ТОП 10:

Концепция «мятежвойн» в условиях современного миропорядка



 

Статья посвящена концепции «мятежвойн» и ее месту в условиях современного миропорядка. Она рассматривается на примере интифады – формы борьбы на Ближнем Востоке.

 

Трагические события в США 11 сентября 2001 г. еще раз напомнили специалистам в области международных отношений о наличии ряда сложнейших проблем, которые должны быть подвергнуты тщательному научному анализу. Эмоциональное восприятие случившегося не должно заслонить от исследователей поиска объективных и субъективных причин возникновения и развития новых форм войны в условиях современного миропорядка.

Современное состояние международных отношений, форм и методов борьбы вызревало в ходе «холодной войны». Специфика холодной войны диктовала невозможность открытого применения регулярных войск в региональных конфликтах. Советские и американские солдаты воевали в Латинской Америке, Африке, Азии под чужими знаменами и с чужими документами. В этих условиях резко возросла роль различных спецподразделений разведки и воинских частей. Кроме этого, в борьбе со своим геополитическим противником, правительства стран пытались опереться на местную оппозицию и местные группировки. Так во всем мире появились различные специальные группы, выполняющие диверсионные акты, обучением таких групп занимались зачастую советские и американские специалисты. Однако история этих спецгрупп не заканчивалось с окончанием холодной войны, потеряв своих покровителей они стали вести самостоятельную игру[833]. Известно, что Аль-Каида первоначально создана американскими спецслужбами для борьбы с советскими войсками в Афганистане, Фатх возникла при поддержке египетских и советских спецслужб для борьбы с израильской армией, ХАМАС – детище израильской разведки для борьбы с Организацией освобождения Палестины (ООП). Многие из этих групп впоследствии стали террористическими и теперь спецслужбам необходимо разрушать свои же удачные проекты.

Наибольшую значимость для выяснения места терроризма в современном мире имеет концепция «мятежвойны» (термин военного ученого Евгения Месснера[834]). В ней новые войны характеризуются огромным пространственным размахом, отсутствием выраженных линий боевого противостояния, вовлеченностью широкого круга гражданских лиц, отсутствием единого центра политического и военного управления. Хорошей иллюстрацией к этим закономерностям стали события на Ближнем Востоке, связанные с «интифадой».

Термин «интифада» или «восстание» обозначает переводе с арабского буквально «отряхивание», «встряску» или в другом истолковании «пробуждение»[835], палестинские арабы называют интифаду «войной камней»[836]. Интифада ознаменовала переход на новый этап международных отношений, в котором широкомасштабные войны уступили место новым методам борьбы - от массовых народных демонстраций до диверсионных мероприятий. Она является частью большой психологической войны. Фактически участники выступлений ведут борьбу с каждым отдельно взятым гражданином государства и одновременно с обществом в целом, не случайно в Израиле ее называют «необъявленной войной»[837].

Впервые интифада как метод борьбы была применена на оккупированных Израилем арабских территориях Палестины. Утром 9 декабря 1987 г. в лагере Жаболийя в оккупированной Газе, израильский грузовик наехал на два фургона с палестинскими чернорабочими, погибло четыре человека и многие были ранены. В этот вечер во время похорон тысячи направились к израильскому военному гарнизону и закидали его камнями. В ответ солдаты окружили палестинский лагерь и подвергли его обстрелу[838]. Этот эпизод был одним из десятков подобных происходивших на занятых Израилем территориях в течение двадцати лет, но именно он положил начало новому явлению в палестино-израильском конфликте – интифаде. Пламя, зажженное в Газе, быстро перекинулось на Западный бег реки Иордан и охватило все оккупированные территории.

Палестинская интифада объединила все слои населения - от самых бедных до обеспеченных рабочих, интеллигенцию, служащих. Главными действующими лицами стали подростки и молодежь в возрасте от 12 до 20 лет. Единственным их оружием были камни, изредка бутылки с зажигательной смесью. На оккупированных территориях объявлялись забастовки, распространялись листовки с призывом к восстанию, символом интифады стал поднятый на зданиях палестинский флаг, а лозунгом: «Правосудие. Свобода. Мир»[839] Не случайно в «The New Encyclopaedia Britannica» интифада обозначена как «массовое народное восстание»[840]

Первоначально к беспорядкам на оккупированных территориях в Израиле отнеслись спокойно. Полиция квалифицировала этот инцидент как дорожно-транспортное происшествие. Высшие чины армии и разведки не придали волнениям особого значения. Министр обороны Ицхак Рабин не прервал свой визит в Вашингтон. Премьер-министр Шамир и начальник штаба армии генерал Дэн Шомрон отнеслись к выступлениям на оккупированных территориях как к чему-то малозначительному и пообещали, что беспорядки легко могут быть подавлены[841].

Объектом нападения палестинских арабов были еврейские поселения, построенные на оккупированных территориях. После нескольких месяцев уличных боев израильтянам пришлось мобилизовать силы всех спецслужб и провести несколько специальных операций. Израильское правительство столкнулось с новым доселе неизвестным проявлением сопротивления палестинцев, растерянность политиков отражалась в безуспешных попытках если не остановить, то хотя бы локализовать интифаду.

Росло и число жертв, если за первые две недели действия интифады, был зарегистрирован 21 смертный случай[842], в начале 1988 г. убито примерно 90 человек, то в 1994 г. по окончанию восстания премьер-министр (1992-1995 гг.) Израиля И. Рабин, выступая в Кнессете, вынужден был констатировать гибель 219 израильских граждан и 2156 палестинцев[843].

Неэффективность мер и методов борьбы с интифадой заключалась не в плохой компетенции спецслужб и вооруженных сил Израиля, а в том, что израильтяне начали проводить силовые меры, не разобравшись с сущностью восстания. Израильтяне возложили всю ответственность за проведенье беспорядков на ООП, и стремились нанести удар по их лидерам и базам. В спешном порядке был подготовлен и приведен в исполнения план по ликвидации заместителя Ясира Арафата Халима аль-Вазара[844], одного из самых влиятельных людей в Палестине. В действительности Арафат и лидеры ООП не имели ни какого отношения к началу восстания. Только через восемь месяцев[845] после начала «войны камней» ООП стала способствовать расширению интифады: выпускать листовки, информировать через радиостанцию «аль-Кудс» жителей оккупированных территорий и весь мир о ходе восстания.

По мнению Ицхака Рабина, интифада спровоцирована националистическими группами, стремящимися любой ценой добиться признания, кстати, взяли на себя ответственность за проведение восстания террористические организации «Хамас» и «Мусульманское братство», но это также не соответствовало истине.

Восстание было следствием положения населения на оккупированных территориях и носило стихийный характер.

«Война камней» явилась действенным инструментом воздействия на мировую и, прежде всего, израильскую общественность в вопросах решения палестинской проблемы. Совет Безопасности ООН 22 декабря 1987 г. принял резолюцию, осуждающую действия Израиля на оккупированных территориях[846]. Внимание мировой прессы также было приковано к Палестине. Тысячи журналистов из разных стран мира стали постоянными обозревателями на Ближнем Востоке, рассказывая в репортажах о том, как «вооруженные до зубов» израильские солдаты гоняются по улицам за «мальчишками, размахивающими черно-красно-зелеными палестинскими флагами, взрывающими петарды, пытающимися танцевать и петь»[847].

Интифада – первый шаг в процессе изменения самосознания противоборствующих сторон и понимания палестино-израильского конфликта. Примерно 15 тыс. евреев и палестинцев 30 декабря 1989 г. создали «человеческую цепь мира» длинной 2,5 мили вокруг стен Старой части Иерусалима[848], призывая к началу мирного диалога.

В этих условиях на девятой сессии Палестинского национального совета 12-15 ноября 1988 г. в Алжире на «Ассамблее Интифады» Арафат заявил о создании государства Палестина со столицей в Иерусалиме и о согласии с резолюциями ООН № 242 и 338, означавшим фактическое признание государства Израиль. В ответ под давлением США, СССР и усиливающейся интифады Израиль пошел на мирные переговоры 1991 г. в Мадриде, а в конце 1992 г. в Осло, итогом которых стало создание в Секторе Газа и Иерихоне режима палестинской автономии.

Тактика проведения подобных форм и методов борьбы продемонстрировала свою эффективность. «Мятежвойна» приобретает особую актуальность в современном мироустройстве. Причем заказчиками и участниками проведения подобных акций могут быть не только государственные структуры, но и частные организации.

 


 

Й. Бэкман

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.005 с.)