ТОП 10:

Тем, что были его мудрецы любезны и



скромны...Эти слова являются во фрагменте центральными. Блеск р. Меира, ум Рабби, виртуозность Сумхуса (греческое имя Симмах)


и Равины — все это имеет смысл постольку, поскольку сопровождается любезностью, скромностью и человеколюбием мудреца.



13Б ЭРУВИН



ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

6Брахот 11а; Шаббат 29б6, 82а; Эрувин 45а, 87а; Рош га-шанз 24б; Сукка 2б,14б, 28а, 31б, 36б, 37а; Мегилла 27б; Йевамот 25б,104б; Бава меция 63а; Бава батра 156б; Авода зара 24а, 41б, 43а, 44а; Сангедрин 12а; Менахот 28б; Бехорот 45б; Хуллин 57б; Арахин 31а; Нидда 50б; 61а

7см. Эрувин 54а; Недарим 55а

8Брахот 64а

ПЕРСОНАЛИИ

Р. Йоханан бен Хоранит(га-Хоранит) — таннай первого поколения, жил примерно за сто лет до разрушения Хра­ма. В талмудической литера­туре не зафиксировано ни одного приписываемого ему высказывания. Сохранилось лишь несколько рассказов о нем. Например, говорится, что он был из учеников дома Шаммая, но руководствовал­ся мнением дома Гиллеля (Тосефта, Сота 2:3).


дому Шаммая: "Разве не было такого, что ваши старцы и наши старцы отправились навестить рабби Йоханана бен Хоранита и нашли его сидящим: сам почти весь в сукке, а стол в доме?" Ответил дом Шам­мая: 6"Разве это доказательство? Ведь ска­зали рабби Йоханану бен Хораниту: 'Если таков твой обычай, то не исполнил ты заповедь о сукке во все дни твои'"».

Это чтобы научить, что принижающего себя Святой, благословен Он, возвышает, 7а возвышающего себя принижает. Вели­чие убегает от увивающегося за ним и увивается за избегающим его. 8Время сбра­сывает того, кто торопит час удачи, но покорно стоит и ждет ждущего свой час.

Учили наши наставники.

Два с половиной года спорил дом Шам­мая с домом Гиллеля. Одни говорят:

— Для человека лучше, если бы он не был создан, чем быть созданным.


 



 


ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


Для человека лучше, если бы он не был создан, чем быть созданным..."Рассказыва­ют, что, когда некто упорствовал, задавая подобные вопросы Анаксагору, и спросил его, ради чего мог бы человек предпочесть быть рожденным тому, чтобы не родиться, тот ответил: 'Ради того, чтобы смотреть на небеса и на весь космический порядок'" («Евдемова этика» I, 5 1216а, 11-14). Некоторые исследова­тели не исключают того, что спор между до­мами Гиллеля и Шаммая возник под влияни­ем обсуждения этого вопроса в греческой философии (см. Ш. Пинес и 3. Харви. "Видеть звезды и созвездия", на ивр. // Иерусалимские исследования по еврейской мысли 3 (4), 1984,с. 507-511). Заметим, однако, что, помимо опре­деленной разницы в постановке вопроса, от­вет Талмуда антропоцентричен и носит ярко


выраженный этический характер: человек должен сосредоточиться на своих поступках. Напротив, ответ Анаксагора тео- и/или космо-центричен, а человек предстает прежде всего созерцателем. По сути, именно это различие лежит в основе существенной для средневеко­вой философии проблематики: vita activa versus vita contemplative.

Для человека лучше, если бы он не был создан, чем быть созданным...Достаточно неожиданно эта фраза нашла себе место в контексте гегелевской «Науки логики». Рабби Нахман Крохмаль (Ранак, 1785-1840) в своей книге Морэ невухей га-зман («Путеводитель растерянных современников»), одна из основ­ных целей которой — опровергнуть выводы Гегеля о месте иудаизма в истории, посвяща­ет шестнадцатую главу изложению философ-



ЭРУВИН 13Б



А другие говорят:

— Для человека лучше, что он создан,
чем если 6bi он не был создан.

Посчитали голоса мудрецов и решили:

— Для человека лучше, если бы он не
был создан, но раз уж он создан — пусть
оценит свои поступки.

А некоторые говорят: — Пусть думает, как поступить.



 


ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


ских категорий, которые должны лечь в осно­ву науки о вере. Эти определения и положе­ния он заимствует из "Науки логики". Приво­дя рассуждения Гегеля о диалектическом единстве бытия (Sein) и ничто (Nichts), находя­щем свое истинное выражение в становлении (Werden), Крохмаль замечает: "И когда наши мудрецы, благословенна их память, говорили 'сделал несуществующее существующим', они вели речь о ничто, переходящем в бытие а когда говорили 'для человека лучше, если бы он не был создан', вели речь о бытие, перехо­дящем в ничто" (Морэ невухей га-зман 16, с. 275). Исходя из склонности Крохмаля к апологети­ке, можно предположить, что он не столько иллюстрирует гегелевскую мысль, сколько


демонстрирует ее близость к мысли мудрецов Талмуда. Сам Гегель в качестве примера "глубокого древнего мыслителя", постигшего идею становления (пусть в несколько ограни­ченной форме), упоминает Гераклита. Хочет ли Крохмаль подчеркнуть, что мудрецы Тал­муда не уступают Гераклиту, или же ставит их гораздо выше последнего, считая, что они предвосхитили Гегеля, сказать трудно. Во вся­ком случае, есть свидетельство того, что Ав­раама ибн Эзру Крохмаль считал предтечей Гегеля. Не случайно глава Морэ невухей га-зман, следующая за изложением "Науки логи­ки", посвящена философии этого средневеко­вого мыслителя.


Комментарий р. Штейнзальца

Этот фрагмент касается различных сторон проблемы установле­нии галахи в случаях разногласия между мудрецами. Существуют различные способы решения галахического спора. Часто он решает­ся в пользу того, чьи доводы более убедительны. Случается, что одна из сторон одерживает верх, приводя доказательства своей


13Б ЭРУВИН

правоты. Однако существуют и более общие правила, не связанные с содержанием конкретного спора, а зависящие от того, какому мудрецу или какой школе принадлежит то или иное галахическое высказывание. В этих случаях соображения тех, кто устанавливал галаху, носят гораздо более тонкий и сложный характер (и далеко не всегда нам известны). Например, если спор касается принципи­ального вопроса, то предпочтение может быть отдано мудрецу, который известен своей последовательностью. Иногда решение выносится на основании знания сильных и слабых сторон споря­щих: например, когда известно, что в определенных вопросах тот или иной мудрец более сведущ, чем другой.

Первый из обсуждаемых вопросов таков: почему галаха не следу­ет мнению р. Меира, хотя он был величайшим мудрецом в своем поколении? Неожиданный ответ состоит в том, что именно муд­рость и исключительные аналитические способности р. Меира являлись причиной того, что в большинстве случаев его мнение не принималось в качестве галахи. Р. Меир обладал столь острым умом, что слушавшие его никогда не могли решить, выражает он истинную точку зрения или демонстрирует возможность убедитель­ной аргументации того или иного подхода, который в действитель­ности верным не является.

От обсуждения конкретного случая с р. Меиром Гемара перехо­дит к более общей проблеме, касающейся процесса изучения Тал­муда. Оно целиком основано на искусстве задавать вопросы и отвечать на них, то есть на диалектике. С одной стороны, диалекти­ческий метод состоит в умении увидеть различные аспекты явле­ния, выявить логические возможности, незаметные при первона­чальном рассмотрении. С другой стороны, существует опасность, что развитие указанных способностей может привести к пустой софистике, к надуманным спорам и к использованию вводящей в заблуждение аргументации. Эта общая проблема не находит своего решения в Талмуде. Более того, и в последующих поколениях она являлась предметом жарких споров между сторонниками диалек­тического метода, такими, как, например, р. Яаков Поллак (ок. 1460 — ок. 1532), и теми, кто считал этот метод бессмысленным и вредным, — к ним относится, к примеру, Магараль из Праги (ок. 1512 -1609).

Еще один пример общего галахического решения — установле­ние галахи согласно мнению дома Гиллеля. Формально такое реше­ние вполне оправдано, поскольку мудрецы дома Г иллеля составля­ли большинство. Но Гемара приводит другое объяснение, подчерки­вающее деликатность и скромность мудрецов дома Гиллеля и их уважительное отношение к мнению оппонентов. Таким образом, Талмуд отмечает прежде всего высокие моральные качества: окон­чательная победа в споре оказывается на стороне уступчивых.


__________________________ ЭРУВИН______________________________ 13Б

Однако, возможно, дело здесь не только в моральных качествах. Поскольку мудрецы дома Гиллеля были скромны и уважали мне­ние оппонентов, их несогласие с мудрецами дома Шаммая было, несомненно, не следствием пустой амбициозности, а результатом взвешенного анализа проблемы.

Спор, приведенный в конце фрагмента, необычен по сравнению с большинством споров дома Шаммая и дома Гиллеля (как правило, они касались чисто галахических вопросов), однако он отражает глубинное различие в подходах двух школ. Для школы Шаммая характерно пессимистическое отношение к жизни и стремление к идеальному. В противоположность этому, оптимизм школы Гилле­ля сочетается с реалистической оценкой жизненных проблем. В качестве резюме этого спора приводится высказывание, которое выглядит своего рода синтезом обоих подходов: пессимизм в сочета­нии с надеждой. Негативный взгляд на земную жизнь человека не отменяет возможности и необходимости его постоянного исправле­ния.


ЭРУВИН

53а-54а

Гемара начинает обсуждение мишны (52б) с разбора особенностей ее
языка. Это и обусловливает тему нашего фрагмента.


ЭРУВИН 53А


 


Передал р. Йегуда от имени Рава: — Жители Иудеи следили за чистотой своего языка и потому апреуспели в учении, а жители Галилеи не следили за чистотой своего языка и потому не преуспели в учении.

Разве в чистоте языка дело? Нет, следует сказать иначе: "Жители Иудеи выражались точ­но, ставили знаки [для запоминания] и потому преуспели в учении, а жители Галилеи выража­лись неточно, не ставили знаков [для запомина­ния] и потому не преуспели в учении".



 


ПРИМЕЧАНИЯ

аПреуспели в учении.Букв. "Тора их в руках их осуществилась". Скорее всего, имеется в виду не только успешное изучение Торы и сохранение ее в памяти, но и правильное исполнение.

ь3наки [для запоминания].Наш перевод следует комментарию Раши (ср. коммент. "Из истории еврейской мысли"). Имеются в виду мнемонические знаки, составленные из начальных букв ключевых высказываний.

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


Жители Иудеи следили за чистотой свое­го языка и потому преуспели в учении... выражались точно, ставили знаки [для запоминания] и потому преуспели в уче­нии...Рабби Йона Ибн Джанах (Абу-ль-Мар-ван Ибн Джанах, ок. 985-1040), один из круп­нейших средневековых лексикографов и грам­матиков языка иврит, в предисловии к Сефер


га-рикма использует этот пассаж как доказа­тельство необходимости изучения филологии для понимания пророческих книг и для пра­вильного исполнения заповедей Торы. Сефер га-рикма представляет собой обширную систе­матизацию исключений из правил как в об­ласти грамматики и синтаксиса, так и в об­ласти стилистики библейского языка. Предис-


ЯЗЫК ТАЛМУДА


Настоящий фрагмент - один из наиболее часто цитируемых при обсуждении вопроса о разговор­ном иврите в Палестине. Теоретически он может служить подтверждением одной из наиболее рас­пространенных, хотя и неясно, насколько верной, точек зрения, согласно которой иврит дольше все­го сохранялся как разговорный язык в Иудее, в Галилее же его довольно рано вытеснил арамейс­кий. Стоит добавить, что язык эпиграфических памятников, написанных, видимо, тогда, когда ив­рит еще оставался разговорным, несколько (а по мнению некоторых - разительно) отличается от того языка, на котором записаны Мишна, Тосефта


и галахические мидраши. Поэтому в последнее время высказывается точка зрения, согласно кото­рой язык эпиграфики - это разговорный язык, а письменные памятники несут на себе следы позд­нейшей литературной обработки (отражая, по-ви­димому, язык первых амораев). Альтернативная точка зрения объясняет различия между эпигра­фикой и Мишной разницей диалектов: эпиграфи­ка написана, в основном, в Иудее, а Мишна, как известно, записана в Галилее.

Интересно рассмотреть истории из нашего фрагмента в свете предположения о лучшем зна­нии иврита жителями Иудеи.



53А ЭРУВИН


 


Жители Иудеи следовали одному учите­лю и потому преуспели в учении, а жители Галилеи переходили от одного учителя к другому и потому не преуспели в учении.

Равина сказал:

— Жители Иудеи азаранее объявляли, ка­кой трактат будут изучать и потому преус-



 


ПРИМЕЧАНИЯ
aЗаранее объявляли, какой трактат будут изучать.Согласно гаонам, название трактата обьявляли заранее, чтобы ученики могли подготовиться к изучению. Наш перевод следует одному из возможных пониманий многозначной фразы (букв. "открывали", "раскрывали", "обнаруживали", "обна-

родовали" трактат). Еще два понимания приводит Раши: первое -обучая, ссылались на источник, второе -трактовали смысл полученного по традиции до тех пор, пока не становилось оно понятным.

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


ловие к этой книге в основном посвящено апологии науки о языке. Главные оппоненты Ибн Джанаха — это, по его словам, те, что слегка коснулись мудрости Талмуда, возомни­ли в гордости своей, что постигли ее, и с презрением относятся к филологии. "До та­кой степени, что встретился мне один из великих среди них, который говорит, что в науке о языке нет смысла и тому, кто занима­ется ею, нет в ней ни пользы, ни удовольст­вия" (Сефер га-рикма, с. 11). Не удивительно поэтому, что именно ссылки на Талмуд игра­ют исключительную роль в аргументации Ибн Джанаха (пассаж из нашего фрагмента он


приводит дважды, замечая, что его одного было бы достаточно для доказательства важ­ности филологии).

Евреи средневековой Испании считали себя потомками жителей Иерусалима и, стало быть, Иудеи. Ибн Джанах подчеркивает это и восклицает: "И мы должны следовать им (предкам из Иудеи) и учиться у них: ведь они именно потому, что следили за чистотой сво­его языка и ставили знаки, преуспели в уче­нии" (там же, с. 10). При этом "ставили знаки" Ибн Джанах, в отличие от Раши, понимает как "основание грамматики и знание причин изменения слов".


 


 

ЯЗЫК ТАЛМУДА


Р. Йегошуа б. Хананья в рассказанных им исто­риях путешествует по Иудее (сам он, по-видимо­му, галилеянин). И простые жители Иудеи берут над ним верх - возможно, именно в силу лучшего знания иврита.

Встреченная им девочка, упрекающая его в том, что он идет по полю, играет различными смыслами глагола - 1) "протаптывать", "ут-

рамбовывать"; 2) "захватывать". В ответ на ее упрек р. Йегошуа отвечает, что это не поле, а протоптанная дорога ( ), на что девочка

замечает, что "разбойники, подобные тебе, про­топтали ее" ( ), но в ее ответе чувствуется



намек на другое значение глагола - "захва-

тить"; разбойники "захватили дорогу".

Мальчик, описывающий одну дорогу как "ко­роткую и длинную", а другую - как "длинную и короткую", пользуется союзом ("и") как поясня­ющим в значении "то есть" (частое значение этого союза в языке Мишны): одна дорога "короткая, то есть длинная", а вторая - "длинная, то есть корот­кая". Видимо, не обратив на это внимание и поняв союз в значении "и", р. Йегошуа решил ориенти­роваться по первому слову: "короткая".

Хозяйка гостиницы вряд ли знает галаху лучше р. Йегошуа, но, видимо, лучше, чем он знает зна-



ЭРУВИН 53А, 53Б


 


пели в учении, а жители Галилеи не объявляли заранее, какой трактат будут изучать, и потому не преуспели в учении.

Давид заранее объявлял, какой трактат будет изучать, Шауль же не делал этого. О Давиде написано: "Боящиеся Тебя увидят меня и возра­дуются..." (Пс. 119:74). А о Шауле написано: "К кому ни обратится — |53б] собьет с пути" (Сам. I 14:47).

1И сказал р. Йоханан:

— Откуда известно, что Святой, благословен
Он, апростил Шаулю его грех? Вот откуда: "И
сказал Шмуэль: 2'...а завтра ты и сыновья твои
- со мной'" (Сам. I 28:16-19). "Со мной" значит
"там же, где и я" [среди праведников]. < ... >

3Сказал р. Йегошуа б. Хананья:

— За всю жизнь мою никому не удавалось


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

1Брахот 126

2Ваикра рабба 26 (вариант)

3Эйха рабба 1

ПЕРСОНАЛИИ

Р. Йегошуа б. Хананья — см.

Брахот 27, с. 48.


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аПростил Шаулю его грех.Грех уничтожения города Нов (Раши). Ср. Йевамот 79, т. 2.

ЭТИКА И ПОЭТИКА


Сказал р. Йегошуа б. Хананья...Три анек­дота кажутся иллюстрацией мудрости народ­ной, посрамляющей даже великого мудреца. Напрашивается (и вполне оправдан) вывод об их фольклорном происхождении (тем более,


что мы встречаем их и в сборнике мидрашей "Эйха рабба"). Известная израильская исследо­вательница еврейского фольклора и литера­туры Галит Хазан-Рокем говорит об одиссее р. Йегошуа как о странствиях "я" через загад-


 


ЯЗЫК ТАЛМУДА


чения слов, употребляемых в цитируемой ею 6а-райте - (горшок) и(блюдо), поскольку

для нее это все еще слова живого языка. История, таким образом, напоминает известные рассказы о том, как в доме р. Йегуды га-Наси мудрецы спра­шивали служанок о значении слов, обозначающих предметы домашнего обихода.

Брурья упрекает р. Йосе из Галилеи в неуме­нии пользоваться краткими формами выражения (для исполнения галахического требования), но, может быть, дело не только в этом. Р. Йосе спра­шивает: ("По какой дороге



ходят в Лод?") - Брурья же поправляет его:

. Дело в том, что слово " " на языке

Мишны (и в современном иврите) - "какой", сос­тоит из двух слов, используемых и в Библии: ("где") и ("этот"). То есть первоначальное значе­ние этого словосочетания (и в этом смысле оно используется и в Библии) - "где это"; впоследст­вии от осталась только вопросительная интона­ция, и само слово приобрело значение "какой?" Брурья же предлагает р. Йосе использовать это слово в первоначальном значении: "где?" - и тем самым сократить вопрос.



53Б ЭРУВИН


 


РЕАЛИИ

Горшок . По-видимо-

му, от греческого


взять надо мной верх, кроме женщины, мальчика и девочки.

Как это сделала женщина? Однажды остановился я в гостинице, и приготовила мне хозяйка бобы. В первый день съел я их, не оставив ничего. На второй так же. На третий пересолила она их, попробовал я и отодвинул в сторону. Спросила она меня: "Рабби, почему ты не ешь сегодня бобы?" "Я сыт со вчерашнего дня", — отвечал я ей. "Однако от хлеба ты не отказываешься. Может, оттого не ешь ты бобы сегодня, что предыдущие два дня ничего не оставлял для прислуги? Не так ли учили мудрецы: 'Не оставляют еду для прислуги в горшке, но на блюде ты обязан оставить'"?

Как это сделала девочка? Однажды шел я по дороге, и вот дорога пролегла через поле, и я продолжал свой путь. Окликнула меня девочка: "Рабби, ане по полю ли ты идешь?" "Нет, это протоптанная дорога", — ответил я ей. — "Разбойники, подобные тебе, протоптали ее".


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аНе по полю ли ты идешь?Галаха запрещает ходить по полю, чтобы не повредить посевы.

ЭТИКА И ПОЭТИКА


ки и искушения (см. "Ткань жизни: фольклор в литературе мудрецов Талмуда", Тель-Авив, 1996, на ивр., с. 204-214). Но контекст этих рассказов в трактате "Эрувин" вполне учен и даже изыскан, совсем не похож ни на сказки, ни на эпос. Речь идет о языковом пуризме, о способности играть словами и произносить забавные вещи, о технике заучивания Торы. Фрагмент вводит нас в дом занятий в момент, когда мудрецы отвлекаются от галахи, чтобы сделать ум и остроумие не только средством,


но и предметом своей беседы. «Аттические ночи» Авла Геллия живописуют подобные беседы в собраниях римских и греческих грамматиков.

Парадоксальным образом, чем аггада "уче­нее", тем больше в ней фольклора, чем она элитарнее, тем чаще в ней фигурируют обра­зы "малых сих", берущих верх над мудрецами. Аггада — литература не только серьезно-сме-ховая, но и фольклорно-ученая.



ЭРУВИН 53Б, 54А


 

Как это сделал мальчик? Однажды шел я по дороге и увидел мальчика, сидящего у развилки. Спросил я его: "Какая дорога ведет в город?" "Эта короткая, но длинная, а та длинная/ но короткая", — ответил он мне. Пошел я по той, что короткая, но длинная, и, дойдя до города, увидел, что его окружают огороды и сады. Вернулся я назад и упрекнул мальчика: "Сын мой, а ведь ты сказал мне, что эта дорога короткая!" — "А то, что она длинная, не говорил я тебе?" Поцеловал я его в лоб и сказал: "Счастливы вы, сыны Израи­ля, ибо все вы великие мудрецы, от мала до велика".

Как-то раз р. Йосе из Галилеи, путешест­вуя, встретил Брурью. Спросил он ее:

— По какой дороге идти в Лод?

— Глупый галилеянин, разве не сказано мудрецами: 4"Не умножай беседы с женщи­ной"? Следовало тебе спросить: "По какой — в Лод?"

Встретился Брурье ученик, акоторый еле шептал слова учения [а не произносил их громко вслух]. [54а] Отчитала она его:

— Разве не написано: "Уложена во всем и
хранима" (Сам. II 23:5)? bЕсли уложена Тора
во всех двухстах сорока восьми членах тела,
то сохранится [и не забудется].

Учили.

Был у р. Элиэзера ученик, который еле

ПРИМЕЧАНИЯ

аКоторый еле шептал слова учения...В древности было принято не только учить вслух, но и читать вслух. Техника молчаливого чтения (про себя) практически отсутствовала. Громкое чтение, как и прочие приемы заучивания Торы, как забота о чистоте языка, имеют не только технический, но и религиозный смысл, поскольку изучение Торы вообще является важнейшей заповедью.

bЕсли уложена Тора во всех двухстах сорока восьми членах тела...То есть все двести сорок восемь членов тела должны быть задействованы в изучении Торы. Учение же того, кто шепчет, а не произносит слова Торы вслух, неполноценно и потому не сохранится.


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ 4Авот 1:5; Недарим 20а

ПЕРСОНАЛИИ

Р. Йосе из Галилеи— таннай

третьего поколения. Изучал Тору в Галилее. Прибыв в явненскую академию, сразу же был признан одним из

ведущих мудрецов (Сифрей Бемидбар 118; Звахим 57а). Р. Йосе славился умением побеждать в спорах. Иногда он оказывался прав в споре с самим р. Акивой (Тосефта, Микваот 8:6). И сам р. Акива, частый оппонент р. Йосе, был о нем очень высокого мнения (там же; Мишна, Аво-да зара 3:5).

Брурья— жена р. Меира. Ва­вилонский Талмуд (Авода за­ра) считает ее дочерью р. Ха-нины б. Терадиона, но, по мнению большинства иссле­дователей, эта традиция поз­дняя и недостоверная. Бру­рья — важнейший женский образ в аггаде. Образован­ность Брурьи, согласно рас­сказу, приводимому Раши (в коммент. к трактату "Аво­да зара" 18б), стала поводом к возникновению коллизии, закончившейся трагически. Брурья смеялась над изрече­нием мудрецов "все женщи­ны легкомысленны". На что р. Меир, сказал ей: "Клянусь тебе, ты еще убедишься в правоте мудрецов!" — и по­ручил одному из учеников испытать Брурью. Тот долгое время ухаживал за ней и, в конце концов, добился ее со­гласия. Узнав подоплеку этой истории, Брурья повесилась, а р. Меир в раскаянии и тос­ке оставил свой дом и уехал в Вавилонию. Уже было заме­чено, что этот рассказ похож на историю Секунда, молча­щего философа, описанную в греческом романе II в. (сто­летие, в котором жили Брурья и р. Меир). Секунд решил проверить истинность поговорки "все женщины продажны". Жертвой провер­ки стала его мать, которая в результате покончила с собой. В романе отсутствует мотив


54А ЭРУВИН



ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

5(гфозвище Шинна) Брахот 36а; Шаббат 7а, 55а, 152а; Хагига 15б, Рош га-шана 24б; Ктуббот 12б,14а, 53а; Гиттин 78б; Киддушин 32а, 33б; Бава кама 14а, 15б, 36б; Бава батра 133б; Авода зара 43б; Сангедрин 80б; Критот 19б; Нидда 13а, 17а, 25б

ПЕРСОНАЛИИ

насмешки над мудрецами, очевидный в рассказе Ранга. Тот же мотив мы встречаем и в нашем фрагменте. Каза­лось бы, насмешка Брурьи над р. Йосе подобна насмеш­ке трех героев нашего фраг­мента — женщины, девочки и мальчика — над р. Йего-шуа б. Хананьей. Но по сути она совсем иная. Брурья из­девается не над конкретным мудрецом, но над отношени­ем ученых к женщине (как и в рассказе Раши). Если у Ра-ши она смеется над изрече­нием "все женщины легко­мысленны", то здесь — над изречением "не умножай бе­седы с женщиной".

Шмуэль — см. с. 177.

Р. Йегуда — см. Киддушин

32, т. 2.


шептал слова учения. Через три года забыл все выученное.

Учили.

Был у р. Элиэзера ученик, которого за грехи приговорили к сожжению. Сказали:

— Помилуем его, ибо он учился у великого
человека и прислуживал учителю.

Сказал Шмуэль р. Йегуде:

 

аО, 5остроумнейший! Читай вслух погром­
че, и повторяй вслух погромче, и преуспеешь в
учении, и продлишь дни, ибо сказано: "Потому
что слова эти — жизнь для находящих их и
исцеление для плоти всякого" (Прит. 4:22). Чи­
тай не "находящих" (моцэйгем), а "произнося­
щих" (моциэйгем).

Сказал Шмуэль р. Йегуде:

— О, остроумнейший! Хватай и ешь, хватай
и пей, ибо мир, который мы покидаем, подобен
свадебному пиру.

Сказал Рав р. Гамнуне:

— Сын мой, если есть у тебя средства, трать
во благо себе, ибо в преисподней нет удовольст­
вий, а у смерти нет проволочек. Скажешь:
"Сберегу для сына"? Но кто же поведает тебе
закон преисподней? [Ведь сын может умереть
раньше тебя.] Люди, как трава: одни прораста­
ют, другие вянут.


ПРИМЕЧАНИЯ
аО, остроумнейший! (шинна). Букв, "зубрила" или "зубастый". Зуб на иврите - (шен).

Зубрить, учить - (шана). Острый -(шанун). В языке Талмуда эти понятия имеют сугубо

положительные коннотации. Тот, у кого знания "отскакивают от зубов", - человек уважаемый. По отношению к р. Йегуде это слово употребляется как прозвище (см. в данной антологии Хагига 1 5б, т. 2).


ЭРУВИН 53А - 54А

Комментарий р.Штейнзальца

Б этом фрагменте обсуждаются различия, существовавшие меж­ду культурами двух важнейших в эпоху Талмуда областей Земли Израиля: Иудеи и Галилеи. Иудея включает в себя Иерусалим, и большая ее часть простирается к югу от него. Галилея, столицами которой были Тверия и Циппори, — северная часть Земли Израиля. Между Иудеей и Галилеей находилась Самария, населенная, в основном, иноверцами и кутим (см. с. 257), поэтому каждая из областей развивалась относительно независимо от другой. В тече­ние многих поколений Иудея была крупным духовным центром, в то время как Галилея считалась в этом смысле провинцией, а ее жители — невеждами. Это различие объясняется в нашем фрагмен­те разницей в воспитании и методах изучения Торы. На первое место в нем ставится отношение к языку: стремление к его чистоте и точности не только способствует формированию культуры речи (а значит, и общей культуры), но и играет важную роль в процессе обучения. Точность языка помогает организовать изучаемый мате­риал и лучше запомнить выученное. Принятая в Иудее система обучения, когда основные знания ученик получает от одного нас­тавника, также способствовала созданию стройной и последователь­ной системы знаний. Еще одна важная особенность изучения Тал­муда в Иудее состояла в том, что там "заранее объявляли, какой трактат будут изучать". Что это значит? Дело в том, что большую часть времени каждый из мудрецов изучал Талмуд индивидуально, но в определенное время, дважды в год, мудрецы собирались для совместного обучения и обсуждения выученного. Такого рода заня­тия длились около месяца. Так вот, в Иудее по завершении этого месяца глава собрания объявлял тему, которую всем следовало изучать вплоть до следующего сбора, а также объяснял лежащие в ее основе принципы и положения. Таким образом, последующее индивидуальное изучение становилось более упорядоченым и эффективным.

Мидраш, как это часто бывает, находит библейские корни ука­занных различий. Согласно мидрашу, два подхода к обучению восходят к Давиду и Шаулю. Давид, происходивший из колена Йегуды, основал подход, укоренившийся в Иудее, а Шауль, из колена Биньямина, поступал так, как стало принятым в Галилее.

Следующий отрывок содержит высказывания мудрецов, не свя­занные с Торой. Но, как сообщает Талмуд: "Даже обыденная беседа


53А - 54А ЭРУВИН

мудрецов требует изучения" (Авода зара 19б). И действительно, из приведенных рассказов и словно ненароком брошенных, порой граничащих с шуткой слов можно многому научиться.

Р. Йегошуа б. Хананья был в своем поколении главным предста­вителем народа Израиля на различных переговорах, при обсужде­нии с властями спорных вопросов как политических, так и религи­озных. Его умение одерживать верх в дискуссиях часто упоминает­ся в Талмуде и мидрашах и иллюстрируется многочисленными рассказами. В нашем же фрагменте р. Йегошуа б. Хананья сам рассказывает о случаях, когда ему было нечего ответить. Причем посрамлен он был не учеными мудрецами, а женщиной и детьми. Все три рассказа содержат нравственный урок или практическое наставление.

Первое повествование — о женщине, у которой остановился р. Йегошуа, — содержит замечание о правилах приличия. Согласно этим правилам, завершая трапезу, следует оставить немного еды на тарелке, чтобы не выглядеть обжорой. Р. Йегошуа пренебрег этим, в чем справедливо и чрезвычайно тонко его укорила женщина. Гораздо более явный нравственный урок содержится в словах девочки, обвинившей р. Йегошуа в том, что он топчет чужое поле: несправедливость остается таковой, даже если совершается многи­ми и входит в привычку. Слова мальчика из третьего рассказа содержат знаменитую сентенцию: короткий путь не всегда лучший. Иногда имеет смысл предпочесть длинный, но надежный путь, короткой дороге, на которой можно встретить непредвиденные преграды.

Далее следуют два рассказа о Брурье, образованной и разбираю­щейся в галахе женщине, у которой есть чему поучиться и мудре­цам. Первый рассказ повествует о правилах хорошего тона среди мудрецов Талмуда. Даже такой великий мудрец как р. Йосе вынуж­ден выслушать замечание от женщины, которая намного моложе его, ибо, согласно талмудической этике, ему следовало быть пре­дельно кратким в разговоре с ней. Во втором рассказе Брурья дает наставление, касающееся способа изучения Торы: произнесение вслух способствует лучшему запоминанию выученного. В подтверж­дение правоты этого замечания приводится еще ряд высказываний и случаев из жизни мудрецов.

Два заключительных высказывания, несмотря на различие сти­лей (Шмуэль произносит нечто как бы фольклорное, а Рав изъясня­ется высоким поэтическим языком), носят философический харак­тер и заключают в себе одну и ту же мысль: жизнь в этом мире коротка и случайна, и нет смысла лишать себя земных радостей ради негарантированного будущего. Однако такая мысль в Талмуде отнюдь не является призывом к гедонизму или безнравственности. Не следует забывать, что эти высказывания звучат на фоне само


ЭРУВИН 53А - 54А

собой разумеющихся ограничений, накладываемых системой запо­ведей, а также этических и нравственных обязательств, принятых в иудаизме. Вместе с тем, здесь указывается на бессмысленность скупости, прижимистости и постоянного откладывания про запас в заботе о будущем. Стоит жить щедро и наслаждаться каждым мгновением, стараясь извлечь из него все, что возможно в рамках накладываемых Торой ограничений.


ПСАХИМ


ПСАХИМ 112А



[99б] МИШНА. В канун Песаха пусть не ест человек, покуда не стемнело, и 1даже бедняк не должен есть, пока не возляжет к пасхальной тра­пезе, но за трапезой пусть подадут ему не меньше четырех бокалов вина, даже если он живет за счет общинной благотворительности. < ... >

[112а] ГЕМАРА. аНо ведь последнее очевидно само по себе, не так ли? Конечно, но следовало все-таки сказать об этом, поскольку р. Акива учил: 'Преврати свою субботу в будни, но не попадай в зависимость от людей [т.е. благотворительности

не принимай]". Однако для пасхального вина он

делал исключение bво имя прославления чудес.

Учили в доме учения Элиягу.

Хотя и сказал р. Акива: 2"Преврати свою суб­боту в будни, но не попадай в зависимость от людей", — все же [в честь субботы] следует, пусть в малом, изменить заведенный в доме порядок. Что же именно следует сделать? Например, на-


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

1Шмот рабба 20; 2Шаббат 118а; Псахим 113а


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ

аНо ведь последнее очевидно само по себе.Если заповедано выпить четыре бокала вина во время пасхальной трапезы, то понятно, что община должна заботиться о том, чтобы каждый выполнил заповедь.

ьВо имя прославления чудес- связанных с исходом из Египта.

ЭТИКА И ПОЭТИКА







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.132.132 (0.031 с.)