ТОП 10:

Международно-правовые нормы в деятельности Генеральной прокуратуры Российской Федерации



Прокуратура Российской Федерации — единая централи­зованная система органов, осуществляющих надзор за испол­нением действующих на территории РФ законов. Реальная связь законов и международных договоров как составных частей рос­сийской правовой системы обусловливает значение для проку­ратуры и международно-правового регулирования. Эта связь в особой мере проявляется при надзоре за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, а также в процессе уголовного преследования и координации деятельности правоохранитель­ных органов по борьбе с преступностью.

Не случайно в федеральном законе "О прокуратуре Рос­сийской Федерации" от 17 ноября 1995 года к правовым осно­вам деятельности прокуратуры отнесены не только Конститу­ция РФ и федеральные законы, но и международные догово­ры РФ (ст. 3). Более того слова "свято соблюдать... международ­ные обязательства Российской Федерации" включены в текст присяги прокурора (следователя) (ст. 40).

В структуре Генеральной прокуратуры имеется междуна­родно-правовое управление, включающее отделы договорно-правовой, протокольной и экстрадиции (т. е. выдачи).

Важные функции Генеральной прокуратуры РФ заключа­ются в организационно-правовых мероприятиях, относящихся к оказанию правовой помощи по уголовным делам, в том числе к выдаче лиц, совершивших преступления. При этом Генераль­ная прокуратура, как и прокуратуры других государств, руко­водствуется действующим законодательством своего государ­ства и международными соглашениями, прежде всего догово­рами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголов­ным делам. И хотя договоры не предписывают данные функции непосредственно органам прокуратуры, а предполагают испол­нение всех норм "учреждениями юстиции", под которыми по­нимаются суды, прокуратуры, нотариальные конторы и иные учреждения, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, на практике Генеральная прокура­тура РФ в значительном объеме осуществляет соответствую­щие действия, в том числе принимает постановления о выдаче запрашиваемого лица, обращается в органы МВД с запросом о задержании и этапировании, сообщает запрашивающей сторо­не необходимую информацию.

До настоящего времени Генеральная прокуратура РФ не располагает формализованными документами по выдаче, но вместе с тем у нее накопился достаточный опыт в подготовке соответствующих документов. Например, в постановлении о выдаче запрашиваемого лица указывается гражданство лица, излагается суть совершенного им деяния, отмечается соответ­ствие запроса нормам договора о правовой помощи.

Как правило, строго учитывается гражданство лица, обви­няемого в совершении преступления, поскольку согласно п. 1 ст. 57 Конвенции СНГ и аналогичным нормам двусторонних до­говоров выдача не производится, если лицо, выдача которого требуется, является гражданином запрашиваемого государст­ва. При этом учитывается юридическая возможность осуществления на основании ст. 72 и 73 Конвенции СНГ и аналогичных норм двусторонних договоров уголовного преследования запра­шиваемым государством собственных граждан, подозреваемых в совершении преступления на территории запрашивающего государства.

В Республике Башкортостан было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в отношении гражданина Литовской Республики, про­ведено предварительное следствие. Ввиду нахождения обвиняе­мого на территории Литвы прокуратура Республики Башкор­тостан, отметив, что в соответствии с п. 1 ст. 62 Договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, се­мейным и уголовным делам между Российской Федерацией и Литовской Республикой гражданин последней не может быть выдан для привлечения к уголовной ответственности на терри­тории России, обратилась через Генеральную прокуратуру РФ с ходатайством (со ссылкой на ст. 59 и 60 указанного Договора) о направлении уголовного дела для окончания предварительно­го следствия в Литовскую Республику.

В отдельных случаях, исходя из этих юридических факто­ров, ходатайства о выдаче не удовлетворяются. Так, один из отрицательных ответов обусловлен тем, что деяние, в связи с которым получено ходатайство о выдаче, будучи преступлени­ем по Уголовному кодексу Республики Узбекистан (нарушение правил административного надзора), не квалифицируется как уголовно наказуемое в законодательстве РФ; при этом дана ссыл­ка на ст. 56 и 57 Конвенции о правовой помощи от 22 января 1993 г.

Согласно ст. 2 Федерального закона "О прокуратуре Рос­сийской Федерации", которая имеет заголовок "Международ­ное сотрудничество", Генеральная прокуратура РФ в пределах своей компетенции осуществляет прямые связи с соответст­вующими органами других государств и международными ор­ганизациями, сотрудничает с ними, заключает соглашения по вопросам правовой помощи и борьбы с преступностью, участ­вует в разработке международных договоров РФ.

Заключенные с прокуратурами ряда государств (Монголии, Армении, Грузии, Украины, Туркменистана и др.) двусторон­ние соглашения затрагивают вопросы правовой помощи и со­трудничества. Аналогичные объекты регулирования имеет че­тырехстороннее соглашение между прокуратурами Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Российской Федерации. В перечне аспектов сотрудничества: возбуждение уголовных дел и расследование преступлений; выполнение отдельных процессуаль­ных действий; выполнение надзорных функций, связанных с расследованием преступлений; содействие в розыске и выдаче лиц, совершивших преступления; пересылка материалов; пре­доставление друг другу сведений о возбуждении уголовного дела и о вступившем в законную силу приговоре, вынесенном в от­ношении граждан соответствующей стороны; присутствие ра­ботников органов прокуратуры при производстве следственных действий, выполняемых запрашиваемой стороной по поруче­нию запрашивающей стороны, и т. д. Помощь не оказывается, если это противоречит законодательству запрашиваемой сто­роны. При исполнении ходатайств запрашиваемая прокурату­ра руководствуется законодательством своего государства.

Особо отметим Соглашение о сотрудничестве между Гене­ральной прокуратурой РФ и Верховной народной прокурату­рой КНР, подписанное 29 марта 1997 г. Предусмотрены такие действия, как направление представителей друг другу для не­посредственного предоставления информации и дополнитель­ных сведений, касающихся расследуемых дел; обмен опытом прокурорской деятельности; обмен информацией о действую­щем законодательстве и правоприменительной практике, про­ведение совместных научных исследований.

В практике Генеральной прокуратуры применяются при­казы Генерального прокурора РФ об объявлении соглашений о правовом сотрудничестве, предписывающие начальникам управ­лений и отделов Генеральной прокуратуры, прокурорам субъ­ектов РФ, военным и транспортным прокурорам проводить ра­боту по выполнению ходатайств о правовой помощи в соответ­ствии с принятыми документами. При этом указывается, что стороны при выполнении действий в рамках правовой помощи сносятся друг с другом только через центральные органы, что отражает правила двусторонних договоров о правовой помощи.

Можно высказать предположение об определенной децен­трализации этого порядка во взаимоотношениях прокуратур, как и других учреждений юстиции, государств СНГ, поскольку Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отноше­ниях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., подписанный 28 марта 1997 г., допускает сношения учреждений юстиции договаривающихся сторон через территориальные и другие органы.

Соглашение с Монголией (ст. 4) и Соглашение с КНР (ст. 9) предусматривают непосредственное сотрудничество между ор­ганами прокуратуры приграничных регионов соответствующих стран. Во исполнение Соглашения с КНР 15 октября 1997 г. в Хабаровске был подписан Протокол встречи руководителей прокуратур приграничных регионов Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Данный правовой документ предписывает прокурорам приграничных регионов РФ и КНР в пределах своей компетенции развивать непосредственное со­трудничество в вопросах борьбы с преступностью, раскрытия, расследования и пресечения преступлений и других правона­рушений, розыска и задержания преступников, скрывающихся на их территориях, а также по другим направлениям проку­рорской деятельности, придерживаясь принципов взаимного ува­жения, строгого соблюдения закона, повышения эффективно­сти сотрудничества и последовательного продвижения вперед, в соответствии с законами обеих стран, укреплять законность и правопорядок в регионах, предоставлять гражданам обеих стран эффективную правовую защиту.

В рамках СНГ проводятся координационные совещания Генеральных прокуроров государств — членов Содружества.

Международно-правовые нормы в деятельности Министерства юстиции Российской Федерации

 

Согласно ч. 2 ст. 32 Закона о международных договорах РФ федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые международными до­говорами, обеспечивают выполнение обязательств и прав по договорам, а также наблюдают за выполнением обязательств другими участниками договоров. Положение о Министерстве юстиции РФ, утвержденное постановлением Правительства РФ, предписывает ему организацию выполнения договоров о право­вой помощи и других договоров и конвенций по вопросам его компетенции.

В деятельности Министерства сложилась достаточно ус­тойчивая практика (еще со времен существования Министер­ства юстиции СССР) по организации оказания правовой помо­щи, обеспечению соответствия условиям договоров, предназна­ченных для направления за границу судебных поручений, обоб­щению судебной практики по данному кругу вопросов и выяв­лению характерных ошибок, информированию региональных управлений, а также судов о действующих и вновь заключен­ных договорах, подготовке сборников договоров и т. д. В структуре Министерства существуют международно-правовой депар­тамент и департамент правовой помощи.

Принимаемые Министерством инструкции, разъяснения, обзорные письма оказывают немаловажную методическую по­мощь управлениям юстиции и судам.

Некоторые инструкции конкретизируют законодательст­во, содержат собственную регламентацию действий по выпол­нению международных договоров. Таковыми являются, в част­ности, продолжающие действовать инструкция Министерства юстиции СССР "О порядке оказания судами и органами нота­риата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностран­ных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям" от 2В февраля 1972 г., межведомственная Инструкция Прокуратуры СССР, Верховного Суда СССР, МВД СССР от 25 октября 1979 г. по применению Указа 1979 г., при­нятого, в свою очередь, во исполнение Конвенции 1978 г. о пере­даче осужденных лиц.

Обеспечение Министерством выполнения договоров неред­ко выражается в обобщении практики нижестоящих органов и судов. Назовем, к примеру, письма от 25 апреля 1986 г. "О не­достатках в работе судов и органов юстиции по исполнению договоров о правовой помощи" и от 6 июня 1990 г. "О совершен­ствовании работы по исполнению обязательств, предусмотрен­ных международными договорами о взаимной правовой помо­щи".

Среди применяемых им мер встречается и предписание обеспечить изучение положений договоров. В упомянутом письме 1990 г. после обобщения практики судов по исполнению догово­ров о правовой помощи говорится: "Организовать регулярное изучение правил исполнения обязательств по международным договорам". Министерство юстиции РФ обеспечивает ознаком­ление с информацией, содержащей данные о договорах о пра­вовой помощи и правовых отношениях, а также с деятельно­стью в сфере международно-правовых отношений.

Кроме организационной и инструктивной работы Министер­ство представляет предложения о заключении международных договоров о правовой помощи и ведет соответствующие перего­воры, заключает соглашения о правовом сотрудничестве с ор­ганами иностранных государств и международными организа­циями. Оно также непосредственно участвует в выполнении международных договоров, получает судебные поручения, на­правляемые иностранным судам, проверяет их соответствие условиям договоров и пересылает за границу, получает и пере­правляет соответствующим российским судам поручения судов зарубежных стран.

Региональные управления юстиции (областей, краев, авто­номных округов и т. д.) и министерства юстиции республик слу­жат как бы промежуточным звеном в деле выполнения догово­ров о правовой помощи. Они переправляют судам полученные из федерального министерства поручения иностранных судов, проверяют правильность оформления российскими судами до­кументов, предназначенных для направления за границу и вы­сылают их в Министерство юстиции РФ, следят за своевремен­ностью и точностью выполнения иностранных судебных пору­чений в соответствии с договорами. Так, управление юстиции Свердловской области возвратило документы, поступившие из управления юстиции г. Ташкента (Узбекистан), пояснив, что судебное поручение не исполнено, так как правовая помощь по делам об административных правонарушениях не предусмот­рена договором.

В заключение необходимо особо отметить самостоятельную функцию Министерства юстиции в связи с заключением меж­дународных договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законодательством РФ. Предложения любых ведомств о заключении такого рода договоров представляются Президенту РФ и в Правительство РФ по согласованию с Ми­нистерством юстиции РФ, которое дает заключения по вопро­сам соответствия положений договора законодательству РФ и их юридической силы в Российской Федерации, а также по иным вопросам, связанным с вступлением в силу и выполнением та­кого договора.

 

Международно-правовые нормы в деятельности Министерства внутренних дел Российской Федерации

 

К деятельности Министерства внутренних дел РФ и его структурных подразделений в сферах, где ощутимо взаимо­действие с международно-правовым регулированием, имеют отношения многие федеральные законы — о гражданстве РФ, о правовом положении иностранных граждан в Российской Фе­дерации, о праве на свободу передвижения, выбор места пре­бывания и жительства в пределах Российской Федерации, о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Россий­скую федерацию, о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, об оперативно-розыскной деятельности, а также Кодекс РСФСР об администра­тивных правонарушениях, Уголовный кодекс РФ и др.

Непосредственная регламентация функций и действий уч­реждений МВД, содержащаяся в законах о милиции и внут­ренних войсках, не включает в себя каких-либо ссылок на меж­дународные договоры даже в тех случаях, когда затрагиваются вопросы, обусловленные международно-правовыми решениями или даже неотделимые от них.

В Федеральном законе "О внутренних войсках Министер­ства внутренних дел Российской Федерации" от 6 февраля 1997 г. нет нормы об обязанности военнослужащих этих войск соблюдать нормы международного права в военной области, как это предписано в Законе РФ "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993 г.; между тем Федеральный закон предусматри­вает выполнение внутренними войсками задач в условиях воо­руженных конфликтов.

Следует вместе с тем отметить, что Положение о Мини­стерстве внутренних дел РФ, утвержденное Указом Президен­та РФ 18 июля 1996 г., включает пункт, согласно которому Ми­нистерство руководствуется в своей деятельности не только внутригосударственными правовыми актами, но и общепризнан­ными принципами и нормами международного права и между­народными договорами РФ.

В соответствии с конституционными нормами в законах, затрагивающих деятельность МВД, содержатся формулиров­ки, обусловленные международно-правовыми нормами. Имеются в виду главным образом международные пакты и конвенции о правах и свободах человека и гражданина. Например, в Феде­ральном законе "О содержаний под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" сказано, что содер­жание под стражей осуществляется... в соответствии с Консти­туцией РФ, принципами и нормами международного права, а также международными договорами РФ и не должно сопрово­ждаться пытками, иными действиями, имеющими целью при­чинение физических или нравственных страданий подозревае­мым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащим­ся под стражей (ст. 4). Согласно Закону о внутренних войсках (без ссылки на международные нормы) военнослужащим внут­ренних войск запрещается прибегать к обращению, унижаю­щему человеческое достоинство (ст. 7).

Обусловленность правоприменительных актов в системе МВД России международными договорами РФ имеет различ­ные проявления. Одно из наиболее интересных для рассмотрения связано с реализацией нормы Закона РФ "О гражданстве Российской Федерации", о выходе из гражданства РФ (ст. 23). Ходатайство о выходе из гражданства может быть отклонено, если гражданин проживает или намеревается поселиться в стра­не, не связанной с РФ договорными обязательствами о право­вой помощи, но имеет либо имущественные обязательства пе­ред физическими или юридическими лицами РФ, либо неис­полненные обязанности перед государством, вытекающие из ос­нований, определяемых законом РФ.

Поскольку оформление материалов по вопросам граждан­ства и подготовка мотивированных заключении относятся к ведению органов внутренних дел (в соответствующих ситуаци­ях — дипломатических представительств и консульских учре­ждений), в утвержденной приказом МВД от 30 июня 1994 г. инструкции предусмотрена информация о стране проживания лица за пределами РФ и об имущественных обязанностях или неисполненных обязательствах; при этом к инструкции прило­жен список стран, с которыми для Российской Федерации дей­ствуют договоры о правовой помощи, с примечанием о пополне­нии перечня новыми договорами.

Реализация Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" сопряжена с надлежащим пониманием и применением международных до­говоров относительно визового и безвизового въезда в Россию и пребывания на ее территории.

В частности, регистрация иностранных граждан произво­дится на основании паспортов и иммиграционных или неимми­грационных виз, если иной порядок не установлен междуна­родными договорами РФ (ч. 1 ст. 28). В данном случае под иным порядком подразумеваются правила двусторонних соглашений с некоторыми странами об отмене виз, т. е. о безвизовом въезде и пребывании на территории соответствующих стран. В рамках Содружества Независимых Государств действует Соглашение о безвизовом передвижении граждан государств Содружества по территории его участников. Очевидно значение установлен­ных договорных правил в этой сфере для действий органов внут­ренних дел.

До принятия указанного Федерального закона определен­ные вопросы пребывания иностранных граждан и в связи с этим отдельных полномочий органов внутренних дел решались в рам­ках ведения субъектов РФ. Один из примеров — Закон Сверд­ловской области о регистрации иностранных граждан на ее территории (1995 г.), в тексте которого были использованы ссылки на международно-правовые нормы.

Особое место в компетенции МВД России занимают вопро­сы взаимоотношений с Международной организацией уголов­ной полиции (Интерполом). Имеется в виду прежде всего пра­вовой статус Национального центрального бюро Интерпола, Положение о котором утверждено постановлением Правитель­ства РФ от 14 октября 1996 г. НЦБ в качестве подразделения криминальной полиции входит в состав центрального аппарата МВД. На него возложено сотрудничество правоохранительных и других государственных органов РФ с правоохранительными органами иностранных государств — членов Интерпола и Гене­ральным секретариатом Интерпола. НЦБ Интерпола в своей деятельности, наряду с федеральными нормативными право­выми актами, руководствуется международными договорами РФ, общепризнанными принципами и нормами международного пра­ва, Уставом Интерпола, обязательными решениями Генераль­ной Ассамблеи Интерпола (п. 3).

МВД России на основе международных норм осуществля­ет взаимодействие с соответствующими органами зарубежных стран. Министерство внутренних дел как федеральный орган исполнительной власти компетентно заключать от имени Рос­сийской Федерации международные договоры межведомствен­ного характера; вместе с тем оно обеспечивает в пределах сво­их полномочий выполнение обязательств Российской Стороны по договорам и осуществление прав Российской Стороны, вы­текающих из этих договоров.

В соответствии с законодательством главные управления или управления внутренних дел субъектов РФ также обеспе­чивают в пределах своих полномочий выполнение международ­ных договоров РФ.

В практике международных отношений МВД России дей­ствуют двусторонние соглашения о сотрудничестве с министер­ствами внутренних дел Республики Польша, Республики Бол­гария, Республики Македония, Литовской Республики, Турец­кой Республики и других стран, с Министерством обществен­ной безопасности Китайской Народной Республики, Федераль­ным Департаментом юстиции и полиции Швейцарской Конфе­дерации, Главным полицейским управлением Швеции.

Богатый опыт сотрудничества накоплен в рамках СНГ. Помимо двусторонних соглашений почти со всеми членами Со­дружества сложился комплекс многосторонних соглашений, в числе которых наряду с основным Соглашением о взаимодействии министров внутренних дел независимых государств в сфе­ре борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г. имеют такие специфические документы, как Соглашения о порядке переда­чи и транзитной перевозки лиц, взятых под стражу, Соглаше­ние о борьбе с преступностью на транспорте.

В целях взаимодействия и координации в борьбе с пре­ступностью в 1996 г. создан Совет министров внутренних дел государств — участников Содружества Независимых Государств.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.140.184 (0.012 с.)