ТОП 10:

В которой осмеянию подвергается глава 13 книги А.А. Бушкова «Выстрел из ниоткуда».



 

В главе, посвященной тайну убийства Авраама Линкольна, автор «Неизвестной войны« вовсе попадает пальцем в небо.

Начнем с цитаты, которую нельзя оценивать с позиций фактографической достоверности, но которая, на наш взгляд, серьезно портит реноме А.А. Бушкова как «талантливого беллетриста». Потому что такой графоманской ахинеи постеснялся бы даже студент кулинарного техникума: «Тема эта - исследование какого бы то ни было заговора - крайне скользкая. Потому что нередко прямых доказательств нет и полагаться приходится исключительно на косвенные, а это стопроцентной уверенности все же не дает».

Задав сам себе тон, далее автор «Неизвестной войны» движется в полном соответствии с вышеизложенным принципом. То есть все путает, вводит читателя в заблуждение и уделяет внимание таким вопросам, которые просто недостойны обсуждения.

«В общем, постараемся соблюдать осторожность и деликатность в обращении с историческими фактами, но собственные версии все же выдвигать будем, поскольку ни законы, ни Конституция сего занятия не запрещают…».

Поневоле вспоминается шедевр безвестного автора: «Курить я буду, но пить не брошу…»

А ведомо ли нашему светочу интеллекта А.А. Бушкову, что Конституция - это, в общем-то говоря, и есть закон? Основополагающий учредительный политико-правовой акт, закрепляющий конституционный строй, права и свободы человека и гражданина, определяющий форму правления и государственного устройства Российской Федерации, учреждающий федеральные органы государственной власти в РФ? Проще говоря - основной закон государства? И уж если А.А. Бушков решил пройтись по иерархии нормативно-правовых документов РФ, то Конституцию, вообще-то, надо было ставить на первое место?..

Согласны - придираемся. Из принципа. Чтоб все знал на тот счет, что «нам некогда не угадать, как наше слово отзовется»…

Далее автор «Неизвестной войны» изъявил желание пообсуждать версии убийства А. Линкольна и начал с, по его словам, «откровенной клиники». Согласны, поговорим и мы. О клинике.

Вот уж не знаем, в каких таблоидах откопал А.А. Бушков версию про иезуитов как организаторах убийства А. Линкольна. Ну а чего не порассуждать о причастности к смерти 16-го президента США вогульских демонов, жителей Альфа Льва или ментальных сущностей? Уровень наукообразности один и тот же, но с инопланетянами как-то веселее получается…

Если же серьезно, то о причастности иезуитов к смерти А. Линкольна, лично нам слышать никогда не доводилось. Хотя литературы по данному поводу прочитано нами немало. Уж точно поболее, чем А.А. Бушковым. Может, не там читали?.. Не обратили внимания на какой-нибудь научный труд, вроде «Повседневной жизни русского кабака»?

Далее.

«Точно также не выдерживает критики утверждение, будто Гражданская война развязана «международными еврейскими банкирами». Если отвлечься от лирики и заняться чистой воды прагматикой, то быстро выясняется, что в те времена роль евреев в финансовой жизни Америки была крайне мала - зато чистокровные англосаксы на этом поприще резвились так, что небу жарко становилось. Есть сильные подозрения, что господа вроде Моргана (носившего примечательное прозвище «Пират»), Гулда, Фиска и Вандербильта и перевели стрелки на евреев, замазывая собственную роль в событиях, коих они были главным мотором. В 1959 г., правда, о том же самом - жидомасоны все устроили! - орал внук генерала Гранта, но это у него, надо полагать, наследственная хворь: дедушка печально прославился на ниве жидоедства, и внучек туда же…».

А теперь кто-нибудь - но уж точно не сам А.А. Бушков - пусть попытаются объяснить, как данное утверждение коррелируется с цитатой из главы 5 «Человек с большим топором» его же сочинения, где сказано буквально следующее: «Линкольн тем временем потихоньку формировал правительство. По какому-то невинному совпадению в нем оказалось немало людей, связанных с крупнейшими нью-йоркскими промышленниками, коммерсантами и банкирами (вроде Белмонта, которому южные бизнесмены задолжали 200 миллионов долларов). Разумеется, представители северных толстосумов оказались на высоких постах по чистой случайности…».

Неразрешимое противоречие в цитатах возникает от того, что упомянутый Огаст (Август) Белмонт (08.12.1813 - 24.11.1890) - выходец из самой что ни на есть еврейской семьи.

Родился в Гессене в семье Симона Белмонта и Фредерики Эльзас Шонберг. Мать рано умерла, будущий банкир с 8 лет воспитывался во Франкфурте у бабушки по имени Гертруда, и сразу по окончании школы начал работать на банкирский дом Ротшильдов (которые, как вы отлично понимаете, по национальности никак не курды). В 1837 г. переехал в США, представлял там интересы своих работодателей, а с 1844 по 1850 гг. был генеральным консулом Австро-Венгрии в Нью-Йорке. С 1849 г. женат на Кэролайн Слайделл Перри - дочери адмирала Мэтью Килбрайта Перри и племяннице Джона Слайделла (того самого, что в ноябре 1861 г. был снят с борта «Трента»).

Судите сами, насколько абсурдно звучит утверждение А.А. Бушкова о том, что «в те времена роль евреев в финансовой жизни Америки была крайне мала» с учетом вышеизложенного.

Ну а что касается Белмонта, то он умер в преклонном возрасте, его личное состояние на момент смерти составляло 10 000 000 до 50 000 000 долларов, в честь банкира были названы город в штате Нью-Гэмпшир и гонки чистокровных лошадей. Кроме того, именно с Белмонта, как предполагают литературоведы, списан Джулиус Бофорт, персонаж романа «Эпоха невинности» Эдит Уортон (данный роман экранизировался трижды (1924, 1934 и 1993), и в последней из экранизаций, сделанной Мартином Скорсезе, роль Бофорта исполняет Стюарт Уилсон).

Упоминание про внука генерала Гранта - ну просто шедевр детального и вдумчивого исторического исследования: кому пенял на жидомасонов внук генерала Гранта? При каких обстоятельствах? О чем вообще речь? И какой именно из внуков, благо, что в 1959 г. были живы и здоровы трое из них? Энигма! Ничего нам не конкретизировал А.А. Бушков. Нет даже исходной информации, чтобы проверить, о чем же, собственно, речь-то идет?..

Ну а про «наследственные хвори» мы, как будто, подробно писали выше. Удивительной способностью обладает Александр Александрович - искать проблемы там, где их сроду не бывало…

Не будем цитировать автора «Неизвестной войны» дословно - вкратце, А.А. Бушков высказывает скепсис по поводу политической ориентации Джона Уилкса Бута…

Да, во многих источниках советского периода, действительно писали, что Джон Уилкс Бут, убийца А. Линкольна, являлся «тайным агентом мятежников».

А что, кто-то будет возражать?

Дж. У. Бут действительно был тайным агентом мятежников, то бишь южан. Это объективный факт, подтвержденный отнюдь не только его, то есть Дж.У. Бута, врагами.

Версия А.А. Бушкова о том, что он мог быть двойным агентом, верна в той же степени, что и версия о том, что сам А.А. Бушков является агентом влияния Ватикана (ведь критикует много и не по делу Реформацию!).

Кто и как использовал Бута для устранения Линкольна - если смерть его действительно есть результат заговора, что вовсе не очевидно - совершенно другой вопрос.

Вообще, А.А. Бушков, как это нередко с ним бывает, не увидел за деревьями леса.

В 1982 г. была опубликована повесть Б.Т. Грибанова «Пуля для президента» (впервые была напечатана в журнале «Знамя», 1982, № 6, в 1984 г. вышла отдельной книгой в «Воениздате»), беллетризированный пересказ очередной конспирологической теории американского автора Рея Неффа, основанной на дневниках Лафайета Бейкера.

Данная книга ценна тем, что озвучивает самую распространенную версию «теории заговора» - причастность к смерти 16-го американского президента военного министра Э.М Стентона.

Небольшое лирическое отступление. В тексте А.А. Бушкова военный министр поименован двумя разными способами - как Стентон и как Стэнтон. Имел ли А.А. Бушков в виду двух разных людей или же просто унификация имен собственных навевает на него скуку, судить не беремся (тем более, что заодно со Стентоном у него постоянно путаются Уолкер с Уокером, а виргинцы - с вирджинцами). Но, судя по контексту, речь идет об одном и том же человеке, Эдвине Макмастерсе Стентоне, военном министре с 1862 по 1869 гг.

Необходимо также дать пояснение к фразе А.А. Бушкова «генерал Стентон, будущий военный министр». Чтобы быть точным в определениях, Стентон никогда не имел никаких воинских званий, тем более генеральских. Зато в последние месяцы администрации Джеймса Бьюкенена занимал должность генерального атторнея США (он же генеральный прокурор, он же министр юстиции - если кто-то позабыл). Сдается нам, что именно эта должность автора «Неизвестной войны» и запутала, следствием чего явилось присвоение министру генеральского звания.

Так вот, именно Э.М. Стентона, который является главным фигурантом на роль организации убийства Линкольна, А.А. Бушков отчего-то обошел стороной. А книга Грибанова, кстати, не единственная, где обсуждается данная версия - есть еще большая статья Б. Борисовского «Что утаил военный трибунал после убийства Авраама Линкольна» в сборнике «Покушение или убийство?» (Минск, «Беларусь», 1993, стр. 81-126), было и множество публикаций на эту тему.

Интересная деталь. Статьей из сборника «Покушение или убийство?» А.А. Бушков, с высокой степенью вероятности, пользовался, хотя и не отразил данный факт в библиографии. Может быть, позабыл. А может быть, ссылка на данную книгу диссонировала бы с его заявлением о том, что «однако (особенно в советской историографии) принято считать, будто выстрел в Линкольна - все же дело рук южан».

Но речь-то, в общем-то, и не об этом. Имел ли Стентон отношение к смерти Линкольна, мы, вернее всего, уже никогда не узнаем. В данном случае важен тот факт, что, опять-таки, не было никакого замалчивания фактов возможного причастия радикальных республиканцев к убийству президента, о чем, как вы видите, писали давным-давно. И версии А.А. Бушкова вновь свидетельствуют о его полном неведении относительно предмета исследования.

Но самое удивительное заключается в том, что про «версию Стентона» А.А. Бушков прекрасно знает - она, в частности, упомянута в его книге «Красный монарх» (как аналог убийства С.М. Кирова). Что помешало ему озвучить данную версию в «Неизвестной войне» - теряемся в догадках.

С точки зрения фактографии мэтр продолжает удивлять своей некомпетентностью.

«14 апреля 1865 г. президент Авраам Линкольн приехал в Театр Форда смотреть эксцентрическую комедию, как она значилась в афишах - «Наш американский кузен». Его сопровождали первая леди и молодой светский щеголь майор Рэтбоун с невестой - явившийся отнюдь не в качестве охранника».

Не в упрек А.А. Бушкову, просто для сведения - Мэри Тодд Линкольн никто не называл «первой леди». И Элизу МакКардл Джонсон не называл. И Джулию Дент Грант. Впервые термин First Lady был использован в 1877 г. во время инаугурации Ратерфорда Берчарда Хейса применительно к его супруге Люси Уэбб Хейс. Авторство термина приписывают журналистке Мэри Клеммер Эймс (самая высокооплачиваемая журналистка США того времени, которую в некоторых отечественных источниках ошибочно именуют просто «М. Клеммер»).

Есть, впрочем, версии, что авторство словооборота «первая леди» принадлежит президенту Закари Тейлору, который произнес его на церемонии погребения Долли Мэдисон в 1849 г. (какие-либо документальные подтверждения данному утверждению отсутствуют). Кроме того, упоминание о «первой леди» имеется в дневнике американского корреспондента газеты Time Уильяма Ховарда Рассела от 3 ноября 1863 г., хотя в его изложении фраза «первая леди» носит отчетливо сатирический характер.

«Светский щеголь» Рэтбоун - что это, фигура речи, призванная подчеркнуть праздность Линкольна? Генри Рид Рэтбоун (родился 1 июля 1837 г.) был сыном Джареда Л. Рэтбоуна, состоятельного негоцианта и мэра Олбани, после своей смерти оставившего в наследство 17-летнему сыну состояние в сумме более 200 000 долларов. Его вдова Полин - мать Генри - позднее вышла замуж за сенатора Айру Харриса, а его дочь от первого брака Клара Харрис (родилась в 1845 г.) стала сводной сестрой Генри. Поскольку родства по крови меж ними не было, незадолго до рокового визита в театр Форда они обручились.

Несмотря на внушительное состояние, Рэтбоун в начале войны поступил на службу в 12-й пехотный полк штата Нью-Йорк и в течение всей войны оставался в строю, дослужившись до майорского звания.

В компанию к президенту и его супруге майор попал потому, что его мать была подругой Мэри Тодд Линкольн. Супруга президента хорошо относилась к Кларе Харрис, которая помогала ей в организации общественных мероприятий в Белом доме. После выстрела Бута Клара Харрис оставалась при Линкольне до самой его смерти, последовавшей в 7 часов 22 минуты субботнего утра 15 апреля 1865 г.

Рэтбоун и Харрис поженились 11 июля 1867 г. У них родилось трое детей. В 1882 г. Рэтбоун был назначен консулом США в Ганновере.

Зимой 1883 г. Генри Рид Рэтбоун впал в безумие. Рождественским утром 23 декабря того же года он застрелил супругу, пытался убить детей, а после нанес себе шесть ударов ножом, - словно сам Джон Уилкс Бут стоял за его левым плечом…

Полиция обнаружила его окровавленным и кричащим, что за ним следят люди, прячущиеся за висящими на стенах полотнами. Он был помещен в приют для умалишенных в Хильдесхайме и пробыл там вплоть до своей смерти в 1911 г. Двадцать восемь лет безумия - вот уж, воистину, не дай нам бог сойти с ума… Герни Рид Рэтбоун был захоронен на городском кладбище Ганновера рядом с могилой супруги. Их сын Генри Риггс Рэтбоун был конгрессменом от штата Иллинойс. Знаменитый актер периода 30-х - 50-х Бэзил Рэтбоун, герой Первой мировой войны, штатный исполнитель роли Шерлока Холмса и самый знаменитый фехтовальщик Голливуда - дальний родственник Рэтбоуна.

Впрочем, в Америке все друг другу родня. Элвис Пресли - кузен генерала КША Джона Белла Худа, а сам Линкольн в родстве с актером Томом Хэнксом.

«Всё. Охраны у президентской ложи не было вообще. Куда-то подевались те четверо полицейских, что должны были «неотступно сопровождать президента», в том числе и при посещении театров. Постоянный охранник президента Паркер преспокойно ушел с поста пропустить рюмочку-другую с приятелями».

Одно их самых распространенных заблуждений, неотступно сопровождающее истории о покушении на Авраама Линкольна.

Джон Фредерик Паркер родился 19 мая 1830 г. в г. Уинчестер, Вирджиния. Его отец был мясником, а позднее - полицейским. Джон работал плотником и машинистом, в 1855 г. женился на Мэри Эймерик Маус, стал отцом троих детей - Коры, Салли и Кейт, а когда в 1861 г. было создано полицейское управление Вашингтона поступил туда на работу в числе первых 150 сотрудников.

Начальник полиции федерального округа Колумбия назначил четверых своих сотрудников (Джон Р. Кронин, Альфонсо Данн, Томас Ф. Пендел, Александр (Эндрю) Смит) для работы в Белом доме 3 ноября 1864 г. для охраны самого здания, его внутренних помещений, мебели, ковров и прочей утвари. Обязанности по охране президента и его семьи ни на кого из полицейских - помимо перечисленных выше, в разное время в Белом доме работали Уильям С. Льюис, Уильям Х. Крук, Джордж У. МакЭлфриш, Томас Т. Хардл, Джозеф Шелтон, Д. Хопкинс - официально никогда не возлагались. Паркер был назначен на работу в Дом президента в промежутке между февралем и апрелем 1865 г.

«Двери Белого дома в то время были широко открыты для посетителей, и некоторые из них не считали зазорным прихватить с собой какой-нибудь «сувенир». Не обязательно, конечно, столовое серебро. Годилась пепельница, клочок скатерти или портьеры. И вот в общении с такого рода посетителями грубиян Паркер был незаменим. Понятно, почему госпожа Линкольн не желала отпускать его на военную службу. И вот что еще важно отметить: президент Линкольн никогда - никогда! - не прибегал к услугам телохранителей. 14 апреля он отправился в Театр Форда в 14-й раз и, по своему обыкновению, без телохранителя. Паркер всего лишь сопровождал президентскую чету, и в его обязанности не входило дежурство у входа в театральную ложу» (А. Лазарев «Кто охранял Линкольна…» http://www.nrs.com/news/110305_32040_75033.html).

Таким образом, с учетом вышеизложенного, не вызывает удивления тот факт, что, хотя 1 мая 1865 г., через две недели после смерти Линкольна, полицейское управление столицы обвинило Дж. Паркера в «пренебрежении к своим обязанностям», он продолжал работать в Доме президента до 10 мая, а 2 июня был оправдан. Паркер прослужил в полиции до 1868 г., когда был в очередной раз обвинен в «пренебрежении к своим обязанностям» и, наконец, уволен.

«Как пишут многие авторы, «вскоре в зрительный зал ворвались солдаты президентской охраны с примкнутыми штыками и очистили театр от публики». Ни один из пишущих не пытается объяснить, где эти солдаты с примкнутыми штыками были раньше и почему они гуртовались где-то на значительном отдалении от президентской ложи, у дверей которой им было самое место…»

Если А.А. Бушков назовет нам второго по счету автора из числа «многих», о которых он пишет, мы немедленно извинимся перед автором за все выше- и нижесказанное. Потому что информация о «солдатах президентской охраны» присутствует в одном-единственном источнике - в статье Б. Борисовского «Что утаил военный трибунал после убийства Авраама Линкольна» в сборнике «Покушение или убийство»: «В зал ворвались солдаты президентской охраны со штыками наперевес. Они очистили театр от публики» (страница 111).

Именно данное совпадение позволяет нам предполагать, что книгой «Покушения или убийство» А.А. Бушков пользовался.

Как мы уже подробно писали об этом выше, никакой охраны у президента в 1865 г. не существовало. Откуда взял свою фразу Борисовский - судить не беремся. Во всех прочих известных нам источниках на языке оригинала сказано примерно следующее: «The three doctors and some soldiers who had been in the audience carried the President out the front entrance of Ford's». То есть: «Эти три доктора и некоторые солдаты, которые были в помещении (театра - Н.Ч., А.К.), перенесли Президента из главного входа Форда».

«Вот тут и возникают разнообразнейшие вопросы. Первый из них: а зачем, собственно, конфедератам смерть Линкольна? Коли уж они за всю войну так и не предприняли серьезной попытки покушения на президента? Как они вообще могли что-то организовать в свои последние дни, когда всё рушилось, южные армии капитулировали, а правительство Конфедерации (как и ее секретная служба) ничего уже не контролировали? Зачем? Просто так, из мести? Простите, это попахивает голливудскими боевиками и дешевыми приключенческими романами. В реальной жизни серьезные люди ведут себя совершенно иначе… …И наконец, смерть Линкольна была невыгодна в первую очередь южанам! Не случайно же генерал конфедератов Джонстон, узнав о смерти Линкольна, сказал: «Мистер Линкольн был самым лучшим нашим другом… это самое страшное бедствие для Юга». Свидетель надежный - генерал Шерман… …В самом деле, какой смысл был убивать Линкольна, прекрасно зная, что на смену ему автоматически придет вице-президент Джонсон, известный южанам как «ястреб»? Для Юга выгодным был как раз живой Линкольн…».

Утверждение настолько идиотское, что нужно время чтобы понять масштабы глупости, пролитой на головы несчастных читателей.

Согласитесь, этакая милая пастораль выглядит крайне странно на фоне всех ужасов гражданской войны, которые живописал нам автор «Неизвестной войны» на протяжении предшествующих двухсот страниц. Воевали, значит, Север с Югом, воевали, а к финалу войны, когда гордость южан окончательно попрана, стенают десятки тысяч вдов и сирот, страна лежит в руинах, немалое количество южан покидают страну, чтобы поселиться в Мексике, Канаде, Кубе, Гондурасе и даже Бразилии, - оказывается вдруг, что Авраам Линкольн - лучший друг Юга, которого необходимо беречь и охранять?..

Мы, разумеется, утрируем. Но утрируем, отталкиваясь от рассуждений автора «Неизвестной войны». Который, похоже, не понимает просто, насколько лицемерными выглядят его стремительные перформансы из черного в белое - и обратно…

Очень немногие общественные и политические деятели способны оставаться реалистами в кризисных ситуациях - и вряд ли можно говорить о том, что большинство руководителей КША обладали данным качеством. Война не закончилась 14 апреля 1865 г., а продолжалась в умах и сердцах многих и многих южан, не желавших принимать поражение как данность. Очень немногие южане проявили разум и ответственность, подобно генералу Р.Э. Ли, категорически запретившему своим подчиненным обсуждать возможность партизанской войны. О какой терпимости и разуме говорит А.А. Бушков, если даже многие годы спустя южане продолжали мечтать о реванше?..

20 июля 1871 г. газета «The New National Era» перепечатала ответы бывшего министра иностранных дел и бывшего генерала армии КША Роберта Тумбса, на вопросы журналиста из «The New York Herald» (цитируем их по http://www.liveinternet.ru/showjournal.php? journalid=1048381&keywordid=130569&page=18).

« - Вы оставили все надежды на продолжение вооруженного сопротивления правительству Соединенных Штатов?

- Отнюдь. Мне кажется, что близок тот час, когда мы снова возьмем в руки оружие. Мы можем надеяться только на себя, на Севере у нас не осталось союзников. Не могу сказать, что я этим разочарован, ибо с северными демократами, трусливо бросившими нас в начале войны, я никогда не связывал особых ожиданий. Я знаком с их лидерами, они столь же бессовестны, сколь и радикалы [республиканцы].

- Вы что, серьезно считаете, что снова будет война?

- Вот именно.

- Неужели Вы забыли обо всех несчастиях и потоках пролитой крови?

- Отлично помню. Ну и что? Я - не большой поклонник мира. Для джентльмена, война - не самое худшее из занятий. Кроме того, политические свободы, как правило, достаются только в бою...

- И когда же Вы собираетесь поднять знамя восстания?

- При первой же подходящей возможности. Мы дождемся того момента, когда северяне или перессорятся друг с другом, или же втянутся в войну с какой-нибудь иностранной державой. Это время придет, рано или поздно. И тогда они (м-р Тумбс указывает на группу фермеров невдалеке) снова будут сражаться. Вы нас победите только тогда, когда уничтожите всех до последнего, а это у вас вряд ли получится».

Сразу поясним, что при известном везении Тумбс мог бы занять место Джефферсона Дэвиса…

Сам Джефферсон Дэвис на следующий день после падения Ричмонда призвал Конфедерацию отказаться от методов традиционной статичной войны, заключающейся в обороне определенной территории и населенных пунктов, и обратиться к партизанской войне «на выживание», цель которой - изматывание Севера и подталкивание его к признанию очевидного факта: пребывание Юга в составе Союза не стоит таких мук и таких жертв. Дэвис писал следующее: «Мы вступили в новую фазу борьбы, память о которой останется на века. Освобожденные от необходимости защищать города и селения... с армией, которая может беспрепятственно передвигаться от пункта к пункту и наносить удары по отдельным частям и гарнизонам противника, действуя во внутренних районах нашей страны, где доступ к снабжению облегчен и где враг будет удален от своих баз и отрезан от помощи... конфедераты неизбежно придут к триумфу своего дела. Стоит только захотеть - и мы станем свободны».

И после этого А.А. Бушков будет нам рассказывать о том, что «серьезные люди ведут себя совершенно иначе»?..

Юг никогда не был однороден ни по политическим взглядам, ни по отношению к войне. А потому идея реванша за поражения еще долго кипела в недрах Диксиленда. Да автор «Неизвестной войны» и сам про это знает - ведь написал же он несколькими страницами ранее: «Тысячи конфедератов, не смирившись с поражением, покинули страну. На своих надгробных плитах многие из них завещали написать: «Восставший навеки».

Ссылаясь на слова генерала Джозефа Эгглстона Джонстона, автор «Неизвестной войны» попросту не понимает исторических реалий того времени. Генерал Джонстон - личность неоднозначная, и многие историки сравнивают его с МакКлелланом; в то же время нельзя не признать его заслуг в обороне Атланты от вторжения Шермана. Для понимания его отношения к Северу вообще и Линкольну в частности достаточно пояснить, что мало у кого из бывших конфедератов судьба сложилась настолько же успешно, как у Джонстона. Бывшие соратники от него дистанцировались и обвинили его в коллаборационизме; Джонстон, в свою очередь, опубликовал в 1874 г. свои мемуары Narrative of Military Operations, в которых весьма критически отозвался о многих своих бывших соратниках, включая президента КША Дж. Дэвиса. И потому его мнение относительно роли Линкольна в истории послевоенного Юга определено тем фактом, что он признал поражение Юга и был ориентирован на согласие и примирение с северянами. Его лучшим другом после окончания войны стал генерал Шерман. Характерно, что на всем Юге установлен один-единственный памятник Дж.Э. Джонстону - в Далтоне, штат Джорджия (1912).

Да, множество обстоятельств смерти А. Линкольна дают основания предполагать, что к его убийству имеют отношение северные политики. Однако ничуть не менее доводов и в пользу того, что Бут действовал от имени южных «непримиримых».

«Всего за два месяца до капитуляции Юга Линкольн вел тайные переговоры с посланцем южан, на которых обсуждались наиболее приемлемые для Юга условия капитуляции. Во время беседы он высказал много интересного: признал, что «северяне не менее южан виноваты в существовании рабства», и упомянул, что есть план просто-напросто выкупить у Юга всех чернокожих невольников за кругленькую компенсацию в 400 миллионов долларов».

Т.н. «Конференция на Хэмптон-Роуд» имела место 3 февраля 1865 г. на борту речного парохода «River Queen» недалеко от Форта Монро близь Ньюпорт-Ньюс в Вирджинии, и, ни тогда, ни сейчас, не являлась тайной ни для кого, кроме, разве что, автора «Неизвестной войны».

Слегка беллетризированное описание данной встречи наличествует в книге К. Сэндберга «Линкольн», но А.А. Бушков, следуя своей манере, заимствует оттуда только избранные фрагменты и даже не считает нужным уведомить читателя, что представителей от КША было трое - вице-президент Конфедерации Александр Стивенс, помощник военного министра Джон А. Кэмпбелл (член Верховного суда США в момент вынесения решения по делу Дреда Скотта) и бывший госсекретарь, а ныне сенатор КША Роберт Мерсер Талиферро Хантер. Со стороны Севера присутствовали лично президент Авраам Линкольн и государственный секретарь США Уильям Г. Сьюард.

Частности, впрочем, волнуют А.А. Бушкова даже менее, чем достоверность книги в целом. Из приведенной цитаты следует, что президент чуть ли не пытался замириться с Конфедерацией за спиной своих партийных боссов - а не деле встреча была организована по инициативе одного из деятелей республиканской партии, президентского советника Фрэнсиса П. Блэра-старшего, которому еще в 1864 г. по прямому разрешению Линкольна позволено было вступить в сепаратные переговоры с ричмондским правительством.

Мотивы, двигавшие Блэром, весьма неоднозначны, а потому и оценка хэмптонских переговоров разноречива - от желания Джефферсона Дэвиса утихомирить свою собственную «партию мира» до попытки примирить Север и Юг, сплотив его против единого общего врага - усиливающегося в Мексике режима императора Максимилиана. Линкольн долго не соглашался принять личное участие в переговорах, а когда, наконец, согласился, занял жесткую позицию, с ходу огласив семь тезисов, без принятия которых представителями южан никакие соглашения достигнуты быть не могут. Южане готовы было пойти на попятную только по вопросу о рабстве негров, но продолжали настаивать на сохранении независимости южных штатов. В данной ситуации переговоры превратились в обмен взаимными претензиями, и по прошествии 4 часов стороны расстались без какого бы то ни было результата.

Говорить о режиме секретности данной встречи просто глупо - уже 4 февраля 1865 г. президент сообщил об итогах переговоров своему кабинету.

«И, если уж вспомнить, что, согласно строгим правилам судопроизводства, любое сомнение трактуется непременно в пользу обвиняемого…».

Не знаем, как и где трактуются в пользу подозреваемого любое сомнение, но в п. 3 ст. 14 УПК РФ по этому поводу сказано следующее: «Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого». А это отнюдь не то же самое, о чем пытается толковать нам автор «Неизвестной войны».

«Любое сомнение» - понятие пространное, и заявление подсудимого о том, что его понудили совершить преступление баньши из соседнего болота тоже, вроде бы, может быть отнесено к их числу. Сами понимаете, что при таком подходе осудить можно только совсем ленивого и нерасторопного.

В реальности же речь идет об изучении и оценке доказательств, полученных в ходе дознания или следствия и изученных в судебном заседании, а вовсе не абстрактные рассуждения на тему «воровство у вора - не преступление». Так что в вопросах юриспруденции А.А. Бушков столь же беспомощен, как в экономике, теологии и логистике. И, следовательно, свои умозрительные конструкции основывает на принципах, им самим же выдуманных. Способ эффективный, только не совсем честный.

«Строго говоря, у нас вообще нет данных, что Линкольна убил именно Бут. Поскольку ни одна живая душа этого собственными глазами не видела. События выглядели следующим образом: раздался выстрел, президент упал с пулей в голове. После этого в ложу ворвался Бут, поранил кинжалом майора, выскочил на сцену, привлекши к себе всеобщее внимание, и скрылся…»

Цитируем показания майора Генри Рэтбоуна перед военным трибуналом по делу убийства президента Авраама Линкольна, данные 15 мая 1865 г. (они, кстати, имеются в переводе на русский язык): «В тот момент, когда актеры играли третью сцену второго акта спектакля, и я был увлечен действием, за моей спиной раздался пистолетный выстрел. Обернувшись, сквозь пороховой дым я увидел человека, стоявшего между мной и президентом. Расстояние от президентского кресла до двери составляло около четырёх футов. Человек кричал какое-то слово, как мне послышалось - «Свобода!». Я немедленно прыгнул и схватил его. Но он вырвался и большим ножом нанес мне в грудь удар. Я парировал удар, но всё равно был ранен в левую руку между локтем и плечом. Рана была полтора дюйма в ширину и несколько дюймов в длину. Человек помчался к бортику ложи и пока он прыгал через перила, я попытался схватить его снова, но поймал только часть его одежды».

Впрочем, даже обо всем этом говорить нет смысла. Потому что, проникнув в президентскую ложу, Дж.У. Бут запер дверь изнутри. И, следовательно, не имеет никакого смысла дельнейший авторский пассаж: «Теоретически рассуждая, мог быть и кто-то другой. Который нажал на курок, а потом преспокойно удалился коридором, пока все внимание было отвлечено на сцену, где Бут мелодраматически орал какую-то латинскую фразу о неизбежной погибели всех на свете тиранов. Это не более чем гипотеза - но разве она такая уж фантастическая?»

Совершенно фантастическая, потому что дверь в ложу осталась закрытой изнутри. Первым человеком, вошедшим в ложу после выстрела, был помощник военного хирурга Чарльз О. Лайл, которого впустил внутрь Рэтбоун. Не знали, Александр Александрович?.. Невнимательно прочитали Карла Сэндберга? Освежите память. Страница 658.

Да, кстати, и почему «какую-то латинскую фразу о неизбежной погибели всех на свете тиранов»? Не какую-то, а совершенно определенную - «Sie semper tyrannis!» Впрочем, кое-кто из очевидцев утверждает, что словами Бута были «Юг отмщен!» Скорее всего, произнесены были обе фразы.

Факт совершения убийства именно Дж.У. Бутом не вызывает сомнений. Об этом, даже если отбросить свидетельства, говорит сам факт его присутствия в ложе - ведь выстрел был произведен в упор.

«Вскоре Бута настигают на какой-то уединенной ферме и, несмотря на строжайший приказ военного министра взять его живым, там же и убивают. В показаниях о том, кто из военных стрелял, царит совершеннейший разнобой: одни признаются, что убили Бута, другие от такой чести отказываются и уверяют, что не стреляли вовсе…».

Никаких разночтений на данный счет нет и никогда не было - единственным кандидатом на данную роль был и остается сержант Томас Р. «Бостон» Корбетт.

Думаем, вам отлично известно о странной похожести убийств Авраама Линкольна и Джона Ф. Кеннеди. Мы не собираемся анализировать данное сходство и, тем более, давать ему какое-либо объяснение - это одна из тех странных рифм, которыми богата историческая наука и которые правильнее всего понимать с позиций теории вероятности, нежели «божьего промысла». Проводя аналогии между двумя этими печальными событиями - гибелью 16-го и 32-го президентов США - роль Бостона Корбетта схожа с ролью Джека Руби: и тот, и другой ответственны за смерть главного подозреваемого в убийстве. Мы можем спорить по вопросу мотива, который двигал как Корбеттом, так и Руби, но не вызывает сомнений сам факт совершения ими убийства главного подозреваемого.

Вот версия событий, данная Корбеттом на заседании трибунала по делу об убийстве Авраама Линкольна.

«После обыска дома мы выяснили, что Бут прячется в амбаре. Я приказал ему сдаться и сказал, что через пять минут подожгу амбар, если он не выйдет. Бут разговаривал охотно. Он хотел знать, кто его выдал, пожаловался на свою сломанную ногу, спросил, что мы собираемся делать с ним. Переговоры продолжались, вероятно, около получаса. В конце концов, он окончательно объявил, что сдаваться не будет.

Через некоторое время мы услышали шепот еще одного человека, хотя Бут ранее заявил, что он там один. Потом оказалось, что это был подсудимый Хэрольд. Хотя мы не могли расслышать слова, нам показалось, что Хэрольд пробовал убедить Бута сдаться. Тогда Бут сказал: «О, выйди и спаси себя, мой мальчик, если сможешь» и добавил: «я объявляю перед моим Создателем, что этот человек неповинен ни в каком преступлении».

Немедленно после того, как Хэрольд вышел, детектив мистер Конджер обошел сарай и поджег приготовленное сено. Прямо передо мной в амбаре была большая трещина. Я увидел, что он движется к двери. Я предположил, что он собирается сбежать. Он прицеливался из карабина. Я очень точно прицелился из своего оружия и выстрелил в него через щель. После моего выстрела он прожил еще, как мне думается, около двух-трех часов, и в семь часов утра умер».

Сразу оговоримся - последующая экспертиза подтвердила тот факт, что Бут был убит так, как это описал Корбетт, то есть пулей, выпущенной из стандартного кавалерийского кольта, попавшей в область шеи.

Добавим также, что если в официальном отчете Корбетт говорит о том, что его выстрел был вызван желанием предотвратить стрельбу со стороны Бута, то позднее он стал утверждать, что его рукой двигало само провидение.

Несколько слов про убийцу Бута.

Сержант Томас Корбетт родился в Англии в 1832 г. и переехал в США вместе со своей семьей в 1839 г. Самостоятельную жизнь он начал с профессии шляпника в Трое, штат Нью-Йорк. Женился, но жена умерла в родах. Корбетт переехал в Бостон, примкнул к епископальной церкви, подражая Христу стал носить очень длинные волосы. Его религиозный фанатизм зашел так далеко, что 16 июля 1858 г. он кастрировал сам себя ножницами, дабы избавиться от соблазнов плоти. Выглядит все это жутковато, но после самокастрации Корбетт встретился с клиентом, пообедал, прогулялся, и лишь затем вынужден был обратиться к доктору Ходжесу. Медицинский отчет о данном инциденте до сих пор хранится в Главном госпитале Массачусетса.

Примерно в то же время Корбетт взял себе имя «Бостон» - в честь города, где произошло его второе рождение.

С началом Гражданской войны Корбетт завербовался в кавалерию, служил в 16-м кавалерийском полку штата Нью-Йорк, трижды продлял срок службы, получил звание сержанта, а 24 июня 1864 г. попал в плен и пробыл некоторое время в Андерсонвилльской военной тюрьме, пока его не обменяли на пленного южанина. В 1865 г. Корбетт выступал свидетелем по делу коменданта Андерсонвилля Генри Вирца.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.137.4 (0.032 с.)