Романы Ричардсона и их роль в европейской романной традиции.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Романы Ричардсона и их роль в европейской романной традиции.



Ричардсон Сэмюэл (1689–1761)

Если в творчестве Дефо и Свифта основное место занимал приключенческий роман и роман путешествий, то Самюэл Ричардсон создал семейно-бытовой психологический роман, в котором изображалась повседневная жизнь буржуазной семьи. Герои Дефо и Свифта представали перед читателями в необычайных обстоятельствах и неожиданных ситуациях. Ричардсон изображает людей в будничной обстановке семьи и дома. Не случайно в романе «Кларисса» приведены слова Ювенала, которые могли бы стать эпиграфом ко всему творчеству Ричардсона: «Если ты хочешь познать нравы человеческого рода, тебе довольно и одного дома». При всей умеренности взглядов Ричардсона, прославлявшего буржуазные добродетели, в его романах раскрываются жестокость и бесчеловечность существующих нравов. В ряду английских просветителей Ричардсон первый придал описанию частной жизни глубокий драматизм.

Ричардсон был первым романистом Англии, который попытался проникнуть в мир мыслей и чувств своих героев. Его интересовали их нравы и этические представления. Этим объясняется возникновение формы эпистолярного романа. Пространные и обстоятельные письма героев позволяют судить об их психологии, присущих им индивидуальных особенностях восприятия окружающего. Письма передают эмоциональную напряженность рассказчика, мир его чувств.

В произведениях Ричардсона уже появляются черты сентиментализма, однако в отличие от представителей сентиментализма в английской литературе Ричардсон не противопоставляет чувства разуму: страсть его героев рассудочна. Романы Ричардсона имеют ярко выраженный нравоучительный характер; в них всегда присутствует морализаторская тенденция, соответствующая буржуазно-пуританским представлениям. Реализм Ричардсона в изображении быта, нравов и чувств сочетается с узостью и ограниченностью его понятий о характере человеческих добродетелей, которые для него неразрывно связаны с буржуазными порядками. Самюэл Ричардсон был сыном столяра. Семнадцати лет он приехал из Дербишира в Лондон, где поступил в ученики к типографу. В течение ряда лет он работал наборщиком; затем после смерти хозяина, на дочери которого он женился, Ричардсон унаследовал дело и стал владельцем типографии. Писать Ричардсон начал поздно. Свой первый роман он создал в пятьдесят лет.

Отрицательное отношение Р. к аристократич. традициям лит-ры 17 в. и демократич. симпатии писателя особенно сказались в том, что героиней своего произв. он сделал простую служанку; ее переживания и мысли составляют осн. содержание романа. Создавая «Памелу», Р. вступил в полемику также и с авантюрно-плутовским романом, изобразив иной путь возвышения человека из «низов» — путь бурж. добродетели. Тем не менее Р. и не думал придавать своей критике пороков дворянства характер активного протеста, а торжество Памелы в борьбе со сквайром отвечало лишь распространенным в среде третьего сословия представлениям об идеальном бурж. преуспеянии. Поведение Памелы, ее стремление спасти свою добродетель отдают ханжеством и расчетливостью, высмеянными в памфлетах и пародиях, среди авторов к-рых был и Г. Филдинг.

«Памела, или Вознагражденная добродетель»

Роман «Памела, или Вознагражденная добродетель» (Pamela, or Virtue Rewarded) начал публиковаться в 1740 г. (1-й и 2-й тома) и был завершен в 1741 г. (3-й и 4-й тома). Сюжет романа составляет история Памелы Эндрюс, молодой девушки, находящейся в услужении у госпожи Б. После смерти своей хозяйки и покровительницы Памела подвергается преследованиям ее сына мистера Б. Однако Памела находит в себе силы устоять против соблазнов. Она отказывается от подарков, не верит обещаниям, ее не прельщает богатство. «Я честна, хоть и бедна», - пишет она в одном из своих писем. Сквайр Б. не останавливается перед клеветой, угрозами. Он увозит Памелу в свое поместье, угрожая ей позором, но убеждается в невозможности совратить Памелу. Его увлечение переходит в любовь, и он предлагает Памеле стать его женой. Добродетель Памелы торжествует. Во второй части романа Памела изображена хозяйкой поместья, проявляющей необыкновенную рассудительность, практицизм и благоразумие. Ричардсон заставляет свою героиню пускаться в пространные рассуждения по вопросам морали, семейного этикета, ведения хозяйства. В образе Памелы писатель отразил свои представления об идеальном человеке. Прославление добродетелей Памелы выливается в апологию буржуазно-пуританской морали.

Успех романа был огромный, вместе с тем уже современники отметили присущие этому роману слабости. «Памела» вызвала к жизни массу пародий. В принципиальную полемику с Ричардсоном вступил Филдинг, откликнувшийся на «Памелу» пародией «Приключения Джозефа Эндрюса и его друга мистера Абраама Адамса» (1742).

Вершиной реализма Ричардсона является его роман «Кларисса, или История молодой леди, охватывающая важнейшие вопросы частной жизни и показывающая, в особенности, бедствия, проистекающие из дурного поведения как родителей, так и детей в отношении к браку» (Clarissa, or the History of a Young Lady, etc., 1747-1748).

«Кларисса»

В истории английской литературы «Кларисса» - первый трагедийный роман. Изображенная в нем ситуация трагична. Конфликт основан на столкновении честной и гордой натуры Клариссы со злом, воплощенным не только в образе преследующего ее Ловласа, но и в окружающем обществе. Девушка из буржуазной семьи, Кларисса Гарлоу бежит из родительского дома с молодым дворянином Ловласом, которого она любит и которому доверяет. На этот шаг Кларисса решилась потому, что родители, равнодушные к ее чувствам, принуждают ее к браку с богачом Сомсом. Брат и сестры возненавидели Клариссу из-за полученного ею от деда наследства. Деньги явились причиной семейных раздоров. «Любовь к деньгам - корень всякого зла», - пишет Кларисса своей подруге Анне Гоу. Ловлас, принадлежащий к обедневшей дворянской семье, не имеет богатства и потому не является в глазах родных Клариссы подходящим для нее женихом.

Доверившись Ловласу, Кларисса оказалась жертвой его эгоизма, самолюбия и гордыни. Ловлас совершает над ней насилие. Своей жестокостью он мстит семье Гарлоу, не пожелавшей видеть его мужем Клариссы. Однако отношение Ловласа к Клариссе сложно; постепенно разбираясь в своих чувствах, он понял, что любит ее. Стремясь загладить свою жестокость, он хочет жениться на ней. Но Кларисса отвергает его предложение. Пережитые мучения подрывают ее силы, и она умирает. Ловлас, терзаемый угрызениями совести, уезжает в Италию. Вскоре он погибает на дуэли от руки двоюродного брата Клариссы.

Развязка романа лишена компромисса, присущего «Памеле». Гибель Клариссы оказывается неизбежной, подготовленной всей цепью предшествующих событий. До конца она сохраняет свою независимость; физически сломленная, она одерживает моральную победу над Ловласом. «В основе моральной стойкости Клариссы - не только пуританская ненависть к греху, но и проникнутое просветительским гуманизмом уважение к нравственным правам и свободе личности».

Характеры двух центральных героев романа многогранны. Буржуазно-пуританская ограниченность Клариссы сочетается с подлинным величием в отстаивании своего человеческого достоинства. Эгоизм, жестокость и развращенность Ловласа не заслоняют присущего ему обаяния. Не случайно, несмотря на все совершаемые им преступления, он вызывал симпатию у читателей.

Сила воздействия романа Ричардсона на его современников была велика. Это связано с присущей писателю способностью увлечь читателя эмоциональностью повествования, мастерством передачи чувств.

Последний роман Ричардсона - «История сэра Чарльза Грандисона» (The History of Sir Charles Grandison, 1754) во всем уступает не только «Клариссе», но и «Памеле». В нем проявились слабые стороны взглядов и художественной манеры писателя. Ограниченность Грандисона, рассудительность, удерживающую его от подлинных страстей, религиозность и набожность Ричардсон стремится представить образцом добродетели. Этот роман не пользовался успехом, выпавшим на долю «Памелы» и особенно «Клариссы». Наполняющие его нравоучения скучны, повествование чрезмерно растянуто и утомляет длиннотами. Недаром А. С. Пушкин сказал о нем: «И бесподобный Грандисон, который нам наводит сон».

Романы Ричардсона — и в особенности «Кларисса» — оставили глубокий след в истории литературы европейского Просвещения. Дидро в «Похвале Ричардсону» (1761) превозносил английского писателя как непревзойденного мастера правдивого изображения страстей. Сам Ричардсон не был сентименталистом. Но будущие шедевры сентименталистской прозы — «Новая Элоиза» Руссо, «Страдания юного Вертера» Гете — и по содержанию, и по бурно-эмоциональной, субъективно-лирической форме повествования были, хотя и в отдаленной степени, подготовлены Ричардсоном. Популярность Ричардсона в XVIII в. в европейских странах была огромна.

В XIX в. положение изменилось. У Ричардсона были и в эту пору свои ценители: иронический Мюссе считал «Клариссу» лучшим из романов; Бальзак в предисловии к «Человеческой Комедии» назвал Клариссу Гарлоу «прекрасным образцом страстной добродетели». Но к этому времени новаторство Ричардсона было уже пройденным этапом. Психологизм «Клариссы», основанный на выяснении драматической борьбы противоречивых душевных движений и их сложной мотивировки, нередко ускользающей от сознания самих персонажей, теперь казался уже сам собой разумеющимся, стал общим достоянием реалистического искусства. Европейская литература XIX в. успела столь прочно и глубоко усвоить уроки своего учителя, что могла и посмеяться над его старомодностью. Отношение Пушкина к Ричардсону в этом смысле особенно характерно. «Барышня-крестьянка» выглядит шутливой пародией на «Памелу».

В «Евгении Онегине» дает себя знать полемическое отталкивание от «Клариссы»: «Читаю «Клариссу», мочи нет, какая скучная дура», — восклицал Пушкин в разгар работы над своим романом в стихах. «Ловласов обветшала слава // со славой красных каблуков // и величавых париков», — замечает он в четвертой главе романа. И все же, подсмеиваясь над «скучным» Ричардсоном, Пушкин не порывает с ним преемственной связи. Она не только проявляется подспудно в навыках аналитического исследования противоречивых душевных движений, в раскрытии драматического подтекста частной жизни. В образе Татьяны близость ее внутреннего мира к миру Клариссы и ее сестер по духу — Юлии Руссо, Дельфины де Сталь — проступает как важный поэтический мотив. Кларисса недаром названа первой среди тех иноземных героинь, в чьей истории эта девушка, «русская душою», «ищет и находит // Свой тайный жар, свои мечты...». Суд Татьяны над Онегиным отдаленно подготовлен судом Клариссы над Ловласом — первым в истории европейского романа актом утверждения независимости, свободы и равноправия женщины — не рабы, а хозяйки своего чувства.

Ригоризм Р., его недоверие к человеч. чувству отличают писателя от сентименталистов, на к-рых он оказал немалое влияние. В историю просветит. лит-ры Р. вошел как создатель семейно-бытового романа. Нравы его современников, драмы и трагедии, скрывающиеся под внешне спокойной поверхностью будничной жизни, стали для Р. предметом внимат. изучения. Эпистолярная форма романа позволила ему непосредственно отразить внутр. мир человека, придав худож. прозе необычную для того времени силу эмоц. воздействия. В 18 в. Р. был одним из самых популярных авторов в Европе, хотя его многотомные романы отличаются композиц. рыхлостью и велеречивостью.

В сер. 20-х гг. в лит-ведении Англии и США возрождается интерес к творчеству Р. Понимание его как одного из основоположников психологич. анализа нередко сочетается с модернизацией его лит. наследия.

Литература:

· Финкельштейн И. Л.: Ричардсон.

· Михальская Н.П., Аникин Г.В.: История английской литературы

· ИВЛ: Елистратова. Просветительский роман.

Творчество Дидро.

Биография: Дени Дидро (1713-1784)

Родился 5 октября 1713, Лангр. Скончался 31 июля 1784, Париж.

Мать Дидро была дочерью кожевника, а отец — Дидье Дидро — ножовщиком. По желанию семьи юный Дени готовил себя к духовной карьере, в 1723-28 учился в лангрском иезуитском коллеже, а в 1726 стал аббатом. В 1728 или 1729 Дидро прибыл в Париж для завершения образования.

По некоторым свидетельствам, он учился там в янсенистском коллеже д'Аркур, по другим — в иезуитском коллеже Людовика Великого. Предполагают также, что Дидро посещал оба этих учебных заведения и что именно взаимные нападки иезуитов и янсенистов отвратили его от избранной стези. В 1732 он получил магистерскую степень на факультете искусств Парижского университета, подумывал сделаться адвокатом, но предпочел свободный образ жизни.

В 1743 Дени Дидро женился на Анне Шампьон, содержавшей вместе с матерью полотняную лавку. Брак не мешал ему увлекаться другими женщинами. Наиболее глубокое чувство он испытал к Софи Воллан, с которой познакомился в середине 1750-х годов; привязанность к ней он сохранил до самой смерти.

Первое время после женитьбы Дидро зарабатывал переводами. В 1743-48 он перевел с английского «Историю Греции» Т. Стениана, «Опыт о достоинстве и добродетели» Э. Э. К. Шефтсбери, «Медицинский словарь» Р. Джеймса. Тогда же были написаны первые его работы, свидетельствовавшие не столько о зрелости, сколько о смелости начинающего автора: «Философские мысли» (1746), «Аллеи, или прогулка скептика» (1747, опубликована), «Нескромные сокровища» (1747), «Письма о слепых в назидание зрячим» (1749). Судя по ним, к 1749 Дидро уже был деистом, а затем убежденным атеистом и материалистом. Духовное формирование Д. исходило из «отвращения к богословию» и опиралось на итоги развития естеств. наук, философии и иск-в 16—18 вв. Вольнодумные сочинения Дидро послужили причиной его ареста и заключения в Венсеннский замок (июль — октябрь 1749).

Философ. мысль Д. утверждала бесконечные возможности познания природы и жизни. Она была полна энтузиазма открытий. Задолго до Ж. Ламарка и Ч. Дарвина Д. выдвинул догадку о трансформизме биологич. видов. Природа представлялась Д. в его стихийных диалектич. догадках как бесконечное многообразие индивидуальных форм, связанных между собой, постоянно изменяющихся в вечном движении материи.

Сам процесс познания, связанный с борьбой за материальное и духовное обогащение человеч. жизни, приобретал для Д. волнующий драматич. аспект, становился темой, достойной художника. Поэтому в философ. диалогах Д. философствование происходит не отвлеченно, а само превращается в предмет изображения, как один из увлекат. моментов жизни, в к-ром все интересно, включая естеств. позы, жесты и реплики философствующих персонажей.

В начале 1740-х у парижского издателя А. Ф. Ле Бретона появилась идея перевести на французский язык «Энциклопедию, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел...» англичанина Э. Чемберса — систематич. свод передовой науки эпохи и выражение ненависти «третьего сословия» к деспотизму королей и духовной диктатуре церкви. В статьях Энциклопедии вырисовывалась или угадывалась картина угнетаемой феодалами Франции, охваченной всеобщим брожением. Ле Бретон и его компаньоны (А. К. Бриассон, М. А. Давид и Дюран) после неудачного опыта с первым главным редактором — аббатом Ж. П. Де Гуа де Мальвом — решились в 1747 доверить свое начинание Дени Дидро и Д'Аламберу. Неизвестно, кому в точности — Дидро, Д'Аламберу или аббату де Гуа — принадлежала идея отказаться от публикации слегка измененной версии английского словаря и подготовить самостоятельное издание. Но именно Дидро придал «Энциклопедии» тот размах и полемический запал, который сделал ее манифестом эпохи Просвещения.

В ст. «Народ» Д. защищал тех, чьими руками создается благосостояние страны, и высказал мысль, что не может быть иного подлинного законодателя, кроме народа. Хотя частная собственность, в т. ч. ремесленника и крестьянина, была для Д. элементом «естественных прав» человека, он угадывал ее антисоциальные последствия и поэтому возлагал на законодателя обязанность изменить «дух собственности» на «дух общности».

Новаторскими по своему значению были статьи Д. в Энциклопедии по вопросам ремесел и технологии различных производств; один из первых среди европ. мыслителей он почувствовал значение материального труда для развития общества.

На протяжении последующих 25 лет (1751 – 1772) Д. Дидро оставался во главе «Энциклопедии», разросшейся до 28 томов (по лекции Пахсарьян – 35 томов (17 томов статей и 11 томов иллюстраций)). Но препятствий было не мало: уже упомянутое тюремное заключение в 1749, и приостановка публикации в 1752, и кризис в 1757-59, приведший к уходу Д'Аламбера и временному запрету издания, и фактическая цензура последних 10 томов Ле Бретоном. В 1772 первое издание «Энциклопедии» было в основном завершено; в ней сотрудничали, помимо Дидро (он написал около 6000 статей) и Д'Аламбера, такие гении Просвещения, как Руссо, Вольтер, Монтескье, Гольбах (всего ок. 170 человек).

В 1751 Дидро опубликовал «Письмо о глухих и немых в назидание тем, кто слышит» рассматривая в нем проблему познания в контексте символики жестов и слов. В «Мыслях об объяснении природы» (1753), созданных по образу и подобию «Нового Органона» Ф. Бэкона, Дидро с позиций сенсуализма полемизировал с рационалистической философией Декарта, Мальбранша и Лейбница, в частности с теорией врожденных идей, видя в накопленных к концу 18 в. научных знаниях (открытия Бернулли, Эйлера, Мопертюи, Д'Аламбера, Бюффона и др.), основу нового, опытного истолкования природы.

В 50-е годы Дени Дидро опубликовал две пьесы (мещанская драма) — «Побочный сын или Испытания добродетели»(1757) и «Отец семейства» (1758). Отказавшись в них от нормативной поэтики классицизма, он стремился реализовать принципы новой («мещанской») драмы изображающей конфликты между людьми третьего сословия в обыденной житейской обстановке. Пьесы относятся к жанру серьезной комедии.

Главные художественные произведения Дидро — повесть «Монахиня» (1760, изд. 1796), роман-диалог «Племянник Рамо» (1762-1779, издан Гете на нем. яз. в 1805, на франц. яз. вышел в 1823), роман «Жак-фаталист и его хозяин» (1773, изд. на нем. яз. в 1792, на франц. яз. в 1796). Несмотря на разницу жанров, их объединяют рассудочность, реализм, ясный прозрачный стиль, чувство юмора, а также отсутствие словесных украшений. В них нашли выражение неприятие Дидро религии и церкви, трагическое осознание силы зла, а также приверженность гуманистическим идеалам, высоким представлениям о человеческом долге.

«Монахиня» показывает стремление к свободе естественным человеческим чувством (сентиментальная поэтика). Рассказ ведётся от лица молодой девушки-послушницы, не понимающей того, что она переживает; изображены развращённые нравы женского монастыря. Тонкое сочетание чувствительности, смелого натурализма и психологической правды.

Неоконч. роман «Монахиня» рисует трагич. историю насильно заточенной в монастырь «незаконнорожденной» девушки Сюзанны. Придав повествованию форму исповеди героини, Д. изобразил ее повседневную борьбу за освобождение из монастыря как героическую; девушка противостоит всему обществу, основанному на религ. насилии, она стойко сопротивляется попыткам уничтожить ее живую связь с людьми, обществ. начало, являющееся естеств. основой ее личности.

«Жак Фаталист» — роман о странствиях и приключениях двух приятелей, в которую автор вставил ряд эпизодов. Здесь выведена вереница характерных фигур того времени, подвергнуты критике распущенность, эгоизм, бессодержательность, мелочность и отсутствие глубоких интересов в так называемом «обществе»; этому последнему противопоставляются примеры добродетели, искренность и чувствительность — качества, обретённые Дидро в буржуазной среде.

В романе «Жак-фаталист» содержание проведено не через фабулу, а через отступления от нее и гл. обр. через диалоги господина и его слуги Жака, путешествующих по Франции. Темой разговоров слуги и господина служит франц. действительность 18 в., представленная в необычайном богатстве красок, эпизодов, идеологич. проблем. Носитель философии романа — слуга Жак, крестьянин, франц. потомок Санчо Пансы, воплощение нар. Франции, ее жизнерадостности и юмора. Хотя Жак выдает себя за фаталиста, но это лишь иронич. форма, постоянно опровергаемая его жизнедеятельной натурой. В противоположность ему господин, представляющий себя сторонником теории свободной воли, лишен личности, способности к действию, даже имени. Д. рисует его лишь в качестве безличного атрибута энергичного слуги, к-рый руководит им и в практике, и в теории.

Вершиной худож. творчества Д. явилась философ. повесть «Племянник Рамо», написанная в форме диалога, происходящего в парижском кафе, между философом и племянником знаменитого франц. композитора 18 в. В лице циника и прихлебателя богатых домов, возводящего свой паразитизм в принцип философии жизни, Д. подвел итог разложению старой, дворянской Франции. Философия племянника Рамо — наслаждение без затраты труда, за чужой счет. При полном моральном падении он обладает вместе с тем проницательно реалистич. пониманием законов жизни деградирующего общества, породившего его самого. Отбрасывая всякое лицемерие, племянник Рамо обнажает мерзости и низости, совершаемые ради корысти и денег; он предоставляет другим прятать их под маской фальшивой морали. Образ паразита, созданный Д., объективно открывает суть всего собственнич. общества нового времени. Неотразимая логика циника ведет к мысли, что мораль, выступающая против гниющего мира, сама становится его соучастницей, если не сопровождается борьбой против условий, порождающих загнивание.

Провозглашенные Дидро философские и эстетические принципы проявляются и в его отношении к изобразительному искусству. Обзоры парижских Салонов Дидро помещал с 1759 по 1781 в «Литературной корреспонденции» своего друга Ф. М. Гримма, рукописной газете, рассылавшейся по подписке просвещенным европейским монархам и владетельным князьям. В «Салонах» Д. подверг критике помпезную «историческую» живопись эпигонского классицизма, изысканное жеманство выродившейся школы рококо. Худож. упадку придворно-аристократич. культуры Д. противопоставил творчество живописцев «третьего сословия» — бытовой жанр. Однако собств. суждения Д. о реалистич. иск-ве выходили за пределы третьесословной жанровой живописи, в к-рой он не находил достаточно поэзии, драматич. широты, героич. содержания. Д. требовал от иск-ва «великой идеи». Опираясь на опыт иск-ва Возрождения, он призывал художников извлекать из природы «идею массы», т. е. многообразия и величия общей жизни, при изображении к-рой обобщаются частные явления.

Екатерина II, едва вступив на престол, предложила Дидро перенести в Россию издание «Энциклопедии», испытывавшее немалые трудности во Франции. За жестом императрицы скрывалось не только желание упрочить свою репутацию, но и стремление удовлетворить интерес российского общества к «Энциклопедии». В России вышли на протяжении 18 в. 25 сборников переводов из «Энциклопедии».

Отклонив предложение Екатерины II, Дидро не лишился ее благосклонности. В 1765 она приобрела его библиотеку, выплатив ему 50 тыс. ливров и предоставив право пожизненного хранения книг в своем доме в качестве личного библиотекаря императрицы.

В 1773 Дени Дидро по приглашению Екатерины II посетил Россию. Он прожил в Петербурге с октября 1773 по март 1774, был избран иностранным почетным членом Петербургской Академии наук (1773).

Написанные в поздний период новеллы Д. интересны тем, что в них предугаданы и намечены темы, осуществившиеся в последующих лит. течениях. В новелле «Два друга из Бурбонны» рассказана история дружбы двух бедняков, ставших контрабандистами, отстаивающих свою независимость и дух бескорыстных отношений за пределами мира офиц. законности. И. В. Гёте в своих мемуарах отметил большое влияние этой новеллы на лит. движение «Бури и натиска». Ее идейное зерно получило развитие в «Разбойниках» Ф. Шиллера, в «Жане Сбогаре» Ш. Нодье. Новелла Д. «Это не сказка» глубоко затронула тему, ставшую впоследствии достоянием О. Бальзака, — тему цинич. философии успеха, проникающей в самые скрытые сферы человеч. отношений и придающей даже добродетели двойственность. Бальзак считал новеллу шедевром Д., поставив ее в ряд таких произв., как «Манон Леско» аббата А. Ф. Прево, «Вертер» Гёте, «Адольф» Б. Констана и др.

 

«Монахиня» (краткое содержание).

Роман написан в форме записок героини, обращенных к маркизу де Круамару, которого она просит о помощи и с этой целью рассказывает ему историю своих несчастий.

Героиню зовут Мария-Сюзанна Симонен. Отец её — адвокат, у него большое состояние. Ее не любят в доме, хотя она превосходит сестер красотой и душевными качествами, и Сюзанна предполагает, что она — не дочь г-на Симонена. Родители предлагают Сюзанне принять монашество в монастыре св. Марии под тем предлогом, что они разорились и не смогут дать ей приданое. Сюзанна не хочет; её уговорили пробыть два года послушницей, но по истечении срока она по-прежнему отказывается стать монахиней.

Ее заточают в келье; она решает сделать вид, что согласилась, а на самом деле хочет публично заявить протест в день пострига; для этой цели она приглашает на церемонию друзей и подруг и, отвечая на вопросы священника, отказывается принести обет. Через месяц её отвозят домой; она сидит взаперти, родители не желают её видеть. Отец Серафим (духовник Сюзанны и её матери) с разрешения матери сообщает Сюзанне, что она не дочь г-на Симонена, г-н Симонен догадывается об этом, так что мать не может приравнять её к законным дочерям, и родители хотят свести к минимуму её часть наследства, а поэтому ей ничего не остается, кроме как принять монашество.

Мать соглашается встретиться с дочерью и говорит ей, что та своим существованием напоминает ей о гнусной измене со стороны настоящего отца Сюзанны, и её ненависть к этому человеку распространяется на Сюзанну. Мать хочет, чтобы дочь искупила её грех, поэтому копит для Сюзанны вклад в монастырь. Говорит, что после выходки в монастыре св. Марии Сюзанне нечего и думать о муже. Мать не хочет, чтобы после её смерти Сюзанна внесла раздоры в дом, но официально лишить Сюзанну наследства она не может, так как для этого ей необходимо признаться мужу.

После этого разговора Сюзанна решает стать монахиней. Лоншанский монастырь соглашается её взять. Сюзанну привозят в монастырь, когда там только что стала настоятельницей некая госпожа де Мони — женщина добрая, умная, хорошо знающая человеческое сердце; она и Сюзанна сразу проникаются взаимной симпатией. Между тем Сюзанна становится послушницей. Она часто впадает в уныние при мысли о том, что скоро должна стать монахиней, и тогда бежит к настоятельнице. У настоятельницы есть особый дар утешения; все монахини приходят к ней в трудные минуты.

Она утешает Сюзанну. Но с приближением дня пострига Сюзанну часто охватывает такая тоска, что настоятельница не знает, что делать. Дар утешения покидает ее; она не может ничего сказать Сюзанне. Во время принятия пострига Сюзанна пребывает в глубокой прострации, совершенно не помнит потом, что было в тот день. В этом же году умирают г-н Симонен, настоятельница и мать Сюзанны. К настоятельнице в её последние минуты возвращается дар утешения; она умирает, предчувствуя вечное блаженство. Мать перед смертью передает для Сюзанны письмо и деньги; в письме — просьба к дочери искупить материнский грех своими добрыми делами. Вместо г-жи де Мони настоятельницей становится сестра Христина — мелочная, ограниченная женщина.

Она увлекается новыми религиозными течениями, заставляет монахинь участвовать в нелепых обрядах, возрождает способы покаяния, изнуряющие плоть, которые были отменены сестрой де Мони. Сюзанна при каждом удобном случае восхваляет прежнюю настоятельницу, не подчиняется обычаям, восстановленным сестрой Христиной, отвергает всякое сектантство, выучивает наизусть устав, чтобы не делать того, что в него не входит. Своими речами и действиями она увлекает и кое-кого из монахинь и приобретает репутацию бунтовщицы. Ее не могут ни в чем обвинить; тогда её жизнь делают невыносимой: запрещают всем с ней общаться, постоянно наказывают, мешают спать, молиться, крадут вещи, портят сделанную Сюзанной работу.

Сюзанна помышляет о самоубийстве, но видит, что всем этого хочется, и оставляет это намерение. Она решает расторгнуть обет. Для начала она хочет написать подробную записку и передать кому-нибудь из мирян. Сюзанна берет у настоятельницы много бумаги под предлогом того, что ей нужно написать исповедь, но у той появляются подозрения, что бумага ушла на другие записи.

Сюзанне удается во время молитвы передать бумаги сестре Урсуле, которая относится к Сюзанне по-дружески; эта монахиня все время устраняла, насколько могла, препятствия, чинимые Сюзанне другими монахинями. Сюзанну обыскивают, везде ищут эти бумаги; её допрашивает настоятельница и ничего не может добиться. Сюзанну бросают в подземелье и на третьи сутки выпускают. Она заболевает, но скоро выздоравливает.

Между тем приближается время, когда в Лоншан съезжаются послушать церковное пение; поскольку у Сюзанны очень хороший голос и музыкальные способности, то она поет в хоре и учит петь других монахинь. Среди её учениц — Урсула. Сюзанна просит её переправить записки какому-нибудь искусному адвокату; Урсула это делает. Сюзанна имеет большой успех у публики. Кое-кто из мирян с ней знакомится; она встречается с г-ном Манури, который взялся вести её дело, беседует с приходящими к ней людьми, стараясь заинтересовать их в своей участи и приобрести покровителей.

Когда в общине узнают о желании Сюзанны расторгнуть обет, то её объявляют проклятой Богом; до нее нельзя даже дотрагиваться. Ее не кормят, она сама просит еду, и ей дают всякие отбросы. Над ней всячески издеваются (перебили её посуду, вынесли из кельи мебель и другие вещи; по ночам в её келье шумят, бьют стекла, сыплют ей под ноги битое стекло). Монахини считают, что в Сюзанну вселился бес, и сообщают об этом старшему викарию, г-ну Эберу. Он приезжает, и Сюзанне удается защититься от обвинений. Ее уравнивают в положении с остальными монахинями.

Между тем дело Сюзанны в суде проигрывается. Сюзанну обязывают в течение нескольких дней носить власяницу, бичевать себя, поститься через день. Она заболевает; сестра Урсула ухаживает за ней. Жизнь Сюзанны в опасности, но она выздоравливает. Между тем тяжело заболевает и умирает сестра Урсула.

Благодаря стараниям г-на Манури Сюзанну переводят в Арпажонский монастырь св. Евтропии. У настоятельницы этого монастыря — крайне неровный, противоречивый характер. Она никогда не держит себя на должном расстоянии: или чересчур приближает, или чересчур отдаляет; то все разрешает, то становится очень суровой. Она невероятно ласково встречает Сюзанну. Сюзанну удивляет поведение одной монахини по имени Тереза; Сюзанна приходит к выводу, что та ревнует к ней настоятельницу.

Настоятельница постоянно восторженно хвалит Сюзанну, её внешность и душевные качества, засыпает Сюзанну подарками, освобождает от служб. Сестра Тереза страдает, следит за ними; Сюзанна ничего не может понять. С появлением Сюзанны сгладились все неровности характера настоятельницы; община переживает счастливое время. Но Сюзанне иногда кажется странным поведение настоятельницы: она часто осыпает Сюзанну поцелуями, обнимает её и при этом приходит в сильное волнение; Сюзанна по своей невинности не понимает, в чем дело.

Однажды настоятельница заходит к Сюзанне ночью. Ее знобит, она просит разрешения лечь к Сюзанне под одеяло, прижимается к ней, но тут раздается стук в дверь. Выясняется, что это сестра Тереза. Настоятельница очень гневается, Сюзанна просит простить сестру, и настоятельница в конце концов прощает. Наступает время исповеди. Духовник общины — отец Лемуан. Настоятельница просит Сюзанну не рассказывать ему о том, что происходило между ней и Сюзанной, но отец Лемуан сам расспрашивает Сюзанну и все узнает. Он запрещает Сюзанне допускать подобные ласки и требует избегать настоятельницы, ибо в ней — сам сатана. Настоятельница говорит, что отец Лемуан не прав, что нет ничего греховного в её любви к Сюзанне.

Но Сюзанна, хотя, будучи очень невинна, и не понимает, почему поведение настоятельницы грешно, все же решает установить сдержанность в их отношениях. Между тем по просьбе настоятельницы меняется духовник, но Сюзанна строго следует советам отца Лемуана. Поведение настоятельницы становится совсем странным: она по ночам ходит по коридорам, постоянно наблюдает за Сюзанной, следит за каждым её шагом, страшно сокрушается и говорит, что не может жить без Сюзанны. Веселым дням в общине приходит конец; все подчиняется строжайшему порядку.

Настоятельница от меланхолии переходит к благочестию, а от него — к бреду. В монастыре воцаряется хаос. Настоятельница тяжко страдает, просит за нее молиться, постится три раза в неделю, бичует себя. Монахини возненавидели Сюзанну. Она делится своими огорчениями с новым духовником, отцом Морелем; она рассказывает ему историю своей жизни, говорит о своем отвращении к монашеству. Он тоже полностью ей открывается; выясняется, что он также ненавидит свое положение. Они часто видятся, их взаимная симпатия усиливается. Между тем у настоятельницы начинается лихорадка и бред. Она видит ад, языки пламени вокруг себя, о Сюзанне говорит с безмерной любовью, боготворя её. Она через несколько месяцев умирает; вскоре умирает и сестра Тереза.

Сюзанну обвиняют в том, что она околдовала умершую настоятельницу; её горести возобновляются. Духовник убеждает её бежать вместе с ним. По дороге в Париж он покушается на её честь. В Париже Сюзанна две недели живет в каком-то притоне. Наконец она бежит оттуда, и ей удается поступить в услужение к прачке. Работа тяжелая, кормят скверно, но хозяева относятся неплохо. Похитивший её монах уже пойман; ему грозит пожизненная тюрьма. О её побеге тоже повсюду известно. Г-на Манури уже нет, ей не с кем посоветоваться, она живет в постоянной тревоге. Она просит маркиза де Круамара помочь; говорит, что ей просто нужно место служанки где-нибудь в глуши, в безвестности, у порядочных людей.

Творчество Руссо.

Жан Жак Руссо (28.6.1712, Женева - 2.7.1778, Эрменонвиль, близ Парижа). Прожил сложную жизнь, полную испытаний. Бедняк, сын часовщика, он проучился два года в пасторской школе и в тринадцатилетнем возрасте начал трудовую жизнь: сначала служил клерком у нотариуса, потом учеником у гравера, а в 1728 году ушел пешком из Женевы и вел жизнь бездомного скитальца. Его приютила некая госпожа де Варанс (Варан). Изучал древних авторов и Вольтера, занимался историей и ботаникой. Сменил много занятий для того, чтобы себя обеспечить. Стал композитором и музыкальным теоретиком. В Париже знакомится с выдающимися людьми того времени – Дидро, Вольтером, Гриммом и др. Опера «Галантные музы» (1744) принесла ему некоторую известность. С 1747 года по предложению Дидро Руссо начал писать статьи для «Энциклопедии». Дидро был заточен в тюрьму за свои философские идеи, Руссо часто его навещал.

Способствовало ли развитие наук и искусств ухудшению или улучшению нравов? — спрашивала Дижонская академия. Полезны ли науки и искусства? Хорошему или дурному учат они людей?



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.025 с.)