ТОП 10:

Раздел II. Десять номеров темпо-ритма



В практике мастерства актера определены десять номеров темпо-ритма. Это деление условно, но в них дана характеристика степени нервной возбуждаемости.

Самый обычный, нормальный, это № 5 (когда вы спокойно •совершаете действие, ни веселы, ни скучны).

№ 1 — это ритм проявления высшей апатии, бездейственности (однако надо помнить, что бездействие передается действием, движением, без которого не может быть ритма). Это ритм, например, усталого, больного, убитого горем до отупения человека.

№ 10 — это ритм наивысшего возбуждения, который бывает при полном наиэнергичнейшем действии, при панике. Н. П. Охлопков говорил, что в трагедиях У. Шекспира повышенные ритмы. Высоковольтные. Здесь речь идет о крайней мере напряжений и испытаний. Радости, скорби, мучения как бы перерастают бытовые представления о чувствах, переполняя меру обычного, повседневного.

Остальные номера располагаются соответственно Между 1 и 5,5 и 10.

Вот пример на ритм № 1. В пьесе «Вишневый сад» А. Чехова, в четвертом действии, конец монолога Фирса:

«...Я полежу... силушки-то у тебя нету... ничего не осталось, ничего... Эх, ты... недотепа (Лежит неподвижно)».

Пример на ритм № 10.

Отрывок из романа Б. Полевого «На диком бреге» — «Пожар на пароходе». У пассажиров парохода темпо-ритм № 10, и внешний и внутренний.

А сцена Аркадиной и Треплева из третьего действия пьесы «Чайка» А. Чехова может служить примером постепенного нарастания ритма от 5-го до 8-го номера.

Примеры на резкий переход ритмов:

В пьесе Н. Гоголя «Женитьба» (действие первое, явление тринадцатое) сцену обсуждения женихов Агафья Тихоновна ведет в ритме № 5—6; не выходит она из этого ритма и в сцене спора свахи с теткой. И вдруг звонок. «Ахти, это они... кто-нибудь из женихов» — и ритм сразу прыгает на № 8—9:

«Агафья Тихоновна (вскрикивает). Ух!

Арина Пантелеймоновна. Святые, помилуйте нас грешных! В комнате совсем не прибрано... (Схватывает все, что ни есть на столе, и бегает по комнате.)...

Агафья Тихоновна. Ах, тетушка, как мне быть, я чуть не в рубашке...»

Все забегали, заметались.

В пьесе «Бесприданница» А. Островского, во втором действии ритм Ларисы после ее взрыва («... Все себя любят! Когда же меня-то будет любить кто-нибудь? Доведете вы меня до погибели...» и т. д.) —№ 7. Затем он снижается в сцене мечта-

ний Карандышева о взятии реванша (со слов Карандышева: «Вот и обед сегодня для меня обойдется недешево» и кончая словами Огудаловой: «Да кто приехал-то?») до ритма № 5. А потом вновь взлетает вверх со слов Карандышева: «Ваш Сергей Сергеевич!».

Лариса в испуге встает:

«Поедемте в деревню, сейчас поедемте!.. Что вы меня не слушаете! Топите вы меня, толкаете в пропасть!» и так далее — ритм № 9—10.

После этих примеров можно приступить к упражнениям. Ниже я даю строки из записей уроков по темпо-ритму в театральном училище.

Упражнения

1. Педагог предлагает ученикам создать такие предлагаемые обстоятельства:

1) Когда возможно действовать только в ритме № 5. Ученица. Мои предлагаемые обстоятельства таковы: я

пришла домой. Спешить некуда. Весь вечер буду дома.

Педагог. Действуйте.

Ученица. Переоделась в халат. Надела домашние туфли. Помыла руки, села за стол и поела. Потом, взяв в руки книгу, легла на диван и стала читать.

2) Обстоятельства, при которых можно действовать в ритме № 7.

Ученица. К концу рабочего дня мне на фабрику позвонила подруга и сказала, что есть на сегодня билет в Большой театр. Фабрика, где я работаю, от дома далеко. (Наметив предлагаемые обстоятельства, она начала действовать.)

3) Сделать упражнение на постепенное нарастание ритмов от № 6 до № 9.

Ученица. Мои предлагаемые обстоятельства: город занят фашистами. Я связистка партизанского отряда. Мне надо срочно передать важные сведения в свой отряд. Радиопередатчик у меня скрыт на чердаке дома. Я взяла для маскировки таз с выстиранным бельем и поднялась на чердак. В момент передачи к дому подъехала машина. Слышна немецкая речь. Из машины выходят солдаты. Через несколько минут слышны тяжелые шаги на лестнице, ведущей на чердак.

4) Резкий переход ритма с № 5 на № 8.

Ученик. Сегодня я уезжаю на комсомольскую стройку. Времени до отхода поезда еще много. Укладываю последние вещи в чемодан. Вспомнил, что надо уложить в дорожную сумку еду и книгу для чтения (это будет ритм № 5). Вдруг раздается телефонный звонок. Это товарищ. Он сообщает, что произошла какая-то путаница и поезд вместо 15 часов отправляется в 14 часов. Надо сейчас же ехать на вокзал. Начинаю торопиться, быстро укладываю вещи, одеваюсь и еду на вокзал (ритм № 8).

В следующем упражнении педагог вызывает несколько групп учеников (по два, три, шесть человек) и дает им задания.

Первой группе из трех человек: одному дается ритм № 2, Другому — № 5, а третьему — № 7.

Педагог. Какие предлагаемые обстоятельства вы можете предложить, учитывая эти ритмы?

Ученики. Я больная девушка — ритм № 2. Я врач —ритм № 5. Я мать больной — ритм № 7.

Педагог. Продумайте конкретно и подробно ваши предлагаемые обстоятельства и, когда будете готовы, начинайте действовать.

Второй группе из двух человек дано задание на постепенное снижение ритмов от № 7 к ритму № 5.

Ученики сделали по данному заданию следующее упражнение.

Две подруги сидят в артистической уборной самодеятельного театра и заканчивают шить костюм для одной из них к сегодняшнему спектаклю. До спектакля осталось всего полтора часа... (ритм № 7). Но вот кончили, примерили, все в порядке. Надо погладить его. Одна девушка гладит, а другая готовит свой костюм, вещи, нужные для данного спектакля. Потом помогает одеваться своей подруге (ритм № 6). Обе одеты, надо гримироваться. До спектакля осталось 30 минут, грим легкий, простой, можно не торопиться (ритм № 5).

Третьей группе из шести человек педагог предложил менять ритм, постепенно наращивая его с № 5 до № 9.

Предлагаемые обстоятельства ученики взяли следующие: лето, колхоз. Мы сидим на бревне, отдыхаем после рабочего дня. Вдруг за домами, в стороне леса, показался густой черный дым, потом что-то вспыхнуло, и небо стало красным от зарева. Оказалось — пожар в лесу.

3. Дав темы упражнений, педагог предлагает учащимся наметить ритмы соответственно предлагаемым обстоятельствам и задачам. Менять их, если этого потребуют разворачивающиеся события.

1) Театр. После 25-летней разлуки дядя встречается с потерявшимся во время войны племянником. Мальчик пропал во время эвакуации. Ему тогда было 10 лет. Уже будучи взрослым, он разыскивал своих родных, но все было безрезультатно. Теперь он главный режиссер театра и приехал в город, где жил дядя, на гастроли. А дядя, прочитав на афишах фамилию режиссера, забеспокоился, решил проверить, не племянник ли — и пришел в театр.

2) Весна. Паводок. Прорыв плотины. Вода подходит все ближе и ближе к домику сторожа. Семья его состоит из жены и двух детей в возрасте 10—12 лет.


ХАРАКТЕРНОСТЬ

Через действия передается внутренняя жизнь, внутренний мир человеко-роли. По действиям и поступкам, говорил К. С. Станиславский, мы судим о людях, изображаемых на сцене, и понимаем, кто они, какова внутренняя характерность их образа. И чтобы создать эту внутреннюю характерность, надо найти «себя в роли» («я есмь» в предлагаемых обстоятельствах) и «роль в себе», а это значит, что надо найти в себе,, воспитать и вырастить внутренние элементы, качества, необходимые для воображаемого образа. Для этого актеру необходимо точно определить характер действующего лица, найти его «зерно» (мировоззрение, мироощущение), эмоциональную сущность образа, так как поступки, действия складываются в зависимости от характера действующего лица. Возьмем, к примеру, сцену из пьесы «Перстенек» К. Паустовского, эпизод, где Медведь решает проучить Нюрку (действие третье, картина пятая).

Все участники сцены (люди) объединяются и выступают в защиту Нюрки (это творческая задача). Но так как характеры у них разные, то и поступки (действия) у них также разные. (Творческая задача реализуется разными действиями для каждого.) Так, например:

1. Конюх — дает совет, как действовать против Медведя, но от входной двери не отходит, — в опасные минуты, как говорит автор в ремарке, — он приоткрывает дверь, как бы желая удрать, но каждый раз передумывает и остается в лавке.

2. Сапожник — проявляет активность, налетая на Медведя:

а) встает на защиту человеческих прав; б) настаивает на исполнении человеческого закона; в) требует подчиниться человеческому закону и т. д.

3. Анисья — пытается умилостивить, умаслить, задобрить Медведя: а) заискивает перед Медведем, низко ему кланяясь;

б) подыгрывает Медведю, льстит ему и т. д.

Как видите, все поступки действующих лиц идут от характера каждого персонажа.

Но чтобы лучше донести до зрителя внутреннюю характерность, нужна еще внешняя характерность.

Внешняя характерность создаваемого образа часто рождается сама собой в результате правильно созданного внутрен-

него образа. Тогда и появляются типичные для образа действия, движения, походка, положение тела, речь и т. д.

«Пусть каждый добывает эту внешнюю характерность из себя, от других, из реальной и воображаемой жизни, по интуиции или из наблюдений над самим собой или другими, из житейского опыта, от знакомых, из картин, гравюр, рисунков, книг, повестей, романов или от простого случая — все равно. Только при всех этих внешних исканиях не теряйте внутренне самого себя»[152].

Актер в своем творчестве в любой роли прежде всего должен находить самого себя. «Душа человека, — говорил К. С. Станиславский, — необъятна, и в ней умещаются и «Лель», и «Отелло», и «Бальзаминов». И в тот момент, как только вы ушли от себя, вы убили роль»[153].

Внешней характерности помогают костюм, грим, прическа, парики и т. д. Найденная актером внешняя характерность, в свою очередь, помогает ему схватить и углубить ускользающую внутреннюю характерность.

На одном из занятий с ассистентами К. С. Станиславский рассказывал, как у него не получалась роль Сотанвиля в пьесе «Жорж Данден» Мольера, и пошла она от удачного грима. Одна черта в гриме, объяснял он нам, придала какое-то живое, комическое выражение лица, и сразу что-то в нем точно перевернулось.

Все актеры, большие и малые, должны создавать на сцене образы, а не показывать самих себя зрителям. Для этого они должны перевоплощаться, быть характерными, типичными, жизненными.

«Без внешней формы как самая внутренняя характерность, так и склад души образа не дойдут до зрителя. Внешняя характерность объясняет, иллюстрирует и, таким образом, проводит в зрительный зал невидимый, внутренний, душевный рисунок роли».

Чаще всего, особенно у людей талантливых, внешнее воплощение и характерность создаваемого образа рождаются сами собой от правильно созданного внутреннего склада души»[154].

И Константин Сергеевич утверждал, что способность к духовному и внешнему перевоплощению есть первая и главная задача актера. «Характерность — та же маска, скрывающая самого актеро-человека. В таком замаскированном виде он может обнажить себя до самых интимных и пикантных душевных подробностей», «...обнаруживает под маской такие интимные секретные инстинкты и черты характера, о которых он боится заикнуться в жизни». «Это важные для нас свойства ха-

рактерности». «Характерность при перевоплощении — великая вещь».

А так как каждый артист должен создавать на сцене образ, а не просто показывать себя зрителю, то перевоплощение и: характерность становятся необходимыми всем нам.

Другими словами, все без исключения артисты — творцьЕ образов — должны перевоплощаться и быть характерными.

«Нехарактерных ролей не существует»[155].

Упражнения (на изучение и овладение внешней характерностью) .

Изыскивая внешнюю характерность, типичные черты для данной характерности, нельзя терять себя, нужно оставаться самим собой. Действовать следует в определенных условиях данной физиологической жизни. Эти условия являются предлагаемыми обстоятельствами. Нельзя создавать на сцене характерные образы «вообще» (вообще купца, вообще аристократа и т. д.). «Все это штампы «вообще» якобы создающие характерность. Они взяты из жизни, они попадаются в действительности. Но не в них суть, не они типичны»[156]. Нужно «создание личности, индивидуальности»[157].

1. Природно-физиологическая характерность: старик, толстый человек, хромой (хромота бывает разная и проявляться она будет по-разному), человек, у которого нет ног, он передвигается на протезах, человек без руки, человек, у которого правая рука — протез, слепой, человек с физическим уродством, горбун, заика, глухой.

2. Профессиональная внешняя характерность: кузнец, печатник, шахтер, боксер, продавец, балерина, врач, военный (но не «вообще» военный, а пехотинец, танкист, артиллерист, матрос и т. д.).

3. Национальная внешняя характерность: туркмен, якут, француз, англичанин, эфиоп и т. д.

4. Внешняя характерность, оставшаяся у человека от его прошлого — купец, лавочник, трубочист, аристократ, священник, кучер, коробейник, помещик, нищий.

Ученики на личном опыте поймут, что нельзя делать эти упражнения, не изучив сначала самую природу данной внешней характерности, не изучив ее физиологических причин (физиологических причин ее движений, действий).

Надо не копировать внешнее поведение наблюдаемого человека, а изучать. Копия — не творчество. Надо предоставить ученикам время для изучения намеченной характерности и овладения ею. На каждом занятии вести просмотры выполненных заданий по характерности.

5. Избрав себе какую-то внешнюю характерность, нафантазируйте прошлое (как, когда, где вы, например, ослепли). Создайте предлагаемые обстоятельства и действуйте в них «сегодня, здесь» от своего имени. (Внутренняя характерность — эта ваша индивидуальная характерность.) Выполняя одиночные упражнения, берите несложные предлагаемые обстоятельства и простейшие действия (например, готовлюсь к приезду матери, сестры, друга).

6. Упражнение с партнером. Каждый берет себе какую-нибудь изученную им внешнюю характерность. Предлагаемые обстоятельства и действия, так же как и в предыдущем упражнении, должны быть простыми, например, встреча с приехавшими родными или почтальон приносит пенсию.

Овладению характерностью помогает темпо-ритм.


МИЗАНСЦЕНА

Так как действие и взаимодействие актеров пластически выражаются через мизансцену, то каждый актер, развивая свое мастерство, должен натренировать себя в умении владеть мизансценой. Он должен уметь оправдать любое физическое состояние и действие, любое взаимодействие с партнером, любое положение при помощи типичной выразительной мизансцены.

Артист находит себе мизансцену в зависимости от задачи, выполняемого действия, настроения и переживания. «Каждый из вас, глядя по настроению, по переживанию и по делу, выбрал наиболее удобное место, создал подходящую мизансцену и использовал ее для своей цели»[158]. Но мизансцена, передающая наше внутреннее переживание, должна быть обязательно выразительной. Чем глубже, сильнее переживание, тем выпуклее, типичнее и ярче должна быть мизансцена.

К. С. Станиславский мечтал об актере, умеющем в совершенстве владеть мизансценой. Он часто говорил нам, своим ассистентам, что ему бы хотелось, чтобы актер не играл по раз и навсегда заученным мизансценам. Идеально было бы, говорил он, каждый раз играть спектакль в разных мизансценах, чтобы мизансцены не штамповались. Он объяснял нам, что незыблемой остается только внутренняя линия действий. На занятиях он стремился приучать студентов к экспромтам в мизансценах, которые открывают простор и глубину творчества.

Большое значение «мизансцене тела» придавал и Вл. И. Немирович-Данченко. М. О. Кнебель рассказывала, что Владимир Иванович постоянно говорил о «мизансцене тела», характеризующей тот или иной момент жизни сценического образа. Он подсказывал актеру ту мизансцену, которая всего точнее соответствует в этот момент внутренней жизни образа. Подсказывая, он никогда не навязывал, но тонко, чутко, терпеливо вел его к задуманному...

Итак, актеру и режиссеру надо уметь владеть мизансценой. А для этого — тренироваться и тренироваться.

Упражнения.

1. Индивидуальная мизансцена. 1) Педагог ставит посредине комнаты кресло или стул и, вызывая занимающихся поочередно, предлагает каждому про-

делать с этим креслом все положения, какие только может подсказать его воображение, оправдывая их интересным вымыслом, предлагаемыми обстоятельствами и самим чувством, возбужденным эмоциональной памятью.

2) Так же, как и в 1-м упражнении, проделать все возмож ные положения у окна, стены, с ширмой, пианино, дверью, на полу. Все положения оправдывать и продолжать действовать,, не забывая о внутренних монологах.

3) Педагог дает ученикам репродукции картин с изображением одного человека («Голубятник», «Рыболов» В. Перова, «Лунная ночь» И. Крамского, «Аленушка» В. Васнецова, «Торговка яблоками» В. Маковского, «Вдовушка» П. Федотова и т. д.), предлагает запомнить положение (мизансцену) изображаемого на открытке персонажа. И далее воспроизвести это положение на память и, оправдав его вымыслом своего воображения, создать свои предлагаемые обстоятельства, наметить сюжет и начать действовать. Сюжет можно брать не только разработанный художником, но и создавать свой собственный, принимая во внимание только положение человеческой фигуры и указанное автором картины настроение (так, например, в картине В. Маковского «Торговка яблоками» можно взять сюжет: «Вечерний отдых после трудового рабочего дня» или «Мать, присевшая отдохнуть после того, как навестила в больнице свою дочь»). Положение, указанное на открытке, и будет первой мизансценой упражнения.

4) Педагог, дав ученикам те же открытки, предлагает так построить упражнения, чтобы указанное положение на открытке было конечной мизансценой данного упражнения.

5) Педагог предлагает ученикам рассмотреть позы в скульптурах («Булыжник — оружие пролетариата» И. Шадра, «Юноша с бубном» О. Мануйловой, «Катерина» М. Манизера, «Юный десантник» В. Цигаля, «Камнебоец» С. Коненкова, «Виноградари» Л. Дубиновского и другие) и исполнить эти позы по памяти. Затем оправдать их вымыслом своего воображения, создать конкретные предлагаемые обстоятельства и продолжать действия, запечатленные в скульптурах.

2. Групповые мизансцены.

1) Педагог создает групповую мизансцену.

Вот как это было сделано на одном из занятий.

Часть учеников посадили спиной к педагогу, вторую часть поставили к окну и предложили им смотреть в окно. Остальным, расположившимся в углу комнаты, велели что-нибудь нарисовать.

Создав эту мизансцену, педагог начал вести беседу на тему, интересующую всех собравшихся... И тогда произошло следующее: все, подчиняясь внутренней потребности (вызванной темой беседы), логике происходящего действия, начали менять свои мизансцены. Педагог, заметив это, прервал беседу и спросил их, в чем дело, почему они изменили мизансцену. Ученики

ответили, что данная им мизансцена раздражает их, мешает им слушать беседу. Она не соответствует происходящему действию.

— Вы правы, — согласился педагог, — несоответствие мизансцены с внутренним состоянием актера вызывает протест, спутывает чувство, создает внутренний вывих. Мизансцены, неоправданные изнутри, формальны и не нужны на сцене.

2) Педагог, вызвав несколько учеников, дает им репродукцию картины, изображающей группу людей («Арест пропагандиста», «Бурлаки» И. Репина, «Книжные лавки» А. Васнецова, «Приезд гувернантки в купеческий дом» П. Федотова, «На могиле сына», «Тройка» В. Перова, «Соперницы» Н. Касаткина, «Больной музыкант» М. Клодта, «Чтение письма в овощной лавочке» И. Прянишникова, «Смотрины», «Торг» Н. Неврева, «Наем прислуги» В. Маковского, «Сватовство чиновника к дочери портного» Н. Петрова, «На прогулке» Н. Соколова и другие). Репродукцию нужно рассмотреть и запомнить данную групповую мизансцену. При этом каждому ученику «назначается» человеческая фигура.

Педагог предлагает оправдать сообща это общее положение фигур вымыслом своего воображения, создать свой, новый сюжет, конкретные к нему предлагаемые обстоятельства (исходя из намеченных художником взаимоотношений и настроений данных действующих лиц), офантазировать прошлое, прелюдию. Предметы на открытке можно заменить соответственно нафантазированными предлагаемыми обстоятельствами. И чтобы проверить, затронуты ли, мобилизованы ли человеческие «Я» учеников намеченными предлагаемыми обстоятельствами, пробудили ли они у них творческое хотение и позывы к действию, предложить им начать действовать. При этом напомнить, что никаких образов играть не надо, что они сами действуют в предлагаемых обстоятельствах и не надо делать весь этюд, а нужно только попробовать начать действовать.

3) Пристройки 2—3—4 человек. Педагог, вызвав ученика, предлагает ему занять какое-нибудь положение. Вызывает второго, предлагая пристроиться к первому и оправдать получившуюся группу. Каждый вызванный оправдывает возникшую с его пристройкой мизансцену. Когда пристроится последний и оправдает создавшуюся мизансцену, надо наметить каждому творческую задачу данного события и продолжить действие.

4) Групповые мизансцены по репродукциям с картин художников.

Получив открытку, ученики должны уточнить тему, данную художником, развить предлагаемые обстоятельства, нафантазировать прошлое, распределить между собой роли, наметить взаимоотношения. Данная автором мизансцена будет первым событием. А далее будут вводиться новые события и соответственно этим событиям будут намечаться и новые мизансцены. Наметив событие, ученики определяют творческие задачи каж-

дого действующего лица и начинают действовать, прекращая действие по хлопку педагога. Потом называется второе событие и снова повторяется все сказанное выше. Примеры таких упражнений: а) Ф. Решетников «За Мир».

Первое событие. Мы тоже протестуем против войны! Творческие задачи: 1-го мальчика: хочу написать на стене слово мир и нарисовать голубя. 2-го мальчика: хочу помочь ему, держу для него краску.

3-го мальчика: хочу помочь, подставив ему свою спину.

4-го и 5-го мальчиков: хотим быть на страже, уберечь от внезапной опасности. Второе событие. Футбол'— хорошая маскировка. (Предлагаемые обстоятельства: пробегают полицейские к месту происходящей демонстрации, она происходит на ближайшей площади).

Мизансцена. Один мальчик — вратарь (ворота отмечены камнями), второй — готовится к удару; третий — лежит на земле: упал, отбивая мяч; четвертый и пятый стоят в готовности принять мяч.

Творческая задача у всех: хотим замаскировать сделанное, увлеченно играя в футбол.

Третье событие. Прошли полицейские — пронесло! Надо скорей кончать!

Мизансцена. Тот же мальчик, что писал, рисует голубя; второй опять держит краску, третий — смотрит вслед уходящим полицейским, четвертый и пятый стоят слева, собираясь уходить и торопя остальных.

Творческие задачи:, 1-го мальчика: хочу докончить начатое— нарисовать голубя мира. 2-го мальчика: хочу помочь ему в этом. 3-го мальчика: хочу обезопасить, сторожу их.

4-го и 5-го мальчиков: хотим, чтобы товарищи .поняли — надо уходить, б) М. Суздальцев «Первая получка».

Первое событие. Сын торжественно вручает матери первую получку.

Мизансцена дана художником. Второе событие. И брату подарок — ботинки. Мизансцена. Маленький брат примеряет новые ботинки, один уже на ноге, другой — в руке; старший брат стоит справа довольный, смотря на радость братишки; слева сидит мать, утирая слезы.

Третье событие. Подготовка к празднованию великого события.

Мизансцена. Мать ставит на стол горячую картошку; братишка помогает накрывать на стол; старший брат стоит в дверях, вытирая руки, только что вымытые, готовясь сесть за стол.

5) То же самое на собственную нафантазированную тему: Название этюда — «Друзья познаются в беде».

Первое событие. Вечерний отдых.

Мизансцена. Один юноша сидит у стола, пьет чай; второй лежит на кровати и около него сидит еще один парень, они о чем-то беседуют; четвертый принаряжается, собираясь идти в кино; пятый сидит у открытого окна и читает книгу.

Второе событие. Принесли телеграмму.

Мизансцена. Собиравшийся в кино идет от двери и протягивает телеграмму пьющему чай, который встал обеспокоенный (у него недавно болела мать); читающий отложил книгу и смотрит на взволнованного товарища; лежащий приподнялся; сидящий около него тоже обернулся в сторону встревоженного товарища.

Третье событие. У товарища беда — надо помочь.

Мизансцена. Получивший телеграмму сидит, окаменев, устремив взгляд в пространство; подавший телеграмму стоит около него, положив одну руку ему на плечо, а другую опустив в карман, чтобы достать оттуда кошелек; читавший достает из бумажника деньга; ранее лежащий выдвигает из-под кровати чемодан; сидевший около него бросился к двери — надо занять денег у товарищей, у него самого сейчас нет ни гроша.

6) Педагог вызывает пять человек. Дает каждому соответствующие номер. Ученик, получивший № 1, по хлопку руководителя занимает какое-либо положение. К нему в порядке номеров пристраиваются остальные. По новому хлопку № 1 меняет положение. Остальные снова пристраиваются к нему в том же порядке и должны быть в любое время готовы оправдать получившиеся группировки.

7) Педагог или кто-нибудь из занимающихся дает предлагаемые обстоятельства (тему): первая вызванная группа занимает первую мизансцену; вторая — последнюю, а третья группа — связующую мизансцену.

Для начала, чтобы наглядно, практически разъяснить это упражнение, берем не групповую мизансцену, а одиночную.

Пример.

Предлагаемые обстоятельства: вы читаете, погас свет.

1-я мизансцена. Ученица садится за стол, читает книгу, очень интересную.

3-я мизансцена. Вторая ученица, встав на стул, ввертывает лампочку.

2-я промежуточная мизансцена. Третья вызванная ученица заглядывает в дверь — свет в коридоре есть, значит перегорела лампочка.

Упражнение было названо: «А авария-то местная, легко исправимая».

Групповое упражнение — «Вынужденная ночевка в лесу».

1-я мизансцена. Один забрался на стол (дерево) и смотрит вдаль, другой сел на поваленный стул (пень), вытянул ноги, двое остальных стоят в напряженной позе, лицом к забравшемуся на стол.

Последняя мизансцена (сделанная новой группой). Костер. Один сидит у костра, двое лежат, четвертый стоит задумавшись.

Связующая мизансцена (сделанная третьей группой). Один складывает костер, второй обламывает сухие сучья с дерева; третий собирает сучки и шишки; четвертый тащит бревно (ствол засохшего дерева).

8) Тема заранее не дается, а определяется после занятия первой и последней мизансцен.

Пример.

Первая мизансцена. Три девушки сидят и шьют. Одна сидит на подоконнике открытого окна, другая — на стуле лицом к окну, третья — на диване около окна.

Последняя мизансцена (сделанная второй группой). Одна стоит перед зеркалом в новом платье, другая надевает ей на шею бусы, третья сидит на стуле, осматривая ее дружески-критическим взглядом, держа в руках еще другие бусы, цепочку с камешком, брошку.

Третья вызванная группа назвала это упражнение: «А платье-то мы сшили лучше, чем в ателье» и сделала связующую мизансцену. Девушка стоит в платье еще не совсем законченном; подружка, стоя перед ней на коленях, подкалывает подол, ровняя его; третья сидит и шьет — заканчивает рюшку на ворот.

Можно усложнить это упражнение: занять первую мизансцену за ширмой, чтобы никто ее не видел и открыть только после того, как будет сделана последняя мизансцена. Третья группа, логически связав эти две мизансцены, объединив их в одну тему, сделает промежуточную.

Эти упражнения развивают, кроме чувства мизансцены, логику и фантазию.

9) Такие же упражнения делаются по репродукциям кар тин художников.

Пример.

1-я мизансцена. Картина художника А. Лактионова «Письмо с фронта».

Последняя мизансцена. Картина художника В. Костецкого «Возвращение».

Связующая мизансцена. Парадное. Стоит военный с чемоданом; около открытой двери человек, показывающий, где находится квартира, которую ищет военный.

Сюжет этюда, рассказанный учениками, сделавшими эту связующую мизансцену:

Мать. Жена. Двое детей — мальчик и девочка. Долго не было известий от мужа. Наконец письмо получено, его принес военный, находившийся вместе с мужем в госпитале. Муж тоже поправляется, его вот-вот должны выписать и слова послать на фронт. Связь на некоторое время установилась, а потом опять была потеряна. Семью эвакуировали в другой город — их дом разбомбили. На письма, которые они писали отцу и мужу, ответа не приходило. Похоронной тоже не было. Писали всюду. Запрашивали. Ответили: он находится в списках пропавших без вести. И вот пришел. Был в плену, бежал, попал к партизанам. Искал семью, и наконец нашел.

10) Сказки и басни.. Прочитывается сказка или басня, делится на основные события и на каждое намеченное событие строится мизансцена. Как всегда, если- педагог потребует, ученики должны быть готовы продолжить действие.

Басня И. А. Крылова «Кот и повар».

1-е событие. Сам — в пивоварню (в кабак), а «волка» — в овчарню.

Какой то Повар, грамотей,

С поварни побежал своей

В кабак (он набожных был правил

И в этот день по куме тризну правил),

А дома стеречь съестное от мышей

Кота оставил.

Мизансцена. Кот лежит, свернувшись, на полу, на солнышке, жмуря от удовольствия глаза; у дверей повар, спешащий в кабак, отдает распоряжение Коту.

2-е событие. Не сторож, а вор! Мышам — нет, а мне — да!

Мизансцена. Кот, сидя на стуле, передними лапами упираясь на стол, лопает пирог.

3-е событие. Тянет вкусным! Разведаем!

Мизансцена. Кот, «припав за уксусным бочонком,., трудится над курчонком», ничего не видя и не слыша; мышонок, вылезает наполовину из норы, принюхивается и осматривается.

4-е событие. Враг весь в курчонке, налетай братва! Великолепное пиршество.

Мизансцена. Один мышонок тащит кусок пирога в нору, другой на столе ест пирог, двое на полу едят объедки пирога. Но они не теряют настороженности (объекты: Кот и дверь); Кот управляется с курчонком, не обращая ни на что внимания.

5-е событие. Чу, идет кто-то! Уноси ноги!

Мизансцена. Один мышонок удрал, другой — у норки; у третьего торчит только голова из норки; четвертый замер в позе напряженно слушающего, а Кот «мурлыча и ворча, трудится над курчонком».

6-е событие. Что это! Погром! Воры!

Но что же, возвратясь, он видит? На полу Объедки пирога; а Васька-Кот в углу, Припав за уксусным бочонком, Мурлыча и ворча, трудится над курчонком.

Мизансцена. Мышей нет — сбежали; хозяин в оторопелой позе стоит около дверей; Кот за уксусным бочонком все в том же положении.

7-е событие. Проповедь «на ветер» или «глас вопиющего в пустыне».

«Ах ты, обжора! ах, злодей! —

Тут Ваську Повар укоряет, —

Не стыдно ль стен тебе, не только что людей?

(А Васька все-таки курчонка убирает),

Как! Быв честным Котом до этих пор,

Бывало, за пример тебя смиренства кажут,—

А ты... ахти, какой позор!

Он порча, он чума, он язва здешних мест!»

(А Васька слушает, да ест.)

Мизансцена. Кот продолжает, лежа, уплетать курчонка, а хозяин над ним стоит в позе проповедника.

Указанные упражнения (на басни и сказки) имеют успех среди учеников.

3. Массовые мизансцены.

При массовых группировках надо помнить о композиции массовой сцены: должна быть вершина сцены (самое высокое положение фигур на сцене), стороны должны быть одинаково загружены. Надо помнить также и о трех планах сцены (фигуры на первом плане сцены не должны загораживать тех, кто находится на втором плане, а фигуры второго плана, в свою очередь, не должны также загораживать тех, кто стоит на третьем плане). Чтобы проверить правильность сценического расположения, нужно установить — всем ли актерам со сцены виден зрительный зал. В массовой сцене, как правило, не должно быть много вертикально стоящих фигур («палок в огороде», как их называл К С. Станиславский), а должна быть «игра линий», то есть пересечение линий, движений и поз находящихся на сцене актеров.

1) Ходьба по сцене. По знаку руководителя остановиться и разместиться на расстоянии руки в шахматном порядке. Делать всякие передвижения, сохраняя расстояние, — все это надо оправдывать (каждое положение, каждый переход).

2) Массовая пристройка-композиция. Педагог вызывает одного из учеников и предлагает ему занять определенное положение. Все остальные пристраиваются в порядке очередности, помня о законах композиции и оправдании положения. Когда все пристроились, педагог вызывает одного из них и предлагает оправдать получившуюся массовую мизансцену.

3) Массовые мизансцены по репродукциям картин: а) «Проводы новобранца», «Запорожцы» И. Репина; б) «Боярыня Морозова», «Утро стрелецкой казни» В. Сурикова: в) «Военная телеграмма» В. Васнецова; г) «Прием приданого по росписи» В. Пукирева; д) «Проводы начальника» А. Юшанова; е) «Офе-

ня-коробейник» Н. Кошелева; ж) «Вратарь» С. Григорьева; з) «Таня», «Иконы вместо патронов» Кукрыниксов; и) «Клятва партизана» С. Герасимова и другие.

Получив картинку и распределив роли, ученики должны оговорить предлагаемые обстоятельства, данные художником, прошлое и прелюдию, четко установить взаимоотношения и занять свои положения (то есть построить по памяти мизансцену, данную художником).

Затем, в ходе упражнения, педагог вводит новые предлагаемые обстоятельства, причины, дающие возможность менять мизансцены (так, в упражнение по картине Сурикова «Утро стрелецкой казни» можно ввести новые предлагаемые обстоятельства: якобы Петр дает приказ прекратить прощание, оттеснить народ, чтобы начать казнь). При этом каждый раз ученики, заняв новое положение, должны остановиться — замереть, проверить получившуюся мизансцену, выразительность ее и оправдать композицию внутренними действиями и монологами.

4) То же самое на собственную задуманную тему.

Пример.

Упражнение, сделанное учениками: «Расстрел партизана».

1-е событие. Немецкий офицер зачитывает приказ о расстреле.

Мизансцена. Стоит партизан, руки у него связаны; стоя на возвышении, немецкий офицер зачитывает указ; толпа народа, которую прикладами ружей сдерживают два немецких солдата; еще два солдата стоят, готовые произвести расстрел.

2-е событие. Спасители пришли! Не опоздали! (Борьба партизан с немцами.)

Мизансцена. Обезоружены солдаты, сдерживавшие народ; один лежит уже связанный, другого связывают два партизана, им помогают женщины и дети. Лежат убитые немецкие солдаты и офицер.

3-е событие. Спасен! Надо скорей уходить.

Мизансцена. Жена обнимает спасенного мужа, здесь же детишки; партизану развязывают руки; на месте немецкого офицера стоит командир партизанской группы и дает распоряжение всем скорей уходить. Одни решают идти с партизанами, другие — домой. Здесь же связывают предателя, выдавшего партизана.

Актеру нужно хорошо владеть мизансценой. И еще в большей мере это необходимо режиссеру. Ведь мизансцена является одним из важнейших средств идейно-художественного решения спектакля, выявления его режиссерского замысла. Верно найденная массовая мизансцена может ярко раскрыть тему, идею и сквозное действие спектакля в целом.

При этом простота, правдивость должны сочетаться с типичностью и яркой выразительностью.

Поиски мизансцены тесно связаны с работой художника спектакля и всеми предметами, окружающими актера на сцене

4. Массовая мизансцена на заданную тему







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.200.4 (0.039 с.)