Государственные институты Киевской Руси и социальная структура.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Государственные институты Киевской Руси и социальная структура.



Возникновение российской государственности традиционно связывают с возникновением Древнерусского государства с центрами сначала в Новгороде, а затем в Киеве. Марксизм считал главной причиной формирования государства появление частной собственности и классовое расслоение общества. Другие направления политической мысли не разделяют такого категорического утверждения. В истории многих народов мира возникновение государства предшествовало интенсивному процессу социальной дифференциации, и далее государство как политический институт играло активную роль в становлении отношений собственности. Так и у восточных славян образование государства стало причиной изменений в социальной и экономической сферах.

Уже более двух столетий в России идут споры вокруг «норманнской» версии происхождения Древнерусского государства. Противники этой версии не могут согласиться с тем, что государственность на Русь принесли иноземцы. В последнее время высказывается точка зрения, согласно которой «призвание варягов» признается, но сами «варяги» объявляются не скандинавами, а западными славянами, жившими на побережье Балтийского моря. По нашему мнению, ничего оскорбительного для национального самосознания русских (а также современных украинцев и белорусов) в самом факте «призвания варягов» нет. У многих народов, в том числе и европейских, государство возникло под воздействием внешнего иностранного фактора. Среди теоретических концепций, объясняющих возникновение государства, есть и такая, которая связывает его образование с завоеванием иноземцами. В Древней Руси ни о каком завоевании речь не шла. Кем бы ни был сам легендарный Рюрик — скандинавом или славянином, его потомки стали русскими князьями. Независимо от этнических корней Рюриковичей нельзя отрицать того факта, что выходцы из Скандинавии жили в древнерусских политических центрах — Киеве, Новгороде и других — и до и после образования первого восточнославянского государства. Следует помнить и то, что в создании этого государства наряду с восточнославянскими племенами полян, кривичей, радимичей, ильменских словен и других участвовали угро-финские племена — чуди, води, мери и муромы.

Древнерусское государство образовалось на территории, по которой проходил в те времена один из важнейших торговых путей «из варяг в греки». В связи с этим известный американский политолог и специалист по русской истории Р. Пайпс сравнивал первоначальную Киевскую Русь с гигантским торговым предприятием.

«Варяжское государство в России, — отмечал он, — напоминало скорее великие европейские торговые предприятия XVII-XVIII веков, такие как Ост - Индская компания или Компания Гудзонова залива, созданные для получения прибыли, но вынужденные из-за отсутствия какой-либо администрации в районах своей деятельности сделаться как бы суррогатом государственной власти. Beликий князь был par excellence купцом, и княжество его являлось по сути коммерческим предприятием, составленным из слабо связанных между собой городов, гарнизоны которых собирали дань и поддерживали — несколько грубоватым способом — общественный порядок» [1, с. 48].

В период своего формирования Киевская Русь представляла собой своеобразную раннефеодальную федерацию, состоящую из старых территорий, которые занимали племена восточных славян, и новых земель, освоенных в ходе славянской колонизации междуречья Оки и Волги. Централизация Киевского государства достигла своего апогея во времена Ярослава Мудрого (1019-1054). К этому времени в 988 г. при князе Владимире уже произошло важнейшее событие в русской истории — крещение Руси. В результате официальной религией нового государства стало православие. Социальная структура и политические институты древнерусского общества оставались неразвитыми, процессы социальной дифференциации и государственного строительства еще только разворачивались. Повседневная жизнь большинства восточных славян в созданном Киевском государстве мало изменилась по сравнению с родоплеменным периодом. Сохранялись традиции прежней «военной демократки», для которой были характерны участие всех взрослых мужчин в управлении общиной, всеобщее вооружение населения и публичное назначение военачальников. Обязательные для всех нормы утверждались народным собранием — вечем.

Вече сохранилось и в условиях ранней древнерусской государственности. В какой-то степени оно ограничивало власть древнерусских князей. В северо-западных русских землях — Новгороде и Пскове — роль веча была еще более важной. Там сложились своеобразные «феодальные республики», в которых князья призывались и изгонялись по решению веча. Вече избирало владыку — главу местной церкви, посадника — главу гражданской исполнительной власти, и тысяцкого — руководителя народного ополчения, созывавшегося в случае военной необходимости. Существовал и так называемый Совет господ, состоявший из представителей наиболее богатых и знатных фамилий. Этот Совет выполнял некоторые правительственные функции и периодически вступал в конфликты с вечем. Такое общественно-политическое устройство Господина Великого Новгорода во многом объяснялось его экономикой, в которой из-за природно-климатических условий ведущую роль играло не земледелие, а торговля и ремесло. Политические традиции северо-западных русских земель отличались от традиций северо-восточных земель и могли бы стать исходным пунктом иного варианта социально-политического развития, но этого не случилось, поскольку Новгород и Псков впоследствии попали в подчинение Москве.

Государственность в Древней Руси была представлена лишь самим князем с его дружиной. При помощи дружины князья контролировали свои владения и охраняли их от внешней опасности. Институт частной собственности на землю в Древней Руси не сложился, но среди ее населения наметилась определенная социальная дифференциация. Население разделилось на свободных и несвободных людей. К свободным относились смерды, т. е. крестьяне-земледельцы, составлявшие подавляющее большинство. Основная масса несвободных людей называлась холопами. Холопы находились в полном подчинении и зависимости от своих хозяев. Стать холопом можно было различными путями: попасть в плен, быть проданным за деньги или за долги. Холопами становились и те, кто вступал в брак с несвободными людьми, и те, кто родился в подобном браке. Переходной по своему социальному статусу формой между свободными смердами и несвободными холопами былизакг/яь/ и изгои. Однако нельзя отождествлять древнерусских холопов с античными рабами. Они вовсе не были, подобно последним, «говорящими орудиями». Холопы обладали определенными правами, в частности, могли участвовать в судебном процессе. Это нашло отражение в важнейшем источнике древнерусского законодательства — «Русской правде», появившемся во времена централизованного Киевского государства.

Социальная дифференциация происходила и внутри княжеских дружин. С того момента, как великие князья стали не первыми среди других князей, а полноправными властителями всей страны, в состав великокняжеской дружины вошли и заняли в ней привилегированное положение те, кто правил на местах. Они образовали так называемую старшую дружину и стали именоваться боярами. Низшим слоем великокняжеской дружины была «молодшая дружина», включавшая более молодых по возрасту и менее знатных по происхождению воинов. В составе «молодшей дружины» была и дружина князя, которая находилась в его личном услужении. Поначалу дружина выполняла лишь военные функции, затем все больше и больше стала брать на себя и административно-управленческие функции.

Власть самого великого князя была обширной. Говоря современным языком, он был «верховным главнокомандующим» и возглавлял войско во время походов. Великий князь стоял во главе всей системы управления страной и был олицетворением высшей судебной власти. Однако изначально в Киевской Руси не были выработаны четкие механизмы передачи великокняжеской власти. Власть принадлежала не конкретному лицу, а всему роду Рюриковичей. Не раз между сыновьями и другими родственниками умершего великого князя вспыхивали распри по поводу престолонаследия. К тому же, образ жизни князей из рода Рюриковичей был таков, что они постоянно перемещались из города в город, из одного местного княжества в другое. В этих условиях сохранить единое централизованное государство во главе с Великим князем Киевским было сложной и, как показали дальнейшие события, невыполнимой задачей.

После смерти Владимира Мономаха в 1125 г. и последовавшей вскоре после этого смерти его старшего сына Мстислава в 1132 г. вновь вспыхнула междоусобица, которая привела к распаду единой Киевской Руси. Началась эпоха удельных княжеств. Крупнейшим княжеством на западе стало Галицко-Волынское, а на востоке — Владимирско-Суздальское, которое возникло на новых северо-восточных землях, отличавшихся от старых древнерусских земель рядом особенностей, о чем речь уже шла. Титул Великого князя Киевского сохранился, но его власть превратилась в номинальную. Тем не менее, борьба за нее между удельными князьями продолжалась. Однако с того момента, когда завоевавший и разоривший Киев Владимирско-Суздальский князь Андрей Боголюбский не остался княжить здесь же, а перенес столицу вместе с великокняжеским титулом во Владимир, начинается обособление земель, на которых впоследствии и возникло Московское государство.

Причиной распада Киевской Руси стала не только борьба за власть между князьями из династии Рюриковичей. Причины этого процесса имели также геополитический и геоэкономический характер. Контролировать такое достаточно обширное государство, каким была Киевская Русь, при средневековых технологиях управления и транспортных коммуникациях было сложно. Экономически Киевская Русь не была, да и не могла быть единой хозяйственной системой. К моменту распада Киевского государства на удельные княжества утратил свое прежнее значение и путь «из варяг в греки».

С распадом Киевской Руси меняется характер княжеской власти в ее бывших северо-восточных землях, утверждается иной принцип пре- столонаследования. Если раньше власть принадлежала всему княжескому роду и могла переходить к любому его представителю, то в Северо - Восточной Руси сформировался принятый в большинстве европейских стран порядок наследования, основанный на принципе примогештуры. В соответствии с этим принципом княжеская власть принадлежала конкретному лицу и переходила от него к старшему сыну. Изменилось и отношение князей к своим владениям.

«Прежде Русская земля считалась общей отчиной княжеского рода, который был коллективным носителем верховной власти в ней, — писал В. О. Ключевский, — а отдельные князья, участники этой собирательной власти, являлись временными владетелями своих княжений. Но в составе этой власти не заметно мысли о праве собственности на землю как землю, — праве, какое принадлежит частному землевладельцу на его землю. Правя своими княжениями по очереди ли, или по уговору между собой и с волостными городами, князья практиковали в них верховные права; но ни все они в совокупности, ни каждый из них в отдельности не применяли к ним способов распоряжения, вытекающих из права собственности, не продавали их и не закладывали, не отдавали в приданое за дочерьми, не завещали и т. п.» [2, с. 128].

Однако территории отдельных удельных княжеств, на которые распалась Северо-Восточная Русь, стали считаться личной, наследственной собственностью удельных князей. Как писал В. О. Ключевский, «...они (князья) правили свободным населением своих княжеств как государи и владели их территориями как частные собственники, со всеми правами распоряжения, вытекающими из такой собственности» [2, с. 128].

 

Такой порядок положил начало «вотчинному укладу», в соответствии с которым государство отождествляется с частным владением правящего монарха, а публичная политическая власть объединяется с экономической. Наряду с удельными князьями некоторые хозяйственные права на часть земель их уделов длительное время сохраняли бояре, бывшие также «вотчинниками». О возникавшем при этом противоречии В. О. Ключевский пишет так:

«Каким образом князь мог оставаться поземельным собственником всего удела рядом с этими также полными земельными собственниками, которые владели частями того же удела? При слиянии прав государя и землевладельца в лице князя это не только было возможно юридически, но и доставляло князю важные политические выгоды. Вместе с правом собственности на землю в своем уделе князь уступал владельцу и свои государственные права в большем или меньшем размере, превращая его таким образом в свое административное орудие» [3, с. 63].

В результате, по словам того же Ключевского, «князь отличался от этих вотчинников не как политический владетель территории от частных землевладельцев, а как общий вотчинник удела от частичных, на земли которых он сохранял некоторые вотчинные, хозяйственные права» [3, с. 65]. Такое положение существовало в течение всего удельного периода, пришедшегося в основном на времена татаро-монгольского ига. Нападение татаро-монгольских орд на русские земли, в отличие от более ранних набегов кочевников, оказало серьезное воздействие на последующую политическую историю Руси. Окончательно разрушилось прежнее единство восточно-славянских земель. Ослабленные монгольским вторжением Западное и Юго-Западное русские княжества были включены в состав других государственных образований, прежде всего Великого княжества Литовского. Северо-восточные русские земли оказались в зависимости от империи монголов, а после распада монгольской империи — от ее наследницы, Золотой Орды. Русь сохранила свою православную христианскую религию. Присутствие татаро-монголов не было постоянным, они не оставили своих гарнизонов и контролировали завоеванные территории не прямо, а косвенно. Но политическую самостоятельность северо-восточные русские княжества утратили. Как отмечает современный российский историк А. Каменский,

«прежде русские князья и сами ходили в далекие завоевательные походы, добираясь даже до стен Константинополя. Теперь князь Александр Невский, разбивший в 1240 году шведов, а два года спустя крестоносцев Тевтонского ордена, должен был на животе ползти к ханскому престолу, выпрашивая ярлык на княжение. Вполне очевидно, что международное значение Руси упало, на длительное время она оказалась выключенной из мировой политики» [4. С. 22].

Татаро-монгольское иго оказало влияние на развитие русской государственности. В частности, и без того невысокая роль вече в северо - восточных землях в этот период сходит на нет. Таким образом, исчезает институт, в какой-либо степени ограничивавший княжескую власть. Монголы принесли с собой более жестокие методы управления и, по мнению многих исследователей, распространили на Руси традиции восточного деспотизма. Одновременно во времена татаро-монгольского ига начался процесс объединения русских земель. Центром этого объединения становится Московское княжество. Постепенно в его состав включаются другие северо-восточные русские княжества. Какое-то время альтернативой Москве выступало Великое княжество Литовское, в котором также преобладали восточные славяне (предки современных белорусов и украинцев). Но после принятия литовскими князьями католицизма начинается сближение этого княжества с Польшей, завершившееся полным объединением с ней.

По мере объединения северо-восточных русских земель нарастало их стремление освободиться от татаро-монгольского ига. Окончательно это произошло в 1489 г., и с этого времени Московское государство становится самостоятельным и суверенным субъектом международного права. Татарское иго фактически укрепило и усилило власть Великого князя Московского:

«Если раньше князь был в дружине «первый между равными», аналогично тому как западноевропейские короли раннего средневековья были первыми среди своих рыцарей, то теперь князь оказался выделенным из своего окружения волею хана, своего сюзерена. Ярлык, полученный в Орде, изменил юридический статус князя, сделав его фактически наместником хана на определенной территории. К тому времени, когда в Москве определился состав знатных семей, из которых сложилась правящая верхушка, привилегированный слой нового государства, институт княжеской власти был уже достаточно развит и независим. Претенденты же на звание аристократов, наоборот, оказались в большей зависимости от князя, чем могло быть, если бы институты княжеской власти и аристократии развивались бы одновременно» [4. С. 24].

Отношения верховной власти и тех социальных слоев, которые могли претендовать на статус аристократических, оставались непростыми на последующих этапах истории не только Московского княжества и Московского царства, но и в период Петровской империи.

«Русская правда» является законодательным оформлением политического строя Древнерусского государства, который сочетал в себе черты новой феодальной формации в виде единовластия великого князя и пережитки старых родоплеменных общинных отношений в форме народного собрания, или веча всех свободных городских жителей. Во главе государства стоял великий князь, передававший власть и по старшинству, и по завещанию, и по наследованию от отца к сыну, и благодаря призванию князя жителями города — центра княжества. Это многообразие форм наследования власти говорит о переходном, неустойчивом характере древнерусского общества. Киевский князь осуществлял всю полноту власти в государстве: он был законодателем, военным предводителем, верховным судьей и администратором на территории всех русских земель.

Особое место в политической структуре Киевской Руси занимала княжеская дружина. Она являлась не только военной силой, но и принимала непосредственное участие в управлении страной. Одни княжеские дружинники выполняли функцию судебных исполнителей («мечники»), другие выступали в роли сборщиков налогов и штрафов («вирники»), третьи выполняли поручения в области дипломатических отношений с другими странами. С помощью дружины князья укрепляли свою власть, расширяли территорию государства.

Княжеская дружина делилась на старшую и младшую. В старшую входили «мужи» и «бояре», богатые и влиятельные землевладельцы, которые имели свои дворы, челядь, своих дружинников. Наиболее уважаемые старшие дружинники составляли постоянный совет — «Думу». С ними князь советовался, или «думал», о всяком важном деле. Дружинники были лично свободны, а связаны с князем только узами личного договора, обоюдным доверием и уважением.

Младшая дружина называлась «гриднями», или «отроками». Они жили при дворе князя, обслуживали его дом, двор, хозяйство, выступали в мирное время в роли управителей и слуг, а в военное — в качестве воинов.

Дружина князя составляла главное ядро и стержень войска, из нее формировались телохранители, постоянные спутники и советники князя, своеобразный «штаб», который во время войны давал народному ополчению командиров. Народное ополчение призывалось к оружию в случае обширных военных действий. Призвать народ к оружию князь мог только с согласия вече. Вооруженный народ был организован по десятичной системе (десятки, сотни, тысячи). Во главе народного ополчения стоял «тысяцкий», назначаемый князем. Именно народное ополчение («вои») решало исход сражения.

Как уже говорилось, «Русская правда» является одним из основных источников наших представлений о социально-экономической структуре Киевской Руси. Уже ее первая статья говорит о наличии классового расслоения древнерусского общества. Главным критерием сословного деления было отношение подданных к князю. По этому признаку Древнерусское государство делилось на три сословия: на княжих мужей, людей и холопов.

Высшим привилегированным классом на Руси были «княжи мужи», или «старцы градские». Все они лично служили князю, составляли его дружину. Положение их было весьма высоко при княжеских дворах. Средний класс составляли «люди», то есть свободные простолюдины, платившие князю дань, образуя тем самым податное сословие. Холопы, или «челядь», являлись крепостным классом, они служили не великому князю, а частным лицам. «Челядь» преимущественно обслуживала княжеские и боярские дворы.

В начале XII века наряду с политическим делением русского общества выявляется и экономическая градация, связанная с имущественным состоянием. Согласно «Русской правде», в среде «княжих мужей» появляется привилегированный слой землевладельцев, которых стали называть боярами. Боярство состояло из двух элементов: во-первых, земских бояр, потомков старейшин родов и военно-торговой аристократии, во-вторых, служилого княжеского боярства, высшего слоя княжеских дружин. Земские бояре и бояре князя — это первоначально две разные феодальные группы, имевшие нередко совершенно противоположные политические и экономические интересы. С течением времени происходил процесс слияния земского и княжеского боярства, в результате которого все боярство превратилось в единый класс крупных землевладельцев.

Основную массу сельского населения Киевской Руси составляли смерды. В исторической литературе существует немало версий о социальном статусе смердов, однако большинство исследователей сходятся на том, что смерды были лично свободными, вели самостоятельное хозяйство, владели имуществом, земельным наделом и были людьми юридически дееспособными. Смерды платили денежные и натуральные подати и иногда призывались на военную службу.

Постепенно в сельской местности появляется слой феодально-зависимого населения. Разорившийся смерд заключал договор («ряд») с феодалом на определенных условиях и становился «рядовичем», либо брал у хозяина ссуду («купу») и превращался в «закупа». Ни тот, ни другой не могли уйти от господина ранее, чем выполнят условия договора.

Несмотря на то, что основой производства являлся труд свободного крестьянства, в рассматриваемый период существенную роль в феодальных хозяйствах играли холопы. Источниками холопства были различные обстоятельства: и рождение от холопов, и продажа в рабство, и некоторые преступления, и долговая несостоятельность, и женитьба на рабе, и поступление в домашнее услужение без договора. Право господина распоряжаться трудом и личностью холопа было почти неограниченным, вплоть до безнаказанного убийства.

Смягчить бесправие холопов в определенной мере стремилась церковь. Наряду со светским обществом в Киевской Руси существовало многочисленное общество «церковных людей»: монашество, «белое» духовенство, церковнослужители, бесприютные, призреваемые церковью и др. Все они находились в подчинении, управлении и юрисдикции церковных властей.

С развитием феодальных отношений изменялись и формы эксплуатации непосредственных производителей. На смену дани — первичной формы феодальной эксплуатации — в XI веке пришла примитивная отработочная рента и рента продуктами, то есть натуральный оброк. Постепенно развивалась и совершенствовалась денежная система взимания налогов. Процесс утверждения и распространения феодальных отношений сопровождался формированием вотчинного землевладения, возрастанием роли местного боярства. Это укрепляло власть феодалов над зависимым населением и, вместе с тем, ослабляло внутреннее единство Древнерусского государства. Сепаратизм феодалов поддерживали и окрепшие к тому времени города. Появились первые признаки распада Киевской Руси. Боярство, выросшее на местах, стремилось отделиться от Киева и создать независимые княжества.

После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году складываются предпосылки феодальной раздробленности. Несколько лет совместно правили его сыновья Изяслав, Святослав и Всеволод. Но вскоре их союз распался, начались новые феодальные усобицы, которые продолжались несколько десятилетий. В бурных событиях конца XI — начала XII века на первый план выступил князь Владимир Мономах (1113—1125), правивший Переяславским княжеством, находившимся на границе с половцами. При нем было предпринято несколько успешных походов в «Половецкое поле». Русские дружины доходили до низовьев Дона и берегов Азовского моря, громя половецкие орды. Владимиру Мономаху удалось значительно ослабить давление половцев на Русь.

Успешные походы Владимира Мономаха против половцев принесли переяславскому князю славу замечательного полководца, патриота и мудрого государственного деятеля. Неслучайно, когда в 1113 году разразилось народное восстание в Киеве, местные бояре и купцы решили пригласить на великокняжеский престол шестидесятилетнего князя Владимира Мономаха из Переяславля. Внук Ярослава Мудрого и византийского императора Константина Мономаха, сын Всеволода Ярославича Владимир Мономах пользовался большим авторитетом в народе. Его знали на Руси как умного, энергичного и мужественного человека. Став великим князем, Владимир Мономах не мог не считаться со справедливыми требованиями восставших жителей Киева. В 1113 году он издал дополнение к «Русской правде» — «Устав Владимира Всеволодича», который регламентировал положение социальных групп в обществе. Тем самым был завершен процесс создания кодекса законов «Русской правды», что свидетельствовало о победе феодализма в русском государстве. Этот закон облегчил положение городских низов, смердов, закупов, рядовичейи холопов. Владимир Мономах запретил взимать слишком высокие проценты с должников, заставил купцов снизить цены на продукты. Все это на некоторое время ослабило социальное напряжение в обществе.

За 12 лет своего правления Владимир Мономах проявил себя сильным и волевым правителем. Он подчинил своей власти всех князей, прекратил княжеские усобицы, сумел на время приостановить естественный процесс распада русского государства на отдельные земли.

Владимир Мономах известен не только как видный полководец и дальновидный политик, но и как рачительный хозяин и даровитый писатель. На склоне лет он написал очень интересное автобиографическое «Поучение детям»,в котором поделился своими размышлениями о смысле жизни, об отношениях между людьми, дал практические советы о том, как вести вотчинное хозяйство. Об успешности его внешнеполитической деятельности летописец писал: «Именем Владимира половцы детей своих в колыбели пугали. Литва из своих болот не показывалась. Венгры строили каменные города с железными воротами, чтобы Великий Владимир их не победил. А немцы радовались, что они далеко...».

В годы правления Владимира Всеволодовича экономика Древнерусского государства достигла высокого уровня. Развивалось сельское хозяйство, осваивались новые земли. В городах было известно свыше 40 видов ремесел. Русские ремесленники изготовляли прекрасное оружие, сложные замки и другую домашнюю утварь. Особенно больших успехов добились древнерусские ювелиры. Они создавали подлинные шедевры в технике зерни, скани, перегородчатой эмали. Изделия из серебра и золота получили известность далеко за пределами древнерусского государства. Развивались строительство и архитектура. Строились соборы, крепости, княжеские и боярские палаты. Успешное развитие получила внешняя торговля. Традиционными русскими товарами на зарубежных рынках были мед, воск, лен, льняные ткани, различные ремесленные изделия. Ввозила Русь шелковые ткани, парчу, бархат, драгоценные металлы и камни, пряности. Товары ввоза шли на удовлетворение потребностей господствующего класса феодалов и верхушки городского населения.

Владимир Мономах умер в 1125 году. После него единство Киевской Руси существовало, пока на престоле находился старший сын Мономаха, великий киевский князь Мстислав Владимирович. Но вскоре после его смерти в 1132 году, по выражению летописца, «раздрася вся земля русская» на несколько самостоятельных княжеств. Наступил период феодальной раздробленности.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.015 с.)