Психиатр Дэвид Эберхард: Так мы выращиваем дерзких паршивцев



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психиатр Дэвид Эберхард: Так мы выращиваем дерзких паршивцев



Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард говорит, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. Жаннетт Отто беседует с ним в Стокгольме.

Шведский психиатр: Так мы выращиваем дерзких паршивцев, а когда мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых.

Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард говорит, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. Жаннетт Отто беседует с ним в Стокгольме.

«Цайт»: Когда Вы в последний раз были со своими детьми в ресторане?

Дэвид Эберхард: Совсем недавно. Почему Вы спрашиваете?

«Цайт»: Потому что владельцы заведений в Стокгольме сыты по горло детьми, не умеющими себя вести. Одно кафе даже запретило вход для семей [с детьми]. И это в чадолюбивой Швеции.

Эберхард: Я прекрасно понимаю, о чем идет речь. Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по помещению или при температуре минус пять градусов открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом, и даже не думают вмешиваться.

«Цайт»: Почему тогда детей не урезонивают другие?

Эберхард: На это никто не решается. Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности касательно вопросов воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, к нему подходили и говорили: прекрати! Такой согласованности больше нет. Мы, взрослые, теперь отвечаем не друг за друга, а лишь за своих детей.

«Цайт»: Ваша новая книга «Дети у власти» через несколько недель выходит на немецком языке. В ней Вы утверждаете, что либеральное воспитание как метод провалилось. Почему?

Эберхард: Потому что родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей. Они ставят себя на одну ступень с детьми, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети. Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.

«Цайт»: Вы действительно полагаете, что и немецкие родители позволяют своим детям диктовать себе, куда ехать в отпуск, чем питаться и что смотреть по телевизору?

Эберхард: Многие узнают себе в этом портрете. Родители неохотно выносят вовне свои проблемы с воспитанием. Они говорят: у нас всё в порядке, это не про нас! Тем не менее, их постоянно гложет совесть, потому что они считают, что многие вещи делают неправильно. Они приходят усталые вечером с работы, и готовят то, что нравится ребенку, потому что не хотят вступать с ним в дискуссии. Они позволяют ему сидеть за телевизором дольше оговоренного времени, чтобы побыть в покое. Они проводят свой отпуск там, где дети будут заняты, хотя без детей ноги бы их там никогда не было. Я не говорю, что это неправильно. Я говорю лишь, что жизнь родителей не должна вращаться лишь вокруг ребенка. Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными или беззаботными во взрослой жизни.

Название книги: «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания»

Дэвид Эберхард принял меня для интервью в своей квартире в центре Стокгольма. Щебечет волнистый попугайчик, дети еще в школе и детсаде. Дэвид достает из книжного шкафа четыре написанные им книги. Его любимые темы — воспитание, стремление общества к защищенности и помешательство взрослых на безопасности. В шведском издании его новой книги запечатлен его сын в жилете из светоотражательной ткани, каске, пристегнутый в детском автомобильном сиденье. Для разговора он пришел прямо из своей клиники. Он — ведущий психиатр в коллективе из 150 сотрудников, его третья жена — медсестра.

«Цайт»: Вы сами имеете шестерых детей. Кто устанавливает правила в семье?

Эберхард: Я.

«Цайт»: И нет никаких демократических семейных структур?

Эберхард: Я не нахожу, что семья вообще должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыт, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

«Цайт»: Как Вам удается посреди либерального шведского общества воспитывать собственных детей в строгости и авторитарной манере?

Эберхард: Я не могу слишком отличаться от других родителей, иначе у моих детей будут неприятности. Да и воинствующий авторитаризм мне бы не позволили.

«Цайт»: То есть Вы должны держать себя в руках?

Эберхард: Да ну, ладно (смеется). И мои иные читатели думают, что я хочу возврата к военному воспитанию, обратно к телесным наказаниям. Я никогда не писал подобного. Я никогда не бил детей.

«Цайт»: В Германии сейчас много дискутируют о высказывании Папы римского о приемлемости легких шлепков как метода воспитания. В своей книге Вы пишете, что нет никаких доказательств тому, что воспитанным в строгости детям, включая тех, кто подвергался побоям, хуже потом живется. Насколько близки Вы к мнению Папы?

Эберхард: В этом вопросе совершенно не согласен с ним. У меня речь идет о том, что для детей важно, чтобы они были воспитаны так, чтобы соответствовать ценностям и нормам общества, в котором живут. Для детей, выросших в обществе, где такие удары приняты за норму, их это не столь [душевно] травмирует. Но родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь, — потому что боятся, что девочка тут же ударится в другую крайность вплоть до анорексии. При этом мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это. Не стоит обращаться с ними, как с фарфоровыми куклами.

Эберхард подробно разбирается в книге со страхами родителей. Хотя сегодня вряд ли существуют серьезные опасности для молодых семей, возникают все новые и новые страхи. Эберхард на многих примерах показывает противоречия современных родителей. Он провоцирует их, хочет побудить их задуматься над своим поведением. Свои выводы он берет из многих международных исследований. К примеру, чтобы усилить жизнестойкость детей, говорит Эберхард, нужно с малых лет учить их справляться с неприятностями.

«Цайт»: Откуда берется страх причинить ребенку вред воспитанием и строгостью?

Эберхард: У меня такое впечатление, что родители этим обязаны специалистам.

«Цайт»: … то есть людям вроде Вас?

Эберхард: Я говорю родителям, что они не должны читать слишком много разных советчиков.

«Цайт»: Только лишь Вашу книгу, этого достаточно.

Эберхард: Меня можно упрекнуть в этом. Но, к примеру, Джон Боулби, теория привязанности которого считается не вызывающей сомнений, зачастую интерпретируется специалистами слишком вольно. Это приводит к тому, что родители думают, что навредят детям, если слишком рано отдадут их в ясли, где те будут проводить больше времени с воспитательницей, чем с матерью. Но мне не доводилось видеть еще ни одного ребенка, который был бы больше привязан к воспитательнице, чем к матери.

«Цайт»: Датчанин Йеспер Йуул собирает в Германии целые залы на свои доклады о аутентичности и партнерском обращении с ребенком.

Эберхард: Ох, если бы я захотел, то скоро было бы также и со мной!

«Цайт»: Как Вы объясняете успех Йуула?

Эберхард: Он появился в подходящий момент и направился прямиком в этот воспитательский вакуум. Авторитарного воспитания уже не хочет никто, равно как и аналога «невидимой руки рынка», которая сама воспитает ребенка. Собственных родителей не хочет слушать никто, а полагаться лишь на интуицию кажется черезчур легкомысленным. Йеспер Йуул говорит очень простые вещи. Иные — разумные, остальные не очень. Его первая книга «Компетентный ребенок» обошлась без единой рекомендации, родителям это было безразлично. И вдруг все заговорили о том, что ребенка нельзя не только наказывать, но и хвалить.

«Цайт»: Нельзя хвалить?

Эберхард: Да, и такое говорит не только Йуул. Если моя дочь хочет показать мне свой рисунок, то максимум, что я могу, так это сказать: О, рисунок! Как интересно! Ты стала счастливой, рисуя картинку? Но это же неправильная коммуникация, я не такой, почему я должен притворяться? Родители должны точно подбирать каждое слово, прежде чем произносить его ребенку. Лишь бы не пристыдить его, не лишить уверенности в себе или подвергнуть гнету конкуренции. Проблема с экспертами в их морализаторстве. Они говорят родителям, что делать, а что нет. Родители в поисках ориентиров впитывают догмы и идеологии, от которых не так то просто потом избавиться.

Эберхард жестко судит о специалистах в области воспитания, хотя и не говорит, что родители не могут что-то почерпнуть у них. Экспертные знания слишком часто основываются на собственных воззрениях и здравом смысле, то есть вещах, которые родители могут постичь сами. Важно то, что в собственном доме никто не может быть экспертом. Первоклассными специалистами являются лишь родители без детей.

«Цайт»: Немецкие родители мечтают о Бюллербю или Лённеберги.

Эберхард: Да и шведы все еще влюблены до безумия в истории Астрид Линдгрен и все эти идиллические картины. Но подумайте над тем, как выросли дети в этих книгах. Они целый день бродят туда-сюда, без присмотра, без шлемов и шляп от солнца. Михель привязал свою маленькую сестренку Иду на верхушке флагштока. А Лотта с улицы Крахмахер каталась с братьями-сестрами на крыше Фольксвагена-«жука». Теперь это все стало совершенно немыслимо. Сегодня родители и ведомство по делам несовершеннолетних (Югендамт) взаимно держат друг друга на мушке. В детском саду моего сына все дети должны носить шлемы уже при катании на санках!

«Цайт»: Что плохого в желании защищать детей?

Эберхард: Сверхопека. Если мы хотим получить этого компетентного ребенка, то ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен к этому, даже в городе с большим движением транспорта. Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми. Многие взрослые поступают противоречиво, совершенно не смысля в том, что подстегивает ребенка, продвигает в развитии, а что ложится излишним грузом.

«Цайт»: Какие это имеет последствия?

Эберхард: Мы плохо готовим детей к взрослой жизни, дурача их, что с ними никогда не случится что-то плохое, что мы всегда существуем для них, что они — пуп земли. В своей психиатрической клинике я встречаюсь с молодыми людьми, которые пришел ко мне потому, что, к примеру, с ними рассталась подруга по причине смерти собаки. У них налицо трудности с тем, чтобы справляться с обычными переживаниями.

«Что-то не так» — таково частое экспертное заключение Эберхарда в практической работе. Родители искали медицинские ответы на свою беспомощность. И диагноз — синдром дефицита внимания с гиперактивностью, они восприняли с облегчением, потому что получили объяснение поведению ребенка, и могли далее уже не обвинять самих себя. Родители изумляются тому, что их дети усталые, раздраженные, гиперактивные, но им не приходит в голову мысль отправить чадо спать пораньше или запретить тинейджеру полночи торчать перед компьютером. Эберхард не скупится на критику.

«Цайт»: Германия уже давно ориентируется на Швецию в деле заботы о детях и равноправии. А теперь скажите: прекратите же, наконец, идти за нами!

Эберхард: Потому что мы перегнули палку. Мы уже не контролируем либерализацию, а тема равноправия стала одной из общественных догм. Все мы отдаем детей в ясли уже в возрасте одного года. Далее, матери и отцы работают по возможности равноправно, по возможности одинаково много, по возможности на равноценных позициях. Никто не должен быть у кого-то в хвосте. Работа — единственный путь, чтобы стать человеком. Мы это впитываем с младых ногтей. Родительство само по себе уже не ценность. Родители сразу должны решать, кто остается дома с ребенком и как долго, а кто продолжает работать.

Звонит телефон, это его жена. Он должен развесить постиранное белье. Постельное белье младшего сына должно высохнуть до вечера. Он прерывает интервью, чтобы уладить домашние дела.

«Цайт»: А что, если женщина решит дольше остаться дома?

Эберхард: Этого себе не может позволить уже ни одна женщина. Обвинение будет чрезмерным. Она превратится в реакционную, старомодную изменницу своего пола.

«Цайт»: «Хен», личное местоимение среднего рода, стало официальным в шведском лексиконе. Тем самым должны избегать говорить о ребенке «он» или «она».

Эберхард: Это жестокое обращение с детьми, к счастью, практикуемое пока лишь в нескольких детских учреждениях. Эта уравниловка игнорирует все научные знания о биологическом развитии детей. У нас колоссальная проблема с юношами подросткового возраста (тинейджерами). Они уже не справляются самостоятельно со школьными делами, потому что с ними больше не обращаются, как с мальчиками.

«Цайт»: Поэтому шведские школы так упали по сравнению с международным уровнем?

Эберхард: Не только по этой причине. Проблема и в наших учителях. Их авторитет ничтожен. Дети не считают нужным слушаться их, раз не слушаются и собственных родителей. Как следствие, падение результатов. Согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма. И не забудьте: по части самоуверенности!

«Цайт»: Типично для детей, постоянно находящихся в центре заботы и внимания.

Эберхард: Да, и эти дети-«пупы земли» становятся потом взрослыми, и приходят, например, на шведское телевизионное шоу «Идол». Там ищут певческие таланты, которые завтра станут суперзвездами. И вот они приходят туда, и вообще не могут петь. Но они даже не знают этого. Жюри, оправившись от изумления, спрашивает: тебе что, никто никогда не говорил, что ты не умеешь петь?

«Цайт»: Его родители были слишком трусливы?

Эберхард: Они не хотели травмировать бедное дитя. Так и вырастают дерзкие паршивцы, идущие в мир с совершенно искаженной картиной о собственных способностях. Фокусировка только на ребенке — не самый лучший метод воспитания в мире. Если бы это было так, наши дети любили бы нас больше, чем кто-либо где-либо кого-либо в мире. Но это не так. Как только мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых. В остальных странах семьи живут вместе, потому что родители и в пожилом возрасте еще ценятся.


 

Враг зашёл с тыла

Перестройка образования и воспитания в России сквозь призму геополитики. Часть первая …

Хочешь победить врага - воспитай его детей.

Восточная мудрость

Против нашей страны идёт война с применением самых изощрённых технологий, характерных для сетецентричных войн. Они крайне эффективны в силу того, что борьба ведётся на уровне базовых духовных ценностей, которые переводятся на западные стандарты. Это оглашают сами западные политики, открыто заявляя, что нынешняя битва идётмежду толерантностью и фанатизмоми что православие представляет главную угрозу для западной цивилизации.

Понятно, что никой национальный суверенитет немыслим без сохранения духовного суверенитета, который, в свою очередь, невозможен без суверенной системы образования. В России образование всегда рассматривалось в единстве обучения и воспитания и понималось не просто как усвоение определённой системы знаний, а как процесс духовно-нравственного становления. Однако наша нынешняя система образования, национальная и государственная по форме, лишается своего суверенитета, поскольку образовательные стандарты, а также программы и методы обучения задаются извне (например, студенты российских педагогических и социологических факультетов изучают западные гендерные теории, с которыми к нам переходят нормы извращенцев).

В России наносится удар по традиционной системе ценностей, заменяемой толерантностью. Именно в этом смысл той «Стратегии развитии воспитания России до 2025 г.», которую сегодня хотят принять в качестве базового документа, определяющего нормы и стандарты воспитания. Официально объявленная как программа патриотического воспитания, она в реальности призвана утвердить мировоззренческий и нравственный релятивизм, отделив воспитание от системы образования, которое превращают просто в набор компетентностей, определяемых заказчиком - глобальным рынком. Стратегия эта - никоим образом не самостоятельны документ, а лишь воспроизводит программы, разработанные десятки лет назад в центрах, далёких от России.

Истоки

Важнейшим направлением глобального проекта управления, реализуемого мировыми финансовыми элитами, является создание единой системы всеобщего образования, в основе которой должны лежать общие стандарты- нормы, образцы и принципы. Разработкой и реализацией этих стандартов занимается ЮНЕСКО, а важным рубежом в утверждении их стали 70-е годы, когда на Западе начался переход к неолиберальной стратегии, направленной на слом социального государства и формирование сетевого информационного общества, управляемого системой «электронных правительств», находящихся под контролем мировых элит.

Именно тогда один из глобальных мозговых центров, «Римский клуб», разработал доклады, в которых была описана катастрофическая ситуация, ожидающая человечество в начале ХХI в., и выдвинута задача перехода к «нулевому росту», предполагающему сокращение численности населения и установление жёсткого контроля над его сознанием. Хотя этот поворот осуществлялся под прикрытием научных концепций, в реальности в основе идеологии «Римского клуба» лежит оккультно-пантеистическое мировоззрение движения «Нью Эйдж», которого придерживаются финансовые элиты, перешедшие к использованию новых социальных технологий.

Главной тематикой разрабатываемых ими программ стало освобождение из-под контроля национального государства и гражданского общества, что ясно было выражено в отчёте одной из рабочих групп под названием «К обновлению международной системы», в которой говорилось: «Общественность и руководство большинства стран продолжают жить в мире понятий, которых больше не существует, - в мире отдельных наций- и им чрезвычайно трудно применить такие понятия, как глобальные перспективы и взаимозависимость». В другом известном документе 1975 г., написанном под руководством Самюэля Хантингтона и названном «Кризис демократии: отчёт Трёхсторонней комиссии об управляемой демократии»[1], уже открыто выражалась озабоченность «избытком демократии», перед угрозой которой оказалась правящая элита Америки. Кризис, по Хантингтону, «состоял в том факте, что сотни тысяч обычных американских граждан начали протестовать против политики своего правительства». «Уязвимость демократического правительства в США происходит не из-за внешних угроз, хотя такие угрозы вполне реальны, и не из-за внутренних угроз от левых или правых, хотя такие угрозы также вполне реальны, но из-за внутренней динамики самой демократии в условиях высокообразованного, мобильного и активного общества», - писал он. В силу того, что «эффективное функционирование демократической политической системы обычно требует некоторой меры апатии и равнодушия со стороны некоторых людей и групп», Хантингтон оправдывал применение властью «секретности и обмана».

В целях решения проблемы «высокообразованности» и достижения управляемости обществом (чем ниже образованность, тем легче манипулировать) и началась коренная перестройка образования в интересах транснационального бизнеса. В реализации её важную роль сыграл теоретик наиболее полной глобализации Роберт Мюллер, на фоне которого известный мондиалист Жак Аттали - это лишь мелкий игрок. 40 лет он пребывал на посту заместителя Генсека ООН и сыграл ключевую роль в создании 32 специализированных агентств ООН и их программ. Мюллера называли «философом ООН», поскольку его проекты содержат все шаблоны глобализма: слияние наций, религий, экология, внедрение ценностей движения «Нью Эйдж», представляющего собой восприемника мирового оккультизма (именно Мюллер добился открытия представительства этого движения в ООН)[2].

В 1975 г. Р.Мюллер опубликовал в журнале «Нью Эйдж» распространённую ЮНЕСКО программную статью, в которой говорилось о необходимости глобального образования. Философия, на которой основывается это образование, представляет собой положения теософского учения А.Бейли, последовательницы Е.Блаватской, и её тибетского учителя Джуала Кхула. Изложенные здесь принципы предполагали регулирование образования через программы, нацеленные на зомбирование детей с помощью концепций глобального гражданства и внедрения пантеистического видения, проникнутого духовностью, медитацией и мистикой, практикуемой «Нью Эйдж».

В 1979 г. в штате Техас в Арлингтоне была создана первая альтернативная школа Мюллера, являвшаяся официальным филиалом теософской школы «Нестареющая мудрость» под опекой ООН. А в следующем году публикуется его книга «Новый генезис: формирование глобальной духовности», в которой составлен план образовательных программ. После этого в Нидерландах состоялось совещание представителей 12 государств по образовательной политике, на котором, президент Ассоциации по надзору и разработке учебных программ Кавелти Гордон призвал разработать учебную программу, основанную на предложениях, изложенных в книге Мюллера. В своей речи Мюллер заявил, что он мечтает, чтобы исследования и рекомендации всемирной программы ЮНЕСКО стали ядром образования, принятого всеми странами к 2000 г. Именно тогда он создаёт программу «Всемирное расписание основных уроков», которое содержало стандарты глобального видения мира, за что в 1989 г. ЮНЕСКО удостоила его премии всемирного образования.

«Образование для всех» - «глобальное видение»

С развалом социалистического блока Запад приступил к закладке общемировой системы глобального образования. В 1990 г. ЮНЕСКО совместно с ЮНИСЕФ, Всемирным банком и другими международными организациями провела Всемирную конференцию «Образования для всех» в Джомтьене (Тайланд), где присутствовали делегаты из 155 стран. Итогом её работы стало принятие документа «Всемирная декларация об образовании для всех - рамки действий для удовлетворения базовых образовательных потребностей», в которой была изложена программа, вдохновлённая «Всемирным расписанием основных уроков» Мюллера, утверждавшая шесть основных целей образования для реализации её к 2000 г. Отвергнув жёсткие директивные системы образования, программа возвестила о начале новой эры, в которой должно быть больше простора для гибкости, адаптированности под местные потребности учащихся, которые будут «приобретать знания, навыки и ценности, необходимые для улучшения качества жизни и безопасного и устойчивого развития».

Изложенные здесь ценности означали отказ от абсолютной истины и переход к терпимому отношению к религиозным системам, отличным от их собственных, но главным требованием при этом было обеспечение и соблюдение «общепризнанных гуманистических ценностей и прав человека». После этого в рамках ООН формируется движение в поддержку «Образования для всех» (ОДВ), мобилизовавшее правительства, неправительственные организации, гражданское общество, учреждения-доноры и СМИ содействовать обеспечению базового образования для всех детей, молодёжи и взрослого населения.

Однако для реализации этой программы необходимо было совершить нивелирование мировоззренческих и нравственных стандартов. Большой вклад в это внесло состоявшееся в 1993 г. в Чикаго заседание самого крупного в истории Совета религиозных глав (Второй парламент мировых религий), созванного по инициативе теософов, на котором была поставлена задача создания новой «глобальной этики», новых моральных критериев, которые не были бы абсолютизированы ни одной из существующих религий. К ним отнесли отсутствие насилия, экуменизм, плюрализм, феминизм, соблюдение прав человека, отмена всех видов дискриминации, а также «трансформация совести»[3]. Само нынешнее понятие «религия» было охарактеризовано как не соответствующее новому времени синтеза, поскольку способствует конфронтации и агрессивному фанатизму. Вместо этого была выдвинута идея необходимости синтеза «глобального христианства» на основе христианских вероучений. Основная программа экуменизма, принятая на заседании Второго парламента, провозгласила приверженность принципам синкретизма, охватывающего все религии в смысле развития атмосферы толерантности и общего верования.

Самое активное участие в этом мероприятии принял и Р.Мюллер, предложивший создать «постоянно действующий институт», занимающийся проблемами достижения религиозного единства. «Мы - люди, принявшие заповеди и посвятившие себя практикам мировых религий. Мы утверждаем, что между религиями уже существует консенсус, который может стать основой для выработки всемирной этики - минимального базового консенсуса по объединяющим нас ценностям, неоспоримым образцам и фундаментальным моральным позициям». Позже, изложив свою идею «Рождение глобальной цивилизации», он включил в неё программу «Рождение нового мирового образовательного порядка», в соответствии с которой «глобальное образование должно проникнуть в моральные и духовные сферы».

В целях утверждения «глобальной духовности» в 1995 г. ЮНЕСКО приняла Декларацию принципов толерантности, в которой последняя была определена как «отказ от догматизма, от абсолютизации истины», вместо которых единственной нормой объявляются международно-правовые акты в области прав человека. Принципу толерантности было придано некое сакральное значение, что заложило основу для утверждения нравственного и мировоззренческого релятивизма.

Весной 1997 г. Мюллер представил Всемирный учебник на конференции в Ванкувере (Канада) под названием «Глобальное гражданство 2000 г.» Это была первая конференция такого типа. Выразив озабоченность перенаселённостью Земли, Мюллер изложил сценарий экстремального разрушения окружающей среды, и каждой школьной группе было предложено разработать свой собственный Проект тысячелетия, как «ухаживать за Матерью-Землёй» и построить новое глобальное общество. И хотя Всемирный учебник не был широко принят публично, его принципы применялись в рамках различных законодательных актов. Речь идёт о внедрении глобалистских идеалов для строительства «нового человека».

Кульминацией десятилетия «Образования для всех» стал Всемирный форум по образованию в Дакаре в 2000 г., на котором был принят документ «Дакарские рамки действий. Образование для всех: выполнение наших общих обязательств», которые обязали правительства (164 стран) реализовать «образование для всех» к 2015 г. В этом документе важно выделить то, что одобренный здесь комплексный подход к образованию должен, во-первых, быть основан на соблюдении прав человека (а с 2005 г. - согласован со Всемирной программой образования в области прав человека), а во-вторых, руководствоваться целями в области развития, сформулированными в Декларации Тысячелетия ООН. Эта декларация, принятая в том же 2000 г. на Саммите тысячелетия ООН, сформулировала 8 Целей развития тысячелетия (ЦРТ), которые также должны быть достигнуты к 2015 г.

Через реализацию этих программ правительство любой страны, действуя в тесной связи с международным сообществом и частным сектором в рамках «творческого партнёрства», всё более втягивает национальное образование в сферу интересов транснационального бизнеса. Навязывая концепцию «нового человека» и «глобального гражданина», последний ломает барьеры, препятствующие преподавателям принимать западные образцы образования и воспитания, и адаптирует школы к нуждам глобального информационного общества, переводя их на западную систему ценностей.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.71.247 (0.017 с.)