ТОП 10:

Институциализация политической науки



 

Процесс выделения политической науки в отдельную отрасль знания сопровождался ее институциализацией, т. е. выделением политологии в университетскую дисциплину, все увеличивающимся количеством выпускаемых научных изданий, учебников, специализированных журналов, формированием научного сообщества, наконец, формированием национальных школ, имеющих характерные отличия.

Политическая наука становится университетской учебной дисциплиной во второй половине XIX в. В 1857 г. была создана кафедра истории и политической науки в Колумбийском колледже (Нью‑Йорк, США). В 1871 г. во Франции открывается первое учебное заведение для изучения исключительно политической теории – Свободная школа политических наук (Париж). По ее образу и подобию в Италии в 1875 г. создается Школа социальных наук «Чезаре Альфиери» (Флоренция). В 1880 г. на базе нью‑йоркской кафедры истории и политической науки открывается Школа политических наук при Колумбийском университете, в 1895 г. – Лондонская школа экономики и политических наук. В 1880‑е гг. началось издание специализированных теоретических журналов для политологов. Так, в 1883 г. во Флоренции выходит «Ежегодник социальных и политических наук» («Rannegna di Scienze Sociali e Politiche»), в 1886 г. в Нью‑Йорке – «Ежеквартальник политической науки» («Political Science Quaterly»), а «Анналы свободной школы политических наук» (Annales de l\'Ecole libre des Science politiques») – в Париже. Уже к 90‑м гг. XIX в. многие американские и европейские колледжи и университеты создали кафедры и отделения политических наук. Здесь не только обучали студентов, но и готовили научно‑исследовательские и научно‑педагогические кадры, выпускали учебную и методическую литературу. Наконец, на рубеже XIX–XX вв. появляются самостоятельные политологические исследования, и начинается формирование национальных политологических школ.

Британскую школу политической науки в этот период от континентальных национальных школ отличали приверженность своим политическим традициям, парламентской форме правления, исследованиям, в первую очередь, бипартийных систем, культурная и научная близость к формирующейся американской школе, апологетика и критика колониализма британской имперской системы, а также приверженность стратегии морской силы в отличие силы от сухопутной. Среди наиболее известных трудов представителей этой школы следует выделить работы Джеймса Брайса «Американская республика» (1898) и «Современные демократии» (1921), Джона Гобсона «Империализм» (1902), Сиднея Лоу «Государственный строй в Англии» (1910), Херлуфа Маккиндера «Географическая ось истории» (1904) и «Демократические идеалы и реальность» (1919), Гарольда Ласки «Грамматика политики» (1925).

Становление французской школы политологии происходило на фоне всемирного противостояния французской и британской колониальных империй и борьбы за лидерство и геополитическое пространство между Францией и Германией на европейском континенте. Но, в отличие от британских и американских коллег, французские политологи не были строгими приверженцами морских стратегий и тяготели к стратегиям континентальным. Учитывая процессы, происходившие во французском обществе в конце XIX – начале XX в., французские политологи уделяли много внимания исследованию государства и его институтов, нарождавшихся политических партий, расширению участия граждан в избирательном процессе и вообще в политической жизни. Именно во Франции более всего проявлялось влияние философии и социологии на становление политической науки. Среди мэтров институциализировавшейся политологии отметим Эскира де Парье («Принципы политической науки», 1870), Эдмона Шевриера («Элементы политической науки», 1871), Эмиля Аколя («Философия политической науки», 1877).

Немецкая школа политологии формировалась на фоне быстрого роста экономического и военного могущества Германии, требовавшей себе достойного «места под солнцем», роста уровня жизни и политического участия граждан в условиях ограниченной демократии, функционирования бюрократического государства и олигархических партий. Сильной стороной германской политической науки было всестороннее исследование государства, его роли в обществе, его институтов, в том числе бюрократии, а также геополитические исследования. С точки зрения институцианализации важным было открытие во Франкфурте Института социальных исследований (1923), в стенах которого зародилась знаменитая франкфуртская школа (по отношению к германской национальной школе – субшкола), а также основание Карлом Хаусхофером мюнхенского Института геополитики (1933). Характерными работами германской школы политологии были труды Франца Оппенгеймера («Государство», 1909), Георга Еллинека («Всеобщее учение о государстве», до 1914), Ганса Кельзена («Всеобщее учение о государстве», 1925), Макса Вебера («Национальное государство и народнохозяйственная политика», 1895; «Избирательное право и демократия в Германии», 1917; «К политической критике чиновничества», 1918; «Политика как призвание и профессия», 1919), Фридриха Ратцеля («Политическая география», 1898; «О законах пространственного роста государств», 1901), Роберта Михельса («Социология политической партии в условиях демократии», 1911).

В этот период в Европе быстро прогрессировала итальянская школа политологии. Ее отличали, с одной стороны, углубленный интерес к укреплению национального государства и повышению его международного статуса, с другой – исследования причин неравенства классов и элитарного характера правящей верхушки. Итальянская школа дала мировой политической науке такие имена, как Доменико Цаникелли («Вопросы конституционного правления и политики», 1887), Вильфредо Парето («Трактат по общей социологии», 1916), Гаэтано Моска («О теории управления и парламентском правлении», 1884; «Правящий класс», 1896), Антонио Грамши («Тюремные тетради», 1929–1935; «Письма из тюрьмы», 1947).

За океаном в условиях почти непрерывного роста экономики (вплоть до Великой депрессии 1929 г.), определенной международной самоизоляции, и в первую очередь, – отказа от борьбы за создание колониальной империи, в условиях демократизации общества, расширения и углубления политического процесса американская школа политической науки проявляла повышенный интерес к исследованиям государства и его усложняющихся функций, политических партий, других групп давления, участия граждан в политике в условиях демократической республики, к развитию прикладных исследований. В 1889 г. благодаря усилиям ведущих теоретиков юриспруденции, истории, философии и зарождавшейся политической науки была создана Американская академия политической и социальной науки, а в 1903 г. уже только политологи объединились в Американскую ассоциацию политических наук, которую возглавил Фрэнк Гудноу. Характерными для того периода являются работы Джона Берджеса «Политическая наука и сравнительное конституционное право» (1890), Дуайта Вулси «Политическая наука» (1878), Уильяма Уиллоуби «Изучение природы государства» (1896), Генри Форда «Возникновение и рост американских партий» (1898), Эдгара Робинсона «Эволюция американских политических партий» (1924), Чарльза Мерриама «История американских политических теорий» (1903), Чарльза Мерриама и Джеймса Госнелла «Отказ от голосования: причины и методы контроля» (1924), Вудро Вильсона «Государство» (1889), Эббота Лоуэлла «Правительство и политические партии в государствах Западной Европы» (1896).

 

Политическая наука в России

 

В России политические исследования начались в конце XIX в. Но они в то время велись в рамках философии (работы Н. А. Бердяева, С. Н. Трубецкого, И. А. Ильина), права (Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев, В. М. Хвостов), истории (П. Н. Милюков, В. О. Ключевский, С. М. Соловьев, В. А. Бутенко), социологии (А. И. Стронин, П. А. Сорокин, М. М. Ковалевский), географии (В. П. Семенов‑Тян‑Шанский, Д. А. Милютин). Выделение самостоятельной политической теории только намечалось. Институциализации русской политологии мешало непризнание ее как науки царским режимом. Поэтому в императорских университетах запрещалось читать курсы и создавать кафедры и отделения политической науки. В Энциклопедическом словаре «Россия» Брокгауза и Ефрона, изданном в 1898 г., дана систематизация русских наук. В числе 47 дисциплин официально признанными из социально‑гуманитарного цикла оказались богословие, философия, история, география, социология, экономическая наука, статистика, девять отраслей права. Политической науки среди них нет. Ее, надо полагать, каким‑то образом заменяли ближайшие к ней по предмету исследования русское государственное право и международное право [20] . Вот почему среди начинателей и подвижников зарождавшейся русской политологии так много специалистов с юридическим образованием. Диплом юриста имели: Борис Николаевич Чичерин («История политических учений» в 5‑ти т., 1869–1902 гг.; «Собственность и государство» в 2‑х т., 1882–1883 гг.; «Курс государственной науки» в 3‑х т., 1894–1898 гг.), Александр Иванович Стронин («Политика как наука», 1872 г.), Юрий Степанович Гамбаров («Общественный интерес в гражданском праве», 1879 г.; «Политические партии в их прошлом и настоящем», 1904 г.; «Свобода и ее гарантии», 1910 г.; «Государственный строй и политические партии в Западной Европе и Северо‑Американских Соединенных Штатах», 1910 г.), Максим Максимович Ковалевский («Происхождение современной демократии» в 3‑х т., 1895–1897 гг.; «От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму» в 3‑х т., 1906 г.; «История политических учреждений Нового времени», 1909–1910 гг.), Вениамин Михайлович Хвостов («Общественное мнение и политические партии», 1906 г.). Особо отметим Моисея Яковлевича Острогорского, тоже юриста, получившего второе образование в Свободной школе политических наук в Париже и опубликовавшего там работу «Демократия и политические партии» (1898), которая вошла в мировую политологическую классику. Как видим, первых русских политологов волновали вопросы государственного строительства и парламентаризма, развития демократии и общественного мнения, роли политических партий. Не видя примеров функционирования некоторых институтов и организаций в собственной стране, русские политологи обращались к опыту передовых стран, выезжали за границу, перенимали знания и опыт, проводили совместные исследования. Но несмотря на достаточно высокий уровень политических исследований, институциализация политической науки в царской России не была завершена и русская школа политологии не успела сложиться.

Не лучше была обстановка с признанием политической науки и в Советской России. Лишь отдельные ее темы развивались в рамках научного коммунизма, истории, права («История политических и правовых учений», «Государственное право»), географии («Регионоведение», «Страноведение»), международных отношений. Поэтому институциализация политологии в нашей стране началась только в конце 1980‑х гг., хотя отдельные ее элементы имели место и ранее. Так, в 1955 г. советские ученые через Советское общество дружбы и культурных связей были представлены в Международной ассоциации политической науки (МАПН), созданной под эгидой ЮНЕСКО в 1949 г. В декабре 1960 г. была создана Советская ассоциация политических (государствоведческих) наук (С АПН), ставшая членом МАПН в 1961 г. Первым президентом С АПН был избран Г. X. Шахназаров. «Разумеется, – отмечает нынешний вице‑президент РАПН О. Ю. Малинова, – в условиях подконтрольности общественных наук властям “де‑факто” политология могла исследовать лишь объекты, географически и исторически удаленные, а также позволяющие сохранить политическую дистанцию» [21] . Официальные права «гражданства» российская политология получила 25 января 1989 г., когда был издан приказ ВАК при СМ СССР, предписывающий принять новую номенклатуру научных специальностей, в которую вошли «политические науки». В 1990 г. стали создавать кафедры политологии в вузах, преподавать новую учебную дисциплину «Политология» и принимать к защите диссертации по соответствующей тематике. Приходится констатировать, что институциализация политологии, как и многого другого в политической сфере российского общества (парламента, прав и свобод человека, политических партий, выборов, демократии), имела искусственный, разрешительно‑предписательный, а не естественный, потребностно‑явочный (т. е. идущий от потребностей общества и осуществляемый явочным порядком граждан) характер.

Таким образом, в становлении и институциализации политологии в России явно выделяются три этапа.

1. Этап зарождения политической наукив царской России (с конца XIX в. до 1917 г.). В империи не было завершенной демократической политической системы – предмета исследования политологов, поэтому политические исследования были несистематическими, часто посвящались зарубежным конституциям, правовым и избирательным системам, государствам, партиям. Кроме того, не было возможности создавать кафедры, факультеты научных центров, сообщества политологов. На этом этапе политология в России не была институционализирована.

2. Этап подспудного существования политической наукив Советской России (1917–1989). Политология не развивалось не столько потому, что отсутствовал предмет исследования, сколько потому, что ее выводы априори не устраивали власть. Невозможны были не только единичные исследования, но и сам факт признания кого‑либо политологом. Тем не менее политологические исследования имели место в рамках других наук, и институциализация, хотя и случайным образом, шла (создание САПН, вступление ее в МАПН).

3. Этап институционализации политологиив демократической России (с 1989 г. по настоящее время).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.226.179 (0.008 с.)