ТОП 10:

ТУРГЕНЕВ - РОМАНИСТ И ХУДОЖНИК



В портретном мастерстве Тургенев отчасти перекликается с Гоголем. Портреты в романах Тургенева различны. Во-первых, это детализированный портрет с точным описанием индивидуальных внешних признаков, рассчитанных, главным образом, на зрительное впечатление и сопровождаемых небольшими комментариями.

Герой или героиня, которых Тургенев изображает сатирически, обычно появляются, как и у Гоголя, когда уже нарисован соответствующий фон и читатель из, предшествующего описания обстановки составил себе определенное представление о них. Только после того как было сказано о городе, его улицах, о доме и комнате, в которой живет Кукшина, Тургенев рисует ее портрет: «На кожаном диване полулежала дама, еще молодая, белокурая, несколько растрепанная, в шелковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. Подчеркивая ряд несоответствий во внешнем облике Кукшиной (молодая— несколько растрепанная; в шелковом — не совсем опрятном платье, снижающих ее образ деталей («круглые глаза, между которыми сиротливо краснел крошечный вздернутый носик»), Тургенев дает авторский комментарий к портрету, разрастающийся в сатирическую характеристику от имени Базарова и автора: «Базаров поморщился… Невольно хотелось спросить у ней: «Что ты, голодна? Или скучаешь? Или робеешь? Чего ты пружишься?» (Глава XIII).

Для характеристики героев автор использует разнообразные лексические и фразеологические средства( пословицы и поговорки, идиоматические выражения или архаизмы и просторечия). Так, в речи Павла Петровича Кирсанова много специфичных слов и выражений, характерных для помещичьего лексикона XIX века. Эти выражения он употребляет, перемешивая их со словами литературного языка. Вместо общенародного этот, этим Павел Кирсанов говорит эфтим, эфто, вместо принцип — принсйп; очень часто он прибегает к витиеватым оборотам речи, например: «А вот извольте выслушать. В начале вашего пребывания в доме моего брата, когда я еще не отказывал себе в удовольствии беседовать с вами…»; «Ваши слова избавляют меня от некоторой печальной необходимости…»; «Чувствительно вам обязан» и т. д. Вместо «Вы все шутите» Павел Петрович говорит Базарову: «Вам все желательно шутить»; вместо «предупреждаю вас» — «считаю долгом предупредить вас».

Такие выражения, как «извольте», «позвольте полюбопытствовать», «приличествует», « не имею чести знать», «не угодно ли пожаловать», «считаю долгом» и т. п., представители дворянской аристократии считали признаком изысканного и светского тона, Тургенев не только воспроизводит лексикон Павла Петровича, но и объясняет его происхождение. «В этой причуде, — пишет автор, — сказывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном язъгзе, употребляли одни — эфто, другие—эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами…» (Глава X).

Стиль речи англомана Павла Петровича, иронически настроенного ко всему отечественному, отличается также обилием иностранных изречений, пословиц, поговорок, нередко искусственно перемешанных с русской лексикой.

Избегая резких, кричащих эпитетов, Тургенев использует в качестве определений к отвлеченным существительным столь же отвлеченные, большей частью относящиеся к области эмоций прилагательные или причастия, например, «глухие рыдания», «холодный ужас», «изящное смирение», «пленительная веселость». Сочетания абстрактных, не бьющих в глаза своей новизной определений с подобными же определяемыми словами, благодаря их однотипности, не производят впечатления неожиданности и оригинальности, но Тургенев к этому и не стремится. Писатель хочет подчеркнуть, что речь идет об обычных человеческих эмоциях. Однако в .зависимости от авторского замысла на фоне подобных словосочетаний появляются и яркие, неожиданные определения, то лирически, то сатирически окрашенные, например, «будет с него губернского фимиама», «чиновник в благонамереннейше-застегнутом вицмундире», «сладкоглазый старик», «прилизанного лица», «фешенебельное время для прогулки». Сатирическая окраска достигается в приведенных примерах различием и удаленностью друг от друга сфер,, в которых обычно употребляются определяемые и определяющее слова.

Большую роль в языке романа играют сравнения. Опираясь на традиции устного поэтического творчества народа, Тургенев черпает большинство сравнений из окружающего человека мира, например: «исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам»; «мы теперь голодны, как волки»; «Васька, мальчик лет семи, с белою как лен головою…»; «Ее коса (княгини Р.) золотого цвета Й тяжелая, как золото, падала ниже колен»; Фенечка «высматривала как зверек»; «Дуняша… посматривала на него, пробегая мимо перепелочкой»; «Дворовые мальчишки бегали за «дохтуром», как собачонки».

При выяснении основного конфликта «Отцов и детей» нельзя ограничиться алгебраическим решением проблемы: «теория разбивается о жизнь». Весь вопрос п том, какая именно теория, каково ее социальное и политическое содержание.

В отличие от консервативно-либерального лагеря, демократические журналы разошлись в оценке проблем тургеневского романа: «Современник» и «Искра» увидели в нем клевету на демократов-разночинцев; «Русское слово» и «Дело» заняли противоположную позицию.

Ведущие критики журнала «Современник» не могли откликнуться иа роман «Отцы и дети»; Добролюбов к этому временя умер, а Чернышевский был арестован. С рядом статей о романе Тургенева в «Современнике» выступил М. А. Антонович. В своих статьях («Асмодей нашего времени», «Промахи», «Лжереалисты», «Современные романы» )рл> руководствовался рядом тактических соображений, не позволивших ему с достаточной степенью объективности оценить роман Тургенева. И хотя идейно-политическая предпосылка М. Антоновича была верной, эстетические принципы критика при подходе к роману оказались противоположными эстетическим принципам Чернышевского и Добролюбова: М. Антонович подменял по существу то, что фактически было отражено в романе, тем, что, по его мнению, хотел сказать автор. Критик изучил замысел писателя, но весьма поверхностно проанализировал результат, то есть сам роман. Полемическая раздраженность М. Антоновича привела к тому, что б стал отрицать социальную значимость и даже художественную ценность романа, приравняв его к ретроградному роману бездарного писателя В. И. Аскочеиского, и даже назвал «Отцы и дети» родоначальником антинигилистических романов. М. Антонович превратно истолковал и образ Базарова, сочтя героя обжорой, болтуном, циником, пьянчужкой, хвастунишкой, жалкой карикатурой на молодежь, а весь роман — клеветой на молодое поколение.

Верно указав на весьма существенные стороны тургеневского замысла, продиктованные классовой тенденцией писателя, Антонович в то же время не обратил внимания- ни на противоречия в мировоззрении Тургенева, ни на борьбу между его классовой тенденцией и реалистическим изображением жизни. Естественно, что такая полемическая односторонность, даже при верной «сходной политической позиции, помешала критику объективно оценить проблематику романа.

 

10.ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПОЭЗИИ НЕКРАСОВА. МАСТЕРСТВО НЕКРАСОВА...

Н.А. Некрасова называли крестьянским поэтом, поэтом Пе­тербурга, певцом революционной демократии. Основная тема­тика поэзии Некрасова — жизнь русского крестьянства и город­ской бедноты (здесь поэт выступает предшественником Досто­евского). В этих стихах зачастую звучат тоскливые, унылые, скор­бные интонации. Другая тема — тема современника, передового общественного деятеля или же трусливого обывателя. Этим сти­хотворениям свойствен революционный, обличительный пафос. Кроме того, важное место в творчестве Некрасова занимает тема поэта и поэзии и тема любви. Тема родины приобрела в творчестве Некрасова деревенский, крестьянский характер. В его произведениях перед читателем предстает судьба русской деревни, русского крестьянина, рус­ской женщины: «Несжатая полоса», «Забытая деревня», «На Вол­ге», «В полном разгаре страда деревенская», «Орина, мать сол­датская», «В дороге». Творчество поэта неразрывно связано с рус­ским фольклором, песнями, пословицами, загадками. Многие произведения его проникнуты глубокими размышлениями о судьбе русского народа, путях развития России: Где народ, там и стон… Эх, сердечный! Что же значит твой стон бесконечный? Ты проснешься ль, исполненный сил, Иль судеб повинуясь закону, Все, что мог, ты уже совершил — Создал песню, подобную стону, И духовно навеки почил?.. Так поэт восклицает в «Размышлениях у парадного подъезда». Н.А. Некрасов выступает поэтом-новатором, демократичным поэтом. На первый план в его стихотворениях выходит грубая обыденность, скучная проза жизни: непосильный крестьянский труд, голод, нищета, пьянство. Как замечает А. Григорьев, в по­эзии Некрасова «совмещены все ужасы бедности, голода, холо­да». Поэт расширяет тематику лирических произведений, вво­дя новые, непривычные для поэзии темы и образы (например, образы мелкого чиновника, ограбленного крестьянина, падшей женщины). Некрасов по-новому интерпретирует традиционные «поэтические темы», например тему смерти. Поэт никогда не изображает смерть естественную, смерть у него всегда безвре­менна, это результат социальных условий. Так, в стихотворении «Еду ли ночью по улице темной…» он изображает смерть ребен­ка в условиях нищенской, невыносимой жизни. Матери мла­денца приходится стать продажной женщиной, чтобы хоть как- то поддержать существование своей семьи. Зачастую мы встречаем в произведениях Некрасова пародий­ные интонации. Таковы стихотворения «Современная ода», «Нравственный человек». Как отмечает исследователь, «это па­родии на всякую оду: казенно-патриотическую, гражданскую. Используется куплетная, прибауточная манера, прием бурлес­ка: славословие «от обратного», когда за похвалами кроется ед­кая сатира». Сам герой при этом наделен сомнительными доб­родетелями: Не обидишь ты даром и гадины, Ты помочь и злодею готов, И червонцы твои не украдены У сирот беззащитных и вдов. Отталкивание от традиций Пушкина и Лермонтова мы ви­дим в стихотворении «Вчерашний день, в часу шестом». Муза поэта предстает крестьянкой, которую жестоко избили кнутом. Образ Музы, «печальной спутницы печальных бедняков», встре­чаем мы и в стихотворении «Муза»: Но с детства прочного и кровного союза Со мною разорвать не торопилась Муза, Чрез бездны темные Насилия и Зла, Труда и Голода она меня вела — Почувствовать свои страданья научила И свету возвестить о них благословила… Стихотворение «Блажен незлобивый поэт» развивает тему лирических отступлений Н.В. Гоголя в поэме «Мертвые души» (рассуждение о двух типах писателей), а также стихотворения М.Ю. Лермонтова «Пророк». Этой же теме посвящена «Эле­гия» (А.Н. Еракову). В ней поэт обозначает основную цель ис­кусства: К народу возбуждать вниманье сильных мира — Чему достойнее служить могла бы лира?.. Отметим, что традиционные лирические жанры обретают у поэта новое содержание. Так, вышерассмотренная элегия Некра­сова — это не грустное воспоминание о любви, а стихотворение социальной проблематики. Лирический герой автобиографических и многих любовных стихотворений Некрасова — русский интеллигент. Образ интел­лигента-разночинца, общественного деятеля мы также встреча­ем в стихотворениях «Памяти Добролюбова», «Памяти Белинс­кого», поэме «Кому на Руси жить хорошо». Призыв к свободе звучит в стихотворениях «Пророк», «Песня Еремушке». Однако стоит отметить, что «во многих других стихотворениях револю­ционность Некрасова выступает как многоликая рефлексия. Мы имеем дело с лирическим героем, который сам себя воображает лишь «рыцарем на час», или способным совершить неверный шаг. «Укоризненно смотрят на него с портретов более сильные духом его друзья, а сам он — всего лишь «кающийся дворянин». Искупление вековечного греха перед народом — постоянная тема у Некрасова. До конца своих дней он все еще сомневался, дос­тойно ли служил народу своей лирой, сохранит ли народ память о нем». Художественный метод поэта — реализм. Однако элементы фантастики порой встречаются в его произведениях (сказочные элементы и мотивы в поэме «Кому на Руси жить хорошо»). Стиль Некрасова вобрал в себя художественные традиции «натураль­ной школы»: лирика тяготеет к эпичности, в лирических стихо­творениях зачастую присутствуют портреты героев, описания об­становки. Многие стихотворения Некрасова сюжетны, у него присутствует «ролевая лирика (автор выступает от лица какого- либо героя). В то же время в лирике его присутствует аналити­ческое начало, рассуждения и размышления героя. Стиль Некрасова демократичен, он использует простую лек­сику, просторечия. Любимые стихотворные размеры поэта — дактиль, амфибрахий и анапест. Критики часто упрекали поэта в недостатке таланта, исполь­зуя замечание В.Г. Белинского о «таланте-топоре». Рефлексия по этому поводу, а также по поводу доминирования социальных мотивов в творчестве была свойственна и самому Некрасову. Од­нако в глазах современных читателей он по-прежнему остается великим поэтом. Очень точно заметил о стихе Некрасова В. Кре­стовский: «Но мы любим эту неуклюжесть и тяжесть — это тя­жесть железа, тяжесть железного молота, в ней его сила, его мет­кость».

Реалистическая направленность нашла яркое воплощение и в изобразительном искусстве, именно в творчестве русских художников XIX в. Поражает то, с какой любовью, с каким сочувствием и пониманием, с каким глубоким проникновением в самую суть жизни рисуют художники простого человека в своих произведениях. Интерес к повседневной жизни человека нашел яркое и образное воплощение в бытовом жанре живописи. Значительный вклад в развитие бытовой живописи внесли русские художники: В.Г.Перов, И.Е Репин, В.Е.Маковский, К.А. Савицкий и др.
Между скорбной поэзией Некрасова и картинами художников-реалистов можно провести параллель, они во многом созвучны. Как и произведения передового русского писателя, их картины отличаются большой содержательностью, правдивостью художественных образов, высокой гражданственностью. И в этом мы видим глубокую внутреннюю связь художников с прогрессивными идеями своего времени. Нередко перекличка тем, мотивов и сюжетов литературного текста и произведения изобразительного искусства обусловлена тем, что художник создает свою картину по мотивам первого. А благодаря взаимодействию искусств, в частности живописи и литературы, происходит углубление восприятия образов художественного произведения. Эти читательские зрительные ассоциации, то есть репродукции картин, помогают ярче представить картину происходящего, конкретизировать впечатления.

наибольшую близость мы можем установить между творчеством Николая Алексеевича Некрасова и живописца Василия Григорьевича Перова. Главное, что их сближает, – глубоко сочувственное отношение к крестьянству. Перов – “поэт скорби” в живописи, Некрасов – “поэт скорби” в литературе. Вслед за Некрасовым Перов – впервые в русской живописи – обратился к изображению тяжелой, горькой жизни русского крестьянства. В его картинах, как и в литературе «критического реализма», это обличительное, сатирическое направление выразилось особенно ярко. Средствами живописи Перов сумел выразить те же идеи, поднять те же темы, что и Некрасов в поэзии. Стихи и поэмы Некрасова были для Перова образцом высокого общественного служения народу. Перов также считал, что нельзя работать, «не зная ни народа, ни его образа жизни, ни характера, не зная типов народных, что составляет основу жанра». Ему принадлежит немало портретов крестьян, в которых он выразил сочувственное отношение к представителям самого бесправного и незащищенного сословия. В его полотнах не было развернутого сюжета, но их немногословность давала пищу для воображения и сочувствия, а монотонная гамма тусклых тонов отвечала угрюмости царившего в них настроения.
Одной из самых выразительных и сильных картин в творчестве Перова является картина «Проводы покойника». Тощая лошаденка медленно и понуро тащится по пригорку навстречу порывам ветра. В санях – грубо сколоченный гроб, прикрытый рогожей и перевязанный веревками. По обе стороны от него примостились на санях дети. Печально смотрит девочка. Напротив – мальчик в огромной меховой сползающей на глаза шапке. Он ежится от холода, кутаясь в большой отцовский тулуп. Рядом с санями, провожая в последний путь хозяина, бежит собака, еще выразительнее подчеркивая одиночество и бесприютность осиротевшей крестьянской семьи. Лица матери мы не видим, но как красноречивы ее склоненная голова и опущенные плечи!
Никто вместе с ними не провожает в последний путь единственного кормильца крестьянской семьи. И оттого, что у них нет сочувствующих, еще в большей степени ощутим трагизм происходящего. Сердце сжимается, когда смотришь на эту картину… Ее с уверенностью можно отнести к подлинно реалистическим, поскольку она написана на основе реальных жизненных наблюдений. С беспощадной правдивостью и щемящей болью нарисовал художник трагическое событие в жизни лишь одной бедной крестьянской семьи. Но в этом одном явлении Перов сумел дать глубокое обобщение тяжелой, беспросветной доли крестьянства в царской России.
Простая по содержанию, она наполнена глубоким социальным смыслом. Эта картина несомненно ассоциируется с поэмой Некрасова “Мороз, Красный нос” с эпизодами смерти и похорон Прокла:

Савраска увяз в половине сугроба -

Две пары промерзлых лаптей

Да угол рогожей покрытого гроба

Торчат из убогих дровней.

Старуха в больших рукавицах

Савраску сошла понукать.

Сосульки у ней на ресницах,

С морозу - должно полагать.

Между отдельными холстами Перова прослеживается логическая связь, они объединяются в своеобразные живописные повествования. Тяжелой доле женщины-крестьянки посвятил Перов еще одну из своих лучших, самых сильных картин – “Последний кабак у заставы”. Картина представляла собою, в сущности, городской пейзаж, исполненный тоски и горечи. Мы видим столбы заставы с двуглавыми орлами, выделяющиеся на фоне лимонно-желтого заката, вызывающего щемящее чувство тоски. Темный передний план с заснеженной дорогой, исчерченной глубокими колеями, темнеющие дома с уже освещенными окнами оттеняют бледную полосу неба, которая потухнет. Стоят двое саней. Одни из них пустые, в углу других примостилась иззябшая молодая крестьянка. Рядом с ней – собачонка. Сколько времени придется ждать молодой женщине зашедшего в последний кабак мужа? Невольно вспоминается стихотворение Некрасова “Размышления у парадного подъезда”:
У заставы, в харчевне убогой

Все пропьют бедняки до рубля

И пойдут, побираясь дорогой,

И застонут: “Родная земля,

Укажи мне такую обитель,

Я такого угла не встречал,

Где бы сеятель твой и хранитель,

Где бы русский мужик не стонал…”

Глядя на картину, я вспоминаю слова поэта начала ХХ века К. Бальмонта о творчестве Некрасова: «Бесконечная тянется дорога, уходящая в зимний лес, и близ нее замерзающая женщина, для которой смерть - великое благословение… Опять бесконечная тянется дорога, та страшная, которую народ прозвал проторенной цепями, и по ней, под холодной далекой луной, в мерзлой кибитке, спешит к своему изгнаннику-мужу русская женщина, от роскоши и неги в холод и проклятье».
Тяжелая доля женщины из народа, занимавшая всех передовых людей 60-х годов, волновала и Перова. В 1867 году им была написана картина “Утопленница”. Перов в этой картине повествует о женщине, опустившейся на самое дно жизни, но сознающей свое падение и глубоко страдающей. Фигура утопленницы в черном платье и черных ботинках, с открытым лицом и распущенными волосами погружена в полутень так же, как фигура городового, силуэтно выделяющаяся на фоне серебристого тумана. Нежные зеленовато-лимонные оттенки утреней зари подчеркивают контраст между безмятежной красотой природы и трагической судьбой человека. И эта картина во многом созвучна со скорбным стихотворением Некрасова: Вчерашний день, в часу шестом.

Вчерашний день, в часу шестом

Зашел я на Сенную;

Там били женщину кнутом,

Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди,

Лишь бич свистал, играя…

И Музе я сказал: “Гляди!

Сестра твоя родная!”.

В этом коротком стихотворении народный поэт сумел сказать о том, что его Муза – сестра униженной и страдающей крестьянки, что она печалится народной печалью.
В шестидесятые годы XIX века одно за другим Некрасов представляет людей из простого народа во всем многообразии и богатстве чувств. Много среди них и детских образов, о которых особенно трепетно, с сердечной теплотой и нежностью говорит автор. Одно из таких замечательных произведений – это стихотворение «Плач детей», и оно несомненно родственно картине «Тройка. Ученики мастеровые везут воду» В.Г Перова. В стихотворении перед читателем воочию встают трагические картины жизни детей капиталистического города. Это, наверное, единственное стихотворение в русской поэзии, где с такой силой запечатлелась картина каторжного труда детей на полукустарных фабриках. Обращаясь к читателям, поэт спрашивает:
Равнодушно слушая проклятья
В битве с жизнью гибнущих людей,
Из-за них вы слышите ли, братья,
Тихий плач и жалобы детей?
В то время, «в золотую пору малолетства», маленькие рабы, выбиваясь из сил, целыми днями вертят колеса на фабриках. И нет силы, которая могла бы остановить это ужасное, бесконечное кружение:
Бесполезно плакать и молиться,
Колесо не слышит, не щадит:
Хоть умри - проклятое вертится,
Хоть умри - гудит - гудит - гудит!
Образы детей интересовали Василия Григорьевича Перова на протяжении всего его творческого пути. Так же, как и Некрасов, с чувством особой симпатии художник изображал детей. «Кто из нас не знает «Тройку» Перова,– писал В. В. Стасов,– этих московских ребятишек, которых заставил хозяин таскать по гололедице на салазках громадный чан с водой. Все эти ребятишки, наверное, деревенские родом и только пригнаны в Москву на промысел. Но сколько они намучились на этом «промысле»! Выражения безысходных страданий, следы вечных побоев нарисованы на их усталых бледных личиках; целая жизнь рассказана в их лохмотьях, позах, в тяжелом повороте их голов, в измученных глазах...» С трудом тащат они огромную обледеневшую бочку с водой. Унылой, безотрадной кажется дорога, рядом тянется бесконечно длинная глухая стена домов... В этой картине чувствуется протест художника против социальной несправедливости, которая делает жизнь детей бедноты полной нужды и тяжелого труда.
В этом плане уже традиционным стало сопоставление картины Н.П. Богданова-Бельского "У дверей школы" с стихотворением Некрасова «Школьник», не случайно репродукция этой картины давно используется в качестве иллюстрации к некрасовскому произведению в учебнике-хрестоматии. Тема крестьянского детства – это одна из тем, которую поднимал в своей общественной лирике Николай Алексеевич Некрасов. Для него данная тема была значимой, поскольку, несмотря на свое дворянское происхождение, поэт пережил лишения, голод, нищету. “Ровно три года я чувствовал себя постоянно, каждый день голодным. Приходилось есть не только плохо, не только впроголодь, но и не каждый день” - горько вспоминал он.
«Ноги босы, грязно тело,
И едва прикрыта грудь...
Не стыдися! что за дело?
Это многих славный путь»
Этими строками автор хочет лишний раз отметить, что крестьянские дети стремились выбраться из нищеты, бесправия, выбрать другой путь, нежели их родители. Судьба Ломоносова – яркий тому пример. То есть у детей была тяга к знаниям, и они проявляли упорство для достижения поставленных целей. В этом и заключена идея картины и стихотворения, где образ дороги переходит в образ жизненного пути, “славного пути” и “широкого поприща”. Вера в талантливый, умный, славный народ русский звучит в стихотворении Н.А.Некрасова «Школьник».
Обратимся к еще одному произведению народного поэта о детях низшего слоя – «Крестьянские дети». В поэме основное неподдельное чувство поэта – любовь к детям – проявляется через восторженную нежность, растроганность («Коснулось души умиленье»), искреннюю зависть, нескрываемую тревогу и боль. Последнее глубоко и серьезно, но все же не довлеет над светлыми чувствами. О детских глазах поэт отзывается ласково, любовно и восторженно. Сравнение глаз с полевыми цветами не случайно: растущим на воле крестьянским детям близки и любы не садовые, а полевые цветы. В глазах детей поэт видит то, что ценит особенно дорого: В них столько покоя, свободы и ласки, В них столько святой доброты! Поэт рад посеянному им в душах детей сомнению: прекрасно, что живое любопытство берет верх над рабским страхом перед барином, поскольку этим крестьянским ребятишкам, думалось автору, предстояло вырасти не крепостными, а свободными. Читая эту поэму, перед глазами невольно встает картина художника-передвижника В. Маковского «Игра в бабки», в которой изображены озорные деревенские мальчики. В картине проявляется свойственные жанристу наблюдательность, чувство юмора, умение в правдивой и непритязательной форме воспроизвести будничное течение жизни. Художник тонко подметил характерные черты своих маленьких героев, ему, несомненно, удался и русский сельский пейзаж. Подобно Некрасову, Маковский наслаждается редкой возможностью счастливого блаженного времяпрепровождения, когда живется легко. В. Маковский был мастером своеобразных коротких рассказов в живописи. В лучших своих произведениях художник дает яркие типические образы, в незначительном, казалось бы, эпизоде умеет раскрыть глубокий социальный смысл. Хотя он не обладал могучим талантом, подобно Репину, но, запечатлев пусть отдельные, но очень типичные стороны действительности, сделал большое и нужное дело.
И поэт, и художник с восхищением видят в каждом ребенке росток внутренней свободы. Открытое признание поэта в любви к крестьянским детям предваряет светлые картины жизни этого счастливого народа, свободного от условностей дворянского воспитания. Гимн детству: Играйте же, дети! Растите на воле! На то вам и красное детство дано... – кульминация стихотворения.
Н.А. Некрасов отводил одно из самых центральных мест простой русской женщине в своем творчестве. Как поэт революционной демократии, он не мог остаться равнодушен к судьбе русской крестьянки, потому что в тогдашней России не было человека более униженного и бесправного, чем женщина. Немало строк посвятил поэт многострадальным матерям-крестьянкам. Вот типичная картина: бездонное, мутно-голубое, выжженное небо, палящее солнце, ни малейшего дуновения ветра; дрожащее, замирающее в вышине звенящее пение жаворонка – это вверху; солёный пот, заливающий глаза, согнутые спины, надоедливая, противная мошкара, призывный плач детей – это внизу. В стихотворении «В полном разгаре страда деревенская», написанном вскоре после реформы, дано правдивое изображение нечеловеческого, тяжелого труда молодой крестьянки-матери:
В полном разгаре страда деревенская... Доля ты!- русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать. Не мудрено, что ты вянешь до времени, Всевыносящего русского племени Многострадальная мать!

С этим стихотворением созвучна картина А. Венецианова «На жатве. Лето». В обоих произведениях авторы описывают русскую женщину, восхищаясь силой ее характера, всем сердцем отзываясь на ее тяжелую долю. Сюжет картины почерпнут из повседневной народной жизни. Спокойно и непринужденно, выпрямив натруженную спину, сидит женщина, положив возле себя серп. Ее статная, величавая фигура, окутанная плотным знойным воздухом, озарена жаркими лучами полуденного солнца. При первом взгляде на картину мы видим только фигуру крестьянки, кормящую прильнувшего к ней ребенка и лишь потом замечаем на дальнем плане фигурки других жниц. Молодая крестьянка сидит на возвышении, откуда и открывается вид на безбрежные поля, щедро залитые солнцем.
Мастер жанровых сцен из крестьянской жизни А. Венецианов сумел раскрыть душу народа, создать сцены из народной жизни. Он восхищается прежде всего героизмом крестьянского труда, повседневным трудовым подвигом русских крестьян. Как и в стихотворении Некрасова, в картине во внешнем облике простой русской женщины воплотились народные представления о настоящей красавице — крепко сложенной, румяной, живой, ловкой, трудолюбивой. Забота о семье, о небольшом скромном достатке, воспитание детей, постоянная работа по дому и тяжелая работа в поле — ведь все лежало на ней. В образе русской крестьянки Некрасов и Венецианов показали человека высоких нравственных качеств, они воспевают стойкость славянских женщин в жизненных испытаниях, гордость, достоинство, заботу о семье и детях.
Бытовые реалии, события, имена, намеки Некрасова на общественную и литературную борьбу, запечатленные в «Железной дороге», были понятны читателю с полуслова. Это стихотворение было произведением величайшей правды. Некрасов выразил в нем «тысячелетнюю муку» людей труда при крепостничестве и капитализме. Все это припомнилось поэту, когда погожим осенним днем он ехал по железной дороге. Поезд весело стучал колесами, но Некрасов печально смотрел в окно: он не мог забыть о несчастной судьбе простых людей, строивших эту дорогу. Бесчеловечность, невыносимость этого народного труда изобразил художник К. Савицкий на картине «Ремонтные работы на железной дороге». По содержанию картина очень близка стихотворению.
В палящий полдень рабочие-сезонники, не зная отдыха, возят тачки с землей. Рядом со взрослыми работают дети. Все это люди, которых нужда и голод гнали из деревень. За ними зорко следит стоящий на пригорке подрядчик в алой рубахе. Любовно обрисован художником центральный образ – рабочий с повязкой на голове, исполненный силы и человеческого достоинства. Его могучие руки, широкие плечи, уверенные движения выдают огромную силу. Видно, он и душою крепок, никакой труд не сломит его, не согнет. Для картины характерно стремление создать многофигурную композицию, широко показать народ, таящиеся в нем силы, создать произведение остро социальное.
Крестьяне были согнаны со всех уголков России на возведение дороги. Не щадили ни старых, ни малых. Людям приходилось работать голыми руками, по колено в болотной воде. Не всякий мог выдержать такую тяжелую жизнь. На русских костях была построена дорога,- так говорили в народе. И это была правда.
В самой теме картины Савицкого, в трактовке отдельных образов можно наблюдать сходство с картиной Репина «Бурлаки на Волге». Тяжело ступая по мокрому песку, по берегу полноводной Волги бредет ватага бурлаков. Они запряжены, будто тягловые животные, их тела напряжены, потому что эта нечеловеческая работа требует таких же нечеловеческих усилий. Всех этих несчастных роднит убогость и ветхость одежды, крайняя нищета и нужда, толкнувшая их на непосильный труд. Картина перекликается с замечательным стихотворением Некрасова «Размышления у парадного подъезда»: «Выдь на Волгу: чей стон раздается Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется - То бурлаки идут бечевой!..
Издавна дорога в сознании русского народа связывалась с горем и страданиями: по дороге молодых парней угоняли в рекруты, по дороженьке крестьянин нес на базар последние свои пожитки, по дороженьке уходили надолго мужики в город на заработки, по дороге пролегал скорбный путь в ссылку, в Сибирь. В нескольких шагах от родового имения Некрасовых в селе Грешневе пролегла Владимирка – дорога скорби и страданий, проторенная кандальными цепями... Именно эту дорогу горя изобразил И.И. Левитан в картине «Владимирка». По сути это пейзаж, но она воспринимается обобщенным образом тоски и горя народного – без конца и краю, как это небо, эта земля, эта дорога и уходящие вдаль извилистые тропинки. И вот молодая девушка стоит у дороги, провожая тоскливым взглядом промчавшую тройку («Не нагнать тебе бешеной тройки. Кони сыты, и резвы, и бойки, И ямщик под хмельком, и к другой Вихрем мчится корнет молодой...» Некрасов «Тройка»).
Велика в творчестве Некрасова тема русской природы. Поэт вырос на природе, был воспитан ею, познал всю ее ласку и доброту и поэтому, мне кажется, имел право говорить о ней, как о родной матери. В стихотворении "Железная дорога" автор снова восторженно отзывается о родной стороне и природе: воздух здоровый, ядреный, речка студеная, лед, как тающий сахар, увянувшая трава у леса напоминает мягкую постель, в которой можно выспаться. Эта славная осень вливает в душу поэта бодрость, силы. Поэту все отрадно видеть: ковер из осенних листьев, морозные ночи, ясные дни, болота, кочки. Эти строки мне напоминают картину И.И. Левитана «Золотая осень», вызывающую, как и этот стих, чувство тихой радости и светлой грусти («...во всех этих пейзажах, что бы они ни изображали, лучше всего передана печаль прощальных дней, сыплющихся листьев, загнивающих трав, тихого гудения пчел перед холодами и предзимнего солнца, едва заметно прогревающего землю"С.Есенин).
Таким образом, можно утверждать, что творчество Н.А.Некрасова перекликается с творчеством некоторых русских художников 19 века. И это не удивительно, ведь и поэт, и художники изображали существующую действительность.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.017 с.)