Кадеты (Конституционно-демократическая партия)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Кадеты (Конституционно-демократическая партия)



Конституционно-демократическая партия, или Партия народной свободы (второе название) представляла левый фланг российского либерализма. Кадетов еще уважительно называли «профессорской партией», имея в виду высокий образовательный и культурный уровень рядовых членов и созвездие имен в руководстве партии. Конституционные демократы предложили России проверенные конституционные решения и либеральные ценности, давно привившиеся в парламентских государствах. Однако эти ценности и идеалы оказались невостребованными, что явилось трагедией российского либерализма. Программа конституционно-демократической партии. Учредительный съезд кадетов, проходивший с 12 по 18 октября 1905 г., был малочисленным по своему составу. В стране началась всеобщая забастовка и две трети делегатов не смогли добраться до Москвы. Тем не менее съезд провозгласил создание конституционно-демократической партии. Она была позиционирована как «внеклассовая». Были приняты программа и устав партии. Выступая перед делегатами учредительного съезда, Милюков утверждал, что «наша программа – наиболее левая из всех, какие предъявляются аналогичными нам политическими группами западной Европы». С такой оценкой можно согласиться, если лидер партии подразумевал первый раздел программы, посвященный основным правам граждан. В данный раздел были внесены пункты о равноправии всех российских граждан, без различия пола, вероисповедания и национальности. В программе фигурировало положение об отмене всяких ограничений по сословному или национальному признаку. Программа провозглашала неприкосновенность личности и жилища. Право на [c. 77] свободу передвижения также нашло свое место в кадетской программе. Каждый гражданин также должен был иметь право выезда за границу. «Паспортная система упраздняется», – в этой короткой фразе выразилось отношение либеральной интеллигенции к столь привычному для российского сердца «паспорту, полицейскому участку и принудительному попечению со стороны старшего дворника». В государстве, где православие являлось государственной религией, кадеты выступили с проповедью свободы совести и вероисповедания. Кадетская программа провозглашала права на свободу мысли и слова. Не будет преувеличением сказать, что первый раздел кадетской программы являлся квинтэссенцией либеральных идей, своего рода сводом тех надежд и мечтаний, которыми жили несколько поколений русских либералов. Если раздел о гражданских правах содержал четкие и оточенные формулировки, то раздел о государственном строе производил совсем иное впечатлеие. Милюков откровенно признавал, что при утверждении этого раздела все важнейшие принципиальные вопросы намеренно «были обойдены или затушеваны в программных формулировках». Программа не давала ответа на вопрос, выступают ли кадеты за монархию или за республику. Первый пункт раздела о государственном строе гласил: «Конституционное устройство Российского государства определяется Основным законом». Не предрешая вопроса о монархическом или республиканском строе, лидеры кадетов рассчитывали сохранить в своих рядах сторонников и того и другого направления. Однако рядовые члены партии сравнивали этот пункт программы с цилиндром иллюзиониста: мановение руки – и пред почтеннейшей публикой появляется монархия, еще одна манипуляция – и на сцену является республика. Не прошло и нескольких месяцев, как местные комитеты решительно высказались за монархию. На II съезде партии прораммный пункт о государственном устройстве был сформулирован более определенно: «Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией». В таком виде данный пункт оставался неизменным до марта 1917 г., когда VII съезд конституционно-демократической партии принял решение о необходимости введения в России республиканского строя.Вопрос о народном представительстве также был покрыт пеленой двусмысленности. В программе говорилось, что «партия допускает в своей среде различие мнений по вопросу об организации народного представительства, в виде одной или двух палат, из которых вторая палата должна состоять из представителей от органов местного самоуправления, реорганизованных на началах всеобщего голосования и распространенных на всю Россию». Еще до принятия программы в либеральных кругах жарко дебатировался вопрос о том, каким быть будущему российскому парламенту. Милюков отстаивал однопалатный парламент как более демократический Его оппонентом выступал профессор государственного права Ф.Ф. Кокошкин, подчеркивавший, что вторая палата должна, подобно американскому сенату, представлять самостоятельные интересы различных частей империи. В итоге каждая из сторон осталась при своем мнение, что и нашло отражение в программе. Кадетская программа гласила: «Народные представители избираются всеобщею, равною, прямою и тайною подачей голосов, без различия вероисповедания, национальности и пола». Последнее условие из этого списка означало, что кадеты требуют предоставления избирательных прав женщинам, чего в начале XX в. не было даже в самых демократических государствах. [c. 78] Правда, принятие данного пункта, весьма острого и щекотливого, сопровождалось забавным эпизодом – семейной ссорой (даже «бурей») на учредительном съезде кадетской партии. Милюков пытался убедить съезд изъять пункт о распространении избирательного права на женщин, так как программа и без того перегружена и может пойти ко дну. Против Милюкова выступила его жена и, как и следовала ожидать, вышла победительницей из супружеского спора. Лидер партии остался в меньшинстве. Кадеты были сторонниками разделения власти по схеме, впервые выдвинутой Шарлем Монтескье и за прошедшие с той поры полтора столетия принятой во многих странах. В кадетской программе говорилось: «Министры ответственны перед собранием народных представителей». Российская практика оказалась весьма далекой от этой декларации. Министры как были, так и остались ответственными только перед императором; высочайшей волей они назначались и ей же смещались В дальнейшем такая конструкция исполнительной власти предопределила постоянный конфликт между правительством и первыми двумя Думами, в которых верховодили кадеты. Вопрос о третьей ветви власти – судебной был важен для кадетов в силу по крайней мере трех причин. Во-первых, либералы были поборниками правового государства, во-вторых, значительная часть кадетских лидеров были юристами по образованию и роду занятий. Ряд положений, нацеленных на построение правового государства, фигурировал в первом разделе программы. В противовес полицейскому произволу кадеты выдвигали требование, что «никто не может быть подвергнут преследованию и наказанию иначе, как на основании закона». Кадеты считали необходимыми отмену «безусловно и навсегда» смертной казни, введение условного осуждения и защиты на предварительном следствии. Кадеты не хотели расчленения империи. Даже автономное государственное устройство предусматривалось только для двух окраин – Польши, где оно раньше существовало, и Финляндии, где оно продолжало существовать. Всем остальным народам предлагалось культурно-национальное самоопределение, в частности право получения начального образования на родном языке, причем только начального, так как о дальнейшем образовании на национальных языках кадетская программа выражалась с сугубой осторожностью, делая оговорку «по возможности». Русский язык должен был иметь статус государственного – быть «языком центральных учреждений, армии и флота». Кадеты предлагали увеличить крестьянское землепользование за счет государственных, удельных, кабинетских и монастырских земель. Камнем преткновения стали частновладельческие земли – главный объект вожделения крестьян. По признанию самих кадетов, аграрная часть их программы содержала такие же намеренно расплывчатые формулировки, как и часть общеполитическая. В программе не был использован термин «конфискация», вместо него фигурировал более нейтральный термин «отчуждение». Не было также оговорено, какие категории частновладельческих земель подлежат отчуждению. Не указывались масштабы предполагаемого отчуждения, об этом говорилось нечто совсем туманное – «в потребных размерах». В программе оговаривалось, что изъятие земель будет осуществляться за вознаграждение «по справедливой», но «не рыночной оценке». Следует констатировать, что аграрная программа кадетской партии одновременно напугала помещиков и разочаровала крестьян. Оценивая программу конституционно-демократической партии в целом, следует подчеркнуть, что в ней с наибольшей полнотой и последовательностью [c. 79] были выражены лучшие традиции российского либерализма. Исходной посылкой кадетов была идея реформирования старой государственной власти. Кадеты, в отличие от своих оппонентов слева, выступали против резких насильственных потрясений. Они рассчитывали осуществить свою программу легальными, парламентскими методами, хотя не отвергали возможность политической революции как крайней меры. Политическим идеалом кадетов было правовое государство, построенное по образцу и подобию европейских конституционных государств с широким набором гражданских прав и свобод. Кадеты предложили либеральный вариант решения коренных вопросов российской действительности. Однако этот вариант оказался одинаково неприемлемым для правых и левых.

 

Искушение властью

В октябре 1905 г. только-только созданная партия кадетов получила первый шанс превратиться из оппозиционной в правительственную. Одновременно с опубликованием манифеста 17 октября в высших сферах власти произошли перемены. Председателем Совета министров был назначен С.Ю. Витте, который считал полезным привлечь в состав правительства общественных деятелей. Витте попросил прислать из Москвы делегацию для «взаимного обмена мыслей». Премьер говорил И.В. Гессену, что готов поддержать партию кадетов, «но при одном непременном условии, чтобы она отрезала революционный хвост». Между тем либералы не собирались отказываться от союзников слева. Предварительным условием своего участия в правительстве делегаты назвали созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. Витте не принял ультимативных требований. В Зимний дворец для приватной беседы был приглашен и Милюков. Лидер кадетов посоветовал как можно быстрее дать от имени царя конституцию. Последовало возражение: «Народ не хочет конституции!». Милюков только пожал плечами: «Тогда нам бесполезно разговаривать. Я не могу подать вам никакого дельного совета».

Неуступчивость либералов во многом объяснялась неправильной оценкой ими соотношения сил в стране. В условиях, когда антиправительственное движение было еще на подъеме, им представлялось опрометчивым рисковать своей репутацией ради контактов с агонизирующим, как тогда казалось, режимом. Впоследствии Витте с досадой вспоминал: «…В то время общественные [c. 81] деятели побаивались бомб и браунингов, которые были в большом ходу против власти, и это было одним из внутренних мотивов, который шептал каждому в глубине души: «Лучше подальше от опасности».

Парламентская деятельность кадетов Кадеты рассчитывали стать парламентской партией. Проблема заключалась в том, что в России не было парламента. Только в августе 1905 г. было объявлено о созыве законосовещательной, так называемой Булыгинской думы, которая Манифестом 17 октября 1905 г. была превращена в законодательную. Кадеты принимали активное участие в выборах в Думу. Бойкот выборов крайне левыми способствовал успеху кадетов. Избиратели видели в них самую оппозиционную по отношению к правительству партию, и отдали им свои голоса. Кадетам удалось провести в Думу 179 своих кандидатов из 478. Они оказались самой многочисленной фракцией и поделили между собой большинство думских постов.Председателем I Думы был избран член ЦК кадетской партии С.А. Муромцев, товарищами (заместителями) председателя были избраны члены ЦК князь Павел Долгоруков и профессор Н.А. Гредескул, секретарем – член ЦК князь Д.И. Шаховской. Милюков не баллотировался в I и II Государственные думы, так ему под предлогом отсутствия надлежащего ценза было отказано в регистрации. Это не мешало лидеру партии, по словам хорошо осведомленных лиц, дирижировать фракцией «из думского буфета».Накануне открытия заседаний I Государственной думы в апреле 1906 г. собрался третий съезд кадетской партии, на котором обсуждалась тактика партии. Ряд делегатов съезда требовал, что избранные в думу депутаты должны «идти до конца, без компромиссов», игнорировать правительство и Государственный Совет, провести кадетскую общеполитическую программу в форме «ультиматума». Весь расчет был на всенародную поддержку. Родичев говорил на съезде: «Дума разогнана быть не может; с нами голос народа». Милюков занимал иную позицию. Отвечая недавним союзникам слева и товарищам по партии, которые грозили власти «двинуть воды Ахеронта» – адской реки, под которой подразумевался стихийный народный бунт, Милюков говорил: «Как ни непрочна на первых порах ткань конституционного правосознания, – эту ткань мы хотим укреплять, а не возвращаться вспять к стихийной силе Ахеронта».Государственная дума вошла в жесткое противостояние с правительством. Выступая с резкой критикой правительства, кадеты вместе с тем настойчиво искали пути к соглашению с ним. Некоторые царедворцы пытались нащупать точки соприкосновения с либералами. В частности такую инициативу проявил бывший заведующий полицией империи Д.Ф. Трепов, который после ухода из министерства внутренних дел был назначен дворцовым комендантом – должность чрезвычайно важную в российской иерархии власти благодаря постоянному доступу к императору. В июне 1906 г. Трепов тайно встречался с Милюковым в отдельном кабинете модного ресторана Кюба. Лидер кадетов изложил требования своей партии: «Пересмотр основных законов, новая конституция, созданная учредительной властью Думы, но с «одобрения государя», отмена Государственного совета – вся эта государственная казуистика вовсе не приводила в священный ужас генерала, чуждого законоведению». Был даже [c. 82] составлен список кандидатов в министры во главе с премьером Муромцевым и министром внутренних дел Милюковым.Однако большинство правящей элиты было решительно против рискованных экспериментов с ответственным министерством. И.Л. Горемыкин настаивал на разгоне выборного учреждения, гарантируя спокойствие населения. Утром 9 июля 1906 г. депутаты, явившиеся в Таврический дворец, прочитали вывешенный на крепко запертых дверях манифест о том, что Государственной дума распущена, поскольку они «уклонились в не принадлежащую им область». Дума, избранная на 5 лет, просуществовала всего 72 дня. Первый в российской истории парламентский опыт окончился полной неудачей.Часть депутатов Думы, в основном кадеты и трудовики, решили не подчиняться указу. Они собрались в Выборге, на территории Великого княжества Финляндского, вне досягаемости русской полиции. Муромцев открыл совещание словами: «Заседание Думы продолжается». Депутаты приняли воззвание, в котором население России призывалось оказывать пассивное сопротивление: не платить налогов и не давать рекрутов правительству. Эти способы воздействия на правительство являлись заведомо неэффективными. Призыв к пассивному сопротивлению по существу так и остался словесной угрозой. Единственным результатом Выборгского воззвание стало привлечение к судебной ответственности подписавших его депутатов, в том числе 120 кадетов.Разогнав Думу первого созыва, высшая власть не решилась ликвидировать этот выборный институт. Правительство П.А. Столыпина, сменившего Горемыкина, назначило новые выборы. Для кадетов они стали нелегким испытанием. С одной стороны, на них обрушились репрессии, изъявшие из их рядов более сотни популярных депутатов, обвиненных в подписании Выборгского воззвания. С другой стороны, кадетская партия потеряла роль основной оппозиционной партии, потому что во вторых выборах приняли участие эсеры и социал-демократы. В результате острой конкуренции со стороны левых партий кадеты потеряли на выборах 80 депутатских мест. Тем не менее они сохранили за собой доминирующее положение во II Государственной Думе. Председателем Думы был избран член ЦК кадетов Фёдор Александрович Головин.Тактика кадетской фракции во II Государственной думе сводилась к «бережению Думы». Они прекратили злоупотреблять запросами и сдерживали запросный ажиотаж левых фракций. В результате во II Думу было внесено всего 36 запросов – в десять раз меньше по сравнению с I Думой. Всю зиму кадетские юристы работали над тем, чтобы сделать свои законопроекты более приемлемыми для правительства. Но у правительства Столыпина имелась собственная программа преобразований, главным звеном которого являлась аграрная реформа. Большинство в кадетском руководстве (исключая Маклакова) считало пагубными для России и цели столыпинской реформы, и насильственные методы ее реализации. Поэтому кадеты во II Думе отвергли правительственное аграрное законодательство, сохраняли довольно резкий оппозиционный тон при обсуждении других мероприятий царизма, в том числе военно-полевой юстиции. Кадетский оратор Родичев бросил в лицо первому министру фразу о «столыпинских галстуках» и жестом показал затянутую вокруг шеи веревочную петлю. Столыпин вызвал его на дуэль, получил извинение, но с тех пор эти слова стали крылатыми.Не добившись одобрения своей аграрной реформы, Столыпин взял курс на роспуск Думы и изменение избирательного закона. Кадеты до последней минуты пытались спасти Думу. Поздно вечером на дачу Столыпина, где проходило заседание [c. 83] Совета министров, была направлена кадетская делегация в составе Булгакова, Маклакова, Струве и Челнокова. По словам Маклакова, премьер-министр был непреклонен: «Разговор об обоснованности обвинения он сразу же оборвал. Не допускал он и мысли об отсрочке для изучения дела: «пока мы с вами здесь разговариваем, социал-демократы бегают по фабрикам, подстрекают рабочих». Маклаков вспоминал, что после пустых споров Столыпин, как будто перестал притворяться, и откровенно сказал: «Есть вопрос, в котором мы с вами все равно согласиться не можем. Это – аграрный. На нем конфликт неизбежен. А тогда к чему же тянуть?» Министру финансов В.Н. Коковцову запомнился пренебрежительный жест Столыпина, вернувшегося после переговоров на заседание: «Ну, с этими господами не столкуешься!». Утром 3 июня 1907 г. Государственная дума была распущена. Одновременно было введено новое Положение о выборах. Тактика «бережения Думы» не сработала. Как писал в одной из своих статей В.И. Ленин, царь решил «наплевать в рожу кадетским вождям».

49. Особенности организационного оформления и политической деятельности монархических партий. Политические установки монархистов. Черносотенное движение.

Особенности организационного оформления и политической деятельности монархических партий. Возникновение традиционалистских монархических партий и групп было связано с усилением оппозиции самодержавию. Своей главной задачей они считали защиту существующих в стране порядков, В 1900 г. в Петербурге создано общество «Русская беседа», одним из лидеров которого стал молдавский помещик В. М. Пуришкевич. Впоследствии партии подобного толка получили название «черносотенные», так как считали себя выразителями интересов простых русских людей («черная сотня» — податное посадское население). Монархические партии стали возникать в России после выхода в свет Манифеста 17 октября. Крупнейшими из них были «Союз русского народа» (А. И. Дубровин) и «Русский народный союз имени Михаила Архангела» (В. М. Пуришкевич). Среди помещичье-монархических партий и организаций особое место занял «Всероссийский союз земельных собственников», образованный в ноябре 1905 г. В него вошли 53 крупных землевладельца. В программе этого союза нет ни демагогии, ни неясностей: все точки поставлены над «i», отброшены все условности (внешний лоск, «культурность»). Когда помещичьему классу стала угрожать потеря власти и собственности, он заговорил языком неприкрытой грубой силы. Так, в уставе союза земельных собственников не было ни слова о наделении крестьян землей, как будто этого вопроса вообще не существовало. В целях борьбы с революцией собственники ратовали за введение военного положения и применение военно-полевых судов, сокращение срока следствий, увеличение численности сельской полиции, защиту имений военной силой, возмещение убытков, понесенных помещиками. Эта программа и легла в основу деятельности царскою правительства, возглавленного после отставки графа С. Ю. Витте П. А. Столыпиным. Программы монархических партий основывались на классической теории официальной народности графа Уварова (православие, самодержавие и народность) и содержали следующие основные положения:

• сохранение самодержавной формы правления как исконной и единственно возможной в России

• сохранение единой и неделимой России: по мнению монархистов, федерализм мог привести только к расколу и гибели страны

• отстаивание интересов единственного «государственного» народа - великороссов

• критика бюрократических порядков в стране как компрометирующих самодержавие

• предоставление крестьянам права приобретать землю в частную собственность при сохранении общинных порядков

• запрещение евреям иметь собственность и выезжать за пределы «черты оседлости», а также выселение в будущем всех российских евреев в Палестину.

В отношении Государственной думы мнения разделились. Часть монархистов (А. И. Дубровин, Н. Е. Марков) считали, что она должна быть только законосовещательным органом, другие (В. М. Пуришкевич) - законодательным. Значительное внимание черносотенцы уделяли борьбе с хаосом и анархией в стране и наведению в ней жесткого порядка. По данным прессы, только за осень 1905 г. от рук черносотенцев погибло около 4 тыс. человек, в том числе большевики Н. Э. Бауман и Ф. А. Афанасьев. В I и II Государственных думах представительство черносотенцев было незначительным, однако в 111 и IV Думах они были представлены достаточно широко.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.016 с.)