ТОП 10:

Трава, благодаря которой дым поднимается столбом.



Было несколько попыток идентифицировать растение, о котором здесь идет речь. На сегодняшний день приня­то считать, что это Laptadenia pyrotechnica — куст высотой около пяти метров с тонкими зелеными ветвями, почти ли­шенными листьев, встречаю­щийся в Аравийской пусты­не, на юге Иорданской доли­ны и на севере Синая. Это растение необычайно легко воспламеняется. Доста­точно поджечь одну ветвь, и тотчас возгорается весь куст, образуя мощное пламя (до десяти метров в высоту). Возможно, что добавление ве­ток этого растения в смесь для воскурения производило эффект, описываемый в Тал­муде.


 



 


ЭТИКА И ПОЭТИКА


Нехемии, у Иосифа Флавия, в апокрифичес­ких 'Завещаниях двенадцати патриархов". Однако только в аггаде беседы (диалоги) и частные случаи стали предметом воспомина­ний. Мы видим не только событие, но и реакцию на него рассказчика. Все вместе при­обретает бытовую достоверность, неизвестную литературе предыдущих эпох.

Это дает возможность показывать историю не через описание битв и походов, а через


жизнь обычных людей. Рассказ р. Йоханана б. Нури о последнем из рода Абтинас — одно из самых сильных мест в литературе древнос­ти. А ведь в рассказе почти ничего не проис­ходит. Если убрать из него диалог и лишить мемуарной формы, он просто рассыпется. Воспоминание о встрече и есть то событие, которое создает рассказ, со всем эмоциональ­ным и историческим содержанием, скрываю­щимся за скупым диалогом.



38Б


ЙОМА


 



ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

6Брахот 48б; Шаббат 8а; Моэд катан 28а; Таанит 5б 7Тосефта, Йома 2:8; см. Иерус. Талм., Шкалим 5:1; Шир га-ширим 3 (вариант)


Из этого вывел Бен Аззай:

— По имени позовут тебя, на твое место

возвратят тебя, [38б] из твоего дадут тебе,

6и никто не коснется того, что назначено

его ближнему, и аодно царство не проник­нет в другое даже на толщину волоска.

"...О Гугросе б. Леви, отказывавшемся раскрыть секреты пения псалмов".

Учили.

7Когда он, вложив большой палец в рот, а другой прижав к губам, возвышая голос, пел, то когены, братья его, отшатывались, как один, назад, потрясенные.

Учили наши наставники.

Бен Камцар никогда не обучал искусст­ву письма. О нем рассказывали, что он сжимал четыре тростниковых пера между пальцами и единым движением писал


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аИ одно царство не проникнет в другое даже на толщину волоска...Смысл этого изречения раскрывается в трактате "Таанит" (5б, см. во втором томе данной антологии) Господь размышляет, как ответить на просьбу Шмуэля повременить с карой Шаулю (Саулу). Оставить Шауля в живых? Но ведь уже приблизилось царствование Давида, и он не может править одновременно с Шаулем. "Одно царствование не проникает в другое даже на толщину волоска".

ЭТИКА И ПОЭТИКА


Из твоего дадут тебе...Перед нами не что иное, как знаменитая максима "каждому — свое" (suum cuique tribuere). В латинском и греческом вариантах она была постоянно на слуху, составляя основу римского права. Пос­ловицы и максимы путешествовали из одной культуры в другую (Ш. Либерман нашел толь­ко в "Сатириконе" Петрония три поговорки, известные также из Вавилонского Талмуда). Но "каждому — свое" — больше чем фольк­лор. Это коренной принцип позднеантичной цивилизации с ее индивидуализмом и разно-


образными формами собственности. См. так­же рассуждения на тему "каждому — свое" в нашей антологии (Ктуббот 67б, 68а, т. 2). Обни­щавший богач, требуя деликатесов в качестве подаяния — ведь не община жалует, а Гос­подь, — говорит: "Я питаюсь за счет Всемилос­тивого. Ибо мы учили: 'Очи всех устремлены к Тебе, и Ты даешь пищу им в свое время' (Пс. 145:15). Сказано не 'в их время', но 'в свое'. Святой, благословен Он, пропитание дает каждому — свое (в чем тот нуждается по привычке своей)".



ЙОМА 38Б



ачетырехбуквенное Имя. Спросили у него: "На каком основании ты не учишь других своему ремеслу?" Остальные нашли, что ответить на этот вопрос, а 8Бен Камцар — не нашел. О тех, кого восхваляли, сказано: "Память праведного благословенна" (Прит. 10:7). О Бен Камцаре же и о подобных ему написано: "А имя нечестивого истлеет" (там же).


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

8Тосефта, Йома 2:8; Шир гa-ширим 3


ПРИМЕЧАНИЯ Четырехбуквенное Имя- Тетраграмматон, непроизносимое Имя Бога.

Комментарий р.Штейнзальца

Главные ворота Храма, в отличие от других, были сделаны из особой меди и назывались вратами Никанора. Это название связано с чудесной легендой, которая и приводится в Гемаре. Но главное в этой легенде — не чудо, а рассказ о самоотверженности человека, который ставил на карту жизнь ради того, чтобы хоть частично исполнить возложенную на него миссию. Доставка ворот для Храма — не просто работа, но акт, сопряженный с глубокими религиозны­ми чувствами. Во всяком случае, так это воспринималось Никано-ром; отсюда его готовность к самопожертвованию, которая и обус­ловила свершение чуда.

В мишне упомянуты имена нескольких людей, которые внесли свою лепту в обновление храмовой утвари и потому восхвалялись, то есть были записаны в историю народа в качестве положитель­ных героев. Однако в истории есть и страницы проклятия, куда заносятся имена тех, кто заслужил хулу многих поколений. В следующей мишне говорится о таких людях, чье нежелание делить­ся профессиональными секретами влекло потерю уникальных зна­ний и умений.

Первый рассказ о роде Гарму, представители которого были ответственны за испечение хлебов предложения (лехем га-паним) в Храме. Следует заметить, что этот хлеб должен был иметь довольно сложную форму, изготовить его и испечь было делом далеко не легким. Секретом выпечки лехем га-паним владела семья Гарму, и в


38 ЙОМА

этом смысле являлась монополистом. Мудрецы пытались бороться с таким положением дел и пригласили пекарей из Александрии египетской, которая в то время (II—I вв. до н. э.) была, безусловно, самым передовым центром культуры, в том числе с точки зрения развития технологии. Высокопрофессиональные, оснащенные по последнему слову техники александрийские хлебопеки должны были разрушить монополию рода Гарму. Однако у них ничего не получилось.

В дальнейшем развитии событий следует подчеркнуть два мо­мента, важных для понимания всего фрагмента. Во-первых, обра­тим внимание на поведение мудрецов. Они, конечно, хотели сло­мать монополию одной семьи, но, с другой стороны, осознавали лежащую на них ответственность за соблюдение всех деталей храмовой службы. Увидев, что попытка лишить род Гарму приви­легированного положения не удалась, мудрецы решили отказаться от задуманного, отступили и нашли в себе силы просить Гарму вернуться к исполнению своих обязанностей. В основе поведения мудрецов — вывод: "Все, что создал Святой, благословен Он, — создал для славы Своей". То есть все создано во славу Его, — Его, а не людей, следовательно, и мудрецам не следует руководствоваться заботой о собственном достоинстве — значит не зазорно признать свое поражение и вновь обратиться к семье Гарму.

Второй подчеркиваемый здесь момент состоит в том, что у Гарму был довольно весомый аргумент, оправдывающий их нежелание делиться своим знанием. Они опасались, что если это знание станет всеобщим, то может быть использовано не по назначению. Сохране­ние знания в пределах одной семьи оберегает его от профанации. Этот аргумент, по-видимому, не принимался мудрецами (ведь род Гарму все-таки хулили), однако это не мешало мудрецам видеть и заслуги представителей рода Гарму. Мудрецы восхваляли род Гар­му за то, что те не только не соблазнялись желанием отведать испеченный для Храма хлеб (что запрещено галахой), но и стара­лись исключить саму возможность таких подозрений, хотя это было сопряжено с определенными неудобствами.

Подобная история рассказывается и об изготовителях фимиама (кторет). И эта работа была чрезвычайно сложной. Фимиам изго­товлялся из одиннадцати различных трав. Пропорция, в которой следовало смешивать эти составляющие, была известна, однако, как при составлении любого благовония, здесь следовало учитывать множество деталей, связанных со временем сбора, способом смеши­вания составляющих и т.д. Все эти детали являлись профессиональ­ным секретом семьи Абтинас. Но главное, что Абтинас умели так воскурять фимиам, что при этом дым поднимался прямо вверх, а не клубился облаком. Как и в предыдущем случае, мудрецы пытались разрушить монополию семьи Абтинас, но, в конце кон-


ЙОМА 38

цов, отступили, приняв во внимание, что честь Храма (в сущности, честь Всевышнего) выше их собственного достоинства. И представи­тели рода Абтинас оправдывали свое нежелание делиться знанием тем, что опасаются профанации. В отличие от предыдущей исто­рии, в отношении рода Абтинас есть дополнительный отрывок, из которого следует, что мудрецы могли убедиться в искренности рода Абтинас, ибо на определенном этапе после разрушения Храма они поделились своим знанием, ибо более не могли полагаться на то, что их секрет сохранится внутри семьи. И, по словам р. Акивы, "с этого времени запрещено хулить род Абтинас".

Следующий рассказ о Гургосе, умевшем впечатляюще петь псал­мы, извлекая особые звуки с помощью определенной техники. Гургос не хотел делиться своим умением, и мудрецы относились к нему как к человеку, который лишил мир определенного знания. Подобного же рода история о Бен Камцаре, писце, который, по-видимому, изобрел технику письма (некоторые полагают, что речь идет о зачатках книгопечатания) и не хотел обучать ей других, и таким образом также лишил мир определенного знания.

Общая мысль этого фрагмента состоит в том, что любое знание, за исключением того, что может быть опасным или вредным (ср. Хагига 14, т. 2), необходимо распространять, обучать ему других, а не оберегать его в собственных интересах. У индивидуума нет права собственности на знание, оно принадлежит всему миру. Поэтому те, кто способен поделиться знанием, умением или привнести в мир что-то новое, достоин хвалы. А те, кто пытается сохранить знание для себя и влечет, тем самым, его потерю, достоин хулы, и его история выносит ему приговор, определяется словами: "А имя нечестивого истлеет" (Прит. 10:7).


ЙОМА

П

ервые семь глав Мишны трактата "Йома" посвящены описанию порядка службы первосвященника на Йом Киппур. В частности, после завершения жертвоприношений первосвященник читал перед народом Тору. Об этом сообщается в начале седьмой главы (68б): "Первосвященник идет читать Тору. Хочет, пусть читает в льняном облачении [в котором совершал службу], хочет — в собствен­ном белом халате..." Вопрос, который в связи с этим обсуждает Гемара: может ли первосвященник носить священнические одежды, в которых совершается служба, для собственного удовольствия? Положительный ответ можно вывести из мишны, если предположить, что чтение Торы не является частью службы. Окончательное решение вопроса дает барайта, в которой ответ явно сформули­рован. Казалось бы, барайта сыграла свою роль, но, согласно композиционным законам Талмуда, она не "сходит со сцены", а становится предметом обсужде­ния, с которого и начинается наш фрагмент.


ЙОМА


69А


 



Учили [в барайте]: 1Выходить в священничес­ких одеждах за пределы Храма — запрещено < ... >

Нельзя носить священническое облачение за пределами Храма. Так ли это? Разве мы не

учили, что 2двадцать пятого числа месяца те­вет, ав День горы Гризим, запретный для опла­кивания, в день, когда просили кутии у Алек­сандра Македонского разрушить Храм Бога на­шего, и разрешение было дано им, и объявили Шимону Праведному об этом, разве не учили мы, что в этот день облачился он в священни­ческие одежды и накинул священническое пок­рывало, и с ним знатнейшие из Израиля с факелами в руках. И всю ночь шли навстречу друг другу Александр и кутии, с одной стороны, и Шимон Праведный со знатнейшими Израиля — с другой, пока не встал столп зари. Когда же встал столп зари, спросил Александр: — Кто это такие?


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

1Тосефта, Килаим 2:14 (вариант); см. Иерус. Талм., Килаим 9:1

2Мегиллат Таанит 9; см. Иерус. Талм., Брахот 2:1

РЕАЛИИ

Кутии— самаритяне, потом­ки народов, поселенных асси­рийцами на месте Израильс­кого царства, разрушенного в 722 г. до н. э. Эти народысмешались с остатками север­ных десяти колен и принялиэлементы еврейской религии. Самаритяне пытались замес­тить Иерусалимский Храмсвоим собственным храмомна горе Гризим. Отсюда кол­лизия, описанная в нашемэпизоде.


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аДень горы Гризим- принадлежал к числу дней, когда евреям было запрещено поститься, поскольку в этот день Господь явил для них чудо. Эти дни перечислены в трактате "Мегиллат Таанит", датируемом I в. н. э.

ЭТИКА И ПОЭТИКА


Когда просили кутии у Александра Ма­кедонского...Перед нами образец жанра, процветавшего в поздней античности. Подроб­но мы рассказываем о нем в комментарии к фрагменту из трактата "Тамид" (31а-32б, см. во втором томе данной антологии). Великий Александр — личность, безусловно, истори­ческая. Но сам жанр не принадлежит к исто­риографии. Это беллетристика: фантастичес­кие и моралистические романы и повести, анекдоты и письма. В трактате "Тамид" Алек­сандр высмеивается как образец человеческой суетности. В нашем фрагменте он предстает справедливым царем, которого образ иеруса­лимского первосвященника ведет от победы к победе. Все восточные народы, покоренные


оружием и величием Александра, предлагали свои "национальные" трактовки его образа. Так, роман Псевдокаллисфена сообщает о происхождении Александра от последнего еги­петского фараона, о путешествии царя в Оазис Амона, где бог сообщает о своем покро­вительстве македонскому оружию.

Образ "еврейского Александра" встречается не только в Талмуде. Уже Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» (XI, 8, 4-5) рассказал эпизод, почти полностью совпадающий с текс­том из трактата "Йома". Различия — мини­мальные. Первосвященник у Иосифа — не Шимон Праведный, а Иаддуй (Йоаддай), встреча происходит не у Антипатриды, а на гap га-Цофим (на горе Скопус) у Иерусалима.



69А


ЙОМА


 


 

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ 3см. Сангедрин 26б

РЕАЛИИ

Антипатрида— город на се­верной границе Иудеи (Миш-на, Гиттин 7:7). По свидетель­ству Иосифа Флавия, был пос­троен Иродом I в память о его отце Антипатре ("Иудейские древности", XVI, 5, 2). В эпоху римского владычества Анти­патрида часто упоминалась в качестве военного лагеря и стоянки для путешественни­ков.

Хазан( ) — букв. "смотри­тель" (от глагола — "смо­треть"). В эпоху Талмуда — должностное лицо общины (синагоги, города и т. п.). В этом фрагменте речь идет о служителе Храма (Мишна, Йома 7:1).


Ответили ему:

— Это те евреи, что возмутились против тебя.
Когда же дошли до Антипатриды, засияло

солнце, встретились обе процессии, увидел Алек­сандр Шимона Праведного, сошел с колесницы и склонился перед ним. Сказали ему:

— Ты — великий царь и склоняешься перед
этим евреем?

Ответил он им:

— Образ этого человека шел впереди меня и
вел меня к победам в моих войнах.

Спросил Александр у евреев:

— С каким делом вы пришли ко мне?
Те ответили:

— Возможно ли, чтобы язычники убедили тебя разрушить Храм, в котором мы молились за тебя и за царство твое, да не подвергнется оно погибе­ли?

— Кто они [эти язычники]?

— Это кутии, что стоят сейчас перед тобой.
Сказал царь:

— Они — в руках ваших.
3Немедленно проткнули им пятки, привязали

их к хвостам лошадей и поволокли их по колюч­кам и чертополоху, пока не достигли горы Гри-зим. Когда же пришли к горе Гризим, вспахали это место и засеяли викой, как кутии думали поступить с Храмом Бога нашего. И сделали евреи этот день праздничным.

[Из этой истории следует, что можно носить священнические одежды за пределами Храма, что противоречит барайте. Это противоречие разре­шимо.] Если хочешь, скажи: то были одежды, пригодные для того, чтобы


ЭТИКА И ПОЭТИКА


Роль священнических облачений в рассказе Иосифа понятнее: именно в них Иаддуй яв­лялся царю во сне, и с тех пор Александр уже никого не видел в таких ризах. Расхождения — скорее в контексте, чем в тексте. Иосиф встраивает роман в историю, делает его час-


тью широкого хронологического повествова­ния. Не так в Талмуде; здесь весь эпизод связан с галахической проблемой: можно ли носить священнические одеяния за пределами Храма?



ЙОМА


69А, 69Б


 



облечься в них первосвященнику [но не священ­нические одежды]. А если хочешь, повтори слова Писания: "Время действовать за Господа — они преступили Закон Твой" (Пс. 119:126).

[Учили в мишне:] "Хазан синагоги берет свиток Торы и передает его главе синагоги, глава синаго­ги передает свиток азаместителю первосвященни­ка, заместитель передает его первосвященнику, первосвященник встает и берет свиток, и читает его".

Выходит, 4оказывают почет ученику в присут­ствии учителя [поскольку люди, по положению своему ниже первосвященника, берут Тору до него]! Сказал Аббайе:

— Наоборот: все это делается, чтобы почтить первосвященника.

Первосвященник встает? Но разве мы не учили [69б], что 5никому не позволено сидеть в Храмовом дворе, кроме царей из дома Давида? Ибо сказано: "И вошел царь Давид, и сел пред Господом" (Пар. I 17:16). Это можно объяснить согласно сказанному р. Хисдой: речь идет о Женском дворе. А где р. Хисда говорил об этом? Учили [в барайте]: 6Где читаем свиток? На Храмовом дворе. Р. Элиэзер б. Яаков заметил: "Читаем его на Храмовой горе, ибо сказано: 'И читал из нее [из Торы] на площади, которая перед Водяными воротами' (Неем. 8:3)". А р. Хисда сказал: "На Женском дворе".


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

4Сота 40б, 41б; Бава батра 119б 5Йома 25а; Сота 40б, 41б; Киддушин 78б; Сангедрин 101б; Тамид 27а; Иерус. Талм., Йома 26а; Иерус. Талм., Псахим 5:10; Иерус. Талм., Сота 7:7; Тосефта, Сангедрин 4:2 6Сота 406; Тосефта, Сота 7:8

РЕАЛИИ

Женский двор— см. Сукка 52, т. 2.

Эзра— духовный лидер ев­реев, вернувшихся на родину из вавилонского изгнания. Был послан (ок. 558 г. до н. э.) в Иерусалим персидским ца­рем Артаксерксом I с полно­мочиями ввести Тору в ка­честве действующего закона. Проповедь у Водяных ворот (около 445 г. до н. э.) была центральным событием в ис­полнении им его миссии (см. Неем. 8).


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аЗаместитель первосвященника( ) - священник, который должен был занять место первосвященни­ка в случае, если тот не сможет исполнять службу Йом Киппура (например, по причине ритуальной нечистоты). Заместитель назначался за семь дней до Йом Киппура (Мишна, Рош га-шана 1:1).

ЭТИКА И ПОЭТИКА


"И читал из нее на площади, которая перед Водяными воротами".Вопрос о том,


где в Йом Киппур читается свиток, повлек за собой обсуждение вопроса о чтении свитка



69Б


ЙОМА


 


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

7Софрим 12:8; Иерус. Талм., Брахот 7:3; Иерус. Талм., Мегилла 3:7


читал из нее на площади, которая перед Водя­ными воротами... И стоял Эзра-книжник на деревян­ном помосте, который сделали для этого... И открыл Эзра книгу перед глазами всего народа, так как он стоял выше всего народа; и когда он открыл ее, весь народ встал. 7И благословил Эзра Господа, Бога велико­го" (там же, 3-6).

Что значит "великого"? Сказал р. Йосеф со слов Рава:

— Написано "великого", потому что возвели­
чил Его Эзра аНевыразимым Именем.

А р. Гиддель считает:

— "Великого" — в соответствии со сказанным:
"Благословен Господь, Бог Израиля, от века и до
века" (Пар. 116:36).

Спросил Аббайе у р. Дими:

— Может быть, Эзра возвеличил Его Невыразимым Именем?
Р. Дими ответил:


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ аНевыразимое Имя- . Имеется в виду Тетраграмматон.

ЭТИКА И ПОЭТИКА


Эзрой у Водяных ворот. Гемара остановилась на вопросе, почему Эзра назвал Бога великим. Первая версия: Эзра произнес Невыразимое четырехбуквенное имя, запрещенное к произ­ношению за пределами Храма. Почему же он сделал это? Тому была серьезная причина: народ воззвал к Господу. И далее следует поразительный рассказ о двух страстях — Страсти к идолослужению и Страсти к разв­рату. Первая страсть — самая ужасная. Из-за нее евреи попали в вавилонский плен, понес­ли тяжкое наказание. Теперь, во времена Эзры, они жаждут избавиться от нее, и это им даровано. Но вторая страсть остается при них, поскольку без нее невозможно деторож­дение, даже куры не несутся. Вторая версия — Эзра произнес: "Бог великий, сильный и ужасный", чтобы вернуть Господу Его корону. Проповедь Эзры у Водяных ворот — одно из важнейших событий в еврейской истории,


произошедшее около 445 г. до н. э. Но исто­рия в обычном смысле не интересует мудре­цов. Они не излагают своими словами библей­ский рассказ об Эзре, как это делает Иосиф Флавий в «Иудейских древностях». В каком-то смысле они поступают, как современные исто­рики или филологи, читающие "между строк", соединяющие самые разные источни­ки в неожиданных комбинациях. Так, к тек­сту Нехемии привлечены слова Захарии, опи­сывающего свое видение: медный сосуд, а в нем — женщина. И отсюда метафорическое изображение Страсти, помещенной в закры­тый свинцовой крышкой сосуд. Параллельно описанию реальных событий развиваются сю­жеты, которые могут показаться нам фантас­тическими. Однако в них прослеживается четкая логика, они столь же художественны, сколь и рациональны.



ЙОМА


69Б


 



— Не произносят Невыразимое Имя за преде­
лами Храма!

Разве? Ведь написано: "И стоял Эзра-книжник на деревянном помосте, который сделали для этого... И благословил Эзра Господа, Бога велико­го", — и объяснил р. Гиддель: возвеличил Его Невыразимым Именем. Верно, но это был особый случай! [И в виде исключения Эзра произнес Невыразимое Имя. Что же случилось тогда?]

8"И воззвали они к Господу, Богу своему, во весь голос" (Неем. 9:4). И что же они кричали? Сказал Рав (а по мнению некоторых — р. Йоха-нан):

— Они кричали: "О, этот насильник! аХрам наш
разрушил, Святилище сжег, всех праведников
умертвил, Израиль в изгнание отправил и по сей
день он пляшет среди нас! Ты, Господь, дал его
нам, чтобы мы могли получить награду за сопро­
тивление ему. Не хотим ни его, ни награды!" Тут
упало с Небес послание: "Истина". (Из этого
р. Ханина вывел, 9что bпечать Святого, благословен
Он, — "Истина".)


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

8Сангедрин 64а 9Шаббат 55а; Иерус. Талм., Сангедрин 1:1; Берешит рабба 81:2; Дваримрабба 1:7; Шир гa-ширим рабба 1:5

ЛЕКСИКА

О, этот насильник!

. Это восклицание проис­ходит, по-видимому, от гре­ческого слова — "наси­лие", "беззаконие", которое и в греческом использовалось как восклицание.


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аХрам наш разрушил, Святилище сжег, всех праведников умертвил, Израиль в изгнание отправил...

Ср. сказанное о Злом побуждении: "...ибо обратил взор на Первый Храм, и разрушил его, и уничтожил мудрецов его" (Сукка 52а, см. т. 2).

ьПечать Святого, благословен Он, - "Истина".В трактате "Сангедрин" Иерусалимского Талмуда (1:1) в контексте обсуждения законов о количестве судей, необходимом для рассмотреня того или иного дела, Бог сравнивается с судьей, который своей печатью скрепляет решение Небесного суда. Возникает вопрос: "Что за печать у Святого, благословен Он?" Р. Биби от имени р. Реувена сообщает: "Истина" (т.е. на печати Господа написано "Истина"). Рейш-Лакиш поясняет: " - первая буква алфавита, Л -последняя, а - ровно посередине [вместе они составляют слово - 'истина'], чтобы сказать нам:

'Я, Господь, - первый...' (Ис. 41:4) - не наследую Я другому; '...и кроме Меня - нет Бога' (Ис. 44:6) - нет у Меня напарника '...и с последними Я тот же' (Ис. 41:4) - не передам Я в будущем [свою власть] другому".

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


Тут упало с Небес послание: "Истина"...

В чем мораль талмудического рассказа о Страсти к идолослужению и Страсти к разв­рату? Сказать трудно. Возможно, современно­му читателю покажется, что понятие "мо-


раль" к этому повествованию неприложимо, что пытаться извлекать из него нечто поучи­тельное столь же сложно, сколь и не нужно. Однако одна из древнейших и популярней­ших форм еврейской словесности, а затем и



69Б


ЙОМА



Объявили они пост на три дня и три ночи, и он был отдан им на расправу. Выпрыгнул он, словно огненный молодой лев, из Святая святых. Сказал пророк Израилю: "Это — Страсть к идолослуже-нию, ибо написано: Это — само нечестие' (Зах. 5:8)".



 


ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


литературы — драша (проповедь) как раз ста­вит себе целью поучение, основанное на тол­ковании Библии и Талмуда. К концу средневе­ковья арсенал интерпретаторских средств проповедников (даршаним) мог включать в себя, помимо традиционных методов мидра-ша, элементы философской и каббалистичес­кой экзегезы, что позволяло решать достаточ­но сложные задачи.

Распространенный риторический прием даршаним, восходящий к танаитским мидра-шам, а в средние века служивший неотъемле­мой частью галахических хидушим, — начи­нать с указания трудностей толкуемого тек­ста, с тем чтобы затем разрешить их.

Именно так начинает толкование рассказа о Злом побуждении р. Йонатан бен Натан Эйбешюц (1690-1764, Польша, Германия) — выдающийся талмудист своего поколения, считавшийся каббалистом и обвинявшийся в тайной симпатии к саббатианству, — в одной из своих драшот, изданных в ставшем попу­лярным сборнике Яарот дваш.

"Весь этот рассказ очень странен... боль­шинство ученых и мудрецов объясняют, что Злое побуждение не есть нечто вне тела, но некая сила в самом теле, материальная и грубая его часть... и в таком случае, что имеется в виду под словами "его схватили"... И еще более странно: почему упало с Небес слово 'Истина'... ведь все, что делается Все­вышним, — истина?.. И сказанное о том, что 'выпрыгнул он, словно огненный молодой лев из Святая святых' также очень странно: разве место основе основ нечистоты в Святая свя­тых?... И то, что 'упал волос с головы его', странно: ведь говорилось о нем как об огнен­ном образе... и разве из-за выпавшего волоса


стоило так кричать, что голос прогремел на четыреста фарсангов'... и разве свинцовый сосуд с крышкой мог помешать Всевышнему услышать его голос, ведь пророк Йона сказал: 'Из чрева преисподней возопил я — услышал Ты голос мой' (Иона 2:3)?.. Но наиболее стран­но то, что выкололи они глаза Страсти к разврату и это помогло не соблазняться кров­ными родственницами... Поистине сказанное далеко от простого смысла Гемары настолько, что народы мира составили книги, чтобы посмеяться над этим..." (I, 6)

Р. Эйбешюц толкует весь рассказ как инос­казание, используя приемы, сходные с теми, что применяли при толковании Талмуда пос­ледователи Маймонида. Но, в отличие от последних, он обнаруживает в талмудическом рассказе не философское содержание, а описа­ние исторического события, имеющего важное религиозно-нравственное значение. Согласно интерпретации р. Эйбешюца, в этом отрывке рассказывается об установлениях Эзры и му­жей Великого собрания.

Со ссылкой на Маймонида (Мишне Тора I, "Законы об идолопоклонстве", 1:1) р. Эйбешюц замечает, что Страсть к идолослужению явля­ется результатом ошибочных умозаключений. Приводит же к ошибкам гордость и заносчи­вость, желание видеть свой разум цельным, уверенность в способности постичь Бога. "И, как известно из книг 'Кузари' и 'Морэ неву-хим' (Путеводитель растерянных') и из книг других авторов, человек — подобие Храма, а его сердце — Святая святых... И вот мужи Великого собрания боялись, что народ Израи­ля вновь, не дай Бог, придет к отступничеству и к ошибке отрицания основ религии. И исследовали они [этот вопрос], и нашли, что


 



 


ЙОМА


69Б



Когда они схватили его, упал волос с головы его, и возвысил он голос, и голос его прогремел на четыреста фарсангов. Спросили они:

— Что нам делать? Как бы, Боже упаси,
Небеса не смилостивились над ним!

Сказал им пророк:

— Бросьте его в свинцовый сосуд и зак­
ройте свинцовой крышкой. Ибо свинец заг­
лушает голос. Как сказано: "И сказал он:



 


подвергнуты наказанию за минимальное прег­решение: "Всевышний измеряет их грехи с точностью до толщины волоска" (Йевамот 121б). На это и намекает сказанное о волосе, выпавшем у Злого побуждения. Осознав это, мужи Великого собрания воскликнули: "Что нам делать?" Указанное же пророком дейст­венное средство ("Бросьте его в свинцовый сосуд и закройте свинцовой крышкой") есть не что иное, как молитва. (С помощью слож­ной системы сопоставлений и мидрашистской игры слов р. Эйбешюц объясняет, почему молитва сравнивается со свинцом.) Поэтому мужи Великого собрания и установили посто­янный порядок утренней и вечерней молитв. Итак, постановления Эзры и мужей Вели­кого собрания относительно молитвы и изуче­ния Торы послужили средствами, с помощью которых была одержана победа над Страстью к идолослужению. Подобная победа над Страстью к разврату невозможна. Эту страсть можно лишь ограни­чить. Выкалывание глаз является иносказа­тельным описанием другого постановления Эзры: чтобы женщины ходили в скромной одежде (см. Бава кама 82а). Согласно р. Эйбе-шюцу, вне дома еврейские женщины и во времена Эзры, разумеется, ходили в скромной одежде. Поэтому постановление касалось их поведения дома, где женщина также обязана носить скромную одежду, и тогда Злое побуж­дение (Страсть к разврату) ее отца и братьев "лишается глаз".

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ причина и корень ошибки — это огонь Свя­тая святых, то есть гордость, которая подобна огню в сердце, называемом Святая святых, — ведь, как известно, гордость уподобляется огню, рвущемуся ввысь... И средство против нее было указано Небесами с помощью слова 'Истина' — это Тора, называемая Истиной (Авода зара 4б), она и есть печать Святого, благословен Он... и с помощью Торы проясня­ется всякая ошибка... И указало послание на то, что Тора окончательно уничтожит Страсть к идолослужению. Поэтому встали мужи Ве­ликого собрания во главе с Эзрой, которому дано было записать Тору с точностью, асси­рийским шрифтом, чтобы можно было по­нять ее и учить по ней. И потому говорится, что в те дни дарована была Тора, как во дни Моше (СанГедрин 21б). И установили чтение Торы во время дневной молитвы в субботу и во второй и пятый день недели (Бава кама 82а)... И мужи Великого собрания сказали: 'Сделайте ограду для Торы и воспитывайте больше учеников' (Авот 1:1) — и постановили, чтобы в каждом селении был дом учения и в каждом городе — учитель Торы для детей (Бава батра 21а). И с тех пор доныне, несмотря на беды наши и на гонения, не забылась Тора..." (Яарот дваш I, 6).

Далее р. Эйбешюц замечает, что у занятий Торой есть и другая сторона: само изучение Торы может привести к высокомерию и гор­дости — недаром оно уподоблено огню. Кроме того, мудрецы, занимающиеся Торой, будучи приближенными Царя Вселенной, могут быть


69Б


ЙОМА


 


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

10Иерус. Талм., Брахот 7:3; Иерус. Талм., Мегилла 3:7; Софрим 13:8 (вариант) 11Иерус. Талм., Брахот 7:3; Иерус. Талм., Мегилла 3:7 (вариант)

РЕАЛИИ

Мужи Великого собрания.

Великое собрание (Кнесет га-гдола) — религиозно-законода­тельная институция, сущест­вовавшая в Иудее после возв­ращения из вавилонского из­гнания. Становление Велико­го собрания обычно связыва­ется с деятельностью Эзры и Нехемии по упорядочению и развитию еврейской религи­озной традиции. Последним из плеяды "мужей Великого собрания" считается Шимон Праведный (Авот 1:2).


Это — само нечестие'. И, бросив ее на дно сосуда, закрыл его свинцовым слитком" (Зах. 5:8).

Сказали они:

— Раз уж наступило время милосердия, помо­
лимся об избавлении от Страсти к разврату!

Помолились, и Страсть к разврату была отда­на им на расправу. Сказал им пророк:

— Смотрите, если убьете ее, мир перестанет
существовать!

Они связали ее на три дня, кинулись искать свежие яйца и не нашли во всей Земле Израиля. Воскликнули:

— Что делать нам теперь? Убьем ее — мир
перестанет существовать! Помолимся о половине
милости [страсть сохранить, а разврат уничто­
жить]. — аНебеса не дают половину!

bВыкололи ей глаза и отпустили. И всего при­бытка, что мужчины больше не соблазняются кровными родственницами!

10На Западе [в Земле Израиля] учили иначе. [Что значит "великого" в стихе "И благословил Эзра Господа, Бога великого"?] Р. Гиддель сказал:

— "Великого", потому что возвеличил Его Не­
выразимым Именем.

У р. Маттаны другое мнение:

— "Великого" — в соответствии со сказанным:
"Бог великий, сильный и ужасный" (Неем. 9:32).

Слова р. Маттаны близки словам р. Йегошуа б. Леви. 11Ибо сказал р. Йегошуа б. Леви:

— Мужи Великого собрания названы так, потому что вернули корону на прежнее место. Пришел Моше и сказал: "Бог великий, сильный и ужасный" (Втор. 10:17). Пришел Йермеягу и сказал:








Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.132.132 (0.028 с.)