ТОП 10:

И еще не переведенных на русский язык



 

Информация об авторе и его книгах, анализ методов его работы и описание разработанной им особой интеллектуальной практики

Андрей Горев

 

ПОЧЕМУ ИМЕННО ЛЮТТВАК И ЕГО КНИГИ?

 

Как и большинство издательств, мы периодически возвращаемся к поиску для себя новых ориентиров развития, к коррекции планов, ставим перед собой новые цели. Одну из таких целей мы обозначили как ознакомление российских читателей с наиболее существенными течениями западной социальной мысли. Естественно, что предварительно мы постарались выявить те направления исследований, которые по каким-либо причинам оказались мало или вообще не представлены в России. В результате было принято решение — начать данный проект с переводов и публикации книг Эдварда Люттвака. Фигура Люттвака интересна тем, что этот автор является ярким носителем и, более того, одним из создателей мало известной в России, но достаточно рельефно представленной в Соединенных Штатах интеллектуальной практики, в какой-то мере изменившей социальный и политический ландшафт современного мира.

Несмотря на то, что в России в течение всего XX века происходили радикальные трансформации социально-политической жизни, ни советские, ни (позже) российские социологи и политологи по разным причи

нам не имели возможности или способности использовать эти события в качестве «экспериментальной базы» для разработки и проверки своих теоретических представлений и гипотез. И, по нашему мнению, им до сих пор не удалось в полной мере провести социально-политическую рефлексию происходивших в стране событий. Отчасти это объясняется тем, что в этих событиях они не были активно действующими субъектами, без чего любая рефлексия — в том числе и социальная — затруднена.

В Соединенных Штатах обстоятельства сложились по-иному. В период Второй мировой войны американское правительство привлекало различных специалистов (из области как технических, так и гуманитарных наук) для разработки методов «научного ведения войны», на эти цели тратилось много денег, сил, энергии и других ресурсов. После победы над Германией это сотрудничество власти и интеллектуалов не прекратилось, так как был найден новый враг — Советский Союз. Американские интеллектуалы получили возможность изучать социальную действительность и, кроме того, ставить перед собой цели по ее изменению. Правда, в основном не в своей, а в чужих странах, но и в этом был свой смысл, и это дало свои положительные эффекты: специалисты получили возможность сохранять необходимую для исследователя дистанцию от изучаемых или организуемых ими событий. Благодаря активной международной политике Соединенных Штатов в распоряжении американских теоретиков и практиков оказалась обширная экспериментальная база для отработки технологий трансформации или модернизации социальной и политической жизни отдельных стран и даже целых регионов. Можно сказать, что в послевоенные годы в США сложилась особая социально-политическая ситуация, когда властные элиты пошли на конструктивное сотрудничество с интеллектуальным сообществом.

В СССР такого сближения представителей власти и интеллектуалов (особенно интеллектуалов, работающих в сфере социальных наук) не произошло, что отразилось на методологическом оснащении, а также на уровне понимания текущих событий и среди тех, и среди других. Власти имели возможность производить изменения в социально-политической сфере и экономике страны, но не имели интеллектуальных средств и кадровых ресурсов для осуществления рефлексии и корректировки своих действий, к тому же были слишком сильно ограничены жесткими идеологическими рамками. Идея плановой экономики и научного управления народным хозяйством оказалась плохо реализованной в значительной мере как раз по причине отсутствия во властных структурах страны необходимых кадров. В свою очередь, советские интеллектуалы, многие из которых находились в скрытой либо в явной оппозиции к существующей власти, не имели возможностей даже для полноценного изуче

ния социально-политического состояния общества. И уж тем более они не обладали экспериментальной базой для проверки своих представлений о том, как может что-либо меняться в социальной действительности и как ее вообще можно менять. Те российские/советские интеллектуалы, которые занимались серьезной наукой, стремились избегать идеологически заряженных тем, а диссиденты и антисоветчики, так же как и их коммунистические оппоненты, оказывались в плену идеологических установок и социальных иллюзий. По этой причине в рядах российских интеллектуалов просто не могли зародиться ни каких-либо самостоятельных теорий, ни тем более — программ их реализации на практике.

Казалось бы, что в этой ситуации для отечественных социологов и геополитиков самым разумным шагом было бы обращение к опыту своих американских коллег, к изучению разработанной ими методологии, технологий и понятийной базы. Но в советский период доступ к иностранной литературе ограничивался, поэтому освоением чужих знаний и чужого опыта заниматься было трудно. В настоящее время нам уже ничто не мешает читать работы зарубежных авторов, а кроме того, нам стали доступны документальные материалы, в которых зафиксированы некоторые планы американских «социальных инженеров», ориентированные на трансформацию социально-политической жизни самых разных стран и регионов. Мы можем ознакомиться не только с этими планами, но и с историей их создания, и даже с отчетами об успешности их реализации[101]. Но, как ни странно, на русском языке до сих пор еще не изданы многие, даже базовые труды ведущих американских специалистов по геополитике, военной стратегии и социальной инженерии.

Как уже было замечено, американские интеллектуалы имели возможность проверять свои социально-политические теории на практике. Еще более существенно то, что они ставили перед собой цели реализации определенных планов и программ, предполагающих модернизацию и трансформацию социальной действительности. В числе этих проектов были как позитивные, например план Маршалла, ориентированный на модернизацию экономики Европы, так и планы по дестабилизации социально-политической ситуации в тех странах, которые встали на «опасный путь развития», что в условиях «холодной войны» означало попытки реализации социалистических реформ. В государственных структурах США были созданы специальные отделы и департаменты, чьей задачей явля

лось изучение текущей социально-политической ситуации в различных регионах мира, а также разработка планов по изменению этой ситуации в нужном (выгодном для Америки) направлении.

Для реализации всех этих программ и планов Соединенным Штатам потребовались квалифицированные кадры, и американские и европейские специалисты ответили на призыв крупнейшей державы мира. Лежащая перед вами книга является своего рода «манифестом интеллектуальной партии», декларацией того, что интеллектуалы могут не только выступать в роли исследователей — пассивных созерцателей социальных процессов, но и становиться активными «субъектами социальных действий» . Само название книги — Coup d'Etat. A Practical Handbook («Государственный переворот: Практическое пособие») — звучит как заявление-утверждение (statement): «Мы знаем, как это делать! И мы можем это сделать!» Некоторыми людьми, гордящимися умением читать между строк, высказывалось предположение (правда, оказавшееся не соответствующим действительности), что для Эдварда Люттвака данная книга послужила чем-то наподобие открытого резюме — объявления о готовности занять должность «субъекта социального действия». Но, так или иначе, американское правительство по каким-то причинам все же приняло решение о найме на работу этого специалиста, как, впрочем, и многих других интеллектуалов его уровня. Благодаря усилиям этих профессионалов в течение второй половины XX века во многих регионах мира к власти приходили именно те правительства и политические лидеры, которые были выгодны Соединенным Штатам; расстановка социально-политических сил этих стран менялась в соответствии с планами данных специалистов[102]. И на Западе, и в России распространено мнение, что Эдвард Люттвак и его коллеги приложили свою руку к крушению Советского Союза — главного геополитического врага США, «империи зла», в терминологии президента США Рональда Рейгана, советником которого являлся автор обсуждаемой нами книги.

Нам кажется уместным сказать несколько слов о жизни автора. Эдвард Люттвак родился в годы Второй мировой войны, в 1942 году, в Румынии. После освобождения данной территории от фашистской Германии, вернее — от ее союзников, в доме, где проживала семья Эдварда, разместились на постой советские офицеры. Неудивительно, что уставшие от войны солдаты уделяли некоторое внимание оказавшемуся по сосед

ству маленькому трехлетнему ребенку: играли с ним, дарили подарки. В результате первой песней, которую будущий борец с коммунизмом выучил наизусть, оказалась русская — «Полюшко-поле...». Данные обстоятельства наложили отпечаток на отношение Люттвака к России: он всегда был яростным и принципиальным противником коммунизма, но это не мешало ему оставаться любителем русской культуры, истории и вообще — русофилом.

Отец Люттвака был успешным предпринимателем. Поэтому, несмотря на позитивный опыт общения с жившими в его доме советскими солдатами, с которыми у него сложились неплохие отношения, он предпочел эмигрировать из страны, не желая жить в условиях утверждающегося в Румынии социализма. Немалую роль в принятии этого решения сыграл и совет, который Люттвак-старший получил от знакомого офицера НКВД[103]. Остаток детства Эдвард провел в Италии и Израиле. Образование он получил в Великобритании, окончив Лондонскую школу экономики (London School of Economics), а докторскую степень (PhD) — в США, в Университете Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University). За годы учебы и работы в данном университете Эдвардом была написана книга «Стратегия Римской империи» (The Grand Strategy of the Roman Empire).

Сферы профессиональных интересов и диапазон опыта Люттвака широки и разнообразны.

Во-первых, он является специалистом по военной стратегии. Ему приходилось выступать в качестве военного советника различных департаментов и служб США, в частности, консультантом в Совете национальной безопасности США (Office of the Secretary of Defense, the National Security Council), в Государственном департаменте США (The U. S. Department of State).

Люттвак имеет непосредственный опыт планирования и реализации военных операций, принимал участие в нескольких региональных войнах. Как уже говорилось выше, он был принципиальным борцом с коммунизмом и участвовал в нескольких операциях, в которых противодействующей стороной выступали советские спецслужбы. Эдвард приложил немало усилий для развала Советского Союза, но в то же время он с уважением относится к России, к ее истории и культуре, о чем мы также уже упоминали. По его мнению, Россия может иметь прекрасные перспективы и геополитическое будущее, если, конечно, освоит логику и грамматику большой стратегии (grand strategy). Ведь если взглянуть на такое важное для нас событие, как крушение Советского Союза, через призму разрабо

тайной Люттваком концептуальной базы, можно увидеть, что основной причиной этой трагедии оказалась не проигранная СССР гонка вооружений и даже не порочность или непрактичность коммунистической идеологии, а потеря советской элитой навыков стратегического мышления. Той самой grand strategy, которая является одним из базовых понятий теоретической модели Люттвака.

В качестве второй области специализации Эдварда Люттвака можно назвать геополитику и геоэкономику. Он является одним из ведущих экспертов в этой сфере, а также в области методологии социальных наук. Люттвак выступал в качестве советника нескольких американских президентов, в частности Рональда Рейгана, что дало ему возможность пусть косвенного и опосредованного, но реального практического участия в решении серьезных геополитических задач и реализации масштабных программ.

Люттвак ввел в обиход ряд понятий, ныне широко используемых в социальных науках: он считается основоположником геоэкономики, многие политологи, социологи и экономисты охотно пользуются разработанным им понятием «турбокапитализма». Еще важнее то, что Люттвак разработал особую методику комплексного анализа устройства и функционирования государств (как маленьких и неустойчивых государственных образований, так и сверхдержав или империй). В наиболее концентрированном виде его методологические разработки изложены в книге «Стратегия: Логика войны и мира» (The Strategy: Logic of War and Peace) и в предлагаемой вашему вниманию работе «Государственный переворот: Практическое пособие» (Coup d'État: A Practical Handbook).

Люттваком издано несколько книг и статей, посвященных изучению социального, политического и экономического устройства современной Америки, а также ряда других стран, и современно западной цивилизации в целом. Например, «Турбокапитализм: победители и проигравшие в глобальной экономике» (Turbo-Capitalism: Winners and Losers in the Global Economy (New York, 1998)) и «От геополитики к геоэкономике: логика конфликта, грамматика коммерции» (From Geopolitics to Geo-economics: Logic of Conflict, Grammar of Commerce. The National Interes, 1990).

В-третьих, Люттвак написал несколько профессиональных книг по истории, посвященных изучению военных и дипломатических практик, использовавшихся в Римской и Византийской империях: «Стратегия Римской империи» (The Grand Strategy of the Roman Empire) и «Стратегия Византийской империи» (The Grand Strategy of the Byzantine Empire). В какой-то степени к категории исторических книг можно отнести и «Стратегию Советского Союза» (The Grand Strategy of the Soviet Union (London, 1983)), но возможно, ее все-таки стоит рассматри

вать в качестве «отчета» о предварительном анализе ситуации в стране, выбранной в качестве мишени, для совершения в ней государственного переворота.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕТОДА







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.006 с.)