Лекция 6. Теория политической системы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Лекция 6. Теория политической системы



Лекция 6. Теория политической системы

Общие подходы и основные положения теории систем

Современная теория политической системы базируется на общей теории систем, автором которой стал австрийско-американский биолог Людвиг фон Берталанфи (1901-1972).

С точки зрения Берталанфи, экономические, социальные и политические процессы могут быть представлены как сложный агрегат (то есть конструкция, состоящая их разнородных компонентов) и отношения с собственной системой управления и обратной связью, обеспечивающей взаимодействие с окружающей средой.

Берталанфи был убежден, что «социальные явления должны рассматриваться как системы», а «единственным путем изучения организации является изучение ее как системы».

Выделяют четыре основных признака системы:

o система состоит из элементов (простая система) или компонентов (сложная система), которые, в свою очередь, состоят из элементов или компонентов;

o все элементы системы взаимосвязаны (отношениями, коммуникациями, другими видами соединений) и взаиморасположены, то есть каждый обладает собственным статусом и ролью в данной системе, включен в иерархию;

o система обладает собственными системными свойствами, не сводимыми к свойствам составляющих ее элементов или, иначе система «больше» суммы частей, система консумматорна;

o система взаимодействует с окружающей средой (открытая система). Не взаимодействующая со средой система (закрытая система) представляет собой крайний случай и теоретически системой считаться уже не может.

Из этих признаков вытекает и самая общая классификация систем:

o открытые и закрытые,

o простые и сложные,

o статические и динамические (изменяющиеся во времени),

o жесткие и гибкие,

o механические (состоящие из неживой материи) и органические (живые).

По управляемости системы дифференцируются на

o неуправляемые,

o управляемые

o и самоуправляющиеся (системы автоматического управления).

САУ подразделяются на

o системы с жесткой и гибкой,

o положительной и отрицательной обратной связью.

По сферам применения системного анализа разделяют

o экономические,

o политические,

o социальные,

o культурные

и др. системы.

Политическая система может быть охарактеризована как открытая, сложная, динамическая, органическая, достаточно гибкая система с гибкой обратной связью.

Это самоуправляющаяся система, которая сама служит управляющей подсистемой общества.

Социально-кибернетическая модель политической системы Д.Истона

В теорию политики системный анализ ввел Дэвид Истон (1917).

Работы: «Политическая система» (1953), «Концептуальная структура для политического анализа» (1965), «Системный анализ политической жизни» (1965) и др.

Адаптировал основные принципы и методы системного анализа, принятые в естествознании, к изучению политической жизни и разработал понятийный аппарат системного анализа в политологии.

Д.Истон исходил из представлений о политической жизни, как подсистеме общества среди других подсистем (экономика, культура, социальная структура), находящейся в общей окружающей среде – природе.

Система взаимодействует с окружающей ее средой через определенные отношения,

o суммирующие все поступающие извне импульсы – входы (inputs)

o и суммирующие все выходящие воздействия на окружающую среду – выходы.

Окружающая среда политической системы включает в себя интрасоциетальную и экстрасоциетальную составляющие.

Интрасоциетальная среда, в свою очередь, состоит из экологической, биологической, личностной и социальной систем.

Социальная система подразделяется на подсистемы культуры, экономики, социальной структуры, демографии и др.

 

Экстрасоциетальную среду составляют внешние политические системы, внешние экологические системы и внешние социальные системы.

Политическая система реагирует на исходящие из этой окружающей среды импульсы.

Любые импульсы носят социальный характер, то есть выраженный социализированным индивидом или группой.

По отношению к политической системе импульсы могут быть двух типов: требования и поддержка.

Импульсы-требования бывают следующих видов:

o импульсы, касающиеся распределения благ и услуг (заработной платы, условий труда, образования, здравоохранения и др.);

o импульсы, касающиеся регулирования поведения (безопасности, протекционистской политики);

o импульсы, касающиеся коммуникации и информации (свободный и равный доступ к информации и др.).

Импульсы-поддержки выражаются в:

o соблюдении гражданами законов;

o активном участии в политической жизни;

o лояльном отношении к власти и внимании к официальной информации;

o оказании услуг и материальном финансировании политической системы (исполнение воинской повинности, уплата налогов и др.).

Импульсы-требования и импульсы-поддержки, поступающие на вход, перерабатываются политической системой в сигналы выхода или получают вид:

o создания законов и норм;

o распределения ценностей и услуг;

o регулирования поведения и взаимодействия в обществе.

Сигналы выхода или политические выходы оказывают определенное воздействие на окружающую среду -

o граждан данной страны,

o соседних стран,

o мировое общественное мнение, которая, в свою очередь реагирует на решения политической системы, посылая на ее вход новые импульсы.

Так образуется контур обратной связи, играющий важную стабилизирующую роль и помогающий системе снять напряжение, вызванное импульсами окружающей среды.

Д.Истон рассматривал политическую систему

o с одной стороны как определенную структуру власти,

o с другой - как непрерывный процесс, «взаимосвязанный поток поведения»,направленный от входа к выходу и замкнутый стабилизирующей обратной связью.

7.3. Структурно-функциональная концепция политической системы

Методология структурно-функционального анализа создавалась в 1930-50 гг. усилиями, в первую очередь социологов, лингвистов и антропологов на основе двух методов -структурализма и функционализма.

Метод структурализма носит универсальный характер и применяется не только для изучения примитивных, но и цивилизованных обществ. Он нашел применение не только в антропологии, но и в других науках, в том числе политологии.

Французский антрополог Клод Леви-Стросс (1908), изучая первобытные племена в бассейне Амазонки, сформулировал структурный метод, заключающийся в анализе структур мышления и социальных отношений, в том числе отношений по поводу власти.

Американский социолог Роберт Мертон (1910-2003) – лауреат Нобелевской премии по экономике (1997) - в 1949 г. опубликовал книгу «Парадигмы для функционального анализа», выводами из которой воспользовались представители разных наук, в том числе и политических.

Мертон сформулировал три постулата функционализма:

Первый постулат функционального единства общества, означающий согласованность функционирования всех его частей;

Второй постулат универсального функционализма, означающий полезность для общества происходящих в нем социальных явлений и процессов;

Третий постулат функциональной необходимости, означающий, что в обществе имеют место только необходимые ему социальные факты.

Во втором блоке происходит сравнение полученной информации с доминирующими в государстве

o ценностями,

o традициями

o и нормами

o и отбор в соответствии с предпочитаемыми целями, ее накапливание и хранение.

Варианты возможного развития процессов и вызванные ими изменения передаются в третий блок или в центр принятия решения.

Готовые решения для их реализации передаются в блок реализации решения, то есть

o исполнители, которые не только выполняют решения,

o но и информируют систему о результатах реализации решений и о состоянии самой системы - подают на вход системы сигнал обратной связи.

Эффективность и стабильность функционирования политической системы зависит

o от количества и качества поступающей информации,

o от состояния ее коммуникационных сетей.

В недемократических странах

o ниже информированность граждан,

o ниже скорость передачи информации, ввиду постоянного контроля коммуникаций и цензуры,

o выше скорость распространения и большее количество слухов.

Слухи –

o частично компенсируют недостаток правдивой внешней и внутренней информации,

o но не способствуют адекватной и эффективной коммуникации в системе и обществе.

7.5. Культурологический подход к исследованию политических систем

В основе понимания политики - культурные характеристики:

o определенные нормы,

o ценности и

o образцы действий,

определяющие поведение людей и функционирование учреждений и организаций, всей политической системы.

По мнению Чарльза Эндрейна, политическая система структурно состоит из трех частей:

Культурные ценности, формирующие политические задачи;

Властные структуры (правительства, партии, социальные объединения внутри страны и иностранные институты, воздействующие на данную политическую систему);

Поведение политиков и рядовых членов общества, не столь активно участвующих в принятии правительственных решений.

У Ч.Эндрейна тип политической системы определяет структура, в которой формирующую роль играет политическая культура.

Именно культурные ценности играют определяющую роль в «производстве политик», то есть в выработке и воплощении в жизнь решений, влияющих на общество в целом. - главной функции всей политической системы.

Неоинституциональный подход

В центре исследования политики - государство, как базовый политический институт.

Основной тезис - в политической реальности, в законах и конституциях, в международных правовых документах речь идет о государствах, а не о политических системах.

Неоинституционалисты (У.Розенау, Н.Пуланзас, М.Манн) под институтом понимали не только государственное учреждение, но определенный набор, систему норм и правил, регулирующую поведение людей в данной области.

Государственные институты они подразделяли на составные части и представляли их как некую политическую систему.

Неоинституционалисты акцентировали внимание также на негосударственных образованиях – группах давления, корпорациях, клиентелах, оказывающим воздействие на политику.

Полевой подход

Политическое поле, по представление П.Бурдье, это место, где в конкурентной борьбе между представителями различных политических сил рождается политическая продукция: проблемы, программы, события, комментарии, концепции, теории.

Aгентами политического поля выступают профессиональные политики, журналисты, политические комментаторы и теоретики, которые являются производителями политической продукции.

Рядовые граждане, не имеющие необходимого свободного времени и культурного капитала, остаются потребителями политического поля.

Пространство политического поля составляет две оси координат:

o экономический и культурный капитал;

o объем капитала.

Положение социальной группы в политическом пространстве зависит от накопленных ресурсов, в первую очередь образовательных и финансовых.

Такое положение, которое включает социальные, биологические свойства личности (социальной группы), ее социальный статус, экономическое положение, образование и доступ к информации П.Бурдье называет габитусом.

Габитус, включая социальное положение, отражает в то же время положение личности или социальной группы в политическом пространстве.

С помощью этого понятия Бурдье осуществляет дифференциацию политического поля: совокупность габитусов всех социальных групп общества и образуют политическое пространство.

Другие авторы-сторонники полевого подхода рассматривают одновременно несколько полей - социальное, электоральное, политическое парламентское поля.

Полевой подход расширяет политическое пространство, включая туда фактически всех избирателей.

Сильная сторона - многоуровневая дифференциация граждан на нескольких полях и по нескольким переменным.

Слабая сторона - отсутствие представлений о процессах политического управления, которые хорошо просматриваются во всех схемах политических систем.

Модель Шеннона-Уивера.

Объектами, описываемыми в этой теории, являются сообщение, отправитель и получатель. В 1949 году Шеннон и Уивер предложили математическую модель, описывающую линейную передачу сообщений, где рассмотрели основные объекты коммуникации.

Модель включает пять элементов: источник информации, передатчик, канал передачи, приемник и конечную цель, расположенные в линейной последовательности (линейная модель).

Информация, которая передается, называется сообщением.

Сообщение из источника через передатчик передается в канал связи, откуда, в свою очередь, поступает к получателю.

Помимо этих терминов, Шеннон ввел еще понятия шума (в дальнейшем это стали связывать с понятием энтропии и, наоборот, негэнтропии) и избыточности.

Энтропия (шум) в теории коммуникации связана с теми внешними факторами, которые искажают сообщение, нарушают его целостность и возможность восприятия приемником.

Всякий зашумленный канал связи характеризуется своей предельной скоростью передачи информации (называемой пределом Шеннона). При скоростях передачи выше этого предела неизбежны ошибки в передаваемой информации. Зато снизу к этому пределу можно подойти сколь угодно близко, обеспечивая соответствующим кодированием информации сколь угодно малую вероятность ошибки при любой зашумленности канала.

Негэнтропия (отрицательная энтропия) связана с теми случаями, когда неполное или искаженное сообщение все же получено приемником благодаря его способности распознать сообщение, несмотря на искажения и недостающую информацию

Понятие же избыточности, повторения элементов сообщения для предотвращения коммуникативной неудачи, то есть, средства против энтропии, чаще всего демонстрируют именно на примере естественных человеческих языков. Считается, что все языки приблизительно наполовину избыточны: можно залить кляксами половину слов текста или стереть половину слов в радиовыступлении, но при этом все же сохранится возможность понять их. Примером также можно считать телеграмму, когда опускается половина слов, но текст при этом остается понятным.

Разумеется, есть предел допустимого шума, за порогом которого возможность понимания резко снижается. В особенности трудно понимать в условиях шума сообщение, использующее малознакомый код.

«Коммуникативный (коммуникационный) процесс - процесс взаимодействия в пределах и посредством коммуникативной системы между различными субъектами коммуникации, при котором осуществляется обмен информацией».

«Главный компонент коммуникации» - обмен информацией, не возникает сам собой, ему содействуют телекоммуникационные системы, электронные и массовые средства информации, которые именуются также и средствами массовой коммуникации. В них работают люди, они организуют, производят, отбирают, направляют потоки информации от одного адресата к другому, создают коммуникационные системы и в этом состоит их компетенция, как специалистов, уполномоченных заниматься коммуникацией и коммуникационными процессами. Вопросы, которые ставит Лассуэлл, относятся к их действиям, к управлению потоками информации. К знаниям о различиях коммуникативного и коммуникационного процессов, эти вопросы нам добавляют вывод об управляемости коммуникационного процесса и спонтанности, непредсказуемости коммуникативного.

Коммуникация - это социально обусловленный процесс формирования канала, по которому поток информации, достигая цели, вызывает определенное взаимодействие.

Коммуникативность- это свойство индивида вступать в речевой контакт с другим индивидом.

Коммуникационность- свойство сознания устанавливать канал связи для интерактивного потока информации.

Но в непосредственный процесс подготовки входит ряд согласований: деловое общение, утверждающее возможность выхода в эфир с предлагает мой темой, обсуждение самой темы с участниками эфира, разговоры с потенциальными слушателями, для проверки актуальности идеи, - всё это коммуникативные процессы, предваряющие работу в эфире. Они проходят без участия публики и транслирующей техники, без сценария, и средством их управления являются сами участники коммуникативного процесса. Обобщив все сказанное о различиях «коммуникативного» и «коммуникационного», приведем таблицу, показывающую разницу между двумя этими процессами.

Таким образом, коммуникация - это социально оправданные формы (каналы), в которых информация имеет настолько адекватную адресату и обстоятельствам места и времени форму выражения, что меняет его отношение к объекту коммуникации, получает обратную реакцию, связывает коммуникантов, и т.д..

Коммуникативность свойственна человеку. Все процессы, связанные с речевым актом человека изнутри и снаружи являются коммуникативными. Заметим, что если степень коммуникативности человека можно определить в обычной беседе с ним, то коммуникация требует от человека умений и навыков создавать специальные каналы связи или пользоваться техническими средствами для подготовки и передачи информации. В параметрах «места развития»

Коммуникационный АКТ- как периодически повторяющийся, структурно оформленный, завершенный и относительно самост. элемент коммуникации является единицей коммуникационного процесса. В каждом К. а. субъектно-субъектные отношения реализуются коммуникантами в 2 этапа: «коммуникатор-реципиент» (прямая связь в форме вопроса, обращения) и «реципиент-коммуникатор» (обратная связь в форме ответа, сообщения). Структура целостного процесса коммуникации представлена множеством отдельных последовательных сопряженных К. а. Каждая конкретная коммуникационная задача определяет каждый конкретный К. а. Мерой, переводящей каждый предыдущий акт О. в последующий и сопрягающей эти акты, является тот частный, промежуточный коммуникационный результат, та «порция» («квант») приближения к решению коммуникативной задачи, к-рая необходима и достаточна для построения адекватной обратной связи в каждом отдельном К. а. Логически выстроенная последовательность взаимосвязанных промежуточных результатов О., являясь движением совместно сформированных и бесконечно уточняемых смыслов к взаимному пониманию партнеров, квантирует целостный процесс коммуникации на отдельные акты О. Каждый отдельный К. а., являясь структурной единицей (модулем) целостного коммуникационного процесса, завершается при достижении промежуточного коммуникационного результата. Коммуникационный результат, т. о., может рассматриваться как степень изменения смысловых полей партнеров в их взаимном влиянии, как опр. смысловая «прибавка» к системе представлений партнеров об обсуждаемой проблеме, как степень изменения «смысловых полей» коммуникантов, обеспечивающая взаимопонимание, т. е. достаточная для построения адекватных прямых и обратных связей. Структура коммуникационного процесса может быть представлена в форме спирали, в к-рой каждый последующий виток (К. а., цикл или такт) сопрягается с предыдущим через промежуточный результат О., являющейся семантическим, смысловым итогом решения конкретной коммуникационной задачи.

Интеграция политическая

Интеграция политическая(от лат. integratio – восстановление, восполнение целого) – объединение, слияние политических сил в рамках государственных или межгосударственных структур, политических институтов с целью достижения определенной политической общности, стабильности развития государств и обществ.

Политическая интеграция – это объективный процесс, позволяющий достичь взаимовыгодных результатов с меньшими издержками для всех субъектов, участвующих в нем. Но интегративные процессы требуют основательной подготовки субъектов, желания и умения управлять ими. При возникновении и становлении новых интегративных политических качеств, институтов и т.п. следует преодолеть старое, прежнее состояние, тормозящее объединительный процесс. Поэтому политическая интеграция в качестве своей предпосылки предполагает дезинтеграцию, в результате которой субъекты освобождаются от груза прежних стереотипов, механизмов деятельности и т.п. Дезинтеграционные процессы могут быть негативного свойства, затяжные и очень острые по форме. Их смягчение во многом определяется культурой политических элит и социальных отношений людей.

Выделяют две основные формы (вида) политической интеграции: внутригосударственная и межгосударственная, внутри каждой из которых могут происходить интегративные процессы иных уровней, способов и механизмов их проведения. Например, следует выделить межпартийную интеграцию, которая может привести к созданию одной более мощной, организованной, сплоченной и действенной партии.

Межгосударственная интеграция отражает процесс интернационализации, происходящий в современном мире. В связи с распадом социалистического блока в мире происходит смена парадигмы развития. От двух враждебных союзов мир движется в сторону полицентричности, то есть существования нескольких центров. В настоящее время наблюдается перегруппировка политических сил, государств, нахождения ими своих ниш в мировом сообществе людей. Поэтому можно отметить, что сейчас идет процесс смены парадигмы мирового развития, в том числе и политической, а посему интеграционные процессы нового качества только зарождаются, становятся.

Аналогичные по форме, но не по содержанию, процессы происходят и внутри государств в постсоциалистических странах. В них идет дезинтеграция прежнего единства, позволяющая создать принципиально новые политические субъекты, которые на новых основаниях осознанно смогут поставить и решать объективно необходимые задачи интегративного развития своих регионов, субъектов и т.п.

КонсьюмеризацияПод «консьюмеризацией ИТ» понимается проникновение в корпоративную среду потребительских технологий. Этот вопрос сегодня активно обсуждается руководителями ИТ-департаментов. Консьюмеризация информационных технологий как тенденция сегодняшнего дня стала кульминационным моментом в процессе кардинальных перемен, происходящих в отношениях работодателя и сотрудников (особенно это касается профессиональных кадров), который начался примерно сорок лет назад. И только сейчас эти перемены коснулись сферы корпоративных технологий.Чтобы добиться успеха, руководителям информационных служб необходимо действовать в упреждающем режиме. С учетом неизбежности процессов консьюмеризации руководители ИТ-департаментов должны пересмотреть свой подход к организации вверенных им служб, чтобы подготовиться к таким переменам. Руководителям служб ИТ следует рассмотреть возможность построения новых, партнерских взаимоотношений с пользователями, предоставляя им больше свободы в принятии решений, связанных с информационными технологиями, а также научить их брать на себя ответственность за принятые решения. Кроме того, им придется направить усилия не на соблюдение требований стандартов в отношении аппаратного и программного обеспечения, а на пересмотр архитектуры ИТ и системы контроля, чтобы в первую очередь заняться вопросами усиления (или ослабления) контроля над информацией.

Медиакратия

Формы становления медиакратии

В 60-х годах XX столетия Э. и X. Тофф-леры предсказывали, что в рамках «третьей волны» (электронной революции) политическая система современного общества будет формироваться на основе полупрямой демократии, устраняющей исключительную зависимость граждан от представителей их интересов в органах власти и являющей собой комбинацию прямой и непрямой демократии. Однако бурное развитие новых электронных СМИ уже сейчас обгоняет эти и подобные прогнозы.

Следствием современных, весьма принципиальных изменений информационного поля стала его способность качественно трансформировать и саму сферу политики, и формы организации власти, которые все чаще начинают определять как медиакратию. С одной стороны, это означает возникновение новых способов политического участия: медиа-опросов, интернет-плебисцитов, механизмов кибер- и теледемократии (например, в виде замены двух- или трехпартийной системы на систему вещания двух и трех телеканалов) и т.д. Политическое пространство начинают формировать отношения между крупнейшими структурами, обеспечивающими информационное взаимодействие в обществе, или медиалогика властных отношений. Таким образом, характер власти чем дальше, тем больше зависит от позиций медиасобственников, а распределение властных полномочий подчиняется законам движения массовой информации. Резко повышается роль технологий шоу-бизнеса в формировании политических коммуникаций, а информационное пространство власти обретает ярко выраженный кросскультурньш И транснациональный характер. В таких условиях политическая и культурная формы влияния на власть практически неразличимы. В результате демократическая форма организации власти уже неспособна обеспечивать взаимоотношения правящих кругов и населения, элиты и неэлиты. Информационные отношения превращаются в определяющий механизм формирования политической власти.

Становление медиакратических порядков опирается либо на высокий уровень социальной обеспеченности населения и демократические институты власти, либо на преддемократические структуры, которые складываются в переходных обществах. Однако и в том и в другом случаях новые медиапорядки снижают заинтересованность людей в использовании представительных политических механизмов для защиты своих интересов, что порождает массовый («демократический») конформизм и другие формы гражданской пассивности. Снижаются также ответственность граждан, их заинтересованность в использовании партий и других формализованных организаций в отношениях с властью. Сужаются публичные формы отправления власти, происходит профессионализация сферы государственного управления. По мере утверждения медиакра­тических порядков интенсивный информационный обмен становится все более индивидуализированным, что в свою очередь нередко способствует возникновению коммуникации между людьми (и институтами власти) по сугубо человеческим (а не классовым, групповым, корпоративным) основаниям. Так медиакратия транс­формирует традиционную политику структур и институтов в политику людей.

Термин “политические технологии” – один из новейших в политической науке. Актуальность данных технологий существенно возросла с появлением на исторической арене “политического человека”[213] в результате развития процессов демократии, превращения его в активного участника политических изменений в обществе.

Политические технологии – совокупность приемов, методов, способов, процедур, используемых политическими субъектами для достижения политических целей, для решения политических управленческих задач.

Главным объектом воздействия в политическом технологическом процессе всегда являются люди. Именно они создают партии, проводят митинги и забастовки, голосуют за кандидатов, воспроизводят или разрушают политические и экономические системы. Именно от людей зависит достижение политических целей. Соответственно, политические технологии – это способы, методы воздействия на людей с целью изменения их политического поведения.

Политические технологии, основываясь на теоретическом анализе взаимодействия политических субъектов, содержат методологические ориентиры и методические рекомендации эффективного решения политических проблем и достижения определенных политических целей.

Сущность политических технологий может быть раскрыта только через систему выявления и использования потенциала общественной системы – “человеческого ресурса” в соответствии с целями и смыслом человеческого существования.[215] Это реализуется посредством совокупности методов, процедур, операций, приемов воздействия, всех современных возможностей творческой деятельности как субъектов управления, так и политических институтов в целом.

 

Цель политических технологий – оптимизация выполнения субъектами политики своих задач и

обязанностей посредством рациональных средств, очередности действий, выработки соответствующего

алгоритма поведения.

В целом политические технологии выступают в двух формах: 1) как структурный элемент любой системы, технологически оформленный программный продукт; 2) как деятельность, связанная с реализацией намеченной цели.

Функционирование новых политических технологий всегда связано с потребностью оптимизировать политическое управление, быстро и оперативно тиражировать специальные приемы и процедуры. Особое значение для данных технологий имеет наличие условий их реализации: элементов структуры политического процесса, особенностей строения и закономерностей их функционирования; возможности формализовать реальные явления и представить их в виде показателей, операций и процедур.

Все многообразие политических технологических приемов можно свести к трем видам:

1) приемы, обеспечивающие направленное изменение правил взаимодействия между участниками политического процесса, в том числе путем изменения нормативного, институционального порядка. Принимая новые законы, меняя правила игры, можно добиться изменения поведения людей в обществе. Правда, кроме государства другие субъекты политики не обладают правом нормотворчества, поэтому можно говорить, что этот активно применяемый прием в системе государственного управления имеет свои ограничительные рамки в тех политических процессах, где главными действующими силами являются негосударственные организации и группы (институты и организации гражданского общества);

2) приемы, обеспечивающие внесение в массовое сознание новых представлений, ценностей, формирование новых установок, убеждений.

3) приемы, позволяющие манипулировать поведением людей.

Манипуляции (от франц. manipulation) в дословном переводе – это скрытые движения рук, приводящие в действие какое-либо устройство. В политике под манипуляцией понимается особый вид воздействия, когда манипулятор побуждает человека к действиям, которые тот не намеревался осуществлять в данный момент. Манипуляция отличается от силового, властного воздействия тем, что здесь отсутствует как прямое указание, приказ, что делать, так и следующее за этим открытое принуждение, или угроза применения санкций. В ходе манипулятивного воздействия человек не ощущает внешнего принуждения, ему кажется, что он сам принимает решение и выбирает форму своего поведения.

 

Government relations (GR)-b переводе с английского языка, означают "правительственные связи" или "связи с государством", "связи с органами государственной власти", одним из активных субъектов которых является бизнес. вечающего за GR-направление, а 30% имеют отделы, специализирующиеся на данной деятельности.

Поскольку GR является и функцией управления; и развивающейся, институализирующейся деятельностью, быстро технологизирующейся; и формой коммуникации между бизнесом и властью, то их изучение в зарубежной и отечественной науке идет по шести основным тематическим направлениям.

Модернизация бизнес-структур, развитие общественных представительских институтов и перманентная трансформация органов государственной власти предопределяют совершенствование механизмов коммуникации между этими общественными группами. Характерные для 90-х годов прошлого века способы продвижения интересов, отличающиеся чрезмерной непрозрачностью, а зачастую и откровенно криминальными и коррупционными связями между представителями власти и бизнеса, уступают место новым технологиям лоббизма. Среди отличительных черт последних можно отметить большую открытость при ведении диалога между властью и бизнесом, снижение роли прямых контактов (так называемый «коридорный лоббизм»), широкое привлечение бизнеса и общественных некоммерческих структур к выработке государственной политики в различных сферах экономики, использование косвенных технологий влияния (работа с общественным мнением, grass-roots lobbying, связи с медиасообществом и др.) и т.д. Все эти изменения привели к необходимости институционального выделения новой категории управленца – менеджера по связям с органами государственной власти или GR-менеджера.

 

В западной научной литературе наряду с понятием «лоббизм» существуют термины Government Relations, Public Affairs, Advocacy и Government and Public Affairs. Все они, по большому счету, являются составными частями общей предпринимательской коммуникационной стратегии, которая направлена, в первую очередь, на максимизацию прибыли при минимизации издержек. Поясним значения этих терминов и постараемся разграничить эти понятия, чтобы избежать путаницы в понимании предмета статьи.

В первую очередь отметим, что использование термина Government Relations (GR) в некоторой степени продиктовано необходимостью замены понятия лоббирование, которое за частую перегружено отрицательными характеристиками. Однако это не означает, что лоббизм и GR – это одно и тоже. Лоббизм выступает как одна из технологий продвижения интересов в органах власти. GR же относится к общему менеджменту, поэтому в задачи специалиста по связям с органами власти входит не только и не столько взаимодействие с властью как таковой. Он должен отвечать за налаживание коммуникации внутри компании между ее подразделениями (отдел маркетинга, PR, информационно-аналитическое управление и т.д.) и внешними сотрудниками, осуществлять взаимодействие с профильными отраслевыми ассоциациями, проводить мониторинг деятельность органов власти и СМИ, участвовать в организации мероприятий и работе консультативных советов при органах власти, предоставлять (по требованию) экспертную информацию и т.д.

Таким образом, GR-специалист может и не заниматься непосредственно лоббированием. Ему достаточно знать соответствующих специалистов и снабжать их необходимыми указаниями и информацией. Вместе с тем наибольшая продуктивность деятельности GR-менеджера достигается за счет комплексного подхода к решению поставленных задач. Поэтому к основным функциям специалиста по GR можно отнести[1]:

· Создание благоприятного имиджа в сфере политической элиты;

· Решение практических вопросов с государственными компаниями;

· Создание благоприятной атмосферы отношений с регуляторными органами;

· Решение судебных вопросов;

· Решение вопросов входа на новый рынок.

Стоит так же отметить, что GR-специалист работает на постоянной основе, получая фиксированную заработную плату, взбирается по корпоративной лестнице и отстаивает интересы одного заказчика – своей компании. Лоббист работает за гонорар и процент от сделки, обладает широкой сетью контактов в органах государственной власти. Наиболее эффективные лоббисты – бывшие чиновники или депутаты. Опыт работы на государственной службе позволяет изучить все тонкости принятия политических решений, психологии и особенностей коммуникации между чиновниками. Таким образом, лоббист является специалистом кулуарных переговоров и политического торга, его ключевой ресурс – способность реализовывать поставленн



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 207; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.92.28.52 (0.016 с.)