ТОП 10:

Шопот — четкая артикуляция согласных на сильном выдохе; все гласные при шопоте произносятся как бы .в рупор, т. е. собранным, почти как при звуке О, ртом.



«Съел молодец тридцать три пирога с пирогом, да все с творогом».
«Расчувствовавшаяся Лукерья расчувствовала нерасчувствовавшегося Николку».

«Тридцать три корабля лавировали, лавировали, лавировали, да не вылавировали, не вылавировали».

«Стоит поп на копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком».

«Ест Федька с водкой редьку, ест водка с редькой Федьку».

«Рапортовал да не дорапортовал, дорапортовывал, да зара-
портовался».

«Осип охрип, Архип осип».

«Либретто «Риголетто»

*Каждую из этих двух скороговорок произносить слитно, не отрывая слова.*

«Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла
кларнет»

«Была у Фрола, Фролу на Лавра наврала, пойду к Лавру
на Флора Лавру навру».

«Сшит колпак не по-колпакоиоки, вылит колокол не по-коло-
коловски; надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать, иадо
колокол иереколоколовать, перевыколоколовать»

«Колпак на колпаке, под колпаком колпак».

«Везет Сенька Саньку с Сонькой на санках. Санки скок, Сеньку с ног, Саньку в бок, Соньку в лоб, все в сугроб».

«Рыла свинья белорыла, тупорыла, полдвора рылом изрыла, вырыла, подрыла».

«Наш голова вашего голову головой переголовил, перевы головил».

«Всех скороговорок не перескороговоришь, не перевыскоро-говоришь».

«Король орел». (Произносится в конце концов слитно.)

«Вашему понамарю нашего понамаря не перепонамаривать стать; наш понамарь вашего понамаря перепонамарит, перевыпонамапит»

«Командир говорил про полковника, про полковницу, про подполковника, про подполковницу, про поручика, про поручицу, про подпоручика, про подпоручицу, про подпрапорщика, а про подпрапорщицу промолчал».

«Около кола-колокола».

Эта скороговорка произносится: «Либрэтто Риголэтто», причем звук О в конце должен слышаться довольно отчетливо, так как слова эти нерусские.
После того как текст этой скороговорки усвоен и проработай, можно поработать над отдельными группами слов его, например: украла кларнет, украла кларнет Клара; иди — Карл кораллы, Карл кораллы украл у Клары, Карл кораллы украл у Клары.

«Шли три попа, три Прокопия-попа, три Прокопьевича; го-
ворили про попа, про Прокопия-попа, про Прокопьевича».

«Протокол про протокол протоколом запротоколировали».

В один прием можно работать не более чем над 4 — 5 скороговорками. Чем труднее скороговорки, тем меньшее количество их должно прорабатываться одновременно.

 

 

При неудаче с какой-либо скороговоркой нужно вновь возвращаться к работе над более легкими, а также к тем старым упражнениям, которые построены на звукосочетаниях, наиболее затрудняющих произнесение данной скороговорки.

 

 

Над каждой группой скороговорок нужно работать несколько дней (в зависимости от степени трудности каждой группы), затрачивая на эту работу минут 15—20 в день.

 

 

Пока не усвоена одна скороговорка, не нужно приступать к следующей, а добиваться быстрого темпа произнесения, только усвоив текст и легко преодолевая встречающиеся в нем препятствия. К быстрому темпу можно приступить только после того, когда текст скороговорки выучен наизусть.

 

 

Когда скороговорки все хорошо усвоены и идут без особых затруднений, следует начать работу над ними в несколько ином плане. Самое неверное, ненадежное и поверхностное изучение — это чисто механическое, а то, что осмысливаешь, всегда крепче помнится и усваивается.

 

 

Так и в данном случае механическое, монотонное зазубривание скороговорок никогда не даст той практической пользы, которой от них ждешь, а так как цель нашей работы, конечно, чисто практическая, то и нужно строить подготовительную работу применительно к этому.

 

Практический результат от работы над скороговорками заключается в том, чтобы быстрота речи, усвоенная в работе над ними, могла быть использована в любом тексте, а не только в данном. Механическое же заучивание скороговорки приучает учащегося к монотону, и гладкость и легкость произнесения ее совершенно теряются.

 

Тем более это будет относиться к чему-либо не похожему на изучаемые на уроках сценической речи скороговорки, когда важно будет не только добиться легкости, но и правильно передать смысл.

 

Отсюда следует, что второй период работы над скороговорками должен быть построен на различной манере их произнесения, зависящей каждый раз от задачи, поставленной педагогом перед тренирующимся.
Возьмем для примера скороговорку: «Маланья-бол-тунья молоко болтала, выбалтывала, да не выболтала».

 

Тот несложный смысл, который она выражает, может быть изменен в зависимости от того, что нам в том или ином случае покажется особенно важным в этом предложении, какую мысль мы хотим выразить.

 

Нас может интересовать, например, какая же именно Маланья болтала и не выболтала молоко,— и в таком случае мы выдвигаем из этой фразы именно то слово, которое соответствует этой мысли. Мы говорим в таком случае: «Мала-нья-болтунья молоко болтала, выбалтывала» и т. д.

 

Можно также спросить учащегося, что именно болтала Маланья. Тогда же ударным, т. е. важнейшим по смыслу, в данном предложении будет слово молоко. Получится: «Маланья-болтунья молоко болтала, выбалтывала» и т. д.

 

 

Это выделение одного слова из ряда других слов предложения является результатом желания произносящего высказать определенную мысль и обратить на нее внимание слушателя.

 

 

И он делает это именно таким способом, так как иначе он не будет понят или будет неправильно понят.
Что же важно здесь для использования скороговорки? Здесь важно, чтобы учащийся приучался к легкому, быстрому произнесению этого текста, независимо от места выдвигаемых слов в фразе и их мелодического рисунка (выделяемое по смыслу слово изменяется либо повышением, либо усилением, либо замедлением, а иногда и всеми этими способами вместе, что и создает мелоди-ческий рисунок фразы).

 

Не должны быть упущены в этой тренировке также и технические приемы дыхания, уже до некоторой степени известные учащимся к моменту прохождения скороговорок: многократное произнесение какой-либо скорого 
ворки на одном дыхании шш же деление большой скороговорки на части с применением частичного «добирания» воздуха и т. д.

 

Здесь следует воспользоваться случаем, чтобы побеседовать с учащимися о простейших видах логических ударений и коснуться значения логики речи и ее законов.

 

Умея таким образом овладеть скоростью речи при перебрасывании ударений с одного слова на другое, основываясь на смысле фразы, учащемуся всегда легко будет пользоваться различными темпами речи, независимо от построения фразы и места ударяемых в ней слов.

 

Примеры различного построения скороговорок по вышеуказанному принципу:
«Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали» и т. д.

 

Постепенно следует идти еще далее, меняя не только логические ударения, а и самое построение текста. Например: «лавировали, лавировали, лавировали тридцать три корабля, да не вылавировали» (см. 13). «ДТик кипу купи: мшу пик купи; купи пик кипу» (ом. 8). «У Карла Клара украла кларнет; у Клары Карл украл кораллы»; кораллы Карл украл у Клары; кларнет у Карла украла Клара» (ом. 19).

«Около кола-колокола; колокола около кола» (см. 30).

«От топота копыт, от топота копыт пыль по полю, пыль по полю пыль по полю летит, летит, летит, летит от топота копыт» (см. 1).

«Сыворотку из-под простокваши дала мамаша Ромаше; Рома-ше мамаша дала сыворотку из-под простокваши» (см. 6).

«Король орел; орел король; короля орла; короли орлы и т. д.» (см. 27).

«Архип осип; Осип охрип» (см. 17).

 

Поскольку новое построение фразы требует нового приспособления в произнесении некоторых сочетаний, слова надо произносить сначала очень медленно, четко артикулируя их, и ускорять темп лишь постепенно, как в каждой новой скороговорке.

 

Для тренировки и большего разнообразия можно некоторые скороговорки комбинировать между собой, подбирая их по смыслу.
Таким образом, скороговорка не будет лишь упражнением на механическое выстукивание и отчеканивание ряда слов, она будет результатом хорошо усвоенных приемов работы над четкостью, чистотою речи осмысленного текста, легко произносимого во всевозможных темпах.

 

Для разнообразия в тренировке скороговорок и для смыслового оживления их можно использовать примерно следующие комбинации их между собой:

«Стоит поп в копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком сшит колпак не по-колпаковски, надо колпак пере-колпаковать, перевыколпаковать» (см. 14 и 21).

 

Комбинации скороговорок, подобные вышеуказанным можно рекомендовать и поручить инициативе учащихся.
Раздел второй ДЫХАНИЕ

 

ГЛАВА IX

 

РОЛЬ ДЫХАНИЯ В РЕЧИ

 

Каждому человеку, хотя бы не близко знакомому со сценическим искусство, до известной степени легко представить себе, что такое дикция, какие требования можно предъявить актеру в этом направлении и, главное, что данные актера в этой области могут быть подвергнуты всяческой обработке.

 

Речь, звук, голос, произношение — область, настолько реально ощутимая и явно подчиненная контролю сознания, что нетрудно представить себе возможность совершенно сознательных изменений, улучшений и исправлений в этом направлении.

 

Далеко не таким явственным и непосредственно ощутимым является процесс дыхания. В процессе речи, оно кажется со стороны настолько незаметным, незначительным, что зритель о нем совершенно забывает и ему не приходит в голову, какую роль, помимо чисто органической, играет дыхание в процессе речи и в технике сценической речи в особенности.

 

Для самого говорящего процесс дыхания тоже является настолько непроизвольным и неосознанным моментом речи, что о существовании дыхания напоминают ему разве только какие-либо резкие нарушения и ненормальности в этой области, мешающие обычному течению его речи.

Только в речи после сильно го движения или бега или в прерванной из-за недостатка воздуха фразе мы обычно вспоминаем о дыхании и вынуждены позаботиться о нем или выяснить причины такого явления. Тут мы начинаем думать о дыхании и приспособлять его к нашим нуждам.

 

Еще в гораздо большей степени начинает осознавать дыхание поющий человек. Непроизвольно, без всякого расчета и уменья взятое перед началом песни дыхание недолго прослужит певцу.

 

При первой же более длительной фразе, требующей непрерывного течения мелодии, при более трудных пассажах и движениях голоса певец, несомненно, почувствует необходимость в известном запасе воздуха и в умении располагать им, т. е. иметь необходимую выдержку, тренировку и т. д., или же он будет принужден, прервав музыкальную фразу где попало (иногда в совершенно неподходящем месте), снова брать дыхание, чтобы быть в состоянии довести ее до конца.

 

И так может случаться неоднократно в течение всей песни романса или арии. Такое пение, конечно, нельзя считать искусным, и нечего говорить о том, что в условиях такого неподготовленного дыхания не приходится рассчитывать на развитие и постановку голоса.

 

Несмотря на то, что певческий звук, конечно, требует более длительного и выдержанного дыхания, драматический актер или чтец может очутиться не в лучшем положении, чем вышеупомянутый певец.

 

Звук человеческого голоса — как певческий, так и речевой — прежде всего связан с дыханием, и потому вопрос дыхания должен попасть в круг нашего внимания при изучении речи как области сценического искусства.

 

Конечно, не нужно думать, что под обучением дыханию подразумевается какая-либо работа над тем непроизвольным, ежесекундным процессом дыхания, который совершается в человеческом организме с момента рождения, прекращаясь лишь со смертью.

 

Самому процессу дыхания, благодаря которому происходит питание организма кислородом, обучать нечего. Без него невозможна жизнь. Этот процесс дыхания непроизвольный. Речь идет, во-первых, о стремлении у л у ч ь ш и т ь тип дыхания человека, дать ему правильное направление, правильный тип или способ дыхания.

 

И, во-вторых, о наиболее целесообразном использовании дыхания во время пения и речи (о дыхании в пении, хотя и имеющем общее с речью, все же не место говорить в данном руководстве).

 

О правильном дыхании, хорошо действующем на здоровье, в наше время уже очень много сказано и написано. Широкое распространение физкультуры и спорта среди молодежи Советского Союза способствует ознакомлению ее с вопросами дыхания и его значения для здоровья.

 

Для деятелей сцены, естественно, необходимо такое же здоровое, нормальное дыхание, как и для прочих людей. Но, конечно, здесь все же придется принять во внимание еще ряд специфических моментов.

 

Нельзя забывать, что в данном случае мы пользуемся запасами воздуха не исключительно с целью оздоровления организма, а, кроме того, претворяем выдох в звук. И это обязывает нас прибегать к различного рода тонкостям и особым приемам дыхания, совершенно ненужным при обычном молчаливом выдохе или при речи в обычных условиях, не связанной с условиями сцены или эстрады.

 

Речь, протекающая в условиях сцены или эстрады, требует от исполнителя большей голосовой тренированности и выносливости. Разнообразие исполняемых ролей требует от актера не только навыков сценической техники, но и мастерства в области произношения, дыхания и звука.

 

Различные темпы речи, различная акустика и размер помещения, а также степень его наполненности— все это требует от актера различного напряжения голосовых средств и их целесообразного применения, что возможно только при полном овладении дыханием.

 

Одним словом, обычное дыхание человека всегда должно применяться к специфическим условиям сцены и быть улучшено, укреплено, обработано посредством систематической длительной тренировки. Наряду с упражнениями по дикции необходимо ежедневно упражнять дыхание.

 

ГЛАВА X

 

 

АНАТОМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

 

Итак, дело не в «обучении» самому процессу дыхания, а в правильном выборе соответствующего типа дыхания и в применении к нему. Отсюда следует, что можно дышать по-разному? Несомненно. Следовательно, дыхание может быть произвольным и непроизвольным? Да, можно дышать хуже, лучше, правильно, неправильно, сознательно и бессознательно.

 

Легкие—основной дыхательный аппарат — сами по себе лишены всякой активности и, герметически заключенные в грудную клетку, совершенно пассивно следуют за ее движениями, которые вызываются и регулируются соответствующим «дыхательным» центром, находящимся в продолговатом мозгу.

 

Легкие занимают почти всю грудную клетку и представляют собой два губкообразных органа, имеющих форму конуса и состоящих из сотен миллионов легочных пузырьков, впитывающих нужный организму кислород.

 

Внутри легких, кроме разветвлений бронхов, идущих непосредственно от основания дыхательного горла, проходит еще сеть легочных артерий и вен, служащих для обмена газов и для питания ткани легких.

 

При вдохе воздух идет через нос, затем через гортань и дыхательное горло и, проходя через бронхи и их разветвления , попадает, наконец, в легочные пузырьки. В это время кровь, протекая по сосудам в легочные пузырьки, наполненные воздухом, берет оттуда кислород, а из себя выделяет угольную кислоту и другие газообразные продукты распада, которые во время выдоха, при сжатии легочных пузырьков, выбрасываются из организма.

 

Затем очищенная действием кислорода кровь, ярко красная, здоровая, опять разбегается по всему телу, неся человеку новые силы и энергию. Этот процесс обмена происходит в организме непрерывно.

 

Снаружи легкие одеты тонкой оболочкой, называемой плеврой, и заключены, как уже было указано выше, в грудную клетку, состоящую из 12 пар ребер, прикрепленных посредством подвижных суставов сзади к спинному хребту, а спереди хрящами к грудной кости (за исключением 5 нижних пар).

 

Внизу лёгкие опираются на диафрагму, или грудобрюшную преграду, представляющую собой мускульную перегородку между полостью, живота, и грудной полостью.

 

Между ребрами находятся межреберные мускулы, участвующие в расширении грудной клетки. Следует заметить, что самыми активными при вдохе являются межреберные мускулы и диафрагма.

 

Процесс дыхания состоит из трех моментов:

1) вдоха, благодаря которому кровь получает кислород,

2) выдоха, во время которого выбрасывается из легких все ненужное, и

3) паузы, или отдыха, перед вдохом.

 

О ЗНАЧЕНИИ ДИАФРАГМЫ

 

Для того чтобы улучшить, развить и затем целесообразно использовать дыхание, следует прежде всего добиться хорошей работы самого дыхательного аппарата, т. е. хорошо тренированных мышц, и затем обеспечить легким самый глубокий доступ воздуха.

 

Последнее необходимо потому, что легочные “’ пузырьки расположены отнюдь не равномерно и ввиду кону сообразной формы легких их гораздо больше в нижней части (чем большее количество пузырьков наполнено воздухом, тем больше кислорода попадает в организм).

 

Казалось бы, что целесообразность такого глубокого дыхания совершенно очевидна и к тому же легко осуществима. На самом деле это не так, и очень многие люди дышат неправильно, несмотря на то, что к правильномо дыханию у них есть все предпосылки.

 

В предыдущей главе было указано, что наиболее активными мышцами при дыхании являются межреберные мышцы и диафрагма. Благодаря сокращению межреберных мышц расширяется грудная клетка — полость, чрезвычайно важная не только для дыхания (см. дальше раздел III — «Голос»).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.38.146 (0.017 с.)