ТОП 10:

В которой тихо посмеиваются над ничтожными суждениями автора книги А.А. Бушкова, нашедших свое отражение в части 4 «Финал и занавес» главы 12 «Пятая четверть пути».



 

«В 1871 г. власти окончательно покончили с призраком «индейского суверенитета». Теперь с индейцами не заключали не только договоров, но и куцых соглашений. Краснокожие поменяли юридический статус и стали не «договаривающейся стороной», а «подопечными правительства» (лишенными всех гражданских и политических прав)… …К слову, есть информация, что именно устроенные американцами лагеря для индейцев взял за образец для своих жутких заведений господин по фамилии Гитлер…».

А все же интереснейшее это занятие - распутывать клубки из тех глупостей, что накрутил А.А. Бушков на страницах своей книги...

В одном из своих публичных выступлений Адольф Гитлер заявил, что идеи целесообразности концентрационных лагерей и геноцида, а также технику физического истребления противника голодом и навязыванием борьбы в условиях неравенства сил он почерпнул из истории США.

Для начала определимся с источником. Данная цитата известна нам по книге Н.Н. Яковлева «ЦРУ против СССР» 1983 года издания. Н.Н. Яковлев, в свою очередь, ссылается на книгу Джона Толанда «Adolf Hitler» (New York, 1981, p. 702).

Нет, нет, по большому счету, у нас нет претензий ни к Яковлеву, ни к Толанду. Однако просим обратить внимание, что в самом начале своей книги А.А. Бушков довольно презрительно отозвался о Н.Н. Яковлеве («В благонамереннейших с точки зрения партийной доктрины книгах верного ленинца Яковлева»…). Что не помешало ему сослаться на его работу, когда в этом появилась необходимость.

Но дело-то, в сущности, не в этом. А в том, что А.А. Бушков использует в данном случае весьма грязный трюк - чтобы его довод выглядел неоспоримым, он не оставляет читателю выбора: если о резервациях положительно отозвалась личность такой степени одиозности, как Адольф Гитлер, кто рискнет заступиться за индейскую политику США?..

Мы, пожалуй, рискнем. И даже, надеемся, обойдемся при этом без апологии национал-социализма.

Ну, например. Сам А.А. Бушков немало сил, желчи и чернил истратил на обличение такого общественного явления, как интеллигенция.

При этом А. Гитлер, которому принадлежит высказывание «Интеллигенция - это отбросы общества», наверняка нашел бы в авторе «Неизвестной войны» единомышленника по данному вопросу.

Ну так ведь никто не пытается по этому поводу обвинять А.А. Бушкова в пропаганде фашизма?..

Таким образом, автор «Неизвестной войны» просто эксплуатирует отрицательную ассоциативность, которая возникает у любого нормального человека от сопоставления вещей и явлений с фамилией Адольфа Гитлера.

Вот только прием-то, в который раз, спекулятивный. Потому что Гитлер, как это не странно, был обычным человеком с обычными вкусами и пристрастиями. И, помимо резерваций, положительно отзывался также о вегетарианстве, исламе, пирожных и домашних животных.

Следуя логике А.А. Бушкова, мы обязаны также придать анафеме увертюру оперы «Летучий голландец» Рихарда Вагнера в исполнении Байрейтского оркестра под руководством дирижера Хайнца Титьена, произведения Ф.М. Достоевского и фильм «Кинг-Конг».

Та же самая история и с индейской политикой правительства США. Мы не можем предвидеть, как больная фантазия способна исказить даже самые обыденные факты и явления. Разве мог знать изобретатель автомобиля, что его творение станет способом массового убийства - такого, как Gaswagen?

Ну а, принимая во внимание тот факт, что в детстве будущий фюрер зачитывался вестернами Карла Фридриха Мая - литературного отца Виннету, - не удивимся, что все его детальное изучение американской истории только ими и ограничилось.

Потому что отождествлять индейские резервации с германскими концентрационными лагерями недалеко от сравнения KZ с санаториями.

«Один из шайенов выразил мысли старых бойцов более мягко: «Как удобно жить в мире резерваций! Как приятно находиться там, где каждую ночь я могу спать крепким сном, не опасаясь, что моих лошадей могут угнать, а меня и моих друзей застать врасплох и убить. Но мне нравится вспоминать прежние времена, когда каждый из нас должен был быть храбрым99».

Данная информация должна быть известна автору «Неизвестной войны», поскольку в библиографии к его книге значится книга Юрия Стукалина «Хороший день для смерти». Но суждения А.А. Бушкова относительно индейской политики правительства США намертво застряли где-то на полпути меж вестернов с Гойко Митичем и отечественной публицистики времен процесса над Леонардом Пеллетьером. В то время, когда индейские войны - невероятно сложная и невероятно противоречивая страница американской истории, а стереотип «благородного дикаря» бесконечно далек от реальных коренных американцев, для которых война была естественным состоянием и образом жизни, которым нелепыми казались большинство гуманистических традиций белых поселенцев и по инициативе которых началось примерно ¾ всех конфликтов. При этом создание резерваций - не способ ограничить индейцев в правах, а, напротив, с одной стороны - прекратить внутренние конфликты меж 550 различными племенами (отметим, что геноцид не был изобретением белых переселенцев - так, осейджи без всякой подсказки правительства США полностью уничтожили племя гуронов), а с другой - обеспечить для коренных американцев гарантированное от притязаний переселенцев жизненное пространство. Да, частных злоупотреблений при реализации индейской политики было столько, что впору говорить о стойкой тенденции. Но, при всем том, заявлять о политике геноцида правительства США против американских индейцев - обвинение бездоказательное и крайне неумное.

Однако же давайте попробуем встать на позиции А.А. Бушкова. То есть допустим, что выселение индейцев было спланированной акцией, направленной на полное их уничтожение.

Разумеется, по версии автора «Неизвестной войны» индейский геноцид есть закономерное следствие политики Вашингтона, то есть, конечно же, северян.

Странно только, что первое массовое переселение индейцев произошло по инициативе южных политиков и именно с территории южных штатов…

Именно с территории южных штатов в промежутке между 1831 и 1838 гг. на Индейскую территорию (ныне - территория штата Оклахома) выселено было т.н. «пять цивилизованных племен»: чоктавы, чероки, семинолы, чикасо и маскоги. На печально известную «тропу слез» ступило более 70 000 индейцев. Около 17 000 погибли на этой тропе только по причине голода и болезней; тысячи пали в ходе вооруженного конфликта, возникшего как следствие противодействия индейцев их переселению (напомним, что именно эти события, получившие название 2-й семинольской войны, описаны в романе Томаса Майн Рида «Оцеола - вождь семинолов»). У истоков массового переселения стоял южанин и рабовладелец Эндрю Джексон (Закон о переселении индейцев 1830 г.), законодательную базу подготовил председатель Верховного суда США, вирджинец Джон Маршалл («Доктрина открытия» 1823 г.).

Проще всего было бы именно их и обвинить в геноциде коренных американцев и воплощению в жизнь тех методов, которыми столетием спустя вдохновился Адольф Гитлер. Да только и на этот раз мы откажемся от легкой возможности ткнуть А.А. Бушкова в странную избирательность его, прости господи, позиции. Потому что и у Э. Джексона, и у Дж. Маршалла цели были, по большому счету, благие, и менее всего они желали уничтожения коренных американцев. Проблема заключалась в разрыве между теорией и практикой, а также в попытке регулировать индейскую политику типично европейскими методами - без учета традиций, племенных обычаев и менталитета коренных американцев. При всех его недостатках, «Акт, обеспечивающий обмен земель с индейцами, проживающими на любых территориях Штатов, и их перемещение к Западу от реки Миссисипи» от 28 мая 1830 г. нельзя назвать кабальным - он не только не был конфискационным по сути (то есть предполагал обмен земель, на которых обитали индейцы, на земли Западных территорий), но и предусматривал компенсационные выплаты всем индейцам и гарантированное содержание в первый после переселения год. И потому даже «Старый гикори» Джексон высказывал впоследствии сожаление о поспешности принятого решения.

Справедливости ради скажем, что на Севере также были племена, которые переселялись на Индейскую территорию. И война Черного Ястреба в 1832 г. началась именно по причине того, что часть индейских племен сауков и фоксов отказались покидать пределы штата Иллинойс.

«Один из самых знаменитых писателей Америки Амброз Бирс был из тех, кто совершенно искренне верил в слова. Он прошел войну в федеральной армии, участвовал в нескольких сражениях, был тяжело ранен. Однако потом, насмотревшись на то, что творил в Новом Орлеане «мясник» Батлер, вплотную столкнувшись с разгулом «саквояжников», которых по долгу федерального офицера должен был защищать и оберегать, Бирс, по воспоминаниям его знавших, откровенно сожалел, что с таким пылом сражался за «северное дело», оказавшееся лишь ширмой для хапуг…»

Как-то так сложилось, что российским читателям Амброз Бирс более известен как автор нескольких ехидных изречений (никем непревзойденный шедевр из их числа: «Патриотизм - первое прибежище негодяя»), последователь Эдгара По, один из предтеч жанров научной фантастики и хоррора, и еще - персонаж фильма «От заката до рассвета 3: Дочь палача» (From Dusk Till Dawn 3: The Hangman's Daughter, 1999). А его военный, по сути, рассказ «Случай на мосту через Совиный ручей», опубликованный в переводе на русский язык минимум 13 раз (впервые - в 1898 г.), стабильно проводили по жанру мистики и даже готики. В середине 19 века, впрочем, такие истории называли просто «рассказами о сверхъестественном» за отсутствием самого термина НФ.

Что же касается собственно военных рассказов Амброза Бирса, то единственное сравнение, которое нам приходит в голову - Михаил Александрович Шолохов. Бескомпромиссность междоусобной войны и ее невероятный накал странным образом роднят истории Бирса с «Донскими рассказами». Его полностью реалистичный рассказ «Чикамога» - одна из самых жутких историй, родившихся от союза пера и бумаги.

Конечно, А.А. Бушков вновь выдает желаемое за действительное, объявив Бирса критиком Гражданской войны и ее последствий. Бирс был человеком совершенно иного склада, противостоящим не каким-то политическим движениям, а несправедливости всего мира в целом. Он не любил социалистов, сражался с железнодорожными магнатами (и побеждал их!), критиковал популярную в США испано-американскую войну. Он впадал в крайности, искореняя общественную скверну. На рубеже веков он считался лучшим журналистом США и работал на Уильяма Рэндолфа Херста, одного из первых газетных магнатов, осознавших, что социальная справедливость и разоблачения власть имущих - вполне бойкий товар на рынке средств массовой информации.

Его профессиональные успехи шли рука об руку с житейскими несчастьями. В 1889 г. старший сын Бирса, Дей Бирс, погиб в ссоре из-за женщины 17 лет от роду. Второй сын, Ли Бирс, умер в 1901 г. от пневмонии, возникшей на фоне хронического алкоголизма 27 лет от роду (дочь Хелен родилась в 1875 г. и благополучно прожила до 1940 г.). В 1888 г. писатель обнаружил письма, адресованные его супруге Мэри Эллен Дей от предполагаемого любовника. Семейный союз так и не восстановился, и в 1904 г. Бирс официально был разведен с супругой. Она умерла всего лишь годом спустя, в 1905 г.

Бирс страдал от астмы и последствий своих боевых ран (в 1864 г. он был тяжело ранен в голову в сражении у горы Киннесо на подступах к Атланте).

В 1913 г. Бирс неожиданно объявил, что намерен объехать места сражений, в которых принимал участие. Потом перешел границу с Мексикой и, выдавая себя за военного корреспондента, присоединился к повстанцам Панчо Вильи. Как известно, его последнее письмо к другу, отправленное из Чиуауа, датировано 26 декабря 1913 г.

Есть версии, что вместо Мексики он отправился к Большому Каньону и там покончил с собой. Эта версия ничем не подтверждена, и всем, кто читал его рассказы, очевидно, что человек такой степени бескомпромиссности, как Амброз Бирс, не мог завершить свой жизненный путь банальным суицидом. Есть версии, что он погиб при осаде Оджинаге, есть версии, что был расстрелян правительственными войсками. Как бы то ни было, Бирс ушел из жизни, оставив нам в наследство еще одну легенду в дополнение ко многим своим созданным ранее кошмарам и фантазиям.

Влияние Бирса на свое творчество признавала такие великие писатели, как, например, Хорхе Луис Борхес. Карлос Фуэнтес написал роман «Старый гринго» (Old Gringo) - авторскую версию последних дней жизни писателя. Роман был экранизирован в 1989 г. с Грегори Пеком и Джейн Фонда в главных ролях.

В общем-то, все сказанное нами выше не претензия автору «Неизвестной войны», а дань памяти писателю, творчеством которого мы давно интересуемся.

Претензия же к А.А. Бушкову заключается в том, что, следуя привычке валить в одну кучу все известные и полуизвестные факты, автор «Неизвестной войны» ошибся в том смысле, что в период своей военной службы Бирс никогда не бывал в Новом Орлеане.

Вся военная служба Бирса связана с 9-м пехотным полком Индианы. Полк был сформирован 22 апреля 1861 г. в Индианаполисе, и в тот момент, когда Батлер творил свои «бесчинства» - как мы уже писали выше, весьма сомнительные с позиций жестокого 20 века - подразделение Бирса, входившее в состав 19-й бригады 4-й дивизии Огайской армии генерала Дона Карлоса Бьюэлла, поучаствовав в битве при Шайло, вступила в бои под Коринфом. После Коринфа времени на отдых у нее также не оставалось - Перривилл, Стоун-Ривер, Чикамога, и далее, вплоть до Атланты. Неужели А.А. Бушков из произведений Бирса не понял, что вся его военная карьера связана с Западным ТВД? Это ясно из од­них только названий его рассказов - «Что я видел при Шайло», «Чикамога», «Убит под Ресакой»…

Думаю, читателю небезынтересно будет узнать, что Гражданская война в США унесла жизнь как минимум еще одного перспективного писателя-фантаста. Речь идет, разумеется, о Майкле Фитц-Джеймсе О’Брайене.

Уроженец Ирландии, он явился на этот свет в последний день 1828 г. в довольно обеспеченной семье, получил образование в колледже Троицы в Дублине, переехал в Лондон и там в течение двух лет потратил все свое личное состояние, доставшееся после смерти отца (около 8000 фунтов). Причем потратил не мотовством, а попыткой издавать собственные сочинения. Все, что было в его жизни вплоть до отъезда в США в 1852 г., смутно и недостоверно - и служба в английской армии, и роковая любовь, и даже опубликованные произведения. Нью-йоркский период его жизни более определен, тем более, что вращался он в богемных кругах и лично был знаком с Томасом Бейли Олдричем, Генри Клаппом и даже Уолтом Уитменом. По отзывам современников, он был достаточно состоятелен, вел весьма комфортный образ жизни, обладал приятной внешностью, которую несколько портил сломанный нос, и был отменным стрелком, боксером и фехтовальщиком. До начала войны Фитц-Джеймс О’Брайен успел приобрести определенную известность как автор театральных пьес, остроумных газетных статей и стихов, как театральный же критик, а также автор нескольких новелл, которые многие литературоведы полагают жанрообразующими для НФ: история про ученого, обнаружившего микромир в капле воды («Бриллиантовые линзы», 1858); классический рассказ о невидимом существе, вдохновивший Бирса на написание его «Проклятой твари» («Что это было?», 1859); сюрреалистическая фантазия («От рук к губам», 1858); иные измерения («Затерянная комната», 1858); роботы и их бунт против человека («Чудо-кузнец», 1859); суборбитальный полет с помощью «гироскопических стабилизаторов» («Как я преодолел силу тяжести», опубликован в 1864 г.).

А потом случилась война. С начала 1862 г. О’Брайен получил звание лейтенанта и оказался в распоряжении бригадного генерала Фредерика Уэста Лэндера. Лэндер был человеком примечательным - военный инженер, поэт (написал поэму о битве при Боллс-Блафф, в которой сам принял участие и в котором получил тяжелую рану в ногу), муж английской актрисы Джинны Маргарет Давенпорт, которая всю войну проработала медицинской сестрой в войсках Союза. В штабе МакКлеллана Лэндер выполнял, судя по всему, функции начальника военной разведки, - однако уже 3 марта 1862 г. он умер от осложнений, вызванных пневмонией.

Что же касается Фитц-Джеймса О’Брайена, то, несмотря на краткость своей военной карьеры, он успел зарекомендовать себя отважным солдатом. Несмотря на затишье, которое царило в то время на Восточном фронте, писатель умудрился взять в плен капитана конфедератов и восемь его подчиненных, а спустя 2 дня столкнулся на поле боя в личном единоборстве с полковником конфедератов Эшли. Получил пулю в локоть левой руки, был неудачно прооперирован и умер от столбняка семь недель спустя после ранения - 6 апреля 1862 г. Есть все основания полагать, что в его лице англоязычная словесность потеряла самобытного и оригинального писателя и поэта, далеко не раскрывшего своего потенциала за прожитые 33 года жизни…

«Другой писатель, Джон Дефорест, сейчас почти забыт - но когда-то пользовался в США большой известностью. Он воевал три года, дослужился до пехотного капитана. Мало того, отечеству служил не только саблей, но и пером - написал когда-то очень популярный в Штатах роман «Мисс Рэвенел уходит к северянам» (46), увидевший свет в 1867-м… …Ну, а потом та же история, что с Бирсом: Дефорест присмотрелся, огляделся… Ужаснулся. Сообразил, за что воевал и ради чего все было затеяно… …Бирс, по крайней мере, так и остался талантливым беллетристом - а вот Дефорест был определенно сломлен. До конца жизни он писал политические памфлеты - о коррупции в политической жизни, о мошеннических махинациях разбогатевших на войне северных дельцов, об аферистах, прохвостах, взяточниках, казнокрадах и тому подобной шушере. Когда он под конец жизни пытался вернуться к литературе и написал роман о рабочих, ничего не получилось: издателя не нашлось, рукопись так и исчезла (предполагают, уничтожена автором…)».

Из всего, что поведал нам автор «Неизвестной войны» о писателе Джоне Уильяме Де Форесте (31 мая 1826 г. - 17 июля 1906 г.) верно только причастность писателя к роману «Мисс Рэвенел уходит к северянам». И даже фамилию его А.А. Бушков переврал - ну да чему тут удивляться после генерала МакКиннана…

Де Форест родился и вырос в штате Коннектикут, а его отцом был богатый промышленник, специализировавшийся на переработке хлопка. Получив солидное образование на дому, Де Форест много путешествовал по Европе и Малой Азии. Одновременно много писал для периодических изданий и выпустил несколько публицистических книг. Его перу, в частности, принадлежит история штата Коннектикут, а также история индейцев пекотов, включая период войны короля Филиппа. Критика уже в те времена отмечали жесткость прозы Де Фореста.

Сразу после начала войны он принял деятельное участие в формировании 12-го полка Кентуккийских волонтеров и поступил туда на службу в 1861 г. в чине капитана. Воевал в долине Шенандоа и в Луизиане, был бреветирован майорским званием и уволился в отставку только после окончания войны, однако вплоть до 1868 г. служил в Бюро освобожденных. Де Форест не был сломлен и не растерял своего таланта - просто по жанровой ориентации он был, в первую очередь, публицистом и эссеистом, и в этом качестве оставался активным до конца жизни (хотя на склоне лет с трудом находил издателей и умер в нужде). Именно ему приписывают авторство концепции «великого американского романа» и изобретение самого этого термина. Уже по одной этой причине забыть его невозможно.

«В 1876 г. федеральные войска были выведены из большей части южных штатов. Произошло это не с бухты-барахты, а в результате закулисной сделки с южными политиками, на которую Север охотно пошел, едва прозвучало магическое слово «выгода»… …В 1876 г. во время очередных президентских выборов ситуация сложилась прямо-таки критическая. Не вдаваясь в особенно запутанные политические хитросплетения, изложу кратко: кандидаты республиканцев и демократов шли примерно голова в голову. По американским законам, президента выбирает не все население, а выборщики от штатов. Республиканцу к уже имеющимся голосам следовало получить один-единственный, чтобы добиться победы. Демократ получил меньше - но у выборщиков от трех южных штатов оставалось в «запасе» еще 19 голосов. Если бы они их подали за своего, демократ обошел бы республиканца… …Это могло привести к серьезному кризису. В сенате большинство держали республиканцы, а в палате представителей - демократы. И те, и другие открыто говорили, что победу противника признают незаконной и обязательно постараются отстранить нового президента от должности. По сложившейся традиции республиканцы приготовились и на сей раз решить дело оружием: генерал Грант, военный министр, стал сосредоточивать войска возле столицы, радикалы в открытую грозили, что устроят поход на Вашингтон и «покритикуют» всех политических противников - что на их языке этот оборот означал, догадаться было нетрудно… Страна оказалась на пороге новой гражданской войны… Партийные боссы с обеих сторон, настроенные решить дело мирно, собрались где-то на ней­тральной территории и уладили проблему: Юг обещал согласиться с президентом-республиканцем, а Север, в свою очередь, выводил с Юга войска, отзывал всех своих «комиссаров», одним словом, отменял оккупационный режим и возвращал Югу все права, то есть самоуправление… …Ударили по рукам - и вскоре северные войска ушли из двух последних штатов, где еще оставались, - из Луизианы и Южной Каролины. Следом за ними убрались «саквояжники», уже превратившиеся в весьма состоятельных господ. Финал и занавес. Обозленные южане быстро стали принимать законы, насколько возможно ограничивающие негров в правах…»

Если кратко изложить суть событий 1876-1877 гг. автору «Неизвестной войны» не по мозгам, рекомендуем прочесть роман Гора Видала «1876» (1975). Переведен на русский язык, в 1987 г. был опубликован в №№ 6 и 7 журнала «Иностранная литература», затем минимум дважды выходил отдельным изданием (1986 и 1999 гг.). Прочти его А.А. Бушков - глядишь, изложил бы суть «сделки Хейса - Тилдена» поближе к истине.

Поскольку на протяжении всей книги А.А. Бушков демонстрирует просто чудовищное пренебрежение к фактографии и пренебрегает такими глупостями, как хотя бы приблизительное изучение государственного устройства США, придется сказать два слова об особенностях организации там президентских выборов.

В 1787 г. на Конституционном конвенте в Филадельфии столкнулись две концепции представительства штатов. План, предложенный губернатором Вирджинии Эдмундом Дженнингсом Рэндолфом и получивший по этой причине название вирджинского, предусматривал пропорциональное представительство в двухпалатном парламенте и потому был неудобен для малых штатов. Альтернативный вариант был предложен генеральным атторнеем штата Нью-Джерси Уильямом Паттерсоном и предполагал конфедеративное устройство при равном представительстве в однопалатном парламенте.

После бурных дебатов мэр Нью-Хейвена Роджер Шерман предложил компромисс, названный Великим или, по делегации, в которую входил Шерман, Коннектикутским: Конгресс состоит их двух палат, из которых в верхней штаты имеют равное представительство, а в нижней - пропорциональное. Для одобрения законопроекта необходимо решение обеих палат.

Коллегия выборщиков стала составной частью Великого компромисса и преследовала ту же цель - защиту интересов малонаселенных штатов, которые при прямых выборах имели бы незначительное влияние на их результат. Порядок избрания президента и вице-президента определен Статьей 2 Конституции США и впоследствии дополнен 12-й Поправкой.

Поначалу порядок назначения выборщиков определяли легислатуры штатов. В 1830 г. разночтениям по данному вопросу был положен конец - выборщиков стали повсеместно избирать прямым голосованием (хотя исключения бывали - как с выборщиками Джона К. Брекенриджа в Южной Каролине, которых попросту назначило правительство штата). Число выборщиков от каждого штата равно числу его представителей в Конгрессе (2 сенатора и члены палаты представителей, количество которых равно количеству избирательных округов на территории штата). Федеральный округ Колумбия в Конгрессе не представлен, но на президентских выборах имеет трех выборщиков.

Последнее голосование происходит в первый понедельник после второго вторника декабря в Коллегии выборщиков, состав которой и то, как проголосуют её члены, определяется в начале ноября (за 41 день до этого) всенародным голосованием. В Коллегии отдельно происходит голосование по кандидатуре вице-президента, которая на всенародным голосовании включена в бюллетень как единый пункт с президентской кандидатурой от той же партии. Случаи, когда выборщики голосуют не так, как предписывает штат, крайне немногочисленны и на исход выборов ни разу не влияли. Штаты имеют право управлять своими выборщиками, а в 24 штатах неправильное голосование выборщика от этих штатов наказуемо по закону, хотя эти законы и ни разу не применялись на практике. Коллегия реально не существует как единый совместно заседающий орган: в один и тот же день выборщики каждого штата собираются в столице своего штата и голосуют (в каждом штате, кроме тех, где выборщики назначаются пропорционально, это голосование единогласное), потом их голоса суммируются.

В настоящее время общее число выборщиков - 538 человек. Таким образом, чтобы быть избранным, кандидату надо набрать 270 голосов. Выборщиком не может быть представитель федеральной законодательной власти или государственный служащий, занимающий «приносящую доход должность». Если при окончательном подсчете голосов выясняется, что ни один из кандидатов не набрал более половины голосов выборщиков, президента выбирает Палата представителей из числа трех кандидатов, пришедших к финишу первыми.

Побеждает кандидат, набравший абсолютное большинство голосов выборщиков. В случае, если никто из кандидатов не получил этого большинства, президент избирается Палатой представителей из числа не более трех кандидатов, получивших большинство. Таким образом были избраны Томас Джефферсон, набравший равное количество голосов с Аароном Бэрром в 1800 г., и Джон К. Адамс, когда ни один кандидат не получил большинства в 1824 г., причём Адамс набрал меньше голосов выборщиков и избирателей, чем Эндрю Джексон. В 12-й поправке к Конституции США существует процедура на случай, когда и это не приведет к результатам. На практике при фактической двухпартийной системе все голоса выборщиков уже более полувека получают два кандидата от двух основных партий - Демократической и Республиканской. Поэтому побеждает тот кандидат, который набирает больше голосов, чем его единственный соперник.

При системе непрямых выборов бывали прецеденты, когда кандидат проигрывал всенародное голосование, но выигрывал большинством голосов выборщиков. Такие случаи были в 1876, 1888 и 2000 гг.

 

«В 1875 г. был принят Закон о гражданских правах чернокожих, уравнявший их с белыми. Однако в 1883 г. Верховный суд США принял Четырнадцатую поправку к Конституции, по которой любой штат мог этот закон не соблюдать… Обоснование было циничнейшее: мол, федеральное правительство обязано соблюдать только те законы о равноправии, которые само издало. А вмешиваться в юриспруденцию отдельных штатов, пусть и вводящих расовую дискриминацию, у правительства нет полномочий - и оно не в состоянии посягать на исконно американские свободы… …Именно так и мотивировалось: сами мы никаких дискриминационных законов на федеральном уровне, боже сохрани, не вводим, но и на штаты влиять не можем… …Знаете, что самое пикантное? Единственным членом Верховного суда, который выступал против такого решения, был южанин, мало того - бывший рабовладелец! Но его задавили большинством коллеги, прогрессивные северяне…».

Если бы вся книга А.А. Бушкова была безупречна с точки зрения фактографии, логики и этики, одного лишь вышепрцитированного абзаца достаточно для того, чтобы всерьез усомниться в его многократно декларированных издателями таланте и эрудиции. Потому что нет никакого стыда в том, что обычный человек ничего не знает ни про годы жизни Р.Э. Ли, ни про сражение при Сабина-Пасс. Но даже среднестатистический россиянин, не обладающий и малой толикой многочисленных дарований автора «Неизвестной войны», понимает - Верховный суд США не может принимать законов, и уж тем более - поправок к Конституции. И не надо даже сверяться с учебником истории государства и права зарубежных стран, чтобы это понять, достаточно просто припомнить - слышали ли вы когда-либо, чтобы Верховный суд РФ принимал законы? А поправки к Конституции РФ?..

Специально для А.А. Бушкова и его поклонников разъясняем: государственная система США складывается из взаимодействия трех ветвей власти - законодательной (ее вершина - Конгресс США), исполнительной (которую возглавляет президент страны) и судебной (во главе ее находится Верховный суд США).

Процедура внесения поправок в Конституцию США вкратце такова: сначала поправка должна получить одобрение большинством членов Конгресса США, затем она направляется штатам для ратификации. Штаты рассматривают ее с точки зрения своих законов и подписанных соглашений. Конгресс определяет, как именно это должно происходить. А когда три четверти штатов ратифицируют поправку, она вступает в силу.

Чтобы об этом знать, даже специальной литературы читать не требуется - процедура принятия поправок подробно изложена в политическом детективе Ирвинга Уоллеса «Документ Р» (1976), опубликованном в журнале «Вокруг света» в 1979 г. (№№ с 4 по 10) и имевший несколько отдельных изданий.

Ну ладно, допустим, на автора «Неизвестной войны» нашло внезапное помрачение, и он под влиянием момента перепутал Конгресс США с их же Верховным судом.

Но почему наш вдумчивый исследователь, версификатор и ценитель первоисточников А.А. Бушков не прочел текст 14-й поправки к Конституции США, чтоб убедиться - в нем, то есть оригинальном тексте, нет ни единого слова о примате местного законодательства над федеральным по вопросу равенства граждан? Именно ради такого случая в качестве приложения к данной книге наличествует текст Конституции США, дабы каждый желающий мог обратиться к первоисточнику и убедиться, какую ахинею сморозил автор «Неизвестной войны».

И не вызывает удивления, что А.А. Бушков пишет про 1883 г., в то время, как 14-я поправка к Конституции США была ратифицирована 9 июля 1868 г.

Но это еще не все.

То, что А.А. Бушков в своих «исторических» произведениях горазд фантазировать ничуть не менее, чем в фантастических, мы, кажется, уже привыкли. Но в данном случае автор «Неизвестной войны» не просто фантазирует, а делом иллюстрирует поговорку «слышал звон, да не знает, где он».

В 1883 г. Верховный суд США рассматривал т.н. «Дело о гражданских правах» (Civil Rights Cases) - блок из пяти исков, переданных из судов низших инстанций, предъявленных чернокожими американцами театрам, гостиницам и транспортным компаниям, которые устанавливали ограничения для обслуживания клиентов по расовому признаку («только для белых»). С апелляцией к 14-й поправке истцы настаивали на неконституционности подобных ограничений.

Верховный суд США определил, что 14-я поправка запрещает проявления дискриминации со стороны федеральных и местных властей, но не может быть отнесена к частным случаям ограничения прав цветного населения.

Слов нет, именно позиция Верховного суда США по вопросу Civil Rights Cases положила начало принципу расовой сегрегации, которая была упразднена уже только в 60-х годах 20 века.

Но вот позиция автора «Неизвестной войны» по данному вопросу представляется нам не просто непоследовательной, а просто антитезой предыдущим (и последующими) его утверждениям.

Судите сами. Ранее А.А. Бушков полтонны желчи вылил на радикальных республиканцев, которые в своем неуемном желании следовать идеалам, ими же придуманным, нисколько не принимали в расчет социальных последствий своих действий.

Ну так разве решение Верховного суда США по делу Civil Rights Cases не положило конец попыткам радикалов решить расовую проблему насильственным путем?

Несколькими страницами ранее автор «Неизвестной войны» живописал ужасы Реконструкции и утверждал, что создание ку-клукс-клана было ответной реакцией на принудительное уравнивание в правах черного и белого населения южных штатов.

И что, А.А. Бушков всерьез полагает, что общественный и политический климат южных штатов улучшился бы, если б Верховный суд США установил, что южные рестораторы, владельцы театров и транспортных компаний обязаны предоставлять равные права черным и белым, независимо от своего собственного желания и желания своих клиентов?

По нашему мнению, именно такое решение и было бы радикальным.

Здраво оценивая реалии второй половины 19 века, нельзя не признать, что Верховный суд США поступил мудро. Отказавшись форсировать идею скорейшего наделения черных и белых равными правами, суд отдал решение этого вопроса на откуп естественному ходу истории. И избежал тем самым нового этапа в эскалации противостояния Севера и Юга.

А теперь о том судье-южанине, который выступил с частным мнением по вопросу Civil Rights Cases.

Звали его Джон Маршалл Харлан. На счет того, что он южанин, автор «Неизвестной войны» несколько передергивает - Харлан был родом из Кентукки, штата хотя и рабовладельческого, но лояльного по отношению к Союзу. В составе Верховного суда, принимавшего решение по Civil Rights Cases, был, к слову сказать, еще один кентуккиец - Сэмюэл Фримен Миллер.

Пафос, с которым А.А. Бушков описывает принципиальность Харлана, позволяет пред-положить, что речь идет как минимум о бывшем генерале или политическом деятеле Кон-федерации. На деле же Дж.М. Харлан, будучи выходцем из действительно рабовладельческой семьи, воевал за Север в чине полковника, и в тот момент был сторонником рабовладения и противником раскола. Однако в 1868 г. полностью пересмотрел свое политическое кредо и примкнул к движению радикальных республиканцев.

В переводе на нормальный русский язык - единственным членом Верховного суда, выступившим против общего решения по вопросу Civil Rights Cases, был радикальный республиканец, пусть и рабовладелец в прошлом…

А вот автор «Неизвестной войны» взялся за биографию 17-го президента США Эндрю Джонсон…

«Джонсон родился в южном штате Теннеси - но в семье классического «белого бедняка», в жизни не владевшего ни плантациями, ни неграми. Джонсон - единственный из американских президентов, который вообще ни дня не посещал школу, был самоучкой. Объективности ради следует упомянуть, что, слегка разбогатев, он стал рабовладельцем - невольников у него имелось аж целых восемь. Что с ними было потом, неизвестно - если учесть последующую деятельность Джонсона, он их, вероятнее всего, освободил».

Будьте любезны, Александр Александрович, назовите нам школу, где учился Авраам Линкольн?..

В этой связи поделимся с читателями личным опытом общения с автором «Неизвестной войны».

Так уж сложилось, что некоторое время тому назад захаживали мы на сайт поклонников творчества А.А. Бушкова. И даже оставили там несколько критических отзывов о «Неизвестной войне». Среди прочего - адресовали автору книги тот самый вопрос, который вы прочли выше.

Через какое-то, причем достаточно значительное, время А.А. Бушков - по его собственному выражению - подготовил «сокрушительный» ответ об образовании американских президентов. Суть «сокрушительного ответа» сводилась к тому, что Линкольн посещал сначала школу в Ноуб-Крик в Кентукки, а затем школу в Пиджин-Крик в Индиане. Причем автор «Неизвестной войны» вполне серьезно полагает, что образование, полученное Линкольном, является, так сказать, среднестатистическим для того времени и для того места… При этом А.А. Бушков благоразумно не желает разбираться в коллизиях дефиниций, поскольку, якобы, школа - она везде школа, будь то хоть Гарвард, хоть Принстон, хоть штат Кентукки, хоть предгорья Гималаев.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.240.31 (0.023 с.)