ТОП 10:

Если представить полученные данные в виде таблицы, то можно проследить некоторую закономерность.



Таблица №5.

Синтаксические типы предложений в российском политическом интервью.

  журналист гость
Всего предложений*
Простых (%) 67,37 57,02
Сложных (%) 32,63 41,23
Повествовательных (%) 30,53 56,26
Вопросительных (%) 37,89 3,51
Восклицательных (%) 2,11 4,38
Побудительных 8,42 6,14
Отрицательных (%) всего 12,64 14,0
общих 2,11 2,63
частных 10,53 11,40
Полных (%) 65,26 72,46
Неполных (%) 25,26 22,68
* (в таблице даны среднеарифметическиевеличины показателей количества предложений, используемых в одном интервью).

В политическом интервью прямая речь как синтаксический прием используется довольно часто.

Журналисты цитируют речь из предыдущих выступлений в СМИ

тех людей, которые находятся в их студии в момент текущего интервью, чтобы более объемно продемонстрировать политические взгляды интервьюируемого. Такие цитаты, заготовленные заранее, помогает журналисту сориентировать разговор в студии в желаемом направлении. Кроме того, фразы, подбираемые журналистами для цитирования, иногда «конфликтно окрашены».

Примеры.

№ 9

Из цитаты: « Встреча была представлена в средствах массовой информации как дружеская беседа за чашкой чая. Страна увидела лакействующих, пресмыкающихся перед президентом депутатов. Интерфакс. 15 июля. 98 год.»

Гости студии также нередко обращаются за цитатами к политическим заявлениям общественных деятелей, выступлениям в СМИ своих коллег, чтобы сделать свою речь более аргументированной, веской, значительной.

Примеры

№ 9

«Г: Второй момент – « Борис Николаевич, давайте сегодня серьезно структурируем политическую жизнь страны и скажем, что в парламенте есть здоровые силы, готовые сформировать правительство…» – Вот те вещи надо было обсуждать».»

К выразительным средствам синтаксиса, широко используемым в политическом телеинтервью относятся: экспансия исходной модели - повтор, перечисление, тавтология, эмфатические конструкции, вставные предложения; взаимодействие синтаксических структур в контексте - параллелизм, хиазм, анафора, эпифора.

В российском политическом интервью для коммуникантов характерно использование таких предложений и высказываний, в которые отправитель стремится вместить максимум информации. В условиях спонтанного устного общения ограниченность оперативной памяти препятствует конструированию высказываний значительной протяженности.

Формально избыточными являются вводные элементы, включение которых в высказывание отражает стремление отправителя речи преодолеть ее линейный характер. К явлениям перегрузки состава предложения относятся некоторые разновидности повтора: пролепс, полисиндетон.

Разновидностями повтора являются параллелизм, а также лексико-синтаксические повторы: анафора, эпифора, анадиплосис, хиазм, симплока, обрамление.

Все повторы служат целям эмфатизации высказывания – представляют собой средства усиления.

Примеры:

№6

«Г: И когда я понял, что Петербург справится с задачей, и она будет достойной, эта панихида, я принял решение приехать» (пролепс).

«Ж: Ну, вы знаете, дискуссия на тему научных проблем, она идет, в общем-то, от… от невежества, от вот такого, знаете, агрессивного обскурантизма» (пролепс).

№10

«Г: …Иными словами, нам поверят только тогда, когда и правительство, и Госдума, и Совет федераций, и президент будут в ключевых вопросах занимать сходные позиции» (полисиндетон, перечисление).

Необычное размещение компонентов предложения, как правило, несет экспрессивную функцию, инвертированный компонент воспринимается как коммуникативно-выделенный (инверсия,

дистантность, обособление).

Примеры:

№7

«Г: Не имеет поддержки ни президентская власть, ни исполнительная. То есть, как одним из субъектов, реально существующим…» (инверсия)

№6

«Ж: …президент устами своих помощников, советников, устами Ястржембского, Немцова,- сам он об этом на прямую не заявлял – давал понять, что не поедет». (дистантность)

№10

«Г: Ну, если наш предварительный юридический анализ, а его результаты лежат у меня на столе, подтвердится, то это, этот запрос государственной думы юридически не корректен». (обособление)

В политическом интервью достаточно широко используются такие разновидности повтора как параллелизм, а также лексико-синтаксические повторы: анафора, эпифора.

В политическом интервью риторический вопрос звучит не часто и служит для усиления утверждения и отрицания (отрицания - чаще).

Примеры:

№6

«Г: Разве там обсуждают такого рода проблемы?» (отрицание)

№9

«Ж: А политическая жизнь в нашей стране - разве не бизнес?» (утверждение)

г) Использование экспрессивных средств

В политическом интервью почти не используются гипербола и

мейозис. И журналист, и гость студии контролируют свои высказывания и ограничиваются гиперболами типа «встречи бессмысленны», «со страшной силой», «бурная политическая дискуссия». Вместо гиперболы и мейозиса используются интенсификаторы речи, более мягкие по форме: «глубоко личные причины», «практически все представители политической элиты», «достаточно виртуозно», «чрезвычайно парадоксального человека»

Для российского политического интервью характерно использование таких выразительных средств языка как метонимия, синекдоха, перифраз, эвфемизм.

Примеры:

Политический режим себя исчерпал; ситуацию, которую Россия уже дважды переживала; вряд ли страна сможет перенести еще один удар; Положите нам на стол доходы бюджета и расходы бюджета (метонимия).

Ни одной копейки не получил Петербург; (синекдоха).

Мистер Икс (перифраз)

(вопрос)-Коммунисты – честные люди? – (ответ) Коммунисты - это люди.; (вопрос)На сколько механизм, который везде в мире называют коррупцией, определяет сейчас направление развития экономики России? – (ответ) В самой большой степени, которую только можно предположить себе.(эвфемизм)

Для российского политического интервью характерно самое широкое использование различных видов метафор и иронии как ярких изобразительных и выразительных средств языка.

Примеры:

«политическая элита» (метафора-клише),

«если у вас есть дыра, расскажите, чем вы эту дыру будете закрывать. Если вы убедили нас…тогда у вас содержательная финансовая политика, тогда со страной можно иметь дело…» (метафора)

«могли бы вы подумать что «владелец заводов, газет пароходов» оказался коммунистом?!» (метафора, ирония),

«ассоциирует себя с фокстерьером, по его словам, впивается мертвой хваткой в любой вопрос и не отпускает его.» (сравнение, гиперболическая метафора),

«ну, ничего себе, тактические лавирования! Это принципиальные вопросы!» (ирония),

«коммунисты – честные люди?» (ирония),

«Затем наши чиновники делают широко раскрытые глаза, а кто-то при этом делает огромные деньги. У Бориса Федорова были кристально честные глаза. Взгляд удивительным образом напоминал взгляд Федорова во время черного вторника» (последовательная метафора),

«ведь у нас существует так называемый синдром тещи» (метафора),

«депутатов держат в черном теле» (метафора),

«в этом, наверное, корень зла» (метафора),

«вы много лет занимались КВНом. И вы много лет занимаетесь политикой. Где веселей?» (ирония).

В российском политическом интервью широко используются сравнения, синонимы, приемы контраста речи как яркие изобразительные и выразительные средства языка.

Примеры:

«Встреча была представлена в средствах массовой информации как дружеская беседа одной команды за чашкой чая. Страна увидела лакействующих, пресмыкающихся перед президентом депутатов» (сравнение, синонимы- уточнители),

«ассоциирует себя с фокстерьером» (сравнение)

«поведение коммунистов в Думе, согласитесь, продолжает традиции двойной морали и двойных стандартов (сравнение, синонимы уточнители),

«лоббисты – это не те люди, которые бегают, как зайцы, посреди депутатов и разговаривают со всеми и вся» (сравнение),

«экономика страны превращена сейчас в некий игорный дом…и некоторые игроки просто связаны с крупье контрактом» (сравнение),

«Давайте сегодня серьезно структурируем политическую жизнь страны и скажем, что в парламенте есть здоровые силы, готовые сформировать правительство и взять на себя, я подчеркиваю это, политическую ответственность за происходящее» (нарастание) «Если мы не вытаскиваем страну из кризиса, то мы уходим с политической арены, потому что люди не будут нам доверять». (разрядка);

«Некоторые руководители оппозиции считают себя как бы структурно уже ставшими во власти. И для них очень важное обстоятельство – показать вот той части нашей властной структуры, что они тоже руководят процессом. И что они могут оказать воздействие, и что с ними нужно считаться. Вот на таких ключевых моментах это и проверяется» (нарастание) « …ну я вообще далек от ситуации, при которой можно договариваться на эту тему, поэтому я вряд ли буду вам здесь экспертом. Но то, что определенные политические договоренности существуют, и мы видим их реализацию, это абсолютно верно» (разрядка).

«Вот любое из этих мероприятий, а все они вполне обсуждаемы в складывающейся ситуации, они все ведут к немедленному нарушению Конституции и далее к обвальному развитию событий в стране» (нарастание);

«Потому что нынешняя власть сегодня практически не имеет никакой опоры в обществе, она не имеет никакой поддержки! Ноль! Не имеет поддержки ни президентская власть, ни исполнительная» (нарастание).

 

д) Характер речи

Устная речь телеинтервью неразрывно связана с параметром «неподготовленность». «Неподготовленная речь не готовится заранее, но порождается одновременно с ее произнесением» [Шмелев, Земская, 1988]. Признак «неподготовленность» - существеннейшая черта естественной устной речи.

Признак «неподготовленность» не имеет абсолютного характера. Он может изменяться по шкале от полной неподготовленности (речь на неизвестную заранее тему) до некоторой степени подготовленности (речь обдумана, частично записана, но не читаема, а произносима). Речь может быть запланирована в общем виде, например, тема и ее развитие. Могут быть заготовлены клише, которые говорящие используют, вводя новую информацию, при ответе на вопрос и т.д.

Анализ речи журналиста и гостя студии позволяет определить степень ее импровизации, спонтанности.

Повторяемость ситуации (для журналиста – ведение интервью, для гостя студии - профессиональное освещение событий, комментарий) способствует использованию готовых речевых формул, ослабляя импровизационный характер речи, усиливая ее стандартность, клишированность. Процент употребления клише в речи журналиста в российском политическом составляет 2,1%, в речи гостя студии - 1,1%.

Примеры:

клише: политическая жизнь страны, взять на себя ответственность, двойная мораль, возмутитель спокойствия, здоровые силы, политическая арена, легкие деньги.

В ходе российского политического интервью коммуниканты общаются преимущественно на кодифицированном литературном языке с некоторым обращением к разговорной речи. Процент обращения к разговорной речи журналистами составляет 0,22%, гостями студии – 0,72%.

Примеры:

вырваны какие-то куски, протаскивать решения, синдром тещи, зятю-депутату, ну ничего себе, ну я не знаю, дай бог памяти (обороты разговорной речи).

Обязательная (сознательная или подсознательная) установка на официальность общения в студии (свидетелями общения являются миллионы телезрителей, важность сообщаемой информации) накладывают отпечаток на вид речи, лексический состав, интонацию, синтаксис, мелодику речи. Говорящие лишены той свободы и раскованности, непринужденности общения, которые свойственны личным неофициальным отношениям. В студии звучит официальная речь. Но так как речь не читается по бумаге и не читается наизусть, она выступает как неподготовленная. В процессе речи возможны перебивы, встречные вопросы, комментарии со стороны партнера по общению, характерные для разговорной речи.

Можно сопоставить данные анализа объемов речевых вкладов журналистов и гостей студии. Данные, полученные в результате такого анализа, демонстрируют, что российские журналисты и гости студии приблизительно поровну «делят» время эфира: Ж - 44%, Г – 48 %.

В политическом интервью в российском варианте длина реплики журналиста меньше длины реплики гостя студии. Средняя величина длины реплик журналистов в российском политическоминтервью является наивысшей среди всех изученных типов интервью и составляет 42 словоупотребления, то есть журналисты проявляют в политических интервью наибольшую речевую активность.

Особую проблему составляет вопрос о том, как, в какие моменты речи происходит мена ролей Ж \ Г (Ж – журналист, Г. – гость студии). Существует два полярных типа ситуаций, когда мена ролей открыто стимулирована одним из партнеров коммуникации: 1) говорящий сам уступает «место», побуждая слушающего к речи: Ну а Вы что скажете? Как Ваше мнение? и т.п.; 2) слушающий стремится к речи, говоря что-нибудь вроде: Дай мне сказать … Со мной была такая же история… Эти два типа ситуаций репрезентируют выраженное место мены. Помимо этих двух крайних случаев, есть такие, когда явных показателей мены нет.

Например, начало реплики гостя совпадает с окончанием реплики журналиста. Гость начинает отвечать, не дослушав журналиста.

Примеры:

№7

Ж.: Ну есть президент, есть правительство…

Г.: Сейчас я Вам скажу…

Ж.: Есть основные фракции. Или я неправильно понимаю это?

Гость как бы интересуется у журналиста, а можно ли озвучить последующую информацию.

№7

Г.: И я могу назвать эти основные проблемы.

Ж.: Назовите, пожалуйста.

Коммуникативная ситуация, когда мена «вырвана» слушающим, в большой степени характерна для российского интервью, для участников которого в целом характерна склонность к доминированию в общении. При этом правом высказать свою точку зрения пользуется не только специально приглашенный для этого гость студии, но и ведущий, в особенности, если ведущий хорошо осведомлен по звучащему вопросу.

№ 7

Ж: Где, например?

Г: Мы знаем целый ряд. Посмотрите, как прошли…

Ж: (перебив) Ну Чечня – понятно…

Г: Посмотрите, как прошли выборы в Башкирии, например.

№9

Ж.: И эти договоренности включают в себя как , в общем, интересы страны, так и конкретные интересы людей, которые…

Г.: (перебив) Скорее… Скорее, отраслевые интересы, интересы определенных кланов, группировок, финансовых групп, и, в определенной степени, тех депутатов, которые пытаются протаскивать эти решения…

Ж.: (перебив) Если сам парламентарий говорит о том, что, в этом смысле, интересы страдают, то какой механизм нужно придумать, может быть, я не знаю, (Г: Он есть) комиссия по этике …

В том, что речевой вклад журналиста и гостя часто равен по объему (и достаточно велик) и заключается специфика политического российского интервью. Часто российский журналист имеет свою точку зрения (и или высокий уровень подготовленности по конкретному вопросу) и считает необходимым «опубликовать» ее. Частую мену ролей можно объяснить и тем, что партнеры не умеют слушать друг друга: в диалоге встречаются частые перебивы, незаконченные мысли и фразы. Журналист как бы пытается предвосхитить ответ на вопрос, стремясь проявить осведомленность, оригинальность, значимость, а приглашенный в студию лишь служит средством для демонстрации этих качеств журналиста. С увеличением речевого вклада коммуникантов частота мены ролей снижается.

Диалогичность в российском политическом интервью получает воплощение также в «сигналах членения» или «сигналах речи». Они выполняют текстообразующую роль, сигналя собеседнику что-то вроде: «я тебя слышу», «я тебя слушаю», «продолжай», «мне интересно». Эти сигналы передают реакцию слушающего, служат для проверки работы канала связи. Такие сигналы действуют совместно с паралингвистическими средствами – жестами и мимикой.

Российской речевой культуре свойственно довольно интенсивное использование таких речевых сигналов, как: эээ, ммм,. При этом процент использования их в политическом интервью достаточно высок. Возможно, это связано с необходимостью формулировать вопрос или ответ на вопрос.

Примеры:

№9

Ж.: «Правда ли, что ууу зреет идея ммм что доказывает реальность происходящего (пауза) вы можете возглавить эээ фракцию во фракции, или некую группу во ммм фракции компартии в парламенте.»

Существует определенная связь между фиксированностью темы и официальностью сообщения. Тема бывает фиксирована обычно в официальных условиях общения [Шмелев, Земская, 1988]. Фиксированность темы при непринужденном общении очень часто нарушается, внутри заданной темы возможны и часто возникают отходы, отступления.

Часто речь движется по принципу «ассоциативного присоединения», используя слова типа кстати, обороты: А вот еще я знаю случай и т.п. Возможно, что «одна из основных движущих сил сцепления тем в таком разговоре – закон ассоциативного присоединения» [Шмелев, Земская, 1988, С.26]. Это ассоциативное присоединение может быть для говорящих и очевидным, и подспудным. Импульсом для возникновения ассоциаций могут быть контекст и конситуация. Для российского политического интервью характерна контекстовая ассоциация (из реплики гостя студии: «Деньги, приходящие неизвестно откуда и тратящиеся неизвестно куда, - это и есть элемент коррупции». Ответная реплика журналиста: « Мне кажется, экономика страны превращена сейчас в некий игорный дом, где деньги не зарабатываются, они распределяются. И некоторые игроки просто связаны с крупье контрактом или договоренностями»). Реакция на реплику гостя студии: «Ну, вы так дипломатичны в оценке этих механизмов … Я хочу привести ваши слова, когда вы оцениваете другие механизмы, выходящие за рамки Думы. Владимир Семаго./ Цитата …»

Конситуативная ассоциация встречается реже, но также возможна. «Институт экономического анализа. Мы попробуем проанализировать сегодня нашу экономику, раз уж так называется ваш институт …За 30 секунд до эфира у нас сгорела лампочка, которая не выгорала годами Это что-то да значит. Сегодня будет, видимо, тяжелый эфир, по-настоящему, потому что сегодня «Час Пик» для чрезвычайно парадоксального человека».

Анализ поведения журналиста в русском политическом интервью помогает нам раскодировать коммуникативную стратегию интервьюера в вышеуказанном контексте. Речь чаще всего запланирована в общем виде, определена тема и ее развитие в ходе интервью. Образцы вопросов или ремарок журналиста наводят на мысль, что наиболее важные части телеинтервью были продуманы заранее. «…Если верить той информации, которая у нас есть, в понедельник…Ну вот, в пятницу Госдума продемонстрировала то, что она не везде и не во всем солидарна с правительством…». Интервьюером озвучиваются оригинальные трактовки взглядов на общеизвестные проблемы, вопросы заставляют взглянуть на проблему в необычном ракурсе. Журналист пользуется планом ведения беседы, но не читает вопросы, а импровизирует – составляет вопрос в момент его «выхода в свет». Интервьюеры также периодически пользуются письменными текстами во время постановки вопроса.

Ситуативный фактор отражается на формировании речи в разных типах интервью: в интервью – портретах, носящих оттенок личностных отношений, он поддерживает непринужденность и спонтанность речи, в интервью – протоколах официальная обстановка протекания речи этому не способствует. В проблемных интервью (к ним мы относим политическое интервью) можно отметить стремление к пространности, развернутости. С усилением фактора общественной значимости темы интервью реплики собеседников удлиняются, чаще встречается диалог, переходящий в монолог, чему способствует стремление коммуникантов к обстоятельности.

Российские интервьюируемые не читают ответов на вопросы в ходе политического телеинтервью. Они говорят, используя неподготовленную, спонтанную речь.

Характерным является употребление вводных слов и предложений, модальных слов (…тоже вроде… тоже,в общем, тяжелая репутационная потеря. 800 тысяч, если я не ошибаюсь. Ну, вы знаете, дискуссия на тему … Все-таки он, наверное, оглядывался чуть- чуть …).

Употребление частицы ну в сочетании с вводным словом хорошо, с которых начинается треть реплик журналистов, свидетельствует о необходимости сформулировать вопрос для логического продолжения беседы и характеризует речь журналистов как импровизацию. (Ну, хорошо, как, на ваш взгляд, может развиваться ситуация? Ну, хорошо, давайте поговорим о текущих наших политических делах. Ну, хорошо, а как вы относитесь к тому, что президент…).

Синтаксическая организация текстов журналистов также свидетельствует о спонтанности реакций, не чтении, а «сиюминутном рождении» вопросов и ответных реакций.

Так, в текстах присутствуют случаи, когда говорящий не справляется с выражением коммуникативного намерения и прибегает к синтаксическим перестройкам. (Вот объясните мне, пожалуйста… Вы знаете Думу изнутри. Это делается… вот это голосование происходит от того(перестройка), что принципиально, из экономических убеждений, из понимания экономической ситуации депутаты считают, что это не нужно, что это не должно делаться вот так).

Также встречаются примеры регрессивной доработки реплики, конструкции с местоименным удвоением и постпозитивное определение. (Дискуссия на тему научных проблем, она идет, в общем-то, от… Ну, а вот как вы относитесь к такому массовому отказу политиков очень многих (постпозитивное определение) Я имею в виду – из политических сил известных, признанных политических сил в стране? (постпозитивное определение) Поскольку они имеют большинство в Думе, они голосовали выборочно (местоименное удвоение)).

Имеются случаи перебивов содержания, отступлений. (Подождите, вот извините, что я Вас перебиваю. Все-таки, мне интересно. И, я думаю, не одному мне) (перебив). ( Кроме того известно, что ни одной копейки не получил Петербург и на проведение этой панихиды (отступление)).

№9

Г.: Это мои товарищи по партии. И мы внутри партии можем принять определенные решения, которые будут, так сказать, так или иначе…(отказ от продолжения фразы).

№9

Ж.: И эти договоренности включают в себя как, в общем, интересы страны, так и конкретные интересы людей которые… (отказ от продолжения фразы)

№7

Г.: Но меня больше обеспокоило другое событие, вот, выступление президента во время панихиды: слова о невинно убиенных, и о том, что искуплениедолжно наступить. А я в этот момент подумал о том (отступление), что у нас до сих пор тела убитых людей в Чечне еще не захоронены, и многие не найдены, не возвращены. И это не дела давно минувших дней, это то, что произошло сейчас, вот только что. И я считаю, что ответственность за это несет лично сам президент и другие члены российского руководства. Поэтому хотелось бы, чтобы, если уже говорить так абстрактно о том, что речь идет о некоем искуплении(смысловой круг), о невинно погибших…

№7

Г.: Ой Евгений Алексеевич, я прошу прощения, но я думаю, что это совершенно…(перестройка речи) это каждый принял решение, какое считал нужным.

№7

Ж.: Вы сказали про Федерацию.

Г.: Да, касательно федерации. Ну, у нас сегодня, действительно, создается положение… (напоминание об основной идее).

№7

Ж.: Ну, правильно. Но я хотел бы несколько уточнить (обнажение стратегии)…

Г.: Затем, я считаю важнейшим вопросом проблему создания профессиональной армии (выражение модального значения убежденности).

Г.: Посмотрите, вся программа сориентирована – больше брать долгов. Да? (апелляция к слушателю).

Г.: Ну где вы вообще видели антикризисную программу в условиях такой реальной безработицы (вовлечение слушателя в повествование).

Ж.: Нет, но вы, в принципе, согласны, что у нас сейчас положение безвыходное? (контроль говорящего за восприятием речи).

Ж.: Ну, а что касается вот того вопроса, о котором вы, кстати, только что упомянули – вот…(ссылки на более раннюю информацию).

Г.: Но, тем не менее, насколько мне известно, основные средства были разысканы Петербургом самостоятельно (конструкции идентификации.)

Г.: Значит, я вижу шесть основных проблем, которые должны стать базой уже такой дискуссии. Первая – это изменение системы власти… Второе – это изменение экономической концепции…(дробное членение информации на сегменты).

Поведение российских журналистов на экране, их манера говорить, вести интервью часто очень индивидуальны по характеру.

 

4. Лингвокультурологические особенности

Понимание того, что текст плотно насыщен культурозначимой информацией позволяет рассматривать его как объемное многомерное явление, «совокупность всех содержащихся в тексте куьтурозначимых сведений» (Добросклонская, 2000, С.204).

Все из проанализированных нами в данной работе российские политические интервью имеют узконациональную направленность – в них обсуждаются вопросы, вплотную связанные с освещением и обсуждением вопросов внутренней политики России, с влиянием мировой политики на состояние дел в нашей стране. Большое количество культурозначимых реалий – яркое тому подтверждение:

похороны Николая II, Петербург, в Чечне, генерал Лебедь, Михалкова надо отнести к политикам, КПРФ, Зюганов сказал, правительство Кириенко; экономика, монополизированная вокруг «трубы», Государственная Дума, традиции двойной морали и двойных стандартов, Конституция, игорный дом; антикризисная программа, настоящие русские интеллигенты, похоронить Ленина, «черный вторник», КВНщик; на зеркало пенять, впиваться мертвой хваткой, шесть министров-капиталистов, корень зла, депутатов держат в черном теле, раскольник и возмутитель спокойствия, «показать козу».

Изучение текстов телеинтервью с позиции лингвокультурологических особенностей позволяет выявить национальную специфику речевой коммуникации, характерную для данной коммуникативной культуры.

 

Аналогично приведенному описанию политического интервью были исследованы и описаны деловое и творческое интервью. Соответствующие описания приведены в приложении №1 и №2.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.51.33 (0.023 с.)