова усиливается, и вновь возникает агрессивное чувство.... Таковы взаимоотношения, возникающие, когда один человек встречается с другим и воспринимает его Я: обращение к другому человеку - внутренняя защита - снова обращение и снова отстранение; симпатия - антипатия... Однако это не все. Развивая симпатию, вы засыпаете в другом человеке; развивая антипатию, вы вновь пробуждаетесь, и так далее. Такое быстрое вибрирующее изменение между пробуждением и засыпанием происходит, когда вы встречаетесь с другим человеком. Этим мы обязаны органу чувства Я. То есть этот орган восприятия устроен таким образом, что схватывает, постигает. А другого, не в бодрствующей, а в спящей воле, а затем быстро переносит это понимание, сформировавшееся в состоянии сна, в область сознания, то есть в нервную систему.»79

Здесь мы ясно видим двухфазный характер восприятия Я, похожий на процесс внутреннего дыхания. На основании этой двухфазной природы можно обозначить очередной период в жизни ребенка, в течение которого начинает разворачиваться его чувство Я. В течение первых двух лет жизни ребенок - это существо, реагирующее на других людей преимущественно «симпатически». Особенно в том случае, если он не испорчен, ребенок полон доверия к окружающим и редко чувствует дискомфорт при появлении незнакомых людей. Малыш может часто испытывать неуверенность, встречая других, чувствовать страх или волнение по отношению к незнакомцам, но, преодолев свое смущение, он как бы вливается в другого человека, исполненный симпатии. Он «спит» в других людях.

Эльза Кёлер так пишет о своей Анхен, когда той было два с половиной года: «Анхен хочет общаться. Ее внимание привлекают дети разного возраста. Когда она видит на улице ребенка, она останавливается, бежит к нему, подает руку и хочет его поцеловать. Испуганные матери и няни часто оттаскивают от Анхен своих детей, недружелюбно глядя на нее. Она не чувствует этого недоверия.»80 Встречаясь с другими Я, этот ребенок все еще полностью окутан симпатией и не противостоит им «сознательно», то есть у нее еще не развилась эта смена между симпатией и антипатией в сфере чувства Я.

Для этого возраста едва ли существует разница между человеком, животным и предметом. Все вещи в окружающем мире равнозначны как в действительном, так и в страдательном смысле. Так, Анхен может сказать, что ее игрушечный кролик будет смотреть, как она ест, а на следующий день это же будет делать апельсин, лежащий на столе. Дети жалеют предметы точно так же, как и людей, и сломавшееся печенье так же легко может вызвать горькие слезы, как и вид мамы, лежащей в постели с головной болью. Я помню маленького трехлетнего меланхолика, который, когда мы все сидели за столом, вдруг разразился горькими слезами. Постепенно он поведал нам о том, что такую великую печаль вызвал в нем стул, который стоит так одиноко у стены и никому не нужен.

Такое поведение не связано с тем фактом, что малыш рассматривает все предметы антропоморфически, как считает поверхностная психология. Скорее наоборот, все чувствуется равно безжизненным и бездушным. Но, тем не менее, все это можно жалеть, бояться, заботиться о нем, лелеять и охватывать симпатией. В. Хансен (Наnsеn)совершенно правильно говорит:

«Разделение между субъектом и объектом еще не существует для ребенка в том смысле, что субъект имеет сознание через познание объекта, от которого он отличается. Исходя из того факта, что он присваивает имена, характеризующие душевные качества, такие как мышление, хорошее или плохое поведение, ожидание, радость и т.д. также и своему животному, растительному и материальному окружению, мы с полным правом можем вывести единственное заключение: ребенок еще не отделяет эти области мира от одушевленного человеческого существа и не проводит черту между различными сферами существования. Он думает и реагирует на все одним и тем же образом.»81

Этим ясно иллюстрируется то, что чувство Я у малыша еще не развито. Иначе он легко бы отличил человека от иных существ, и предметов своего окружения. Ребенок принимает все с определенной симпатией, и это означает, что он спит в предметах и существах, не будучи способен встретиться с ними в отстранении пробужденной антипатии.

Этот процесс пробуждения не происходит до момента первого периода упрямства. Между третьим и четвертым годами ребенок впервые начинает противостоять окружающему миру и в состоянии антипатии противопоставлять свою волю окружающему миру. Все, что до этого момента было легко и проходило без суеты, теперь происходит с трудностями и спорами. Ребенок хочет делать все сам: одеваться и раздеваться, самостоятельно решать, как и во что играть, и часто делает все не так, как хотелось бы взрослым, а совсем наоборот. В это время происходят его первые конфликты с матерью, братьями и сестрами, потому что ребенок начинает осознавать свое собственное независимое существо совсем иначе.

Происходит чрезвычайно значимая встреча, о которой мы говорили в третьей главе. Вечная индивидуальность ребенка была названа той сущностью, которая пробуждает спящее мышление, и мы сказали: «И в тот момент, когда они сталкиваются лицом к лицу, впервые пробуждается сознание собственного Я. » Этот процесс становления сознания и является причиной первого периода непослушания,

Ремпляйн очень конкретно описывает этот этап. Он говорит: «За внешним отрицанием ребенком сообщества во время игры стоит важное развитие сознания Я... Центр Я, который до этого лишь регистрировал все переживания, не сознавая самое себя, теперь становится объектом переживания. В то же самое время симбиотическое единство ребенка с миром распадается и происходит первое разделение между Я и не-Я. Этот переход происходит без размышления или саморефлексии. В действии и во встрече с миром ребенок начинает осознавать себя.»82

Этот процесс дает возможность «симпатическому» отношению ребенка обрести свою противоположность и привнести черты антипатии в структуру его переживаний. Вовсе не страх, волнение, стыд или отвращение к чему-то чужеродному приводит его в состояние оппозиции к окружению. Скорее пробуждающееся сознание своего Я приводит ребенка в состояние упрямства. Здесь начинается действительно позитивная фаза развития, и именно так она должна расцениваться родителями и воспитателями. Ребенок пробуждается к сознанию себя самого и не хочет вновь потерять эту пробужденность. Поэтому он и становится упрям и непослушен.

Это упрямство дает ребенку возможность наряду с симпатией при встрече с другим человеком приобрести также и отрицание, потому что только в постоянной смене этих двух фаз душа может развить чувство Я. Однако это развитие не прогрессирует так быстро и направленно, как чувства речи и мысли. Чувство Я для полного своего раскрытия нуждается в длительном периоде развития.

В третьей главе мы указывали на «радикальное отличие», существующее между ходьбой и говорением, с одной стороны, и мышлением, с другой. Столь же сильное различие существует между чувствами речи и мысли и чувством Я. Хотя пробуждающееся мышление - это необходимая предпосылка для постепенного развития чувства Л, это высшее чувство не может развиваться вместе с развитием мышления таким же образом, как чувства речи и мысли формируются во время освоения прямохождения и речи. Развитие мышления, конечно же, вызывает пробуждение сознания своего Я, но это не чувство Я. Лишь существо, полностью осознавшее свое собственное Я, может, как следствие этого, развить чувство Я.

Приобретение мышления может стать для Я зеркалом, в котором оно начинает переживать себя. Это самоощущение делает возможным возникновение антипатического отношения, необходимого для формирования чувства Я. Встреча двух существ, сознающих свое Я, проходит через две эти фазы - возникновения импульсов симпатии и антипатии, что приводит к непосредственному переживанию Я другого человека. - На настоящий момент едва ли существуют детальные наблюдения в этой сфере развития ребенка. Однако бесспорен тот факт, что облик отца является важнейшим стимулятором для развития чувства Я. Он становится символом окружающего мира, который противостоит ребенку, не защищает его как мать, а относится к нему требовательно.

Формирование чувства Я завершается не раньше девяти лет. На этом пороге развития ребенка чувство Я консолидируется, и Рудольф Штайнер привлекал к этому моменту особое внимание. Он описывал это время преобразований так: «На девятом году жизни ребенок переживает то, что можно назвать истинным преобразованием души, указывающее на важные перемены в телесно-физическом опыте. С этого времени ребенок начинает переживать себя отдельно от своего окружения. Он учится разделять себя и мир. Если мы способны к правильному наблюдению, то мы должны сказать, что до этой революции в человеческом сознании мир и Я существуют более или менее слитно. С девяти лет (конечно же, приблизительно), человек уже разделяет себя и мир. Это следует серьезно учитывать в том учебном материале и образовательной жизни, которые мы несем ребенку, начиная с девяти лет. Хорошо, когда, в соответствии с этим возрастом, ребенок не сбивается с толку описаниями или характеристиками предметов, которые отделены от человека или рассматриваются отдельно от человека. Видите ли, если мы рассказываем ребенку басни или сказки, мы говорим о животных или растениях так же, как мы говорим о людях. Животные и растения персонифицируются, и это совершенно оправданно, потому что ребенок еще не отделяет себя от мира, ибо везде в мире ребенок видит что-то, что он переживает в себе. »83

В девять лет это переживание кардинально меняется. Завершается формирование чувства Я и ребенок учится через переживание этого чувства отличать человека от других природных существ. Возраст сказок и легенд подходит к концу. Родители и учителя рассматриваются критически, и Я начинает оценивать себя по отношению к другим Я. Наступает пробуждение в сфере личности. То, что начинается в первом возрасте упрямства, теперь достигает своего завершения.

Рудольф Штайнер дважды говорил об органе чувства Я. Первая мысль заключается в следующем: «Орган для восприятия других Я распределен по всему человеческому существу и состоит из тончайшей субстанции. Именно поэтому люди обыкновенно не говорят об органе восприятия Я.»84

Во втором фрагменте он говорит об этом органе чувств более пространно. «Восприятие Я имеет свой собственный орган, так же как зрительное или слуховое восприятие. Но только, хотя этот орган исходную свою точку имеет в голове, он также формируется и всем остальным телом, поскольку тело зависит от головы. Человек в целом понимается как орган восприятия, и в том виде, в котором он сформирован чувственно-физически, он действительно является органом восприятия Я другого. Можно также сказать, что органом восприятия Я другого является голова, поскольку от головы зависит человек в целом и она излучает способность к восприятию Я по всему человеку. Человек в покое как стационарная форма с центром в голове является органом восприятия Я другого. Таким образом, это самый большой орган восприятия из всех, что мы имеем, и каждый из нас как физический человек является этим органом.»85

К такому описанию почти нечего добавить, потому что ясно, что все человеческое тело, «поскольку тело зависит от головы», является органом восприятия для чувства Я. Однако примерно до девятого года ребенок растет непосредственно через силы головы. В раннем детстве его голова все еще чрезмерно велика по сравнению с остальным телом, и эта диспропорция гармонизируется лишь постепенно между третьим и девятым годами. Конечности вытягиваются, туловище становится больше и голова отстает в росте. В результате возникает очень хорошо сформированная телесная структура, которая характерна для девятилетних детей. Из младенческой формы через первое «изменение формы» (Zeller), происходящее между семью и восемью годами, возникает «препубертатная форма» (Zeller), показывающая в своей архитектуре совершенную гармонию.

Достижение этой формы тела действительно зависит от головы, чей рост находится в теснейшей связи с функцией двух желез внутренней секреции, находящихся в мозге: шишковидная железа или эпифиз и питуитарная железа или гипофиз. Совместная деятельность этих двух желез регулирует силы роста и формы таким образом, что это приводит к гармоничному или дисгармоничному развитию тела. Равновесие между эпифизом и гипофизом выражается в гармоничной форме девятилетнего ребенка. До этого момента преобладает деятельность эпифиза, а позднее гипофиза.

Развитие этой прекрасной телесной формы, которая искажается лишь позднее в период пубертата, совпадает с приобретением чувства Я. В течение этого этапа человек достигает высочайшего уровня своего физического развития. Он становится истинным образом человека, у которого раскрылось также и высшее чувство - чувство Я.

В определенном смысле это также начало нисхождения, потому что в препубертатный возраст и в процессе созревания тело и конечности становятся полностью земными и теряют способность прикоснуться к другому миру, которая все еще сохранялась до девяти лет. Растущий человек становится жертвой земли, тяжелеет, на него падает тяжкий груз беспокойства о пути своей судьбы.

Однако он обрел чувство Я, и ему позволено хранить его и нести с этого момента с собой как дар, данный на всю жизнь. Чувства речи и мысли также остаются с ним как дары, через которые он может приблизиться к духу всего сущего.

Через чувство речи открываются все сокровища слова. Через чувство мысли перед ним предстает мудрость всего прошлого и настоящего творения. Через чувство Я он может узнавать в другом человеке своего брата. Так детство награждает его нерастрачиваемым богатством.

Ходьба, говорение и мышление сделали его человеком. Они подняли его от твари к существу, которое способно познавать себя. С другой стороны, чувства речи, мысли и Я другого человека помогли ему приблизиться к духовным глубинам всего существования. Они открыли пути в высшие миры, лежащие за пределами чувственного мира. В этих трех высших чувствах сфера чувств начинает изживать саму себя и указывает путь к собственному преодолению. Это жертва, потому что она приводит к уничтожению. Но за этим следует воскрешение. В разломе чувственного мира откроется мир духовный.

ПРИМЕЧАНИЯ

 

Getrost, das Leben schreitet

Zum evv'gen Leben hin;

Von inn'rer Glut geweitet

Verklärt sich unser Sinn.

Die Sternwelt wird zerfliessen

Zum goldnen Lebenswein,

Wir werden sie geniessen

Und lichte Sterne sein.

Сомнений нет, что к вечной

Жизни жизнь идет;

Чувства вновь возжечь нам

Свет внутренний дает.

Звездный мир струится

Вина жизни златом.

И мы, его испивши.

Звездным светом станем.

 

(Новалис)

 

1. W. Stern: «Psychologie der frühen Kindheit». (Leipzig, 1928).

2. R. Sigismund, Kind und Welt. Braunschweig, 1897.

3. там же

4. А. Magnus & A. de Kleijn, Körperstellung, Gleichgewicht und Bewegung. Handbuch der normalen und pathologischen Psychologie, Bd. XV?

I, Berlin, 1930.

5. Adaibert Stifter, Betrachlungen und Bilder. (Wien, 1923). Л. Stifter, Leben und Werk, Frankfurt 1962.

6. W. Stern (см. прим. l)

7. А. Portmann, Biologische Fragmente zu einer Lehre vom Menschen. Basel, 1944.

8. Три последующие цитаты из J. Brock, Biologische Daten für den Kinderarzt. 2 Bd., Berlin, 1934

9. Otto Storch, Die Sonderstellung des Menschen im Lebensabspiel und Vererbung, Wien 1948.

10. А. Portmann (см. прим. 7)

11. Рудольф Штайнер «Духовное водительство человека и человечества», Калуга, 1992 Rudolf Steiner: «Die geistige Führung des Menschen und der Menschheit», GA 1512. Rudolf Steiner: «Weihnachten in Schicksalsschwester Zeit». Доклад от 21. 12. 1916.

13. A. Portmann (см. прим. 7)

14. Rudolf Steiner «Die Geisteswissenschaft und die Sprache» Доклад от 20. 1. 1910

15. A. Gehlen, Der Mensch. Seine Natur und seine Stellung in der Welt. Bonn, 1950

16. См. цитату из Рудольфа Штайнера в гл 3.

17. K. Bühler, Die geistige Entwicklung des Kindes. Jena 1922 (The
Mental development of the Child. London, 1930)

18. Fr. Kainz, Psychologie der Sprache. 2 Bd., Stuttgart, 1943.

19. Walter Porzig, Das Wunder der Sprache. Bern. 1950.

20. F. Kainz (см. прим. 18)

21. W. Stern (см. прим. 1)

22. W. Stern (см. прим. l)

23. F. Kainz (см. прим. 18)

23а. Нamann, Des Ritters von Rosencrcuz lezte Willensmeinung.

24. W. Köhler, Intelligenzprüfungen an Anthropoiden, Berlin 1917.

25. K. Bühier, Die geistige Entwicklung des Kindes. Jena 1922.

26. Н. Rеmplein, Die Seelische Entwicklung in der Kindheit und Reifezeit. München 1950.

27. Цит. по Ремпляйну.

28. Я построил свое описание на работе Хомейера: Нomeyer. Von der Sprache zu den Sprachen, Ölten, 1947

29. E. Köhler, Die Persönlichkeit des dreijährigen Kindes, Leipzig 1926.

30.. Rudolf Steiner, Das Reich der Sprache. Доклад от 17. 7. 1915

31. Rudolf Steiner: «Bausteine zu einer Erkenntnis des Mysteriums von Golgatha». Доклад от 12. 4. 1917.

32. Rudolf Steiner: «Die Wissenschaft vom Werden des Menschen. Доклады 1918 г. GA 182.

33.Rudolf Steiner.: «Die Weltgeschichte In anthroposophischer Beleuchtung und als Grundlage des Menschengeistes». Доклад от 24. 12. 1923, GA 233.

34. W. Stern в своей книге «Psychologie der frühen Kindheit» дает иное объяснение слов «замечать»(отмечать) и «размышлять».

35. К. Bühler (ем. прим. 17)

36. W. Stern (см. прим. I)

37. W. Stern (см. прим. I)

38. Рудольф Штайнер «Общее учение о человеке как основа педагогики». GA 293. Доклад 2,. 22. 8. 1919. М. 1999.

39. W. Stern (см. прим. I)39а. Feuchtersieben, Diätetik der Seele.

40. Е. Köhler (см. прим. 29)

41. W. Stern (см. прим. I)

42. Е. Коhег(см. прим. 29)

43. Karl Rauch, Der Schalten des Vaters, Esslingen, 1954

44. Эта и последующая цитаты взяты из книги H. Reichardt: «Die Früherinnerung». Halle, 1926

45. A. Busemann: Erregungsphasen der Jungend. (Zeitschrift für Kinderforschung 33, 1927)

46. E. Köhler (см. прим. 29)

47. Рудольф Штайнер «Духовное водительство человека и человечества», Калуга, 1992 (см. прим. II)

48. H. Remplein (см. прим. 26)

49. Рудольф Штайнер (см. прим. 47)

50. В. Штерн (ем. прим. 34)

51. Мах Scheler, Abhandlungen und Aufsätze, Leipzig 1915.

52.L. Binswanger, Ausgewählte Vorträge und Aufsätze. Bern, 1955.

53.Rudolf Steiner. Anthroposophie, Psychosophie, Pneumatosophie. GA 115.

54.Только в этом аспекте могут быть поняты загадки афазии, а также нарушения чтения и письма у детей.

55. Rudolf Steiner, Von Seelenrätseln. GA 21.

56. C. W. Valentine, The Psychology of Early Childhood. London 1942

57. там же.

58. W. Preyer, Die Seele des Kindes. Leipzig 1900.

59. там же.

60. там же.

61. R. Steiner, Anthroposophie. GA 45.

62. ем. прим. 56.

63. см. прим. 6l.

64. В этом чувстве речи имеет свои корни гештальт-психология.

65. см. прим. 1

66. см. прим. 61.

67. см. прим. 56.

68. Цит. по F. Kainz, Psychologie der Sprache. Stuttgart 1943.

69. Цит. по Alfred Schmitt, Heien Keller und die Sprache. Münster 1954.

70. См. также Karl König, Der motorische Nerv wird entthront (Die Drei, 1955/1) и DieNerventätigkeit kann nur durch eine Methode der Ausschließung erfasst werden (Heiträge zu einer Erweiterung der Heilkinst, 1955, 3/4).

72. Rudolf Steiner, Die geistigen Hintergründe der menschlichen
Geschichte. GA 170.

73. Kurt Conrad. New Problems of Aphasia. Brain, 1954.

74. Rudolf Treichler, Von der Welt des Lcbenssinnes. Beiträge zur Erweiterung der Heilkunst. 1952, 7/8.

75. Цит. но Chr. Kroetz, Allgemeine Physiologie der autonomen nervösen Correlationen. Handbuch der normalen und pathologischen Physiologie. Berlin 1931.

76. Представление об автономной нервной системе как анатомически-физиологической целостности сегодня общепризнано. См. Stöhr, Mikroskopische Anatomie des vegetativen Nervensystems. Berlin 1928.

77. Я сознательно вступаю здесь в дискуссию с H. E. Lauer, Die zwölf Sinne des Menschen.

78. Rudolf Steiner, Weltwesen und Ichheit. GA 169, доклад от 13. 6. 1916.

79. Rudolf Steiner, см. прим. 38, доклад от 29. 8. 1919.

80. Elsa Köhler, Die Persönlichkeit des dreijärigen Kindes. Leipzig
1926.

81. Wilhelm Hansen, Die Enrwicklung des kindlichen Weltbildes. München 1949.

82. Нeinz Remplein, Die seelische Entwicklung in der Kindheit und Reifezeit. München 1950.

83. Rudolf Steiner, Die Erneuerung der pädagogisch-didaktischen Kunst durch Geisteswissenschaft. GA 301, доклад от 3. 5. 1920.

84. Rudolf Steiner(см. прим. 38),8 доклад.86.Rudolf Steiner (см. прим. 72).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.186.43 (0.039 с.)