ТОП 10:

За Воротами Иштар танков нет



Вавилон (старый город находится на окраине современного города Хилла) расположен в пышном оазисе на берегу Евфрата. Тут в свое время находилась резиденция семьи Хусейна, однако сейчас в дворце Саддама пусто, здесь стоит лишь подразделение связистов коалиционных войск. Сам Евфрат отнюдь не впечатляет: не менее грязный, чем Тигр, да и по ширине не больше средней автотрассы, по сравнению с Днепром – ручеек. Зато пальмы на его берегах роскошны и очень живописны.

Нас встречает начальник пресс-центра дивизии поляк-подполковник Артур Доманский. И со старта делает предложение, от которого нельзя отказаться – посетить старый город. Тут необходимо уточнение: Вавилон находится на территории базы «Альфа», но вход на огороженную колючей проволокой территорию этого памятника истории военнослужащим коалиции строго воспрещен! Это притом, что арабские масс-медиа вовсю обвиняют украинцев и поляков в том, что за стенами древнего города те прячут военную технику, страхуясь от атак боевиков и делая Вавилон «заложником». Убедился лично: кроме иракцев-археологов и помогающих им в раскопках троих поляков-ученых тут посторонних нет (кстати, учитывая украинское присутствие в дивизии, могли бы тут работать и наши ученые). Лишь на выходные иногда устраиваются организованные экскурсии для солдат в сопровождении гида – польки-археолога по имени Агнежка.

Зато сами боевики не стесняются обстреливать и «Альфу», и Вавилон. Так, перед нашим прибытием лагерь был атакован с ближайшего пригорка террористами-«призраками» на пикапе. Выпустив из миномета по лагерю 14 мин, боевики скрылись. Пять военнослужащих коалиции было ранено.

…Мы – перед знакомыми еще из школьных учебников истории Голубыми воротами, или Воротами Иштар, названными по имени богини жизни, любви и плодородия у шумеров, вавилонян и ассирийцев. За ними – колыбель древнейшей человеческой цивилизации, согласно Библии, именно тут был Эдем, то есть рай. Сейчас тут крепостные стены с красочными фресками, изображающими древних царей, дворцовая аллея. Однако все эти сооружения отстроены в наше время при Саддаме на древних фундаментах, а то и просто исходя из фантазии авторов.

Из-за этого археологи нынче жутко ругаются (строители уничтожили немалую часть древней культуры, строя для диктатора «лубочный городок»). Хотя осталось немало «настоящих» развалин, сохранился «Дом мертвых», где в ходе ритуалов трупы вмуровывали в стены, фрагмент стелы с кодексом законов царя Хаммурапи, массивный памятник вавилонской блуднице, которую пожирает лев (наши «специалисты» утверждают, что на самом деле он изображает акт совокупления блудницы с животным. Очень похоже, что говорят и ученые).

Приходится верить Геродоту

Сегодня трудно судить о том, как выглядел Вавилон тысячелетия назад. Однако общие черты понятны. Три ряда стен со сторожевыми башнями, образующие большой вытянутый прямоугольник, имели восемь ворот (их называли именами богов, и в хорошем состоянии до наших дней сохранились лишь Ворота Иштар). Через центр города протекал Евфрат. К воротам из центра вели широкие улицы, причем, если верить здешним ученым, предназначены они были главным образом для религиозных шествий. Главная улица, вымощенная огромными каменными плитами и обнесенная стенами, вела как раз к Воротам Иштар.

Улицей Ворота Иштар соединялись с главными храмами Вавилона в его центре – храмом Эсагилы (так называемым «Домом поднятия головы») и зиккуратом Этеменанки («Домом соединения земли и неба»). Здесь же находилась гордость Вавилона – огромный роскошный дворец царя Навуходоносора Второго, на сводах которого находились «висячие сады». Это была одна из главных достопримечательностей города, и люди шли издалека днями и неделями под палящим солнцем, что бы только взглянуть на этот дворец.

Ученые-археологи говорят, что сейчас находят лишь некоторые подтверждения исторических данных. Основные знания о Вавилоне почерпнуты из свидетельств древнегреческих авторов – Геродота, Страбона, Диодора, да на основе раскопок начала ХХ века. При Хусейне наукой тут никто всерьез не занимался, ученых на территорию находившейся здесь резиденции Саддама не пускали, и Вавилон услаждал лишь взор родственников диктатора. Последние же, как уже говорилось, гнались не за исторической правдой, а за красотой, строительными работами лишь уничтожив бесценные для науки остатки города.

Кстати, так называемая вавилонская башня в провинции Бабил, изображаемая часто на иракских открытках, абсолютно никакого отношения к настоящей библейской не имеет. Это также «творчество» Саддама, построившего ее что называется «от балды». По словам работающих сейчас в Вавилоне ученых, они предполагают, где именно могла находиться настоящая, но для уточнения необходимо провести большой объем работ.

Где умер Македонский?

Блуждаю среди руин Вавилона. Цель – с помощью плана города из исторической энциклопедии вычислить по конфигурациям разрушенных фундаментов, где все же находился зиккурат Этеменанки (это храмовое сооружение высотой в 90 метров как раз и было пресловутой «вавилонской башней», из-за которой, согласно Ветхому завету, Бог разделил языки человечества). И тут ко мне подходит невесть откуда появившийся здесь наш старший лейтенант, украинец. Спрашивает меня:

- А вы знаете, что именно здесь убили Александра Македонского?

Я лепечу что-то невразумительное насчет того что, насколько мне известно, этого великого полководца вовсе не убили, он умер от лихорадки, а вообще я не в курсе. Старлей смотрит на меня с явным сожалением, как на ущербного (видно, по его мнению, не знать общеизвестные исторические факты непозволительно). Мы немного общаемся, и меня начинает преисполнять гордость. Этот молодой офицер, мой соотечественник, довольно неплохо осведомлен о истории Вавилона и о том, что именно этот город Македонский в свое время сделал столицей своей огромной державы.

Сразу вспоминаю столь критикуемый на родине, в Украине, так называемый «военный туризм», которым часто называют наше миротворчество. Мол, для многих это не больше чем стремление за счет Минобороны покататься по миру. Не знаю как кому, а мне наоборот, приятно, что наши ребята разъезжают по континентам не просто в поисках приключений и денег – они знают очень многое о тех местах, где служат! Американцы, замечу исходя из опыта общения с ними, очень слабо представляют историческую ценность тех мест, куда их заносит нелегкая и решения Белого Дома. Очень пикантно смотрится надпись на английском языке на плите неподалеку от дворца в виде реконструированного в Вавилоне зиккурата, культового сооружения – «Билл любит Тиффани». Без комментариев.

Кстати, позже проверил по справочной литературе: Александр Македонский хоть и вправду умер в Вавилоне, но все же от малярии, никто его не убивал.

Если вы хотите взять что-нибудь на память о посещении Вавилона, отправляйтесь на арабский базар на окраине лагеря «Альфа». Здесь лояльные и проверенные властями иракцы торгуют тем же, чем и обычно: бытовой техникой, коврами, керамикой. Однако лояльность к новой власти не убивает коммерческих наклонностей. И прямо на входе в этот шумный уголок (каждый во все горло рекламирует свой товар по-арабски, хотя посетители – исключительно военные коалиции, понимающие слово, максимум два) вам из-под полы, под жутким секретом предложат фигурки древних богов из глины с фрагментами клинописи.

Если верить продавцам, этим статуэткам более трех тысяч лет, и стоят они очень дешево. Можете покупать их без тени сомнения в законности сделки. Да и самого продавца-араба не будет терзать совесть по поводу того, что он распродает культурное наследие своей родины. Если же у него иссякнет запас «раритетов», он легко в кустарных условиях сделает себе еще партию.

Бейсбол по-вавилонски

Однако нашим офицерам, работающим в штабе дивизии «Центр-Юг» в Вавилоне, особо не до изучения местных достопримечательностей. Контингенты, входящие в дивизию (а это представители 15 государств), контролируют три большие иракские провинции – Васит, Бабил и Кербелу. Больше всего поляков – 2400 человек, на втором месте украинцы – более полутора тысяч. Раньше второе место занимали по численности испанцы, но после терактов в Мадриде весной этого года они вывели свои войска из Ирака. Чем, кстати, в своем роде «помогли» нам. Рассказывает помощник командира украинского контингента (командование контингентом, в отличие от командования бригады в Аль-Куте, находится в Вавилоне) подполковник Вадим Ханин:

- Поначалу к нашим офицерам в штабе дивизии относились настороженно, ведь Украина все же не член НАТО. И ставили лишь на «рядовые» должности, не взирая на воинские звания. Однако когда испанцы вывели свои войска, украинцев пришлось назначать замами и даже начальниками структурных подразделений штаба дивизии. И наши настолько хорошо себя зарекомендовали, что даже с ротацией, когда прибыли свежие силы поляков и других натовцев, их назначали уже в подчинение украинским офицерам.

Наши признают, что стиль работы в НАТО, очень отличается от принятого в ВС Украины и других постсоветских армиях. Прежде всего, у нас в войсках принято, что вышестоящие штабы регулируют все сферы жизнедеятельности «низов», все предусматривается бесчисленными приказами и инструкциями, а инициатива наказуема. Нашему командиру остается лишь следовать всем предписаниям без особой самодеятельности. В НАТО не так: тут считают, что «низам» виднее, что к чему, тут знают все нюансы ситуации. А «верхи» должны лишь обеспечивать реальные потребности войск, которые те формулируют сами. И еще одно: в НАТО нет понятия вхождения в должность. То есть никого не интересует, есть у офицера опыт работы или нет, и не дается время на то, чтобы человек как говорится вошел в курс дела. Спрашивают по всей строгости уже с первого момента назначения на должность. Но наши тут не подкачали.

Из Вавилона выезжаем утром, в конвое шесть БТР. Через час пути проезжаем несколько ощерившихся пулеметами блокпостов и несколько рядов четырехметровых бетонных заборов. «Традиционные» тут бетонные плиты на дороге выстроены в шахматном порядке, их приходится объезжать зигзагами (это – мера безопасности на случай нападения боевиков-смертников на автомобилях со взрывчаткой). И вот мы на перевалочной базе коалиционных сил «Скания».

На этом «островке безопасности» теснятся десятки и сотни огромных грузовиков-рифрежераторов с продовольствием и тягачей с техникой. Отсюда приходящие из Кувейта колонны под охраной бронетранспортеров «расползаются» по иракским провинциям, снабжая всем необходимым базовые лагеря.

Теперь остается ждать американские тягачи с нашими «Уралами», идущие из Кувейта, куда наша техника привозится из Украины паромом. «Урал» – хорошая машина, но все же военная, предназначенная больше для движения по пересеченной местности, нежели для скоростной езды по великолепным иракским автотрассам (едва ли не единственное, чему в Ираке мы можем позавидовать). Тягачи же идут со скоростью более 100 км/час. Также в нашей колонне пойдут несколько рефрижераторов с надписями «Logistic» (на «натовском» военном языке – «обеспечение») – это продовольствие для лагеря «Дельта».

Пока формируется конвой, наши ребята и американские солдаты-водители начинают фотографироваться на память на фоне наших БТР и американских тягачей с изображением черепов и перекрещенных костей вместо номерных знаков (экзотика!).

Подбегает озорная белокурая девушка-американка в солдатской форме и пристраивается к нашим. Украинцы ее сторонятся – мало ли что заокеанская леди воспримет за сексуальные домогательства, разбирайся потом! Но та сама со смехом обнимает нашего подполковника и позирует. Все спешат запечатлеть этот пикантный момент. Кто-то кричит нашему офицеру, «жертве» американки:

- А что жена скажет? Ты же потом будешь всю жизнь эту фотографию прятать!

Все смеются, включая не понимающих ни бельмеса американцев, которые, очевидно, смеются за компанию.

Вскоре звучит команда «По машинам!» и конвой выруливает на трассу. Жарко, а в бронетранспортере, броня которого быстро раскаляется под немилосердным солнцем, – подавно. Все ждут, когда уже появится на горизонте «родной» Аль-Кут и «Дельта», где можно будет наконец разрядить оружие и снять бронежилет. И узнать, что только за этот день наш лагерь в ас-Сувейре был уже трижды обстрелян боевиками…

Школа для девочек

Последняя поездка в Аль-Кут - передача местным властям общеобразовательной школы для девочек. Проезжаем возле городского элеватора, где изначально дислоцируется подразделение украинского контингента - охрана. Находясь возле самого Тигра, элеватор не только является стратегическим объектом провинции, с его крыш открывается прекрасный вид на базовый лагерь «Дельта» на другом берегу. А значит, это идеальное место для снайперов, которые свободно могут обстреливать расположение наших войск.

Школа для девочек, на открытие которой мы приехали, только восстановлена. Как и почти все проекты, осуществляемые в иракских провинциях, это делалось за американские средства. Но, кажется, как ученицам, так и учителям это совершенно все равно. Девочки, насколько можно судить помня собственные школьные годы, весьма радуются тому, что садятся за школьные парты. Учителя довольны не меньше. Радость последних понятна: женщины-педагоги в нынешнем Ираке одни из очень немногих, кто реально может иметь все шансы на работу. Причем, получая до 100 долларов (при Хусейне средний учитель имел зарплату всего в 7 баксов!), они являются вполне обеспеченными, в отличие от многих иракцев. Интересно, что ученики, сидя за партами, не складывают руки на столе, как принято у нас, а скрещивают на груди.

Арабские девочки с превеликим удовольствием позируют перед фотоаппаратом. Арабы вообще обожают (это именно то слово) фотографироваться. Если идете по улице с фотокамерой, будьте готовы, что не только дети, но и вполне почтенные мужи в «арафатках» будут просить вас их заснять. Наградой для них является то, что покажете им ихний снимок на дисплее «цифровика» – радость предела не имеет. Единственное, это не относится к замужним женщинам – тут можно не то что за фотосъемку, за слишком откровенный взгляд влипнуть в неприятность со стороны мужа или махрем (родственников) «обесчещенной». Но на девочек это правило не распространяется.

Пешком до Киева

Момента отъезда каждый из наших ребят ждет, начиная считать часы еще за несколько недель до отлета. Вывод отслуживших свой период солдат и офицеров продолжается более трех недель, и в глазах остающихся, провожающих своих друзей, - неподдельная зависть и нетерпение. Я должен улетать последним бортом, сразу в Киев (обычно самолеты приземляются в Скнилове во Львове, и дальше народ разъезжается по домам поездами). Предлагаю знакомому офицеру, который должен лететь на день раньше – мол, подожди денек, полетим вместе, тебе же надо в столицу, а так придется добираться в Киев со Львова. Он с ужасом отвечает: ни в коем случае, хоть пешком до Киева пойду, но еще даже на день здесь не останусь! Полгода разлуки с родными, да еще в совершенно чужой стране, дают себя знать.

Хотя есть и те, кто остается тут служить в составе вновь прибывшей бригады – естественно, исключительно по желанию. Таких немного: всего порядка тридцати человек, хотя, насколько мне известно, выражали желание остаться не менее двухсот.

Военное командование оставляет на второй срок преимущественно офицеров, служба которых основывается на опыте общения с местными и личных контактах. Они здесь действительно нужны, чтобы с приходом новых людей не начинать все заново (пока они еще войдут в курс дела!). Оставлять же солдат особо не стремятся: все-таки морально-психологическое состояние у людей в здешних условиях снижается, люди устают психологически. А новые солдаты-украинцы, как мы уже отмечали, адаптируются сравнительно легко.

Прощай, «Дельта»!

Сборы уезжающих миротворцев заканчиваются не меньше чем за неделю то отлета, потом идет нервное ожидание. Всех убывающих без исключения переодевают в американскую полевую пустынную форму. Мне это показалось как минимум странным – ребята поедут домой в Украину в иностранной форме?

Все оказалось прозаичным, и никакой политики тут нет. Дело в том, что нашим на весь срок выдают по три комплекта полевой формы «сафари». Для полугода службы в Украине – вполне нормально. Но не для Ирака. Во-первых, форму приходится постоянно стирать, во-вторых, еще больше она снашивается и протирается под непременными бронежилетами, от кобур пистолетов на бедре, от ремней автоматов. И через полгода эта одежда уже полностью сношена и штопана-перештопана. Понятно, что привозить домой «оборванцев» тоже радости немного. Тут помогли американцы, предоставив необходимое количество комплектов своей формы.

За несколько дней до отправки последнего борта в Украину – опасная находка разведчиков. Неподалеку от «Дельты» обнаружена замаскированная минометная позиция боевиков и целый склад – около 200 мин! Явно готовился обстрел базы. Здесь это не такая уж редкая находка, но сейчас те, кто готовится к отправке домой, нервничает. Дело даже не в опасении за свои жизни. Разорвись хоть одна мина на взлетной полосе – и полеты сразу отменят. А там когда и откуда доведется улететь домой еще большой вопрос.

Отъезд отмечается скромно: со спиртным здесь не густо, и это вполне понятно. А утром жесткое разочарование – ночью поднялась пылевая буря, и полеты отменены. Народ, который в мечтах уже давно в Украине, нервничает, ведь такая буря может продлиться и неделю – это не редкость в этих местах осенью. Через каждые два-три часа пролетает слух: то якобы сообщили, что борт вышел из Украины, то это оказывается гнусной провокацией. Все как на иголках.

Наконец, через день наш борт появляется в небе над Аль-Кутом. Хотя самолет должен убывать не раньше девяти часов утра, в семь уже все на аэродроме. Последнее построение, проверка людей по полетным спискам и быстрая погрузка. Когда шасси Ил-76 отрываются от взлетки, народ жмет друг другу руки. Через 12 часов, после заправки в Баку, мы будем в Киеве!

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.013 с.)