ТОП 10:

Рассказ о Йосефе, почитателе субботы.



Сюжет рассказа сходен с историей о Поликра-товом перстне, рассказанной Геродотом (3, 40-42). Тиран Самоса Поликрат был удачлив во всех своих начинаниях. Фараон Амасис дал ему дружеский совет: избавься от самой доро­гой тебе вещи, ибо избыточное счастье может вызвать зависть богов. Поликрат выбросил драгоценный перстень в море, но рыба про-


глотила его, а рыбак принес рыбу во дворец. Конец Поликрата был печален: его распяли персы.

Перед нами, вероятно, популярный фольк­лорный мотив. Но у Геродота он встроен в поток исторического повествования и мораль­но нейтрален. Напротив, аггадический рассказ — звено в цепи поучительных примеров почи­тания субботы.



119А ШАББАТ


 


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

7см. Берешит рабба 11 8Берешит рабба 11 (вариант) 9Таанит 9а

10Берешит рабба 11 (вариант); Псикта раббати 23



РЕАЛИИ

Золотой денарий— римская монета, приравнивалась к 25 серебряным денариям, или к 1/4 мины.

Лаодикея.В Римской импе­рии был ряд городов с таким названием. Неизвестно, какой из них имеется в виду в дан­ном случае.


— Кто купит ее в такое позднее время?
Ответили им:

— Отнесите рыбу Йосефу, почитателю суб­
боты, он обычно покупает.

Купил Йосеф рыбу, 7разрезал ее и нашел жемчужину. Продал он жемчужину за три­надцать корзинок золотых денариев. Встре­тил его один старик и сказал:

— Тому, кто дает субботе взаймы, суббота
возвращает с лихвой.

 

8Спросил Рабби у р. Ишмаэля б. р. Йосе:

— За что богатые в Земле Израиля удосто­
ились своего богатства?

Ответил ему тот:

— За то, что отделяли десятину, ибо сказа­
но: "Отделяй десятину от всех плодов посева

 

твоего..." (Втор. 14:22). 9Отделяй десятину, что­бы имущество твое удесятерилось!

— А в Вавилоне за что удостоились?

— За то, что почитали Тору.

— А в других странах?

— За то, что чтили субботу.

10Сказал р. Хия б. Абба:

— Как-то раз гостил я в Лаодикее.
Поставили перед нами золотой стол на шест­
надцать человек. Шестнадцать серебряных
цепочек прикованы к нему, блюда и чаши,
черпаки и кувшины прикреплены к нему. А
на столе — и еда, и заедки, и пряности. Когда
же ставили стол, говорили: "Господня земля и
все, что наполняет ее..." (Пс. 24:1). И когда
уносили стол, восклицали: "Небо — небо Гос­
подне, а землю Он дал сынам человеческим"
(там же, 115:16). Спросил я хозяина:

— Сын мой, за что удостоился ты этого?
Ответил он мне:



ШАББАТ 119А


 


— Я был мясником и всегда оставлял лучшее
мясо для субботы.

Сказал я ему:

— Счастлив ты, что удостоился этого. И благосло­
вен Вездесущий, удостоивший тебя богатства.

11Спросил кесарь у р. Йегошуа б. Хананьи:

— Почему у субботних яств такой приятный
запах?

Ответил ему р. Йегошуа:

— Есть у нас приправа, и зовется она "суббота". Ее
добавляем во всякое блюдо, и она придает ему запах.

Сказал кесарь:

— Дай нам эту приправу!
Ответил р. Ханина:

— Это только для тех, кто соблюдает субботу.
Прочим она без надобности.

"Если не преступишь субботу, делая дела свои в

святой день Мой, и назовешь субботу отрадой, святой

день Господа почитая, и почтишь ее, не занимаясь

делами своими... то наслаждаться будешь в Господе..."

(Ис. 58:13,14).

Эксилиарх спросил р. Гамнуну:

— В чем смысл написанного: а"Святой день Госпо­
да почитая"?

Ответил ему р. Гамнуна:

12Это написано о Йом Киппуре. В этот день не
едим мы и не пьем, но Тора говорит: почитай его. А
как? Почитай его чистыми одеяниями.

А что означает: "И почтишь ее"?


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

11Берешят рабба 11 (вариант) 12Ваикра рабба 34

РЕАЛИИ

Есть у нас приправа, и зо­вется она "суббота".В ори­гинале название приправы — — лишь созвучно слову ("суббота"). Однако, судя по контексту, р. Йегошуа б. Хананья, говоря о при­праве, имел в виду святость субботнего дня (отсюда наш перевод). Вместе с тем, во времена Мишны и Талмуда растение, называемое (см. рис.), действительно ис­пользовалось для приготов­ления специй.


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ а"Святой день Господа почитая".Библейский текст говорит о субботе. Но р. Гамнуна находит здесь упоминание о Йом Киппуре. Он делает это с помощью герменевтического приема, называемого "избыточность" ( ). О почтении сказано дважды ("почитай" и "почтишь"). Первое упоминание мидраш относит к Йом Киппуру, а второе - к субботе.

ЯЗЫК ТАЛМУДА


В чем смысл написанного: "Святой день Гос­пода почитая"? ( ) ...Это написано о Йом Киппуре. В этот день не едим мы и не пьем.

Комментаторы объясняют, почему эти слова тол-


куются, как относящиеся к Йом Киппуру. Так, согласно Раши, поскольку о субботе уже сказано в начале цитируемого стиха "И назовешь субботу наслаждением...", слова "и святой [день] Господа



119 А, 119Б ШАББАТ


 


Разошлись во мнениях Рав и Шмуэль. Рав сказал:

— Почтишь, начиная субботнюю трапезу по­
раньше.

А Шмуэль сказал:

— Почтишь, начиная ее попозже.

Сыновья р. Паппы б. Аббы спросили р. Паппу:

— Как мы и подобные нам отличим суббот­
нюю еду от будничной? Ведь мы едим мясо и
пьем вино каждый день.

Ответил им тот:

— Если вы привыкли обедать рано, в субботу
начинайте попозже, если же вы обедаете поздно
— в субботу начинайте пораньше.

Р. Шешет усаживал мудрецов летом на солнце­пеке, а зимой в тени, чтобы те поскорее прекра­тили занятия и пошли праздновать субботу. Р. Зейра [119б] подходил к спорящим мудрецам и говорил:

— Пожалуйста, не превращайте субботу в
будни!



 


ЯЗЫК ТАЛМУДА


почитая" должны быть отнесены к другому дню, к Йом Киппуру. Но чем подтверждают это толкова­ние слова "в этот день не едим мы и не пьем" (а ведь мидраш, судя по всему, наделяет их объясни­тельной силой)? И связано ли с толкованием ут­верждение о том, что почитать этот день следует чистыми одеяниями? На первый взгляд - конечно, нет. Однако, возможно, Гемара использует нали­чие у глагола в языке Мишны двух значений (можно указать немало примеров использования двух значений одного и того же слова и в Танахе, и в Мишне, и в Гемаре; правда, в большинстве случаев сложно доказать осознанность такого ис­пользования - это остается в рамках предположе­ний). В одном из значений - "почитать, уважать" -этот глагол распространен в Танахе, в этом же


значении он вошел и в современный иврит. Во втором значении глагол встречается только в

Мишне, и значение это - "убирать, подметать", например: - "подметают дом"

(Брахот 8:4). Тогда вопрос Гемары можно пони­мать и так: "Что за день, о котором сказано, что он ?". Ответ: "Найди решение в самом слове

, означающем 'быть убранным, очищенным, лишенным'; от чего можно очистить день, посвя­щенный Богу? От еды и питья, и это Йом Киппур - (букв. 'нет в этот день ни еды, ни питья')". Причем, если иметь в виду мишнаитское значение глагола , то нельзя иск­лючить определенной связи между толкуемым сти­хом и утверждением о том, что почитать Йом Киппур следует чистыми одеяниями.



ШАББАТ 119

Комментарий р.Штейнзальца

Тема этого фрагмента — почитание субботы. Исключительность субботы, помимо всего прочего, состоит в особом сочетании святос­ти и отдыха, духовного подъема и ублажения плоти. Это связано с представлением о том, что суббота — не просто выходной, но день, когда будничное течение жизни сменяется состоянием возвышен­ным. Даже удовлетворение такой, казалось бы, чисто физиологичес­кой потребности, как потребность в пище, которая в будние дни является делом самого человека, в субботу возвышается до уровня заповеди. Таким образом, суббота — избранный день, таким он был задуман при сотворении мира. Избранности этого дня в мире горнем (сам Бог отдыхает в субботу, как написано во второй главе Книги Бытия) соответствует обязанность избранного народа, евреев, освящать этот день в мире дольнем. При этом освящающие субботу одариваются дополнительной душой (см. Бейца 16а, т. 2) и осеняют­ся царственностью, так что все происходящее в этот день озаряется высшим светом.

В начале фрагмента описывается торжественная встреча субботы двумя мудрецами, р. Ханиной и р. Яннаем. Слова обоих, в расши­ренной поэтической форме, стали со временем частью литургии (песня "Леха доди" в ритуале встречи субботы).

Далее следует ряд эпизодов, описывающих практическую сторо­ну подготовки к субботе. Коль скоро ее начало воспринимается как приход царицы, становится понятным, почему выдающиеся мудре­цы стараются всячески подчеркнуть свое участие в подготовке к этому событию. И хотя, скорее всего, все необходимое для подготов­ки к субботе делалось не самими мудрецами, а их прислугой и домочадцами, тем не менее каждый старался продемонстрировать некоторым символическим или облекаемым в символическую фор­му действием, что и он готовится к встрече субботы. Подобно этому, к прибытию царственной особы готовится каждый подда-ный, в том числе, и самый высокопоставленный. Особенно харак­терным, с этой точки зрения, является описание действий р. Аббагу: даже такой уважаемый и богатый человек (он сидит на табурете из слоновой кости) выполняет какую-то работу, внося свой вклад в подготовку к субботе.

Отсюда развитие темы: тот, кто всем сердцем почитает субботу, одаривается ее царственным благословением. Как сказал о субботе поэт: "Ибо она — источник благословения". Мораль рассказа о


119 ШАББАТ

Йосефе, почитателе субботы, лаконично выражена завершающей его фразой: "Тому, кто дает субботе взаймы, суббота возвращает с лихвой" (эта мысль часто звучит в Талмуде и в другой форме; см. Бейца 15б: "Сказал Святой, благословен Он, Израилю: 'Дети Мои, возьмите взаймы, положившись на Меня, и освятите этот день, и доверьтесь Мне, а Я уплачу долг'"). Этот рассказ расцвечен и другим мотивом: можно ли избежать предначертания Небес. Одно­му из героев рассказа, безымянному иноверцу, это не удается. Напротив, своими усилиями он лишь приближает исполнение предсказания. Но отсюда вовсе не следует, что мудрецы Талмуда разделяли представление о неотвратимости рока. Достаточно срав­нить этот рассказ с рассказами другого фрагмента, включенного в данную антологию (см. Шаббат 156, с. 177-179).

Далее следуют рассуждения о том, за какие деяния удостаивают­ся богатства. Оказывается, это зависит от того, о какой стране идет речь, но общим является то, что удостаивается богатства лишь человек, который сам что-то дает. В Земле Израиля богатства удостаиваются те, кто отделяет десятину, — эту заповедь можно исполнить только там. В Вавилоне, который являлся главным центром изучения Торы, удостаиваются богатства те, кто почитает Тору и оказывает материальную поддержку изучающим ее. В остальных странах, где исполнение заповедей, связанных с Землей Израиля, невозможно и в изучении Торы не достигнуто высот, богатства удостаиваются за соблюдение субботы (ср. Брахот 5: "Тремя дарами одарил Святой, благословен Он, народ Израиля... и вот эти дары: Тора, Земля Израиля и будущий мир" — мир, символизируемый субботой).

Беседа р. Йегошуа б. Хананьи с кесарем подчеркивает еще один аспект исключительности субботнего дня. На первый взгляд, р. Йегошуа объясняет кесарю, что особый вкус субботних блюд связан с приправой. Но название приправы намекает на

субботу : причина субботнего удовольствия не в приправе, а в самом соблюдении субботы, когда особое отношение к этому дню — любовь и почитание — придает этим блюдам удивительный вкус.

Заключают фрагмент рассуждения о том, как создается особая атмосфера субботы. Дело не только в праздничных трапезах, но и в изменении будничного распорядка, что влияет на самоощущение соблюдающих субботу и создает праздничную атмосферу. И даже мудрецы, погруженные в изучение Торы, должны помнить о том, что в субботу освящена и материальная сторона жизни, а следова­тельно — необходимо оставить время для отдыха и "почтить ее, не занимаясь делами своими".


ШАББАТ

В

мишне (126б) обсуждаются ограничения на перенос вещей в суббо­ту. Можно переносить то, что годится в пищу человеку или животному. Но переносимые вещи не должны быть слишком тяжелыми. Это ограничение не действует, если необходимо освобо­дить место для гостей или для учебы. Гемара приводит слова р. Йоханана: "Заповедь принимать гостей так же значительна, как и заповедь спешить рано утром в дом учения!" "Заповедь принимать гостей значитель­ней", — возражает р. Дими. Возникает тема особо значимых заповедей. Так от сугубо галахических указаний мишны Гемара переходит к этике.


127А, 127Б ШАББАТ



ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

1Пea 1:1; Киддушин 39б; Авот де-р. Натан 40 (вариант); Дварим рабба 1


Сказал р. Йегуда б. Шила со слов р. Аси от имени р. Йоханана:

— Принимать гостей, посещать боль­ных, углубляться в молитву, утром рано спешить в дом учения, обучать сыновей Торе и судить о ближнем, стараясь оп­равдать его, — таковы шесть дел, прино­сящие в этом мире проценты, а в мире грядущем — основной капитал.

Но разве не учили мы, что так воз­награждаются другие дела: если кто от­ца и мать почитает, милость оказывает, человека с ближним его мирит, а более всего — Тору учит? Именно эти, а не другие! [127б] Здесь нет противоречия: те шесть дел есть — оказание милости. Другое объяснение: ате шесть дел вклю­чены в эти.


 



 


ПРИМЕЧАНИЯ
аТе шесть дел включены в эти.Вот как понимает это "включение" Раши. "Принимать гостей, посещать больных - это оказание милости ближнему. Углубляться в молитву также означает оказание милости, ибо сказано: 'Творит благо душе своей человек милосердный' (Прит. 11:1 7). Утром рано спешить в дом занятий и учить сыновей Торе - это изучение Торы. Думать о людях только хорошее значит вносить мир в отношения с ближним, ибо если кто оправдывает ближнего и говорит: 'Не согрешил он предо мной в этом, был вынужден [поступить так] или хотел как лучше', - то мир царит между ними".

ЭТИКА И ПОЭТИКА


Не первый раз в этой антологии фрагмент начинается важными заповедями и кончается анекдотами. Анекдоты погружены в низкий и вязкий быт Римской империи, где верили, что натура человеческая порочна, что женщины продажны, что звезды определяют судьбу, а фессалийские колдуньи способны свести луну с неба. Нельзя сказать, что еврейские мудре­цы совсем не разделяли этих мнений. И в Талмуде сказано, что женщины легкомыслен-


ны, и в Талмуде Сатана в образе красотки соблазняет даже р. Акиву и р. Меира, и в Талмуде р. Акива заказывает гороскоп своей дочери. Но аггада оптимистичнее Апулея и Петрония по самой сути. И звезды, и дурная страсть отступают перед волей к исполнению заповедей. На этом построен жанр, который можно назвать "антимилетским" или "анти­сибаритским". Внешне он вполне схож с ми­летскими и сибаритскими историями: те же



ШАББАТ 127Б


 


Учили наши наставники.

Кто судит о ближнем, стараясь оправдать его, тот

[ и сам будет оправдан. И вот история о жителе

Верхней Галилеи, который нанялся на три года к

одному хозяину на Юге. В канун Йом Киппура сказал

работник хозяину:

— Заплати мне, чтобы я мог вернуться и принести
жене и детям пропитание.

Тот ответил:

— Нет у меня денег.

— Тогда выдели часть урожая.

— И этого нет у меня.

— Дай участок земли.

— И земли нет.

— Заплати скотом.

— И скота нет.

— Дай подушки с одеялами.

— И этого нет.

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


Кто судит о ближнем, стараясь оправ­дать его, тот и сам будет оправдан.Одним из основных механизмов развития раввинис-тической литературы, начиная со времен тан-наев и кончая современными сборниками указаний по соблюдению галахи, является изменение способа организации информации, зафиксированной в источниках, рассматривае­мых как авторитетные. Например, мидраш таннаев организован как комментарий к Торе, в то время как Мишна составлена по темати­ческому принципу. Маймонидовская Мишне Тора — кодекс, излагающий законы, выведен­ные в Талмуде, но способ их классификации отличен от того, что представлен в Мишне. Современное руководство по соблюдению суб-


боты может включать в себя законы из самых разных разделов кодекса Шулхан арух. Мы намеренно привели примеры из области гала­хи, поскольку принцип переорганизации ин­формации здесь наиболее нагляден. Выража­ясь в духе Ю. Лотмана, можно предположить, что для культуры, ориентированной на ка­нон, переорганизация информации — харак­терный способ существования и развития. Любопытно, насколько такой механизм спо­собствует изменению/возрастанию информа­ции, каков информационный сдвиг, вызван­ный сменой способа организации материала.

Текст Талмуда зачастую сложен из готовых "кирпичиков": из высказываний авторитетных мудрецов, из барайт, а иногда и из более


ЭТИКА И ПОЭТИКА


ситуации, та же игра судеб. Но еврейский анекдот спорит с римским на его же террито­рии. Дочь р. Акивы, согласно гороскопу, дол­жна умереть в день свадьбы, но не умирает, поскольку уступает тарелку нищему. Хозяин оказывается порядочным человеком, призна­ки разврата — ложные и т. д. Чем ниже сюжет, тем выше сила заповеди.


В трех фрагментах этой антологии (см. Шаббат 156 и Йома 35б) мы встречаем стан­дартное построение: три анекдота подряд, иллюстрирующие максиму. Низкое подтверж­дает высокое, авысокое возвышает низкое, делая его как бы частью борьбы за правед­ность.



127Б____________________ ШАББАТ



а3акинул работник плащ за спину и с тяжким сердцем отправился восвояси.

После праздника хозяин навьючил трех ослов, одного — едой, другого — напитка­ми, третьего — сластями, взял плату работ-



 


ПРИМЕЧАНИЯ

а3акинул работник плаш за спину- Об этом выражении см. коммент. "Язык Талмуда" к Сукка 28, с. 301.


 

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ

крупных фрагментов, сохраненных традици­ей. Одни и те же элементы можно встретить в различных контекстах, где они выполняют разные функции (ср. в данной антологии Шаб-бат 10б и Бейца 16б). Определить "тему" этих элементов или "тему" фрагмента, их содержа­щего, да и выделить законченный фрагмент в Талмуде часто представляется задачей нетри­виальной. Другое дело — задать тему и вы­брать из Талмуда то, что имеет к ней отноше­ние. Такая задача при достаточно свободном ориентировании в тексте (что, впрочем, дале­ко не просто, учитывая объем талмудическо­го корпуса) и определенной искусности интер­претации вполне выполнима, ведь контекст выбранных фрагментов остается за рамками.

Тема второй части нашего фрагмента легко задается открывающей его максимой "кто судит о людях, стараясь оправдать их, тот и сам будет оправдан". Далее следуют три ил­люстрации к ней. И нет ничего удивительного в том, что этот отрывок находит себе место в разделе, посвященном любви к ближнему, в книге р. Ицхака Абугаба (конец XIV - начало XV в., Испания) Менорат га-маор. Эта книга представляет собой моралистическое произве­дение, целиком основанное на цитатах из талмудической литературы и литературы гао-нов. Выдержки из авторитетных источников автор сопровождает краткими пояснениями, связывающими цитаты. Авторским является лишь оглавление, то есть список рубрик, тем и организация материала.

Вторую главу раздела о любви к ближнему р. Ицхак Абугаб начинает словами: "Когда


человек занимается исполнением заповедей, пожертвованиями, умножением согласия (шалом) и не подозревает своих ближних, а судит о них, стараясь оправдать, то дается ему мир (шалом) на земле и с небес шлют ему приветствие (шалом)". В качестве иллюстра­ции к сказанному автор приводит рассказ об Аббе-цирюльнике (см. Таанит 216 в данной антологии, т. 2). "Смотри, как хороши были дела его [Аббы], — продолжает р. Ицхак Абугаб, — и самое великое среди них — то, что он судил о ближних, оправдывая их (имеется в виду случай с тюфяками, см. там же. — Прим. сост.). Поэтому говорится в трак­тате Авот (1:6): 'Суди о ближнем, стараясь оправдать его'. И это позволяет избегать ссор и умножает согласие. Более того, поступающе­го так и Небеса судят, оправдывая...". И далее следует отрывок из нашего фрагмента. "Вы­учили мы, насколько хорошо судить о челове­ке, оправдывая его; это порождает любовь и дружбу между товарищами, — заключает Абугаб. — А тот, кто подозревает праведных, поступает дурно, и посылается ему телесное наказание". В подтверждение приводится зна­менитый мидраш (Шаббат 97а) о том, как Бог наказал Моше за слова "но они (сыны Израи­ля) не поверят мне" (Исх. 4:1). "А тот, кого подозревают в том, чего нет за ним, получает удвоенное воздаяние" (согласно Шаббат 118б). На этом заканчивается глава (см. Менорат га-маор, с. 742-744).

Итак, компиляция р. Ицхака Абугаба на тему о том, что судить о ближнем следует, оправдывая его, состоит из пяти талмудичес-



ШАББАТ 127Б


 


ника и отправился к нему домой. Поели они и выпили, и отдал хозяин плату. Отдав же, спросил:

— Когда я сказал, что нет у меня денег, что ты заподозрил?

— Что подвернулась тебе выгодная сделка, и ты вложил в нее деньги.

— А когда я сказал, что нет у меня скота?

— Что ты сдал скот внаем.

— А когда сказал, что нет у меня
земли?

— Что сдал ты землю в аренду.

— А когда сказал, что нет у меня урожая?

— Что не отделил ты еще от урожая десятину [а без этого отдавать нельзя].

— А когда сказал, что нет у меня ни подушек, ни одеял?

аЧто все имущество ты посвятил Небу.



 


ПРИМЕЧАНИЯ аЧто все имущество ты посвятил Небу.О возможности посвящения своего имущества Богу говорит­ся в Торе (см. Лев. 27). Согласно талмудическим источникам, во времена Храма существовало два вида посвящения имущества: на нужды Храма и на жертвоприношения. Посвящение осуществлялось с

ИЗ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОЙ МЫСЛИ


ких отрывков. Могли ли они появиться в Талмуде в качестве цельного фрагмента? Ка­залось бы, ответ должен быть утвердитель­ным, ведь текст Талмуда, как мы не раз замечали, часто составлен из подобных гото­вых элементов. Однако тип связи между эле­ментами и способ развития темы у Абугаба кардинально отличаются от талмудического. В Талмуде связи либо формальные, либо ал-люзивно-ассоциативные, развитие темы при­чудливо непредсказуемо, пресекается отступ­лениями, не укладывается в узкое русло оп­ределенной максимы. У Абугаба связь откро­венно тематическая, тема развивается логи-


чески линеарно. Образно говоря, талмудичес­кий фрагмент — конструкция с открытыми окнами, в компиляции же р. Ицхака Абугаба окна закрываются, за счет чего происходит концентрация моралистического назидания. Кроме того, если пользоваться терминами Хирша (см. Е. D. Hirsh. Validity in Interpretati­on. New Haven&London, 1967), при переносе фрагментов из Талмуда в Менорат га-маор ме­няется если не смысл их (meaning), то значе­ние (significance). Приведенный пример кажет­ся нам достаточно наглядной иллюстрацией смены способа организации информации (в данном случае — аггадической).



127Б ШАББАТ



ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ 2Авот де-р. Натан 6 (вариант)


— Так оно и было, клянусь Храмовой служ­
бой! bДал я обет не пользоваться своим иму­
ществом из-за того, что сын мой Гурканос не
занимался Торой. Когда же пришел я к своим
друзьям на Юге, те освободили меня от всех
обетов. И как ты оправдывал меня, пусть
Вездесущий оправдает тебя!

Учили наши наставники. 2Был случай с одним праведником, который выкупил из плена еврейскую девушку. На ночь он положил ее спать у своих ног. Утром

 

cсовершил ритуальное омовение и [лишь затем] начал урок с учениками. Спросил у них:

— Когда я положил девушку спать у ног своих, что вы заподозрили?

— Что есть среди нас ученик, в котором учитель не совсем уверен.

— А когда я совершил ритуальное омове­ние?

— Что из-за тягостей дороги у учителя случилось извержение семени.

— Так оно и было, клянусь Храмовой служ-


ПРИМЕЧАНИЯ помощью специальных обетов (нилрей гекдеш). Посвященное имущество считалось принадлежащим Небу, и использовать его в собственных целях было запрещено как посвятившему, так и остальным. Посвященное имущество могло быть выкуплено с добавлением к его стоимости четвертой части.

bДал я обет не пользоваться своим имуществом.Кроме обетов посвящения [нилрей гекдеш, см. выше), существовали запретительные обеты (нилрей исур). Дающий такой обет делал запретным для себя нечто, разрешенное Торой. В данном случае речь идет о запрете пользоваться собственным имуществом. Источником закона об обетах является следующий стих: "Если кто даст обет Господу... положив зарок на себя, то не должен он нарушать слова своего: все, как вышло из уст его, должен сделать он" (Числ. 30:3). Обет мог быть отменен либо мудрецом, либо судом, состоящим из трех человек.

сСовершил ритуальное омовение и начал урок с учениками.Согласно закону Торы, тот, у кого случилось непроизвольное извержение семени, или тот, кто совершил соитие с женщиной (в Талмуде оба называются: "тот, с кем произошел случай" - бааль кери), становится ритуально нечистым и для очищения должен совершить омовение (см. Лев. 15:16, 18). Тому, кто находится в статусе ритуально нечистого, Тора запрещает есть от жертвоприношений и от отделяемого для когенов.

В трактате "Бава кама" (82а) сообщается, что Эзра ввел постановление, специально предписывающее омовение для бааль кери. В силу этого постановления запрещено изучать Тору и молиться, прежде чем совершено омовение.


ШАББАТ 127Б


 


бой! И как вы оправдывали меня, пусть Везде­сущий оправдает вас!

Учили наши наставники.

Как-то раз понадобилась мудрецам помощь одной матроны, к которой все знатные римля­не были вхожи. Спросили:

— Кто к ней отправится?

— Я, — вызвался р. Йегошуа, — и пошел со своими учениками.

Когда он приблизился на четыре локтя к входу в ее дом, то снял тфиллин, а когда вошел, то запер перед учениками двери. По выходе же совершил ритуальное омовение и [лишь затем] начал урок с учениками. Спросил у них:

— Когда я снял тфиллин, что вы заподозри­ли?

— Что рабби не хочет вносить слова святос­ти в место нечистоты.

— А когда я запер дверь?

— Что между учителем и матроной — бесе­да о государственных делах.

— А когда я совершил ритуальное омове­ние?

 

— Что из уст матроны слюна капнула на одежду учителя [и это — повод для очищения].

— Так оно и было, клянусь Храмовой служ­бой! И как вы оправдывали меня, пусть Везде­сущий оправдает вас!


ПЕРСОНАЛИИ Р. Йегошуа. См. 48.

РЕАЛИИ

Тфиллин — (филактерии) — две небольшие коробочки из черной кожи, содержащие на­писанные на пергаменте от­рывки из Торы. При помощи черных ремешков, продетых через основания этих коробо­чек, тфиллин укрепляют на обнаженной левой руке и на лбу — во исполнение предпи­сания: "Все, что Я говорю, сох­раните в сердце своем, и пусть слова эти будут знаком на руке вашей, печатью на челе вашем" (Втор. 6:6-8). Наложе­ние тфиллин считается одной из важнейших заповедей. Свя­тость тфиллин уступает лишь святости свитка Торы.



127 ШАББАТ

Комментарий р. Штейнзальца

Основная тема этого фрагмента задается сформулированной в нем максимой: "Кто судит о ближнем, стараясь оправдать его, тот и сам будет оправдан". Но этому предпослано высказывание общего характера, которое связано с более широким контекстом Гемары. Своего рода введением к главной теме служит перечисление особых заповедей, награду за исполнение которых человек получает не только в мире грядущем, но и в этом мире.

В отличие от "этого мира", где правят законы природы, "мир грядущий" на языке мудрецов Талмуда — это действительность в корне иная, где нет границы, пролегающей между природными процессами и метафизическими сущностями, между сферами мате­риального и чисто духовного. По словам мудрецов Талмуда, роль человека в этом мире — исполнение заповедей (конкретные дейст­вия), но награду за это он получает лишь в мире грядущем (ср. Киддушин 40б во втором томе данной антологии). Однако есть особые заповеди, за исполнение которых человек может получить награду и в этом мире. Объединяет эти законы то, что их исполне­ние не только значимо в мире духовном, но и влечет благо в мире реальном. Все заповеди, упоминаемые в качестве особых в нашем фрагменте (а также и другие, приводимые в различных вариантах этого списка в Талмуде), хотя и отличаются деталями, в сущности сводятся к двум основным категориям: оказание милости ближне­му (словом или делом) и изучение Торы, которое, собственно, лежит в основе исполнения любой заповеди.

Судить о ближнем, стараясь оправдать его, также означает оказы­вать милость. Ведь ненависть между людьми (а вслед за нею и ссора, и война), как правило, связана с реакцией человека на действия или слова другого. Конечно, для ненависти и ссоры могут быть и объек­тивные причины, однако в большинстве случаев дело не в открытом проявлении враждебности, а в сомнениях и подозрениях. Многие вещи подлежат самым разным истолкованиям, и иногда лишь собственная ущербность заставляет наблюдателя увидеть действия другого в темном свете. Судить о ближнем, стараясь оправдать его, — это, в первую очередь, практический совет оценивать другого, исходя из предположения о доброте его намерений, пытаться расс­матривать его поступки с лучшей стороны.

Три истории, рассказанные в данном фрагменте, предельно заос­тряют эту мысль — нужно использовать любую возможность поста­вить действия другого в заслугу ему, даже если подобная версия


ШАББАТ 127

представляется маловероятной. В каждом из приведенных случаев все обстоятельства, казалось бы, однозначно свидетельствуют о неприглядности действий и намерений. Однако выясняется, что даже в этих случаях, когда подозрения в значительной степени оправданы, не стоит спешить с выводами. Ибо видимая сторона дела может быть обманчивой, а сколь угодно веские улики — еще не доказательство.

В первом рассказе наемный работник после трех лет работы сталкивается с тем, что хозяин (по всей видимости, достаточно богатый человек) не платит ему ни гроша. Работник вынужден вернуться домой ни с чем. У него, безусловно, есть причина для гнева и подозрений, что хозяин обманул его и не хочет с ним рассчитаться. И все же, несмотря на свое положение, он находит оправдание хозяину.

Отметим, что многократно звучащий вопрос: "Что ты заподоз­рил?" — играет достаточно важную роль в повествовании. Глагол "подозревать" имеет ярко выраженную отрицательную коннота­цию: подозревать кого-то — значит приписывать ему, даже при внешне положительных действиях, злонамеренность. Но для того, чтобы увидеть злой умысел, необходимо построить сложную систе­му объяснений внешне безобидным поступкам. Герои данного фраг­мента поступают полностью противоположным образом: они вы­страивают сложную систему объяснений, чтобы оправдать внешне неприглядные действия другого. Так, например, когда богатый владелец земли и скота утверждает, что у него нет даже подушек и одеял, чтобы расплатиться с работником, последний должен проя­вить немалую изобретательность, чтобы не счесть слова хозяина злонамеренной ложью.

Во втором и третьем рассказах речь идет о подозрениях несколь­ко иного рода. Внешне все выглядит так, будто почтенный муж (в первом случае праведник, во втором — р. Йегошуа) воспользовался своим положением для удовлетворения страсти. С одной стороны, продолжительное уединение с женщиной, с другой — ритуальное омовение (которое обычно совершают после соития). Но в обоих случаях ученики находят такое объяснение поведению своих на­ставников, которое тех никак не порочит.

Каждый из рассказов завершается благословением: "И как вы оправдывали меня, пусть Вездесущий оправдает вас!" Слова этого благословения подчеркивают, что поступок того, кто оправдал ближнего, значим как с точки зрения человеческих взаимоотноше­ний, так и с точки зрения высшей справедливости. Ибо стремиться видеть хорошее в другом и, несмотря на внешние обстоятельства, стараться оправдать его по сути означает судить другого так же, как самого себя, то есть исполнять предписание Торы: "Не ненавидь брата своего в сердце твоем... люби ближнего своего как самого себя" (Лев. 19:17,18).


 

ШАББАТ 151б-153а

С

огласно мишне, в субботу не закрывают глаза мертвому. Тому же, кто испускает последний вздох, не закрывают глаза и в будний день: "...тот, кто закрывает глаза испускающему дух, все равно, что совершает убийство". Гемара приводит притчу: "Так и свеча мерца­ющая сразу гаснет, когда человек пальцами зажимает пламя". Раббан Шимон б. Гамлиэль учит, как следует закрывать глаза мертвому (с помощью вина и масла). Он же говорит: "Для живого ребенка, которому день от роду, оскверняем субботу, но для мертвого Давида, царя израильского, не оскверняем". И начинается мидраш, посвященный болезни, смерти и бедности.


ШАББАТ 151Б



Раббан Шимон б. Гамлиэль говорит:







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.029 с.)