ТОП 10:

Источники формирования украинского казачества



 

Зарождение и становление казачества рельефно прослеживается при выяснении источников этого явления. В течение длительного времени на него имели непосредственное влияние самые разнообразные факторы эволюции украинского общества. Поэтому следует детально проанализировать отдельные периоды формирования казачества, учитывая их особенности и специфику.

До середины XVI века. казаками называли людей, которые занимались уходними промыслами на южном порубежье и борьбой с татарами. К сожалению, в актовых материалах о них сохранились лишь фрагментарные упоминания, но и они дают основание для конкретных выводов относительно источниковформирование казачества. Уже в 1492. крымский хан Менгли-Гирей сообщал большого князя литовского Александра Казимировича о нападении на крепость Тягини отряда казаков из Канева и Черкасс.Документальные свидетельства об этой акции содержатся в ответа последнего от 19 декабря, посланной в Крыму: "Также писал намв своем ярлыке, что наши люди каневцы и черкасцы, пришедши Днепром подТягинею челн твой разбили, одного человека и много состояний и денег взяли, а потом этого твоего мужа забрали и несколько волов с ним взяли, а после того под Тягинею черкащане взяли десяток лошадей и трех человек забрали с собой. О то нам неизвестно и произошло без нашей воли. По поводу того послали нашихукраинных урядников, чтобы те вещи отыскали между казаками, а если бы нашли — передали в руки твоему слуге Мусаци, и людей, которые будут найдены и отобраны состояние. А тех лихих людей, которые то сделали, велели казнить58. Безусловно, в походе могли принимать участие выходцы и из других городов и городков Украины. Менгли-Гирей хорошо владел информацией о положении на пограничные с Литовско-Русским государством, поскольку сам неоднократно совершал грабительские набеги на ее территорию.Однако, он был заинтересован в суровом наказании литовскими властями конкретных виновников казацкой экспедиции, чтобы предотвратить ее повторение в будущем. И, как видно из письма Александра Казимировича, чиновники южноукраинских старосте обязывались принять соответствующиемероприятий.Почти аналогичный инцидент произошел за три года до этого события (1489) на Таванському переезде через Днепр, хотя в письме великого князя московского Ивана III до правителя Литовского государства козакующих во главе с вожаками Богданом, Голубцем и Васькой Жилой собственное "казаками" не называли.Вполне возможно, что в Московии данный срок был еще малоизвестным. "Нынеча пак сего лета, — говорится в документе,— наши послы Московские земли Тферские земли и Ноугородские земли многие люди уходили из Крыма с твоим послом Яном вместе;да как пришли на Тавань к перевозу, и твоего посла Яна перевозники через Днепр перевезли, а наших гостей не перевезли. Да пришед на них твоего господина Юрьева люди Пацевича, в головах Богдан, да Голубец, да Васко Жила со многими людьми да наших гостей перебили и переграбили, и товар у них весь поймали, многих людей до смерти избили и перетопили, а иных многих людей тех наших гостей и нынеча без вести нет"59. Здесь речь идет о поступках служебниковкиевского воеводы Юрия Паца. Однако, в тогдашней эпистолярном наследии казачество выступало под разными названиями: общей — "черкассы", по имени чиновника или же вожака общины — "князя Димитрия казаки", "казаки Щуровой роты" и т. д 60.

Через украинские земли пролегали большие и малые пути, которые были, прежде всего, торговыми артериями не только Великого княжества Литовского, но и всего центрально-восточноевропейского региона.Ими же пользовались представители дипломатических служб. По сообщению крымского хана Менгли-Гирея великому князю Ивану III в октябре 1494 г., московское посольство во главе с боярином Иваном Субботой, которое направлялось к валашського хозяина Стефана, близ днепровской переправы "из черкасского городкаказаки потопили, все поймали, пешала остали" 61. Возглавлял казацкий отряд черкасский воевода Богдан, который вскоре разрушил турецкую крепость Очаков 62, как базу, созданную для действий против "черкасс".Киевские и черкасские казаки были причастны также к столкновениям с татарами на низовье Днепра зимой 1502-1503 гг.63.

Документальные свидетельства об участии в казацких походах представителей местной администрации, в частности, южнорусских старост Предслава Лянцкоронского, Остафия Дашковича, Ежи Отруся, НиколаяСенявского, Берната Претвича, Семена Пронского и др. стали основой для провозглашение их историографией XVII—XVIII вв. организаторами украинского казачества, первыми гетманами и т. п.64. На самом же деле, выполняя обязанности по охране границы, старосты замалчивали факт совместных действий с казаками, потому что это чревато немилостью великого князя или уплатой с собственного счета за убытки, причиненные казаками. Так, в письме турецкого султана Сулеймана II (1520— 1566) польского короля Сигизмунда II Августа от 10 сентября 1557 г. речь шла про набег казаков, возглавляемых князем Дмитрием Вишневецким, на татарские улусы вблизи Аккермана, а также содержалось требование вернуть "что комупринадлежало" и наказать участников экспедиции 65. На старост возлагались также обязанности контролировать казаков, чтобы не допускать их сбора и самостоятельных походов против татар. В люстрации Кременецкой волости 1563 г. отмечалось: "Казаков, или же людей неосілих, прихожих не содержать негде в селах больше 3 дней, все село должно знать, когда какой казак придет или уйдет, поскольку от таких людей делается по деревням много вреда; а если бы кто пустил к дому такого казака, человека неосілу, не известив всему селу (властям.—В.Щ.), и держал его больше трех дней, а отпустив, не объявил всему селу, и если б от того произошла кому жалко, то любой хозяин должен будет возместить ее и, кроме того, обязан выплатить три рубля согласно устава земского" 66. Контроль над казаками распространялся даже на воеводские города, в частности, на Киев. В упоминавшейся грамоте великого князя литовского Александра Казимировича (1499) отмечалось: "Когда которые купцы, а любо казаки приходят в Киева, а в которого мещанина станут на подворьи, тот мещанин мает ых обестити воеводе киевскому, или наместнику эго, подлуг давнего обычая, а если бы который из вас мещанин не хотел купца или казака воеводе обестити, на том воеводе киевскому двенадцать коп денег вины" 67.

За неимением документальных свидетельств нелегко судить, насколько удавалось старостам выполнять полицейские функции. Более известны случаи, когда они в обход закона возглавляли отряды и казаков-служебников и совершали смелые рейды в южные степи вплоть до Черноморского побережья 68. Повествуя о походе под Очаков (1541) барского старосты Берната Претвича, Марцин Бельский, в частности, писал: "незадолго перед тем татары напали на Русь, починивши крупные вреда круг Виннице и других местах.Бернат Претвич, гербу Вчеле, староста барский, достоин памяти у всех нас, поляков, пустился за ними с небольшим числом казаков и черемисів, пройдя за ними аж под Очаков... С добичею вернулся домой и в следующем году то же повторил" 69.

Для борьбы с татарами власти активно привлекали и местное население. Так, в привилегии, предоставленном городу Лысянке, підкресювалося, что его жители должны ставить палисада, а каждый из горожан должен запастись ружьем, двумя фунтами пороха и копной шаров 70. В произведении польскогошляхтича Марцина Бронєвського (70-е годы XVI в.) содержится упоминание о Брацлав: "Лежащий на границах Подолии, несмотря на свою маловажность и незначительность, имеет крепостцу и более пятисот жителей, превосходных стрелков, которые приобрели немалую опытность и навыки в легких и частыхстычках со скифами (татарами.— В. Щ.)... Братиславцы содержат постоянно отряд войска для защиты от набегов перекопских, очаковских, белгородских татар и валахов" 71. Следовательно, не только военное население, а и все население приграничных городов хорошо владело оружием, мало боевые навыки и могло участвовать в козакуванні.

Интересно, что Марцин Бронєвський ничего не говорил о шляхту среди жителей Брацлава. Опасность со стороны татарских ордынцев становилась препятствием проникновению на юг Подолья и Киевщины представителей привилегированного сословия. Даже немало старост оставляли в крепостях заместителей, асами жили в своих имениях на Волыни, Северной Киевщине или в Галичине. Татарская угроза не стимулировала и развитие традиционного земледелия. Соответственно терялся смысл ведения как крестьянского, так и господского хозяйства. Не случайно, что в то время ревизоры отметили вблизи Канева ни одного фольварка 72.

Немало информации об источниках формирования украинского казачества содержится в корреспонденции правителей соседних государств, в частности турецкого султана и крымского хана. Так, в начале 40-х годов хан Сагиб-Гирей писал из Бахчисарая польскому королю Сигизмунду И: "Приходят казаки черкаские и каневские, становятся на Днепре под нашими улусами и чинят шкоды нашим людям. Я к вам много раз посылал за тех Казаков, чтобы их усмирит, но ваша милость не послушал. Если хочешь иметь дружбу с нами, добрым, пришли к нам тех, что делали шкоды, иначе не имей того за зло, и я нехочу сломать приязни братской и присяги, но на то замки — Черкасы и Канев — пошлем нашу рать"73. Почти аналогичное письмо турецкого султана Сулеймана II к тому же короля от 1546 г., в котором отмечалось, что с"далеких замков, належачих к Польше: Переяслав — Яцко и Мануйло, с Черкасс — Карп и Єдрушко, из Брацлава, из Киева и многих других пограничных замков" в прошлом году казаки, возглавляемые Претвичем, Сангушком и Пронським, получали приступом Очаковскую крепость 74.

Следовательно, актовые материалы и нарративные источники убедительно свидетельствуют о выходе казаков из украинских городов. И это совсем не означает, что казачили собственно мещане — ремесленники или торговые люди. Именно они не всегда составляли больший процент населения, прежде всего, приграничных городов, предназначенных для обороны края от ордынской агрессии. Например, в Черкассах(1552) проживало 223 мещанина; бояр, господ и князей — 9 чел.; слуг городских — 25; пушкарей — 2; свита старосты — 66; драбов — 160; казаков — 250 75. Аналогичным было соотношение населения в то время в Брацлаве и Виннице. Заметим: чтобы считаться полноправным гражданином, то есть, находиться под защитой городского самоуправления, пользоваться привилегиями, которые предоставлялись горожанам, в частности правом заниматься ремеслом, вести торговлю на городском рынке, необходимо было владеть недвижимым имуществом, как минимум — собственным домом. Этим объясняется тот факт, что в южнорусских городах ревизоры фиксировали значительное количество бездомных, или же "прихожих людей". На Волыни и Северной Киевщинесреди них преобладали крестьяне, которые пытались обрести свободу за городскими стенами.

Характерным для южных городов было проживание в них казаков. В Черкассах, например, люстратори отметили, что "окромя оселых бояр и мещан бывают у них казаки прихожие" 76. Наряду с боярами, слугами, мещанами Канева проживали "люди прихожие, казаки неоселые" 77. В противовес мещанам большинство казаков не имели собственной оседлости и ходили в степь на промыслы или же служили у состоятельных горожан. Разница между ними четко определялась в люстрации, где указывались повинности: "Казаки, которые домов в Черкассах не имеют, и тые дают старосте колядки по шести денег и сена косят эму на два дни на лете толоками за его блюдом и за медом. А которые козаки, не отходячы в казачество на поле, аны рекой в низ, служат в местах в наймах боярам или мещанам, тыи старосте колядки давать, аны сена косить не должны" 78. Обращает на себя внимание наличие в Черкассах значительного количества представителей собственно военно-служебной населения: свита старосты, березовка, а также слуги городские или замковые.

Вместе с тем, в большинстве городов и городков Украины проживали и крестьяне. Было бы нецелесообразно полностью исключить возможность их участия в козакуванні, как и сельских жителей, прежде всего, тех, кто находился на низшей социальной ступени. Безземельные или же владельцы небольших земельных участков — огородники, халупники, кладовщики, подсоседки — не были тесно связаны с земледелием и имели возможность заниматься подсобными промыслами, в том числе икозакуванням. Однако конкретных документальных свидетельств об отношении крестьян к генезиса казачества на сегодня не выявлено. Приведенную Дмитрием Наливайко тезис слатиноязычного "Трактата о двух Сарматиях" (1518) польского гуманиста Мацея Меховиты, где украинский казак назывался "хлопком отметив, подданным, скитальцем, пешим или конным"79, довольно легко опровергнуть. В Польши хлопком отметив называли каждого негербованого. Даже боярина, который шел казаковать, летописцы часто записывали в свои хроники холопами со слов разгневанного хозяина.

С середины XVI века. наблюдается новый этап в истории украинского казачества. Согласно замечаниям И. П. Крипякевича, на это время: "в степях выработался оригинальный тип хозяйки, а в его обороне новая военная организация; вновь под влиянием сэи хозяйки и в войне со степными ордами восстала новая казацкая общественность, со своим отдельным бытом и отдельным мировоззрением. Выработав себе новый лад в степях, казаки переходят к древних украинских центров, до огородов; здесь лучатся из мещанской оппозицией против новых городских порядков, перенимают на себя ее борьбу с локальными чиновникамии реорганизуют города за своим идеалом. Целый этот процесс происходит очень скоро; казацкий лад так замечательно соответствовал пограничным отношениям и в своей походе показал столько силы, что в течение двух-трех десятилетий скозачіли все города над степным поясом"80. Следовательно, перенос казацкого устройства на волости стало важной предпосылкой формирования отдельного социальногосостояния. Этот процесс совпадает с характерным для средневековых государств переосмыслением господствующим классом своего места в обществе.

Консолидация господствующих слоев Великого княжества Литовского сопровождалась ликвидацией различных ступеней иерархии и ревизией прав на дворянство. Основанием для признания последних не стало отбывания военной службы, а наличие документально подтвержденного землевладения. Если для магнатов, князей и зем'ян данное обстоятельство не создавала особых проблем, то она со всей остротой встала перед боярами. Подавляющее их большинство владела землей по обычному праву, поэтому тольконемногим удалось доказать свое "благородное" происхождение путем предъявления жалованых грамот на землевладение 81. Все же остальные представители этого состояния переводились в разряд государственных крестьян.

Аналогичную политику проводили на украинских землях после Люблинской унии 1569 г. и польские власти. Уже в следующем году было организовано люстрации Брацлавского и Киевского воеводств. В ходе их проведение ревизоры требовали от всех землевладельцев предъявления жалованых грамот на имения, поскольку, по их словам, при украинских замках было много таких зем'ян и шляхты, которые не хотят отбывать земскую службу и заявляют, что они свободные люди 82. Так, бояре Заушани показали ревизорам копию королевской грамоты — выписку из киевских земских книг, и были оставлены при шляхетских вольностях. За владение землей они имели рядом с другими шляхтичами Киевского воеводства нести земскую службу. Бояре Позняки никаких документов по требованию люстраторів не предъявили, а лишь голословно сказали, что они освобождены от аналогичных служб в соответствии с королевским привилегией83. Однако эти аргументы в расчет не брались, поскольку при большой опасности для киевского замка, по мнению ревизоров, уже "никого было посылать для осмотра татарских путей, и отправлять письма в ближайших замков"84. Поэтому південноукраїнське боярство стало перед проблемой поиска своего места в обществе. За неимением условий для занятия земледелием оно пыталось другими путями отстоять свой прежний статус. Этому же объективно способствовало создание казацкого реестра и привлечения правительством Речи Посполитой украинского населения к военной службе во время очередных кампаний, прежде всего для борьбы против Швеции и Московского государства. Наиболее подготовленными, безусловно, оказывались бояре и слуги. Они и стали основой создание казачьих отрядов, которые превращались в весомую силу при кварцяному армии 85. Итак, бояре и слуги составили новую волну формирования украинского казачества. Именно поэтому в документальных материалах южного порубежья конца XVI — начала XVII века. встречаются лишь отдельные упоминания о бояр 86. При этом обязательно подчеркивалось их "нешляхетське" происхождение, принадлежность к "хлопства". В Северной Киевщине и на Волыни украинском боярству под названием "окраинной шляхты" удалось удержаться вплоть до Национально-освободительной войны середины XVII века. Однако в источниках все чаще появлялись такиеопределения их социального статуса, как, например, "казаки, называемые боярами овручского староства"87.В то же время пополнение казачества боярским контингентом совпадало с важным моментом в формировании рыцарской слои, а именно: началом генезиса сословных прав.

Заметное влияние на формирование казацкого состояния оказали меры, предпринятые правительством Речи Посполитой по колонизации Поднепровья и Левобережья. Раздача земель в собственность с целью их заселения практиковалась еще и по литовской суток. Большие возможности для установления польского господства на украинских землях вплоть до границы с Московским государством открыла конституция,принята варшавским сеймом 1590. "Просторы пустых мест на пограничные за Белой Церковью,— отмечалось в этом документе,— не приносят никакой пользы, ни государственной, ни частной, необходимо иметь с них пользу, чтобы они зря непустовали. А потому за разрешением и полномочиями от всех чинов сейма принимаем, что мы будем раздавать те пустыни в частную собственность лицам шляхетскогосостояния за заслуги перед Речью Посполитой по воле и разумению нашему"88.

Стремясь получить земельные владения, тысячи безпомісних и мелких шляхтичей Волыни и Галичины приняли участие в колонізаційному процессе. Обстоятельства жизни на Поднепровье, в частности, слабость исполнительных и судебных структур, открывали возмож ности господства кулачного права или жефизической силы. Отсюда — появление латифундий новых владельцев, особенно гетманов, воевод, приумножение магнатских родов, так называемых "королев'ят" — Вишневецких, Корецких, Збаражских и др.Среди прибывших на Поднепровье было немало и таких, кто главным своим занятием считал военное ремесло. Уже приСтефани Баторії шляхта составляла верхушку казацкого реестра89. Рост престижа казачества привлекало к королевской службы новых представителей привилегированного слоя как украинского, так и польского происхождения. Проект католического бискупа Иосифа Верешинського по созданию казацкого княжества за Днепром, очевидно, основывался на реальных фактах наличия значительного количества шляхты среди украинского казачества 90. Шляхтичи не только возглавлялиреестровых, но и составляли основную массу казацкой старшины. Тем более, что в ее среде находилось немало представителей польского этноса 91, в частности искателей военных приключений, авантюристов, которые одобрительно отозвались на призыв папы римского Климента VIII. Под эгидой Ватикана создавалась лига европейских христианских государств для борьбы против турецкой агрессии, на что отпускались значительные средства 92. Главную военную силу лиги должно составлять запорожское казачество. Осенью 1593 г. папа римский послал своего нунция— хорватского священника Алессандро Комуловича украинских казаков с целью привлечение их на службу. Согласно инструкции папский легат должен был вести переговоры на кресах Речи Посполитой: в Каменке, Каневе, Черкассах. В письмеКлимента VIII до казаков отмечалась осведомленность Ватикана об их храбрость и воинскую отвагу 93. Весомым дотатком к посланию понтіфіка с призывом борьбы против неприятеля святого Христа должны были стать 12 тысяч дукатов, как задаток до начала кампании. Остальное обещалось выплатить в ходевойны. Однако маршрут Комуловича пролегал через волости, где ему посоветовали обратиться к киевского воеводы князя Константина Острожского. Наверное, через конфликт Януша Острожского с Криштофом Косинским, папский посланник не нашел пути к Запорожской Сечи. Во время остановки в Снятыне он велпереговоры с местным старостой Николаем Язловецким. Бывший старший реестрапродолжал поддерживать тесные контакты с казаками. Поэтому, вероятно, не без инициативы Язловецкого, в декабре 1593 г. состоялся поход в придунайские турецкие города. В составе казацкого войска находилась значительная частьподольской шляхты94.

Отсутствие детального описания реестрового войска на рубеже XVI—XVII вв. не позволяет основательно проанализировать его структуру и национальный состав. Однако известно, что последующее развитие событий, в частности война с Московией, Цецорська и Хотинская битвы, способствовал пополнению реестра представителями украинской шляхты, к которой принадлежали: Петр Сагайдачный, Олифер Голуб, Михаил Дорошенко, Марко Жмайло, Иван Сулима, Богдан Хмельницкий.

Реализация конституции 1590. в Украине сопровождался также усилением социального гнета. Каждый прибывший шляхтич получал право строить в своем имении замок для защиты от татар, привлекая поселенцев из других районов. Часто владельцы выделенных им правительством земель образовывали новое поселение за счет крестьян, захваченных в соседних феодалов. Актовые материалы конца XVI — первой половины XVII века. содержат огромное количество свидетельств о шляхетские распри. В результате грабительских нападений шляхтичи становились владельцами новых имений и подданных, а впоследствииполучали документальные подтверждения от властей на право владения ими. В поисках новых источников прибылей магнаты регистрировали свои владения в статусе города или городка95. В таком случае в руки землевладельца переходило и право верховного суда над подданными, регулирования налогов и повинностей.

Для привлечения новых поселенцев феодалы на первых порах устанавливали льготы — освобождение от любых повинностей на 5, 10, 15 и более лет. В течение этих лет крестьянин мог вести собственное хозяйство, не отбывая панщину, не платя натуральных или денежных налогов и считать себя относительно свободным человеком. В то же время освоение новых земель было выгодно феодалам, поскольку позже они могли использовать их для Расширения собственного поместье. Кроме того, отдельные шляхтичи, несмотря на существующие условия, все же привлекали "слобожан" к выполнению некоторых работ. Так, в на КуриловцахКиевщине в 1616. двадцать несвободных", которые не имели никаких повинностей, заставляли делать зажинки, обжинки, закосить, обкосы, помогать в толоке96. В люстрации остерского староства за 1636 г. отмечалось: "благодаря скоплению людей, поселяются на слободах, остерская аренда медов, пил, водок, мельниц, пошлин пошла за значительно более высокую цену, поэтому не мало вырос доход" 97. Итак, шляхта использовала возможные средства для взыскания всевозможных косвенных поборов с жителей слобод. При чрезмерных притеснениях или же приближении завершения срока "слобод", последние отходили на новое место жительства в южные и юго-восточные районы. "Те же из упомянутого русского(украинского.— В. Щ.) народа,— отмечал современник событий, польский писатель Самуэль Грондський,— кто привычнее и ловчее держать оружие, а также не пожелал подчиниться данницькому игу земских господ, вышли к отдаленных и к тому времени не заселенных мест и там присваивали себе свободноеправо и с тех пор основали новые поселения. В отличие от других русинов, подчиненных земским господам, этих называют казаками98. Впоследствии, оценивая причины казацкого восстания, польский магнат Николай Потоцкий в конце 1637 г. заметил, что ячейки "беспредельщиков" содержались именно в слободах: "сколько этих бунтовщиков было и есть, все имеют свои гнезда в новых слободах, содержащих в себе по несколько тысяч своєвільних людей, как обе Кобеляки и другие поселки на Ворскле и Псле. Наплыв этих своєвільників в слободы делает рассадники бунта, да и сами осадчие предостерегают с плачем, как эти гнезда не будут разрушены, то своеволия довольно скоро оживет вновь" 99.

Значительная часть населения заселялась в "слободах", но отказывалась подчиняться старостинськійвласти, объявляя себя казаками. Крестьян и городскую бедноту привлекало право казаков на владение землей, свобода от эксплуатации, прежде всего крепостничества. Переход к казачеству ассоциировалась у них с идеей свободного хозяйствования. Такие люди фигурировали в донесениях королевских комиссаров под названием "непослушних". Уже осенью 1593 г. Станислав Жолкевский писал с Подолье до канцлера Яна Замойского: "Господин староста брацлавский (ЕжиСтрусь) очень взволнован произволом и бунтами тех злых мужиков, пристально нуждается ласки и спасения вашего, ибо через сопротивление и бунт тех мужиков трудно ему выполнять свои обязанности... Я советовал господину старости, и со своей стороны буду тогоследить, чтобы как-то по-доброму привести их к послушанию, но если в дальнейшем с их стороны будет такой непослушание, прошу посоветовать, что делать в таком случае. Я имею сведения, что они дали клятву не допустить там жолнеров постоев, а, очевидно, и у крымского хана бывают их посланцы. Такой непослушание в них и своеволия, что уже не уважают совсем ни бога, ни кого-то другого"100.

О широких масштабах покозачення населения Поднепровья свидетельствуют люстрации королевщин 1616. В Белой Церкви было "мещанских домов послушных 300", а таких, что не хотели быть "послушными",более 300, в Трилесах — соответственно 170 и 30, Богуславе — 200 и 400 Каневе — 160 и 1346, Корсунь — 200 и 1300, Стеблевые — 100 и 400, Переяславе — 300 и 700, Гельмязові — 40 и 100, Быку — 30 и 25, Черкассах — 150 и 800, Боровицы — 50 и 100, Ірклієві — 20 и 300, Говтва — 30 и 700, Кропивні — 30 и 60,Чигирине — 50 и 500, Крыловые 50 и 400 101. Следовательно, во многих городах и городках количество тех, что считали себя казаками, была значительно большей, чем населения, которое відбувало феодальные повинности. На южном рубеже фактически игнорировались феодально-крепостнические порядки, а попытки их введения завершались массовыми побегами на Запорожье. Так, в королевской инструкции на сейм 1615 г.,в частности, отмечалось: "...пошли к ним (запорожцев.— В. Щ.) неосілі, пошли засудженці, пошли беглецы, бежали, покинув поле, сбежала челядь, так, что мало кто и до плуга имеет людей на Подолью" 102. Кстати, в вышеупомянутых городах существовали казацкие общины. Об официальном их признание за литовской суток свидетельствует королевский лист (1560), адресованное "подстаростам эго черкаскому и каневскому и тоже бояром, и мещаном, и казаком всем подданым нашим тамошним" 103. В другом аналогичном послании содержится конкретный адресат "намеснику черкаскому и атаману и войту и всем мещанам черкаским" 104. Итак, во главе городских казацких общин стояли атаманы, как и в сечевом обществе. В жизни города их влияние было значительным, когда в правительственном письме атаман обозначенный перед войтом. К компетенции атамана, очевидно, входили управленческие функции в общине и ее взаимоотношениях с городскими властями. После Люблинской унии городское казачество, кроме находящихся нагосударственной службе, получило название "непослушних", наряду с теми, кто объявлял себя казаком из среды городского населения. Ссылаясь на опубликованы материалы И. М. Каманина, И. П. Крипьякевич утверждал, чтоинститут отаманства продолжал существовать, а сами атаманы, в частности, утверждали собственной подписью тестаменти и акты купли-продажи земли, прикладывая "печать мескую"105. Однако, в сборке И. М. Каманина приводится документ, в котором говорится об утверждении официального актаатаманом чигиринским — реестровым казаком Войска Запорожского 106.

Интересны данные об источниках формирования казачества находим и в декларациях королевских комиссаров в реестровых во время Вильшанской комиссии 1617. Наряду с ограничением количества тех, кто находился на государственной службе, одной тысячей и угрозой смертной казни для непослушних, предписывалось: "Ремесленников, купцов, трактирщиков, войтов, бурмистров, кафтанників, балакезів, мясников, портных и других неприкаянных от себя отогнать и исключить из реестра, а также всех тех новоприбывших горожан, которые в течение последних двух лет, выйдя из правительственной юрисдикции, примкнули к нашей армии,— чтобы ужебольше казаками не назывались, и на будущее без воли короля и пана гетмана коронного таких в армию принимать не будем"107. Итак, даже среди реестровых было немало ремесленников, торговцев, бывших представителей городского администрации.

В следующем году имело место новый подъем казацкого движения на Киевщине. Появились десятки отрядов как в королевщина, так и барских имениях, во главе с Топигою, Старинским, Шульжиним, Мировицьким и др. В жалобе шляхтянки Гальшки Лозкиной до житомирского гродського суда от 25 августа 1618 г. речь шла о нападении на ее имение Рожев отряда Яроша Суммы и отмечалось, что среди казаков были выходцы из "людей люзних, своевольных" 108. В состав двухтысячного отряда Мисько Фастовца также входили "своевольные люди" (крестьяне и смешанная.— В. Щ.) с Котельной, Коростышева, Сволочи, Ходоркова, Брусилова, Фастова, Корнина, Лещина, многих других сел и городов Киевского воеводства 109.

Неоднократные попытки участников Хотинской войны 1621 г. добиться у правительства признания за ними казацких прав были напрасными. Закономерным ответом на это стала волна оказачивание, о чем свидетельствуют результаты люстрации Киевского воеводства за 1622 г. В частности, на территорииКаневского староства было немало деревень, которыми владели казаки: Пекарское, Решетки, Біркозова, Виргани, Чабановка, Костянец, Тростянец, Кришин, Райтків, Поселок 110. "Казаки,— говорится в люстрации,— два добрых села — Колещинці и Ромашки — отобрали от своего монастыря и Терехтемировадальше, где им нравится, отбирают. Те названные села очень оживленные, но везде казачество, и каждый замковые подвергнуты казаков уходят — со временем только сами казаки будут" 111. Села и хутора Богуславского староства Биивцы. Ольховце, Більмачі, Тептиевка, Охматов, Дыбинцы, Мисайловка Ісайки,Щербанивка, Пуники, Вулля, Семерхів также принадлежали казакам 112. С 25 сел и хуторов Переяславского староства только 280 семей отбывали феодальные повинности, а остальное составляли казаки, "которые имеют земли и всякое имущество, от них нет никакой прибыли и повиновения, их более 1000" 113.Подобную картину зафиксировали ревизоры и в Черкасском старостве 114. В королевской инструкции 1625.в местных сеймиков предостерегали: "Домашняя произвол берет верх и так решила, что и нам самим тяжелая, и с сильными соседями нас ругает" 115. О массовое покозачення населения писал в 30-х годах XVII века. и Гийом Левассер де Боплан, отмечая, что среди казаков находились "люди, опытные во всех вообще необходимых для жизни ремеслах: плотники для строительства жилья и лодок, тележники, кузнецы,оружейники, кожевники, шорники, сапожники, бондари, портные... Все умеют хорошо обрабатывать землю, сеять, жать, выпекать хлеб, готовить мясные блюда, варить пиво, мед, водку, брагу и т. п" 116. Итак, общественные процессы в значительной мере влияли на источники формирования украинского казачества.Уходництво и оборона южного пограничья до середины XVI века. были главными факторами пополнениякозакуючої населения, среди которого преобладали выходцы из украинских городов и городков. Часто организаторами казацких походов выступали и представители местной власти. Социально-экономические изменения в Украине после Люблинской унии обусловили пополнение казачества из числа бывших бояр, шляхты и, особенно, крестьян и мещан.

 

1.3.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.2.109 (0.019 с.)