ТОП 10:

Положение народов, живших на побережьях Средиземного моря.



Происшествия этой истории, как уже рассказанные, так и те, которые предстоит рассказать, поочередно переходя от войн к различным переворотам и переменам во внутреннем государственном устройстве, — все эти происшествия дают понятие лишь о весьма небольшой и в сущности самой неутешительной части этой истории. И все же даже во время всяких ужасов правления Мария, даже во время убийств и проскрипций диктатуры Суллы, прогресс человечества не был приостановлен, хотя его проявления, весьма обильные, весьма многозначительные, конечно, принадлежали более к области частной жизни, к деятельности отдельных лиц, и потому их можно уловить или предположить только в самых общих чертах, но нельзя изобразить в отдельности. Предполагают, что во времена Суллы свободное население Италии простиралось от 7 до 8 миллионов, а число рабов — от 13 до 14 миллионов. Отдельные насилия всяких правителей, захватывавших власть в руки, не касались большинства этих 20 миллионов, и те выгоды, которые это большинство извлекало из существующего порядка, далеко превышали все ущербы и убытки, какие могли быть причинены ему Марием, Суллой или одним из их пособников. Рим стал теперь столицей громадного государства, а вся Италия представляла собой не более как ее предместье, городской округ. Такое положение Рима вызвало возрастание торгово-промышленной деятельности, и едва ли когда-либо существовал на свете город, на улицах и площадях которого кипела бы такая разносторонняя и более шумная жизнь, нежели в тогдашнем Риме. Политические, законодательные и правительственные вопросы составляли только весьма незначительную часть интересов, которые сосредотачивались в Риме как в мировом центре. Значительную часть населения занимали, главным образом, финансовые последствия событий — повышение и падение бумаг, «биржевых ценностей», стоявшее в тесной связи с известиями о военных действиях в Азии или в другом театре войны. Еще большую массу населения занимали сведения о колонизациях, о новых аграрных или фрументарных законах. Чернь, которая в Риме была, естественно, еще многочисленнее и еще пестрее по составу чем где-либо, кроме забот о насущном заработке, более всего занимали зрелища и увеселения, которые постепенно становились более и более утонченными и более частыми, сообразно с множеством празднеств, вносимых в календарь и доставлявших полный простор праздному досугу.

Гладиаторы, сражающиеся с дикими зверями. С древнеримского барельефа.

Бой гладиаторов. Прорисовка с мозаики.

Начиная с 100 г., эдилы уже могли приобретать себе популярность среди римской черни, выписывая из-за моря разных диковинных зверей, вроде львов, слонов и т. п. для украшения игр римского цирка.

Общую картину Рима набросать нетрудно; не так легко набросать картину Италии. Гракховское распределение земель — так, по крайней мере, предполагают — внесло около 80 тысяч новых отдельных поселений, построенных земледельческим сословием; наделение ветеранов Суллы земельными участками добавило еще около 120 тысяч поселений. Это не могло пройти бесследно, хотя бы даже многие из новопоселенных, отвыкнув во время долгой военной службы от правильной работы, были, конечно, плохими землепашцами, и подобные поселения, возобновляемые часто, но случайно, не давали сословию свободных землепашцев никакого постоянного правильного прироста. Однако страна имела вид тщательно обработанной и эксплуатируемой всеми способами высокоразвитой цивилизации.

Вилла на берегу моря. С фрески в Помпеях.

В огромных имениях, парках, садах, роскошно построенных виллах были вложены громаднейшие капиталы; прекрасные шоссированные дороги пересекали страну во всех направлениях; много забот было приложено и к устройству водопроводов, мостовых сооружений, к канализации, для осушения болот. Весьма значительная доля италийцев проживала в провинции, занимаясь торговыми делами и денежными оборотами — так, например, во время резни в Цирте и во время бесчисленных убийств, совершенных по приказу Митридата, италийцы гибли во множестве, хотя в дошедших сведениях цифра погибших и преувеличена. Последнее событие проливает, конечно, довольно неблагоприятный свет на общее положение провинции, а судебные речи современных процессов, в более или менее темных красках, обрисовывают ростовщические проделки спекулянтов, козни, насилия хищных преторов и их пособников, высокомерие знатных римлян при их проездах по провинции, где их встречали как полубогов, с рабской покорностью ко всяким услугам. Но, с другой стороны, нельзя не признать, что все те недуги, от которых римское владычество избавило покоренные им страны, были гораздо значительнее и зловреднее тех недугов, какие римское владычество им навязало; а тот относительный порядок и безопасность, которые были созданы Римом в провинции, представляли собой такие блага, которых никакой хищник-претор, никакое жадное до наживы общество италийских спекулянтов не могли не только упразднить, но даже поколебать. Италийцы, впрочем, всюду составляли привилегированный класс общества, который даже судился по своим особым законам; но тем не менее, однако, римская провинция, управляемая таким претором, как Веррес, управлялась все же несравненно лучше, нежели Ливия под властью карфагенских посаженников или Испания — князьками маленьких, вечно воюющих между собой племен, или та же Нумидия при Масиниссе и Югурте.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.168.57 (0.004 с.)