ТОП 10:

Обшие подходы и основные положения теории систем



 

Современная теория политической системы базируется на общей теории систем, автор которой – австрийско‑американский биолог Людвиг фон Берталанфи. Сам он считал, что появление системного мышления связано с достижениями биологии (клетка или животная особь рассматривается как система, взаимодействующая со средой), психологии и социологии, инженерных наук и технологий, благодаря которым стало возможным соединение сложной техники с системами управления.

Современные специалисты системного анализа выделяют четыре основных признака системы:

1) система состоит из элементов (простая система) или компонентов (сложная система), которые, в свою очередь, состоят из элементов или компонентов;

2) между всеми элементами системы существует взаимная связь (отношения, коммуникации, другие виды соединений), они взаиморасположены, т. е. каждый элемент обладает собственным статусом, играет определенную роль в данной системе, включен в иерархию;

3) собственные свойства системы не сводимы к свойствам составляющих ее элементов, или иначе – система «больше» суммы частей, система консумматорна;

4) система взаимодействует с окружающей средой (открытая система). Не взаимодействующая со средой система (закрытая система) представляет собой крайний случай и теоретически считаться системой уже не может.

Эти признаки обусловливают и самую общую классификацию систем. Они подразделяются на открытые и закрытые, простые и сложные, статические и динамические (изменяющиеся во времени), жесткие и гибкие, механические (состоящие из неживой материи) и органические (живые). После выхода в свет работы Норберта Винера «Кибернетика» (1948) появилось понятие «кибернетическая система», т. е. самоуправляющаяся система с обратной связью. Именно такой тип систем применяли для анализа политики Д. Истон и Г. Алмонд. По управляемости системы дифференцируются на неуправляемые, управляемые и самоуправляющиеся (системы автоматического управления). Последние подразделяются на системы с жесткой и гибкой, положительной и отрицательной обратной связью. По сферам применения системного анализа выделяют экономические, политические, социальные, культурные и другие системы. Политическая система может быть охарактеризована как открытая, сложная, динамическая, органическая, достаточно гибкая система с гибкой обратной связью. Это самоуправляющаяся система, которая сама служит управляющей подсистемой общества.

 

10.2. Социально‑кибернетическая модель политической системы Д. Истона

 

В теорию политики системный анализ ввел Дэвид Истон. В своих работах «Политическая система» (1953), «Концептуальная структура для политического анализа» (1965), «Системный анализ политической жизни» (1965) и др. он исходил из представлений о политической жизни как подсистеме общества среди других подсистем (экономики, культуры, социальной структуры), находящейся в общей окружающей среде – природе. Модель политической системы Истона имеет не только социально‑системный, структурно‑функциональный, но и кибернетический характер и представляет собой управляющую, сложную, открытую социально‑политическую систему с гибкой обратной связью. Эта система взаимодействует с окружающей ее средой через определенные отношения, суммирующие все поступающие извне импульсы – входы (inputs), и отношения, суммирующие все выходящие воздействия на окружающую среду – выходы (outputs). Окружающая среда (environments) политической системы сложна и включает в себя интрасоциетальную и экстрасоциетальную составляющие. Интрасоциетальная среда, в свою очередь, состоит из экологической, биологической, личностной и социальной систем. Последняя подразделяется на подсистемы культуры, экономики, социальной структуры, демографии и др. Экстрасоциетальную среду составляют внешние политические системы, внешние экологические системы и внешние социальные системы. Последние состоят из таких внешних подсистем, как культурная, социальной структуры, экономическая, демографическая и др. Политическая система реагирует на исходящие из этой сложной окружающей среды импульсы. Из какой бы системы или подсистемы окружающей среды импульсы ни исходили, они имеют социальный, т. е. выраженный социализированным индивидом или группой характер. По отношению к политической системе импульсы могут быть двух типов: требования и поддержка. При этом импульсы‑требования бывают следующих видов:

• импульсы, касающиеся распределения благ и услуг, которые связаны с заработной платой, условиями труда, образованием, здравоохранением и др.;

• импульсы, касающиеся регулирования поведения, т. е. связанные с безопасностью, протекционистской политикой и др.);

• импульсы, касающиеся коммуникации и информации (например, свободного и равного доступа к информации и др.). Импульсы‑поддержки выражаются:

• в соблюдении гражданами законов;

• в активном участии в политической жизни;

• в лояльном отношении к власти и внимании к официальной информации;

• в оказании услуг и материальном финансировании политической системы (исполнение воинской повинности, уплата налогов и др.). Импульсы‑требования и импульсы‑поддержки, поступающие на вход, перерабатываются политической системой в сигналы выхода или получают вид:

• создания законов и норм;

• распределения ценностей и услуг;

• регулирования поведения и взаимодействия в обществе.

Сигналы выхода, или политические выходы, оказывают определенное воздействие на окружающую среду (граждан данной страны, соседних стран и мировое общественное мнение), которая, в свою очередь, реагирует на решения политической системы, посылая на ее вход новые импульсы. Так образуется контур обратной связи (feedback loop), играющий важную стабилизирующую роль и помогающий системе снять стресс – напряжение, вызванное импульсами окружающей среды.

Истон рассматривал политическую систему, с одной стороны, как определенную структуру власти, с другой – как непрерывный процесс, «взаимосвязанный поток поведения», направленный от входа к выходу и замкнутый стабилизирующей обратной связью (рис. 10.1).

«Системный анализ политической жизни, – отмечал он, – опирается на представления о системе, находящейся в некоторой среде и подвергающейся внешним возмущающим воздействиям, угрожающим вывести существенные переменные системы за пределы их критических значений. В рамках этого анализа важным является допущение о том, что для того чтобы выжить, система должна быть способной отвечать с помощью действий, устраняющих стресс. Действия властей имеют ключевое значение в этом отношении. Поэтому для действий, причем и эффективных, власти должны иметь возможность получать необходимую информацию о происходящем. Обладая информацией, власти могут быть способными обеспечить в течение некоторого времени минимальный уровень поддержки системе» [98] .

 

Рис. 10.1. Политическая система по Истону. Печатается по изданию: Чилкот Рональд X. Теории сравнительной политологии. В поисках парадигмы. М., 2001. С. 185.

 

10.3. Структурно‑функциональная концепция политической системы

 

Методология структурно‑функционального анализа создавалась в 1930–1950 гг. в первую очередь социологами, лингвистами и антропологами. Французский антрополог Клод Леви‑Стросс, изучая первобытные племена в бассейне Амазонки, разработал структурный метод, заключающийся в анализе структур мышления и социальных отношений, в том числе отношений по поводу власти. Метод структурализма имеет универсальный характер и применяется не только для изучения примитивных, но и цивилизованных обществ. Он нашел применение не только в антропологии, но и в других науках, в том числе в политологии. Американский социолог Роберт Мертон в 1949 г. опубликовал книгу «Парадигмы для функционального анализа», выводами из которой воспользовались представители разных наук, в том числе и политических. Мертон сформулировал три постулата функционализма:

1) постулат функционального единства общества, означающий согласованность функционирования всех его частей;

2) постулат универсального функционализма, означающий полезность для общества происходящих в нем социальных явлений и процессов;

3) постулат функциональной необходимости, означающий, что в обществе имеют место только необходимые ему социальные факты.

Из этих постулатов вытекает, что все происходящее в обществе социальные явления и процессы должны быть функциональны, т. е. должны способствовать его выживанию, адаптации к окружающей среде и развитию. То, что не функционально или дисфункционально, постепенно отмирает. Отсюда главной задачей функционального анализа становится определение и описание функций изучаемого феномена.

Американский политолог Габриэль Алмонд в работе «Политика развивающихся регионов» (1971) не только дополнил и развил взгляды Истона, но и применил структурно‑функциональный метод для исследования политической системы (свой подход он назвал «дивелоп‑ментальный», т. е. позволяющий видеть эту систему в ее изменениях и развитии). Он рассматривал политическую систему как совокупность функций всех структур, составляющих ее. (Всего он выделил шесть типов структур: законодательную, исполнительную, судебную ветви власти; чиновничество, политические партии, другие группы давления.) Каждый элемент этой системы выполняет определенные функции в интересах всей системы и способствуют ее адаптации и эффективной деятельности. Он также подразделил функции на три группы в зависимости от места, которое соответствующие структурные элементы занимают в системе.

В первую группу вошли функции входа или функции процесса.Это:

• артикуляция интересов, т. е. высказывание интересов гражданами;

• агрегация интересов, т. е. объединение интересов граждан (их разрозненных и расплывчатых высказываний, требований, запросов и т. д.) в программы политических партий или правительства;

• определение политического курса;

• осуществление политического курса;

• выполнение судебных решений.

Эти функции реализуют партии, законодательные органы, исполнительные органы, чиновничество и суды.

Во вторую группу вошли функции системы, т. е. такие функции, которые определяют, сохранится ли система тождественной самой себе или изменится настолько, что станет иной политической системой. Это функции:

• политической социализации, которые выполняются не только элементами политической системы, но и такими институтами общества, как семья, школа, средства массовой информации, церковь;

• политического рекрутирования, т. е. отбор людей для политической деятельности и работы на государственных должностях;

• политической коммуникации, т. е. движение политической информации в политической системе и обществе в целом.

В третью группу функций Алмонд включил функции выхода, или иначе – функции воплощения политического процесса. К ним он отнес:

• функцию политического курса, т. е. воздействие проводимой правительством политики на общество в целом и на экономику и культуру в частности;

• регулирование поведения;

• извлечение ресурсов (в форме налогов, сборов и т. д.);

• распределение благ и услуг (между различными группами населения).

 

Рис. 10.2. Политическая система по Алмонду и ее функциональные возможности. Печатается по изданию: Чилкот Рональд X. Теории сравнительной политологии. В поисках парадигмы. М., 2001. С. 194

Следует подчеркнуть, что отмеченные функции имеют место как во внутренней политике, так и во внешнеполитической деятельности системы (см. рис. 10.2). Другой вариант функций политической системы Алмонд сформулировал вместе с Сиднеем Вербой. Если в первом случае Алмонд выделял функции исходя из места определенного структурного элемента в системе, то в этом случае они отталкивались от потребностей системы и необходимости сохранения ее тождественности. Получилась довольно стройная и логичная система, выполняющая пять следующих функций: 1) политической социализации, которая служит сохранению «образца» политической системы и позволяет людям следовать ценностям и нормам данного общества, проявлять лояльность к существующей власти;

2) адаптациик внутренней и внешней среде, которая служит сохранению жизнеспособности системы и проявляется как отбор лидеров (вспомним функцию рекрутирования Алмонда);

3) реагирования, благодаря которому система отвечает на поступающие снаружи и изнутри сигналы. С помощью этой функции система приспосабливается к изменениям;

4) экстракции, т. е. получения ресурсов из внутренней (из самой системы) или из внешней среды (из природы, экономики и т. д.);

5) регулирования, т. е. управление политической системой обществом, которое осуществляется через введение правил и норм и контроль за их выполнением.

Примерно в то же время, рассуждая аналогично, российские теоретики политики Ф. А. Бурлацкий и А. А. Галкин выделили три функции политической системы, а именно:

1) определение целей и задач общества;

2) мобилизация ресурсов;

3) легитимизация действующей власти [99] .

 

10.4. Информационно‑коммуникативная модель политической системы

 

Коммуникативная модель политической системы была создана американским теоретиком Карлом Дойчем. В своей книге «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля» (1966) он исходит из представления о политической системе как о процессе управления и координации усилий общества по достижению поставленных целей. Этот процесс он структурировал на четыре последовательно расположенные блока‑субпроцесса, составляющих единый информационно‑коммуникативный процесс управления обществом (см. рис. 10.3). В первом блоке расположены многочисленные элементы, принимающие непрерывные потоки информации, которые поступают из внешней и внутренней среды, т. е. из самых разных источников: государственных и общественных, официальных и неофициальных, открытых и закрытых. Здесь производится отбор необходимых данных и их кодирование. Во втором блоке происходит сравнение полученной информации с доминирующими в государстве ценностями, традициями и нормами, отбор ее в соответствии с предпочитаемыми целями, накапливание и хранение. Варианты возможного развития процессов и вызванные ими изменения передаются в третий блок, или в центр принятия решения. Готовые решения передаются в блок реализации решения, т. е. исполнители, которые не только выполняют решения, но и информируют систему о результатах реализации решений и о состоянии самой системы, говоря другими словами, подают на вход системы сигнал обратной связи (рис. 10.3).

Эта обратная связь играет в системе важную роль. Она стабилизирует эту динамичную и готовую к неожиданным изменениям конструкцию. Именно поэтому авторы некоторых учебников [100] причисляют систему‑процесс Дойча к кибернетическому типу моделей.

 

Рис. 10.3. Информационно‑коммуникативная модель политической системы

Из рис. 10.3 видно, что эффективность и стабильность функционирования политической системы зависят от количества и качества поступающей информации и состояния ее коммуникационных сетей. При этом в политическую систему должна поступать как внешняя информация, т. е. весь необходимый для управления объем фактов о состоянии общества и всей окружающей среды, так и внутренняя, т. е. информация о состоянии и динамике изменений самой системы. Дойч, как и многие ученые и политики до него, уподоблял процесс управления обществом управлению кораблем, которое строится на основе знания окружающей среды (в данном случае моря, атмосферы), точного местоположения судна, принципов его движения и расстояния до цели. Целью, а точнее целями, политической системы, по Дойчу, являются обеспечение стабильного развития общества и динамического равновесия между интересами всех политических групп. На достижение этих целей оказывают воздействие следующие движущие силы: • информационная нагрузка на систему, которая определяется масштабом правительственных программ, частотой и скоростью изменений, заложенных в этих программах;

• запаздывание реакции системы на поставленные задачи и изменяющиеся условия функционирования;

• величина приращения реакции самой системы на изменения (чем сильнее реакция системы на новое, тем более система отклонилась от поставленной цели);

• способность системы к упреждению, т. е. готовность решать новые проблемы, появившиеся на пути к цели.

Анализируя функционирование политической системы в процессе управления обществом с использованием вышеприведенных переменных, Дойч вывел три закономерности:

1. При достижении цели возможность успеха обратно пропорциональна информационной нагрузке и запаздыванию реакции системы.

2. Успешность функционирования системы зависит от величины приращения реакции на изменения, но при достижении порогового значения изменений эта закономерность становится обратной.

3. Успешная работа системы зависит от способности к упреждению, т. е. от способности правительства видеть перспективу и предпринимать необходимые действия в случае появления угроз достижению цели. Дойч считал, что, используя информационно‑коммуникативную модель, можно объективно и достоверно оценить эффективность реальных политических систем, которые сегодня действительно сильно зависят от качества самых разнообразных коммуникаций (т. е. от передачи политической информации от управляющих к управляемым и обратно) между блоками политической системы, между политической системой и окружающей средой. Коммуникаторами здесь служат все участники политического процесса. На качество и скорость коммуникации оказывает влияние тип политической системы. В демократических системах производство, передача и использование информации не встречают искусственных препятствий в виде секретных служб, цензуры, ограничения свободы слова, собраний, деятельности партий, общественных организаций и средств массовой информации. В недемократических странах информированность граждан о решениях политической системы, особенно об истинных основаниях тех или иных решений, намного ниже. Скорость передачи информации ввиду постоянного контроля коммуникаций и цензуры информации здесь намного ниже, зато намного выше скорость распространения слухов, которые частично компенсируют недостаток правдивой внешней и внутренней информации, но не способствуют адекватной и эффективной коммуникации в системе и обществе.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.62.41 (0.011 с.)