ТОП 10:

Внутренняя и внешняя политика династии Старшая Хань. Кризис начала Iв. до н.э. Реформы Ван Манна.



Укрепив свои позиции, У-ди решает покончить с таким положением. Он создает мобильные конные

подразделения, которые стали основной силой в борьбе против сюнну. Против кочевников применили их же

собственную тактику внезапных нападений. Военные кампании 127—119 гг. до н. э. принесли ханьским

войскам первые победы.

Используя в качестве военного плацдарма «пограничные округа», У-ди развертывает активные действия

против сюнну. Так постепенно меняется характер войны: оборонительная вначале, она становится для Хань

средством захвата все новых и новых территорий.

С военными действиями против сюнну были связаны и первые контакты Хань со странами «Западного

края» (так называли в то время территорию современного Синь-цзяна и Средней Азии).

Готовясь к войне с сюнну, У-ди направил в 139 г. до н. э. своего посла Чжан Цяня на поиски племен

массагетов, разбитых сюнну и переселившихся на запад. Чжан Цянь вернулся в столицу через 13 лет, не

добившись своей главной цели. Но последствия его путешествия были тем не менее весьма существенными.

Благодаря Чжан

В поле и на охоте. Каменный барельеф ханьского времени

Цяню древние китайцы открыли для себя неведомый дотоле мир: они впервые получили достоверные

сведения о Бактрии, Парфии, Фергане и других государствах Средней Азии. После вторичного путешествия

Чжан Цяня Ханьская империя установила отношения со многими из этих государств. Эти связи имели не

только политическое значение. Они способствовали интенсивному обмену культурными достижениями.

Именно в это время в Китай проникают из Средней Азии некоторые не известные там ранее

сельскохозяйственные культуры (виноград, бахчевые), музыкальные инструменты, предметы утвари. Позднее

через «Западный край» в Китай из Индии проник буддизм.

Большого напряжения сил потребовали войны Ханьской империи с племенами юэ, населявшими юго-

восточные приморские районы. Используя внутренние противоре

чия между племенами юэ, У-ди в 111 г. до н. э. бросил против них свои войска. Ханьской империи удалось

одержать победу над нанъюэ, и большая часть их земель была присоединена к империи.

Расширение территории Хань на юго-западе было связано с попытками найти путь в Индию. Во время

путешествий по «Западному краю» Чжан Цянь узнал о существовании этой большой и богатой страны. Из

рассказов купцов он сделал вывод, что государство Хинду расположено по соседству с землями «юго-западных

варваров». Так древние китайцы называли племена, населявшие большую часть современной Юньнани и юг

Сычуани. В IV— III вв. до н. э. здесь возникает несколько крупных союзов племен, наиболее значительным

среди которых было раннегосударственное объединение Дянь. В 130 и 111 г. до н. э. У-ди дважды

предпринимает походы

против «юго-западных варваров». И хотя путь в Индию и не был найден, к Ханьской империи были

присоединены большие территории.

Наконец, еще одним объектом ханьской экспансии становится в период правления У-ди Корейский

полуостров. В 109 г. до н. э. Хань наносит удар по государству Чосон с двух сторон: одна армия двигается через

Ляодун, другая — через Бохайский залив. На захваченных землях создаются ханьские округа.

Так на протяжении второй половины II в. до н. э. Ханьское государство значительно расширило свои

границы. Ханьская империя становится одним из могущественных государств древнего мира наряду с Парфией

и Римом.__

Начало кризиса империи

Длительные войны с соседями, в особенности с сюнну, существенно сказывались на состоянии экономики

страны. Необходимость постоянного пополнения армии отвлекала наиболее активную часть населения от

занятий в основной сфере общественного производства — в земледелии. Императорская казна, значительно по

полнившаяся к концу II в. до н. э., не могла компенсировать расходы на войну.

Для того чтобы получить дополнительный источник доходов, У-ди принимает в 120 г. до н. э. предложение

о введении государственной монополии на добычу соли и производство железных орудий. Соль была наряду с

зерном важнейшим предметом потребления в самых широких слоях общества; спрос на железо непрерывно

возрастал в связи со все более широким применением железных орудий труда в земледелии. Поэтому соляные

копи и металлургические мастерские давали значительный доход. После введения монополии в большинстве

округов империи были созданы специальные ведомства, отдававшие эти предприятия на откуп богатым купцам

и ремесленникам. Расходы по добыче и переработке сырья брал на себя откупщик; государство снабжало его

необходимым оборудованием и закупало готовую продукцию по твердым ценам. Такого рода монополия

давала доход казне, но отрицательно сказывалась на ассортименте и качестве железных орудий, от которых, по

словам современника,

«зависела жизнь и смерть земледельца». Поэтому вскоре после введения монополии против нее

начали выступать многие государственные деятели. В 81 г. до н. э. этот вопрос стал предметом ожесточенной

дискуссии при дворе. Результатом ее была отмена монополии на производство и продажу вина, введенной до

того, в 98 г. до н. э.

Одним из проявлений экспансионистской политики У-ди в первые десятилетия его правления было

создание на вновь присоединенных землях системы военных поселений. Солдаты, несшие караульную службу

на границе, должны были одновременно заниматься земледелием, чтобы обеспечить себя провиантом.

Документы, обнаруженные при раскопках одного такого военного поселения [близ Цзюйяня (бассейн реки

Эдзинейгол)], свидетельствуют о лишениях и трудностях, с которыми пришлось столкнуться поселенцам.

«Здесь очень жарко, кругом песок, а зимой сильные морозы»,— писал один из них. В описях казенного

имущества поселенцев то и дело фигурируют котлы, ставшие непригодными для варки пищи, и арбалеты,

тетива которых постоянно рвется; снабжение пограничных районов оружием и инвентарем было крайне

затруднено.

В 89 г. до н. э. обсуждалось предложение организовать далеко на западе новые военные поселения.

Рескрипт, изданный по этому поводу У-ди, представляет своего рода итог всей деятельности этого императора

на протяжении полувека. Отклоняя предложение о выведении военных поселений, У-ди признает, что его

завоевательная политика не принесла желаемых результатов, а лишь «утомила Поднебесную». Желая «показать

свое намерение дать отдых стране», У-ди провозглашает отказ от дальнейших военных действий против сюнну

и «глубоко раскаивается в прошлых действиях».

Так закончился «золотой век У-ди», когда Ханьская империя пережила апогей своего политического и

экономического могущества и вновь оказалась во второй половине I в. до н. э. в состоянии глубокого

внутреннего кризиса. Оценивая современную ему ситуацию, Сыма Цянь подчеркивал, что процветание первых

лет правления У-ди, когда «амбары в столице и на периферии были полны зерном», неизбежно и неотвратимо

шло к своей противоположности, к упадку и неустроенности: «Страна устала от непрерывных войн, люди объяты печалью, запасы

истощились и не могут обеспечить расходов». Сыма Цянь дает этому объяснение в духе представлений о цикличности

истории: «Вещи, достигнув своего предела, начинают приходить в упадок, и изменение их

неизбежно».

В конце I в. до н. э. резко обострились социальные противоречия в стране. Впервые за все время

существования Ханьской империи в отдельных районах страны начались выступления крестьян против господствующего

класса. Отряды разбойников численностью до нескольких тысяч человек нападали на уездные

города, захватывали арсеналы, убивали местных чиновников.

В обстановке усиливающегося внутреннего кризиса империи Ван Ман, родственник императора по женской

линии, захватил в 9 г. н. э. трон и объявил о начале новой династии. Вслед за этим он провел серию реформ,

главной из которых была реформа земле- и рабовладения.

Стремясь разрешить противоречие между накоплением земель в руках отдельных собственников и

разорением беднейшего крестьянства, Ван Ман объявил все земли в стране собственностью императора и

запретил их куплю-продажу. Согласно рескрипту Ван Мана, в империи вводилась система «колодезных полей»,

якобы существовавшая в далекой древности: каждая семья должна была владеть отныне небольшим земельным

наделом. Запрещалась работорговля. Купля-продажа людей, говорилось в рескрипте, представляет собой действие,

которое «противоречит небесной добродетели и человеческой нравственности, нарушает установления

Неба и Земли, оскорбляет человеческое достоинство... Поэтому отныне рабы будут именоваться

частнозависимыми; торговать ими запрещается».

Реформы Ван Мана, призванные, по мысли их инициатора, разрешить насущные проблемы современного

ему общества, были с самого начала обречены на неудачу. Они были утопией, совершенно не учитывающей

действительность. Зачеркнуть с помощью одного законодательного акта весь путь, пройденный

древнекитайским обществом за полтысячелетия, и вернуться к идеализированным ханьскими конфуцианцами

порядкам эпохи Чжоу в I в. н. э. было невозможно.

Уже через три года после начала реформ Ван Ман вынужден был уступить богатым землевладельцам,

оказавшим ему отчаянное сопротивление, и разрешить куплю-продажу земли и рабов. Но это уже не могло

укрепить его пошатнувшееся положение. Против Ван Мана выступили широкие слои населения, озлобленные

злоупотреблениями чиновников и неустойчивостью экономического положения в стране.

Обстановку политического кризиса империи обострили стихийные бедствия, обрушившиеся на страну в 14

г.,— сначала небывалая засуха, а затем саранча, уничтожившая остатки посевов. Начался голод. В ряде районов

страны огромные толпы голодающих двигались по дорогам в поисках пропитания. Одно за другим вспыхивают

крестьянские восстания.

В 18 г. до некто Фань Чун возглавил в Шаньдуне (округ Тайшань) группу голодающих крестьян, которая

вскоре выросла в десятитысячную армию, получившую на-

звание «краснобровые». Фань Чун ввел строгую дисциплину: самовольно убивший человека приговаривался

к смертной казни, а ранивший кого-либо должен был заплатить пострадавшему. Постепенно крестьянская

армия Фань Чуна становится хозяином положения в нескольких округах страны.

В 22 г. Ван Ман был вынужден бросить на подавление восстания «краснобровьгх» стотысячную армию. Но в

решающем сражении правительственные войска были разбиты. После этого армия «краснобровых»

значительно расширила территорию своих действий, захватив ряд районов в среднем течении реки Хуанхэ.

В это же время на юге страны возникает другой очаг народного восстания. Повстанцы обосновались в горах

Люйлиньшань (совр. провинция Хубэй), поэтому их и стали называть «армией Люйлинь», буквально «армия

зеленого леса». В 23 г. восставшие одержали победу над войсками Ван Мана и двинулись на запад. Вскоре

столица была захвачена, а Ван Ман убит.

В 24 г. один из руководителей восстания «зеленого леса» Лю Сюань объявил себя императором и

обосновался в Чанъани. Армия «краснобровых» в это время также двигалась к столице. В 25 г. «краснобровые»

захватили Чанъань и Лю Сюань покончил с собой. Тогда на столицу двинулся Лю Сю, командовавший отрядом

«армии зеленого леса». «Краснобровые» были вынуждены оставить столицу и возвратиться в Шаньдун. По

дороге они были окружены людьми Лю Сю и понесли большие потери. Фань Чун и его соратники пали в бою.

В том же 25 году Лю Сю объявил себя императором и перенес столицу на восток, в Лоян. Так возникла

Поздняя, или Восточная, династия Хань.__







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.011 с.)