Постоянно-нейтральное государство



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Постоянно-нейтральное государство



Постоянный нейтралитет — это международно-правовой статус государства, взявшего обязательство не участвовать в каких-либо войнах, которые происходят или могут произойти в будущем, и воздерживаться от действий, способных вовлечь такое государство в войну. В связи с этим постоянно-нейтраль­ные государства не принимают участия в военно-политических союзах, отказываются от размещения на своей территории ино­странных военных баз, выступают против оружия массового уничтожения, активно поддерживают усилия мирового сообще­ства в сфере разоружения, укрепления доверия и сотрудниче­ства между государствами. Таким образом, постоянный ней­тралитет осуществляется не только во время войны, но и в мир­ное время. Статус постоянного нейтралитета не лишает госу­дарство права на самооборону в случае нападения на него.

Юридическим закреплением указанного статуса является заключение заинтересованными государствами соответствую­щего международного договора с участием в нем государства, наделяемого статусом постоянного нейтралитета. Действие та­кого договора не обусловлено каким-либо сроком — он заклю­чается на все будущее время. Согласно взятым обязательствам постоянно-нейтральное государство должно соблюдать прави­ла нейтралитета в случае возникновения военного конфликта между любыми государствами, т. е. следовать нормам между­народного права, касающимся нейтралитета во время войны, в частности, Гаагским конвенциям 1907 г. о нейтралитете в сухо­путной войне (пятая конвенция) и морской войне (тринадцатая конвенция). В равной мере постоянно-нейтральное государство не может допускать использования своей территории, включая воздушное пространство, для вмешательства во внутренние дела других государств и враждебных действий против них. Недо­пустимы подобные действия и со стороны самого постоянно-нейтрального государства. Вместе с тем последнее имеет право участвовать в деятельности международных организаций, иметь свою армию и военные укрепления, необходимые для самообо­роны.

Нередко статус постоянного нейтралитета закрепляется как международным договором, так и национальным правовым ак­том государства. Каждое государство имеет суверенное право независимо определять свою внешнюю политику с учетом прин­ципов и норм международного правам Отражением указанного права является выбор государством способов установления ста­туса своего постоянного нейтралитета. Это предполагает, что данный статус может быть определен государством и на основе принятия им только соответствующих внутренних актов. Важ­но лишь, чтобы в этом случае данный статус получил призна­ние других государств.

В историческом прошлом статус постоянного нейтралите­та принадлежал Бельгии (с 1831 по 1919 г.) и Люксембургу (с 1867 по 1944 г.).

В современный период этот статус имеют Швейцария, Ав­стрия, Лаос, Камбоджа, Мальта, Туркменистан.

Соглашение о постоянном нейтралитете Швейцарии было подписано Австрией, Великобританией, Францией, Россией, Пруссией и Португалией 8 (20) ноября 1815 г. и было подтвер­ждено Версальским мирным договором 1919 г. Державы, подпи­савшие соглашение, признали "всегдашний" нейтралитет Швей­царии. Они гарантировали как статус нейтралитета, так и не­прикосновенность территории Швейцарии, что предполагает обязанность этих держав выступить в защиту статуса Швейца­рии в случае его нарушения.

Согласно советско-австрийскому меморандуму, принятому в апреле 1955 г., Австрия обязалась огласить декларацию о том, что примет статус, подобный статусу нейтралитета Швейца­рии. 15 мая 1955 г. был подписан Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии, в котором союзные в ходе второй мировой войны великие держа­вы — СССР, США, Англия, Франция — заявили, что будут уважать независимость и территориальную целостность Авст­рии в том виде, как это установлено названным договором. Ав­стрийский парламент 26 декабря 1955 г. принял Федеральный конституционный закон о нейтралитете Австрии. В ст. 1 Закона было определено, что в целях длительного и постоянного ут­верждения своей внешней независимости и неприкосновенно­сти своей территории Австрия добровольно заявляет о своем постоянном нейтралитете. Для обеспечения этих целей в зако­не закреплено положение, согласно которому Австрия не будет вступать ни в какие военные союзы и не будет допускать соз­дания военных опорных пунктов чужих государств на своей территории. Статус Австрии был признан союзными держава­ми и многими другими государствами, но в отличие от статуса Швейцарии он не был гарантирован.

На международном совещании в Женеве 14 стран по уре­гулированию лаосского вопроса 23 июля 1962 г. была подписана Декларация о нейтралитете Лаоса, в которой участники сове­щания приняли к сведению заявление правительства Лаоса о нейтралитете от 9 июля 1962 г. и заявили, что они признают, будут уважать и соблюдать суверенитет, независимость, един­ство и территориальную целостность Лаоса.

Статус Камбоджи был определен Заключительным актом Парижской конференции по Камбодже от 23 октября 1991 г. Составной частью этого документа является Соглашение, ка­сающееся суверенитета, независимости, территориальной це­лостности и неприкосновенности, нейтралитета и национально­го единства Камбоджи, в котором зафиксировано ее обязатель­ство закрепить постоянный нейтралитет в своей Конституции. Другие участники Соглашения обязались признавать и уважать данный статус Камбоджи. Обязанность постоянного нейтрали­тета нашла отражение в законе о нейтралитете Камбоджи, всту­пившем в силу еще 6 ноября 1957 г.

Правительство Республики Мальта утвердило 14 мая 1981 г. Декларацию относительно нейтралитета Мальты, в ко­торой заявило, что Республика Мальта является нейтральным государством и отказывается от участия в каких-либо военных союзах. Ни один объект на Мальте не может использоваться таким образом, чтобы это привело к сосредоточению на Мальте иностранных вооруженных сил.

Постоянный нейтралитет Туркменистана был провозгла­шен Законом "О внесении изменения и дополнения в Конститу­цию Туркменистана" и Конституционным законом "О постоян­ном нейтралитете Туркменистана" от 12 декабря 1995 г. Он был также признан и поддержан резолюцией Генеральной Ассамб­леи ООН "Постоянный нейтралитет Туркменистана", принятой 12 декабря 1995 г.

В ст. 1 Конституции Туркменистана резюмируется содер­жание указанных документов и закрепляется положение, со­гласно которому "признанный сообществом нейтралитет Турк­менистана является основой его внутренней и внешней поли­тики".

Таким образом, только полноправный субъект международного права — государство — может обладать статусом по­стоянного нейтралитета. Обязательства, вытекающие из стату­са постоянно-нейтрального государства, не могут служить ог­раничением его суверенитета. Ряд юристов в прошлом считали, что постоянное государство не может быть суверенным, так как в силу своего статуса (обязанности неучастия в военных кон­фликтах) лишено "права на войну" и стеснено в свободе дейст­вий.

Современное международное право, ликвидировавшее "пра­во на войну" и закрепившее принцип добросовестного соблюде­ния международных обязательств, создает тем самым для государств, имеющих статус постоянного нейтралитета, дополни­тельные гарантии его обеспечения.

Признание государств

Признание государства непосредственно связано с его ме­ждународной правосубъектностью.

Признание как правовой институт включает главным об­разом обычно-правовые нормы, отдельные аспекты признания регламентируются международными договорами заинтересован­ных государств и резолюциями международных организаций. Институт признания до сих пор не кодифицирован, хотя неко­торые шаги в этом направлении предпринимались. В 1949 г. Комиссия международного права ООН включила вопрос о при­знании государств и правительств в список тем, подлежащих первоочередной кодификации, однако проблема эта не получи­ла разрешения.

В науке сложились определенные суждения о значении признания для нового государства, а в международной практи­ке — различные правовые решения, отражающие ту или иную доктрину признания.

Исторически сложились две теории признания — декла­ративная и конститутивная.

Декларативная теория исходила из того, что государство является субъектом международного права с момента своего возникновения. Признание не наделяет государство междуна­родной правосубъектностью, а лишь констатирует такую правосубъектность и способствует вхождению нового государства в систему межгосударственных отношений.

Конститутивная теория базировалась на противополож­ном постулате, согласно которому возникновение государства не равнозначно возникновению субъекта международного пра­ва; таковым оно становится только после получения признания со стороны других государств. Данная теория ставила между­народную правосубъектность государства в зависимость от его признания другими государствами. Непризнанное государство находилось как бы вне международного общения из-за невоз­можности реализовать свои основные права и обязанности, ус­тановить стабильные межгосударственные отношения. Призна­ние, таким образом, "конституировало" государство как субъ­ект международного права. Эта теория оправдывала произвол и вмешательство во внутренние дела вновь возникших госу­дарств.

Из данной концепции исходил Парижский конгресс 1856 г., утверждая зависимость выхода государства на международную арену от согласия ведущих держав. Именно таким путем Тур­ция на этом конгрессе была "допущена" к сотрудничеству с европейскими странами. Хорошо известна сложная история признания РСФСР и затем СССР, затянувшаяся на долгие годы. После образования в 1949 г. КНР западные государства, прежде всего США, много лет отказывали ей в признании.

Взгляды отечественных юристов-международников в со­временный период базируются на представлении о том, что признание нового государства является актом большой полити­ческой важности. Оно дает возможность новому государству эффективно реализовать свою международную правосубъект­ность. И непризнанное государство имеет возможность осуще­ствлять свою правосубъектность, участвовать в многосторон­них конференциях, договорах, международных организациях. Так, устанавливая норму о том, что членом ООН может быть только государство, Устав ООН не требует, чтобы этому пред­шествовало признание. Вместе с тем прием непризнанного го­сударства в международную организацию также не означает .его признания со стороны тех государств, которые голосовали за его принятие, а лишь подтверждает, что оно является субъ­ектом международного права с момента своего возникновения.

Не создавая государства как субъекта международного права, признание констатирует наличие юридического факта, связанного с появлением нового государства. Признание позволяет государству наиболее полно пользоваться своими основ­ными правами и нести основные обязанности, участвовать в создании и обеспечении международно-правовых норм. При­знание осуществляется в рамках принципов международного права. В частности, принцип сотрудничества требует от вновь возникшего и уже существующих государств развития стабиль­ных отношений, что невозможно без признания.

Практика государств выработала различные объемы при­знания. В связи с этим существуют двеформы признания: юри­дическая и фактическая. Юридическое признание в свою оче­редь подразделяется на признание де-юре и признание де-фак­то. Де-юре является полным признанием, что означает обмен между признающим и признаваемым государствами диплома­тическими представительствами, т. е. установление стабильных политических отношений. Практика государств выработала оп­ределенные способы оформления полного юридического при­знания. Оно, как правило, является выраженным, что означает фиксацию признания и желание установить дипломатические и иные связи непосредственно в официальном документе. Воз­можно и, подразумеваемое признание. Де-факто, как особая юридическая форма признания, является неполным, так как возникающие отношения между признающим и признаваемым государствами не доводятся до уровня дипломатических отно­шений.

От юридического, официального признания следует отли­чать признание фактическое, неофициальное. Оно осуществля­ется в форме постоянных или эпизодических контактов как на правительственном, так и неправительственном уровнях. Вари­антом фактического признания считается признание ad hoc (ра­зовое, на данный случай).

Признание оформляется актом признающего государства. В качестве примера можно привести Указ Президента Россий­ской Федерации "О признании Эритреи" от 12 мая 1993 г. В нем сказано: "Исходя из того, что в соответствий с итогами рефе­рендума о независимости провозглашается новое государст­во — Эритрея, признать Эритрею в качестве самостоятельного и независимого государства".

Признание государства как субъекта международного права одновременно означает и признание его правительства. Если в акте, оформляющем признание, говорится о признании прави­тельства, то это означает и признание государства. Вместе с тем в международной практике может возникнуть вопрос о признании нового правительства в уже существующем госу­дарстве. Обычно это обусловлено приходом к власти правитель­ства неконституционным путем. Данная ситуация породила ряд юридических доктрин. Так, в 1907 г. министр иностранных дел Эквадора Тобар выдвинул доктрину о непризнании правительств, пришедших к власти революционным путем. Принципиально иной характер имела доктрина министра иностранных дел Мек­сики Эстрада, провозглашенная в 1930 г. и устанавливавшая, что в подобных ситуациях иностранные государства не должны применять специальный акт признания, достаточно аккредита­ции дипломатических представителей государств при пришед­шем к власти правительстве.

В современных условиях признание правительств, пришед­ших к власти неконституционным путем, вполне возможно. Но при этом учитываются следующие обстоятельства: деятельность нового правительства поддерживается народом, соответствует его воле; правительство осуществляет эффективную власть на территории государства; установлен демократический полити­ческий режим, гарантирующий соблюдение основных прав и свобод человека; отсутствует вмешательство во внутренние дела государства при приходе правительства к власти.

Проблема признания может возникать применительно к национально-освободительному движению в лице его органов, а также в отношении воюющей стороны.

Национально-освободительное движение основано на реа­лизации права народа (нации) на самоопределение. Народ, бо­рющийся за свою государственность, является субъектом меж­дународного права. В ходе этой борьбы он создает органы, вы­ступающие от его имени. Признание органа борющейся нации представляет собой констатацию ее международной правосубъектности. Это облегчает реализацию права на получение помо­щи как от государств, так и от международных организаций и на осуществление других основных прав. Примерами такого рода были признание Организации освобождения Палестины в ка­честве единственно законного представителя палестинского на­рода, а также Народной организации Юго-Западной Африки в качестве представителя народа Намибии (до завоевания неза­висимости).

Признание органов сопротивления получило широкое рас­пространение со стороны государств антигитлеровской коали­ции в годы второй мировой войны. Признание органов сопро­тивления, которые создавались на. территории государств, вре­менно захваченных Германией и ее союзниками, означало при­знание власти, "борющейся против оккупантов. Одни органы власти, организовавшие эту борьбу, находились в эмиграции (Французский Комитет национального освобождения, Чехосло­вацкий Национальный комитет и др.), а другие — на оккупиро­ванной территории. Вместе с признанием органы народного со­противления получали международно-правовой статус сражаю­щихся, что означало распространение на них правил ведения войны, юридически обосновывало оказание помощи.

Правопреемство государств

Правопреемством государств принято называть переход с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве определенных прав и обязанностей от одного государства к другому. Помимо государств субъектами право­преемства в международном праве являются международные организации.

Правопреемство — сложный международно-правовой ин­ститут, нормы которого длительное время имели обычно-правовой характер. В современный период нормы правопреемства подверглись кодификации. В 1978 г. была принята Венская кон­венция о правопреемстве государств в отношении договоров, в 1983 г.— Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов. В обеих конвенциях в стать­ях "Употребление терминов" правопреемство характеризуется как смена одного государства другим "в несении ответственно­сти за международные отношения какой-либо территории". В таком определении ощутим пробел, поскольку правопреемство связано не только с международными отношениями, но и с внут­ренним правопорядком. Поскольку указанные конвенции еще не вступили в силу, правопреемство государств регулируется обычно-правовыми нормами.

Переход прав и обязанностей от одного государства к дру­гому происходит в следующих случаях: 1) при возникновении нового субъекта международного права в связи с коренным из­менением социально-экономического и политического строя го­сударства-предшественника; 2) при возникновении нового го­сударства на месте колониального владения государства-мет­рополии; 3) при разделении одного государства на несколько новых государств; 4) при объединении нескольких государств в одно государство; 5) при отделении от государства части терри­тории и образовании на ней самостоятельного государства. Су­ществуют несколько объектов правопреемства: права и обязан­ности, вытекающие из международных договоров государства-предшественника; государственная собственность; государствен­ные архивы; долги.

Основой правопреемства является юридический факт воз­никновения нового государства как субъекта международного права. Однако четких норм, регулирующих вопрос о критериях прекращения существования государств и возникновения но­вых, не имеется. Поэтому на практике вопрос о возникновении новых государств решается с учетом конкретных обстоятельств. Если существует неясность в отношении вопроса, возник ли новый субъект международного права, то его лучше всего ре­шать путем соглашения заинтересованных государств, приня­тия соответствующего акта международной организацией, вы­несения решения международным судебным органом. Так, по­сле распада Австро-Венгрии Сен-Жерменский (1919 г.) и Трианонский (1920 г.) договоры определили дальнейшую судьбу Ав­стрии и Венгрии; после второй мировой войны ООН занималась вопросом о международной личности Израиля и Индии. В начале 90-х годов в связи с распадом Югославской федерации возникли проблемы определения статуса образовавшихся но­вых государств.

Центральным в правопреемстве является вопрос об объеме прав и обязанностей; переходящих от государства-предшест­венника к государству-преемнику. По этому поводу в науке международного права сложились различные теории.

Согласно теории универсального правопреемства, получив­шей развитие в XVII—XIX вв. и ярко проявившейся в трудах Г. Грoция, государство-преемник полностью наследует между­народную личность государства-предшественника. Своими кор­нями эта теория уходила в римское наследственное право. Ее разновидностью стала доктрина континуитета (тождественно­сти), представители которой (Пуффендорф, Ваттель, Блюнчли и др.) считали, что все международные права и обязанности старого государства, в том числе все существующие договоры, переходят к наследнику, так как личность государства остает­ся одной и той же. Правовые отношения, которые получало в наследство новое государство, оставались такими же, что были и у государства-предшественника; государство-преемник про­должало оставаться тем же юридическим субъектом, олице­творяющим единство территории, населения, политической вла­сти, прав и обязанностей предыдущего государства. По своей сущности доктрина континуитета, обосновывая идентичность правосубъектности государства, была отрицанием какого-либо правопреемства.

Негативная теория была выдвинута в начале XX в. и наи­большее обоснование получила в работах английского юриста А. Кейтса. Ее сторонники полагали, что континуитет междуна­родной правосубъектности государства отсутствует. В связи с этим, когда власть одного государства сменяется властью дру­гого государства, международные договоры предшественника отбрасываются. Разновидностью негативной теории является концепция tabula rasa, в соответствии с которой новое государ­ство начинает свои договорные связи с "чистого листа".

Эти теории не получили подтверждения в практике право­преемства. Согласно современным взглядам конкретный объем прав и обязанностей, переходящих от государства-предшест­венника к государству-преемнику, зависит от многих факто­ров, которые следует принимать во внимание. Существенное значение имеет суверенная воля государства-преемника, опре­деляющего объем правопреемства согласно своим интересам. Однако это не должно противоречить основным принципам международного права, наносить ущерб остальным государствам и народам. В частности, не может подпадать под правопреемство аннексия, захват чужой территории.

 

Правопреемство в отношении

Международных договоров

В период Великой французской революции XVIII в. после свержения монархии национальный Конвент Франции отказался от династических договоров, которые потеряли смысл. В 1793 г. он аннулировал все союзные или торговые договоры, существо­вавшие между бывшим французским правительством и госу­дарствами, с которыми республика находилась в состоянии вой­ны. В то же время было заявлено о важности действия принци­па соблюдения международных договоров.

В 1917—1918 гг. Россия провозгласила отказ от ряда дого­воров ввиду их противоречия демократическому правосозна­нию и "внутреннему строю России". Были отменены все догово­ры, касавшиеся разделов Польши, "ввиду их противоречия прин­ципу самоопределения наций". Но многие договоры царской России сохранили свое действие, например, соглашения по во­просам защиты жертв войны, здравоохранения, Всемирная поч­товая конвенция, Конвенция о сотрудничестве на море и т. д.

Венская конвенция о правопреемстве государств в отноше­нии договоров 1978 г. установила общее правило, согласно кото­рому новое независимое государство не обязано сохранять в силе какой-либо договор или становиться его участником в силу исключительно того факта, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объ­ектом правопреемства (ст. 16). Однако новое независимое госу­дарство может путем уведомления о правопреемстве устано­вить свой статус в качестве участника любого многостороннего договора, который в момент правопреемства государств нахо­дился в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства (ст. 17).

Более того, новое независимое государство посредством уведомления о правопреемстве может принять участие в многостороннем договоре, не вступившем в силу к моменту право­преемства, если в момент его правопреемства государство-пред­шественник являлось договаривающимся государством в отно­шении территории, ставшей объектом правопреемства. Соглас­но п. 1 ст. 19 Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров, "если до момента правопреемства госу­дарств государство-предшественник подписало многосторонний договор под условием ратификации, принятия или утверждения и при этом выразило намерение распространить этот дого­вор на территорию, являющуюся объектом правопреемства го­сударств, то новое независимое государство может ратифици­ровать, принять или утвердить этот договор, как если бы оно его подписало само, и тем самым оно может стать договариваю­щимся государством или участником этого договора". Подписа­ние государством-предшественником договора, если иное наме­рение не вытекает из положений договора или не установлено иным образом, рассматривается как выражение его намерения распространить этот договор на всю территорию, за междуна­родные отношения которой государство-предшественник несло ответственность. Когда же из договора явствует или иным об­разом установлено, что его применение в отношении нового не­зависимого государства явилось бы несовместимым с объектом и целями договора или коренным образом изменило бы условия его действия, то данное государство в таком многостороннем договоре участвовать не может. Кроме того, если из положений договора или из ограниченного числа участвовавших в перего­ворах государств и из объекта и целей договора следует, что участие в таком договоре любого другого государства требует согласия всех его участников или всех договаривающихся госу­дарств, "новое независимое государство может стать договари­вающимся государством или участником этого договора только при наличии такого согласия" (п. 4 ст. 19). Следует также иметь в виду, что когда договор не считается находящимся в силе в отношении какого-либо государства на основании Венской кон­венции о правопреемстве государств 1978 г., то это обстоятель­ство ни в коей мере не затрагивает обязанности данного госу­дарства выполнять любое записанное в договоре обязательство, которое имеет для него силу в соответствии с международным правом независимо от договора.

Государства, возникшие в результате освобождения их народов от колониальной зависимости, как правило, подтвер­ждали участие в многосторонних договорах, которые были свя­заны с укреплением мира, поддержанием добрососедских отно­шений, имели гуманитарный характер. Так, Мальта заявила о том, что она продолжает нести обязательства, вытекающие из московского Договора о запрещении испытаний ядерного ору­жия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 5 августа 1963 г., который был ратифицирован Англией, несшей ответственность за территорию Мальты. Алжир в 1960 г. при­соединился к четырем Женевским конвенциям о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. Некоторые новые независимые государства заявили, что они будут продолжать выполнять свои обязательства по всем многосторонним договорам, в отношении которых были сделаны запросы Секретариатом ООН.

Венская конвенция о правопреемстве государств в отноше­нии договоров устанавливает также условия преемства обяза­тельств по двусторонним соглашениям. Двусторонний договор, находившийся в силе в отношении территории, являвшейся объектом правопреемства, считается находящимся в силе меж­ду .новым независимым государством и другим государством-участником, если: а) они явственно договорились об этом; Ь) в силу своего поведения они должны считаться выразившими такую договоренность (ст. 24).

В случае объединения двух или нескольких государств в одно государство любой договор, находившийся в силе в отно­шении любого из них, продолжает находиться в силе в отноше­нии этого государства-преемника. Исключение cоставляют слу­чаи, когда государство-преемник и другое государство-участ­ник либо другие государства-участники договорились об ином или из договора явствует либо иным образом установлено, что применение этого договора в отношении государства-преемни­ка было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия (ст. 31).

Когда же часть или части территории государства отделя­ются и образуют одно или несколько государств, независимо от того, продолжает ли существовать государство-предшествен­ник, презюмируется следующее решение: а) любой договор, находившийся в силе в отношении всей территории государст­ва-предшественника, продолжает находиться в силе в отноше­нии каждого образованного таким образом государства-преем­ника; Ь) любой договор, находившийся в силе в отношении лишь той части территории государства-предшественника, которая стала государством-преемником, продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника (ст. 34).

 

Правопреемство в отношении



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.016 с.)