ТОП 10:

Ремесло и торговля в Вавилонии по ЗХ



ремесла, как частного рода деятельности, не существовало, т. к. все ремесленники были подчинены царскому или храмовому хозяйству. Это можно проследить в п. 188, гласящем: «Если какой-либо ремесленник возьмет малолетнего в воспитанники и научит его своему ремеслу, то он не может быть потребован обратно по суду»

 

Первые среди проф.занятий- придворные служащие,высшее жречество.

почетное положение -храмовые служащие. в ЗХ: Надитум, Энтум, Зикрум (п. 179).

 

Жрицы-надитум, по-видимому, сравнительно мало обремененные культовыми обязанностями, занимались также частной хозяйственной деятельностью. Почти все надитум происходили из богатых фамилий, среди них и царевны. Освобожденные от мук деторождения в антигигиенических условиях и от домашних забот, они, бывало, доживали до глубокой старости, а свой достаток передавали приемным дочерям (не обязательно из родственниц), которые тоже должны были принять сан надитум. При вступлении в обитель надитум получали приданое в виде кольцевидных слитков серебра, дальних предшественников монеты. За время жизни в обители они приобретали частную собственность и сдавали в наем поля, дома и финиковые плантации, давали в рост серебро, а также участвовали в торговле.

Месопотамия сильно зависела от международной торговли, импортировала основные виды сырья: металлы, дерево, поделочные кожи и т. п.

Предметами месопотамского экспорта служили ремесленные изделия, а также, вероятно, хлеб и растительное масло.

К моменту создания Законов международная торговля в Месопотамии имела уже тысячелетние традиции и четкие организационные формы, что и нашло своё отражение в тексте Законов.

Сначала устанавливался общий принцип партнёрства (п. 99): «Если человек даст человеку серебро в порядке товарищества, то прибыль или убыток, который будет, они должны перед богами разделить поровну».

Торговое " товарищество " хорошо известно в старовавилонский период, однако, оно не являлось обязательно чем-то вроде " акционерного общества", куда партнеры вкладывают свои капиталы и затем делят прибыль или убыток в соответствии с вкладом каждого. Дело, скорее всего, заключалось в том, что один из партнёров участвовал в товариществе лишь своими деньгами, а другой непосредственно осуществлял торговое предприятие - труд наёмный, да и к тому же небезопасный. По окончании торгового путешествия он возвращал " вкладчику " его капитал, а прибыль или убыток делился между партнёрами пополам.

торговые предприятия осуществлялись шамаллумами - торговыми агентами и тамкарами - крупными государственными служащими, находящимися, как правило, в метрополиях.

Хотя тамкар, по Законам Хаммурапи, и являлся чиновником, однако он мог выступать и как частный купец-предприниматель

Шамаллум был мелким странствующим торговцем, действовавшим отчасти на собственный страх и риск, но главным образом в качестве агента на службе у тамкара. Тамкар снабжал шамаллума либо деньгами, либо товарами, которые тот пускал в оборот.

Текст п. 100 заставляет полагать, что вся прибыль торгового путешествия доставалась тамкару, а последний должен был оплатить шамаллуму " его дни ", т. е., очевидно, расходы по путешествию, а также некоторое жалованье. «Если тамкар даст шамаллуму серебра для продажи и покупки и пошлет его в путешествие, а шамаллум в путешествии будет умножать доверенное ему серебро, то если там, куда он отправится, шамаллум наживет прибыль, то он должен подсчитать проценты на все серебро, сколько взял, и затем должен сосчитать свои дни и удовлетворить тамкара»[2].

Участие в торговых операциях было выгодным делом. Однако оно было вместе с тем и очень рискованным делом, т. к. грабежи торговых людей на дорогах и средь бела дня случались достаточно часто. И не случайно в п. 103 предусмотрено снятие с шамаллума всякой ответственности, если он по пути сделался жертвой грабежа. «Если на пути неприятель отнимет у него все, что он вез, то шамаллум должен поклясться богом и быть свободным от ответственности»[3].

Остальные пункты регулируют отношения между тамкаром ишамаллумом. Помимо денег тамкар мог дать шамаллуму любое движимое имущество для продажи (п. 104). В этом случае шамаллум должен был отдать тамкару всю выручку и получить у него документ с печатью.
Нарушение доверия в Законах Хаммурапи рассматривалось как очень тяжкий проступок и каралось соответственно, что и нашло свое отражение в параграфах 106 и 107, предусматривающих случаи спора между шамаллумом и тамкаром. Так если шамаллум взял у тамкара серебро и затем отпирается в получении этого серебра, то тамкар должен был изобличить его перед богом и свидетелями, и шамаллум был обязан вернуть взятое серебро в троекратном размере (п.106). Если же тамкар совершал аналогичный поступок против своего шамаллума, то он подвергался еще более тяжкому наказанию: он обязан был вернуть сереброшамаллуму в шестикратном размере (п. 107)


13)Социальная структура по ЗХ

Субъектом права в рассматриваемый период являлся, как правило, свободный мужчина, не находящийся под патриархальной властью. Он мог быть либо свободным общинником (главой патриархальной семьи - авилум, «человек»), либо царским служащим (мушкенум – «падающий ниц», т. е. «бивший челом», имеется в виду - царю с просьбой о принятии на службу). Авилум - собственник определенной части общинной земли, мушкенум - держатель участка царской земли под условием выполнения определенной службы.

 

Свободные люди были привилегированнее, и нанесенное им членовредительство каралось по принципу талиона, т. е. зеркального отражения (око за око, зуб за зуб).

 

Положение же царских людей на практике могло быть весьма различным: их высшие слои получали от царя большие наделы и были одновременно общинниками, а низшие имели крохотные служебные наделы или даже только натуральные пайки и мало чем отличались от рабов.

Т. е. между свободой и рабством у мушкенумов существовали многочисленные промежуточные ступени. Жизнь, честь и личную неприкосновенность мушкенума Законы Хаммурапи оценивают " дешевле ", нежели жизнь, честь авилума (п. 201).

Но зато имущество мушкенумов охраняется более строго, подобно имуществу храма или дворца, и это не удивительно: ведь оно фактически есть составляющая часть имущества самого царя (п. 8).

Рабы мушкенумов пользуются, подобно дворцовым рабам, известными привилегиями (например, раб мушкенума или дворца мог вступать в брак со свободной женщиной - п. 176).

Следует заметить, что царские служащие высших (а иногда и средних) категорий никакой социальной принадлежности не испытывали, ибо наряду с большими служебными наделами владели (или, во всяком, в принципе случае могли владеть) также участками общинной земли, да и пожалованной от царя землей могли распоряжаться достаточно свободно. По этим причинам они относились к авилумам. Следовательно, мушкенумами в точном смысле этого слова были только царские служащие низших категорий. Они вербовались из людей, по тем или иным причинам утративших связь с общиной (разорившиеся, изгои, беглецы), а также осевших на землю членов пастушеских племен, пришельцев и т. п. Вероятно, часть из них была потомками людей шумерской эпохи. Естественно, что на таких людей свободные общинники смотрели свысока, а доля мушкенумов считалась весьма незавидной. Позже в Новоассирийский период, этот термин означает просто " бедняк ".

С таким значением оно попало позже и в арабский (мискин)
язык.

В некоторых случаях субъектом права могла быть и женщина, прежде всего, если она - жрица. В отношении имущественных прав жрицы почти ничем не отличались от мужчин. Замужняя женщина тоже могла иметь в некоторых случаях отдельное от мужа (полученное из отцовского дома) имущество (п. 150) и обезопасить себя от ответственности за его долги, сделанные до женитьбы (п. 151). Известными имущественными правами пользовалась также и вдова: она получала свое приданое и вдовью долю, если муж дал ее ей. Если же муж при жизни не оставил супруге вдовьей доли, то она получала из наследства долю, подобную доле одного наследника. В любом случае она могла и дальше жить в доме своего мужа, правда не могла распоряжаться им, " отдавать за серебро ". Причем ее дети не могли насильно выселить ее из дома (п. 171 и 172).

Дети обычно становились полноправными лишь после смерти отца и наследования семейного имущества. Законы Хаммурапи и здесь тоже вносят некоторые правовые особенности: так, отец мог лишить сына наследства, если тот дважды совершил тяжкий грех против него (п. 168 и 169).

Отец также мог признать детей от рабыни своими собственными детьми, со всеми вытекающими отсюда правами. После смерти отца они получали свою долю наследства наравне с законными детьми, но даже если он их таковыми и не признавал, они после его смерти все равно получали свободу и их мать тоже, правда в этом случае они уже не могли претендовать на наследство (п. 170 и 171)

Известны случаи, когда престарелые отцы при жизни передавали детям
свое имущество в обмен на обязательство со стороны детей выдавать отцу, пока он жив, определенное содержание. Такие же договоры заключали иногда со своими детьми и матери, очевидно, передавая им свою «вдовью долю»" (свое приданое, а также, если были, подарки мужа).

Весьма интересно и важно, что в этот период некоторые остатки правоспособности сохраняют также и рабы. Так, за оскорбление действием, нанесенное свободному, раб карался только по суду (п. 205).

Таким же образом карался раб, оспаривающий свое рабское положение
(п. 282). В более ранний период известны судебные процессы, в ходе
которых рабы пытались отстаивать свою свободу. Как правило, они их проигрывали. Видимо, и теперь раб мог, по крайней мере теоретически, оспаривать свое рабское состояние в суде, но проигрыш процесса уже грозил ему наказанием. Интересно, что в обоих случаях наказание назначается по суду (вместо непосредственной внесудебной расправы со стороны хозяина) и, будучи мучительным и позорным, вместе с тем не снижает ценности раба как рабочей силы.

Субъектами права могли быть по современной терминологии, не только физические лица, но и лица юридические - храм и дворец (т. е. государство).

Всякий царский служащий или работник владел землей из дворцового фонда, в зависимости от выполняемой им службы. Однако царь мог в любое время отнять такую землю у владельца или заменить ему один надел на другой. В случае смерти владельца земля не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу (илькум); однако по мере того как во множестве случаев эта земля все же переходила к сыну владельца и так как администрация редко считала нужным менять условия землепользования, то надельная земля со временем все более становилась прочным достоянием владельца и его семьи (п. 27 - 29, 31 - 32).

В письмах этого времени эта земля часто называется, так же как собственная земля, " владением отцовского дома " (цибит бит-абим). Тем не менее земля эта, а также дом и огород, расположенный на ней, не могли отчуждаться по произволу владельца (п. 35 - 38).

Статья 38: «Редум, баирум или приносящий доход не может отписывать из поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг».

Степень свободы распоряжения надельной землей из царского фонда была различной для членов администрации, крупных ремесленников, жриц (жрецы в Законах Хаммурапи не упомянуты; судя по тому, что жреческие должности могли распродаваться по частям, служба жреца обычно оплачивалась серебром или натурой) и т. п., которые могли отчуждать эту землю, с передачей покупателю своей службы (п. 40).

Из числа лиц, имевших служебные наделы из царского земельного фонда, особое внимание уделяется воинам. Государство Хаммурапи опиралось не столько на ополчение свободных, сколько на постоянное войско(воины получали от царя за службу наделы земли). Это способ довольствования воинов был наиболее удобным для создания профессионального войска в условиях господства в основном еще натурального хозяйства и наличия большого фонда царской земли. Такое войско было независимо от местных общинных влияний и служило наиболее надежным оплотом единства государства и деспотической власти. Чтобы сельскохозяйственные работы не отвлекали воина от службы, существовал институт " подсобников ": воин брал в товарищество другое лицо, обычно воина же, младшего по чину или сроку службы; они по очереди занимались и сельским хозяйством, и повседневными воинскими обязанностями. Однако наем постороннего лица воином взамен себя для участия в военном походе карался смертью и передачей воинского надела нанятому (п. 26). Также и воинский командир, принявший наемника или использовавший воина или членов его семьи не для воинской службы, подлежал смертной казни. Таким образом, закон защищал воина от злоупотреблений со стороны его командира и от эксплуатации им его в своих интересах, что, конечно, противоречило бы стремлению государства поддерживать боеспособность армии (п. 33 - 34).
Царская земля под воинскими наделами полностью исключалась из оборота; лишено было законной силой всякое частноправное распоряжение землей воина (продажа, обмен, отнятие за долги и т. д.). Всякая сделка относительно земли воина считалась ничтожной и приобретатель этого участка " терял свое серебро " (п. 35 - 38, 41). Правило это действительно проводилось в жизнь. Вернувшемуся из плена воину был обеспечен его надел(п. 27), а в случае гибели воина его надел передавался его совершеннолетнему сыну, если же совершеннолетнего сына не было, то жене воина с детьми выдавалась треть надела на пропитание (п. 29).

Царские служащие и ремесленники средней категории получали наделы размером 9 - 12 га; надел война обычно составлял 12 га; по мере возможности и они применяли рабский труд, а также прикупали или приарендовывали землю.

Служащим царя не возбранялось приобретать частную землю из общинного фонда (п. 39): «Из поля, сада и дома, которые он купил и приобрел, он может отписывать своей жене и дочери, а также отдавать за свой долг».

Большинство служащих высшей и даже средней категории так и делали. Глава индивидуальной семьи мог иметь в своем частном владении участок на общинной земле размером от 1 до 60 - 80 га. Хотя в Законы Хаммурапи об этой земле и ее собственниках почти ничего не говорится, но из частноправовых документов видно, что она существовала и временами отчуждалась. Собственники такой земли должны были выставлять людей на общегосударственные повинности и платить налог.

Семья по ЗХ

играли большую роль, т. к. в ЗХ уделяется немало внимания.

Брак в Вавилоне, как и везде, считался законным при соблюдении определенных юридических формальностей: необходимо было заключить брачный контракт, причем при свидетелях (обычно устный), а иначе этот брак не имел законную силу (п. 128).

Неверность со стороны жены каралась смертью (129). Были установлены подробные правила для разбирания обвинений такого рода (130 - 136). При определенных обстоятельствах она могла быть и оправдана, например, в п. 134 говорится: «Если человек будет уведен в плен, а в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина не виновна»[4].

мудро, включив в судебник такую статью, ибо в условиях частых войн того времени, пленение, видимо, случалось достаточно часто, а так как большинство семей жило, скажем так, ниже среднего уровня и мужчина был единственным кормильцем, то отсутствие подобной статьи могло бы привести просто к сильному сокращению населения и, соответственно, падению силы государства.

При возвращении же воина из плена, его жена возвращалась к нему, что сказано в п.135, но это правило не распространялось на ее детей, рожденных от другого.

Если же жена в отсутствие мужа могла прокормить себя, но вошла в дом другого, то этот случай приравнивался к измене и, соответственно, карался смертью (п.133).

Правда эти законы о супружеской неверности распространялись только на женщин, муж же, наоборот мог сожительствовать с рабынями и прижитых с ними детей признавать своими законными детьми (п. 170). Смертной казнью он карался лишь в том случае, если соблазнил жену свободного человека, хотя если муж этой женщины хотел простить ее, то ему тоже могли сохранить жизнь (п. 128).

Однако законы в этом случае предусматривают, что если муж будет изменять ей со свободными, " ходить из дома в дом ", то жена могла забрать свое приданое и уйти в дом своего отца (п. 142).

В определенных обстоятельствах: болезнь жены (п. 148), женитьба на
жрице, которой не позволялось иметь детей (п. 145), плохое поведение
жены (п. 141) муж мог взять вторую жену. Целью этого брака являлось
рождение детей, которые унаследуют семейное имущество и будут поддерживать культ предков.

Так как в браке большую роль играло имущество, то Законы Хаммурапи подробно рассматривают вопрос об имущественных отношениях между супругами: о приданом и брачном выкупе (159 - 164), о раздельной ответственности по долгам, возникшим до брака (151 - 152).

женщина в Вавилоне могла иметь свое личное имущество, принадлежащее только ей и которым никто, кроме нее, не мог распоряжаться. Не случайно в статье упоминается, что муж должен выдать ей документ, который подтверждает право ее владения.

Хотя в законах есть упоминание о выкупе за невесту, однако, вавилонский брак не был браком-куплей, так как размер приданого был больше чем размер выкупа.

Наследству также уделялась большая роль и лишение оного допускалось только в исключительных случаях, а именно если сын дважды совершил тяжкий грех против отца (п. 167 - 168).

 

Ассирия во II тыс. до н.э.

Город-государство Ашшур в ½ II тыс. до н.э. Староассирийское общество.

На востоке Северной Месопотамии существовали небольшие номовые государства. Наиболее крупный – Ашшур. Население Ашшура занималось земледелием, используя естественное орошение + скотоводство + торговля. Через территорию Ашшура проходили торговые пути + колонизация (подчиняет шумеро-аккадскую колонию Гасур + восточная часть Малой Азии, откуда вывозилось сырье). В обществе сильные пережитки родового строя + рабовладельчство. Существовали царские/храомвые хоз-ва + общинные земли. Община – несколько поколений ближайших родственников, самоуправление, рано пошел процесс социального расслоения. Широко развито рабство (расслоение в среде свободных, продажа в рабство членов семьи, долговая кабалла, иноплеменники). Черты военной демократии. Управление: высший орган «дом города» - совет из представителей знатных семей. Из среды совета выбирался – на один год - «лимму», владелец казны, «укуллума» - ведал судебными делами. Наследственная должность - «ишшиаккума» - религиозные функции + военачальник.

Пузур-Ашшур I – основатель первой династии. В начале 1 тыс. ВП обстановка неблагоприятна -» для восст. торговли походы на юг и запад -» нет пошлин на ввоз с юга.

Шамши-Адад I – активная ВП. Подчиняет гос-во Мари, союз с Каркемишем, мирные отношения с Вавилоном, Эшнунной. Итог – на рубеже 19 – 18 вв. Ашшур – один из центров крупного переднеазиатского гос-ва.

Новые территории -» изменение управления. Царь во главе большого адм. аппарата, судья и военачальник. Вся территория Ассирии делится на провинции – во главе наместники, происходившие из царской семьи, которым подчинялся широкий чиновничий аппарат. Основная хоз./адм. еденица – территориальная община/кочевье. Армия состояла из проф. воинов и всеобщего ополчения. НО приемникам не удалось закрепить успех. Мари + Хамураппи против Ассирии. А после падения Вавилонской династии Ассирия переходит под власть Миттани. Торговля приходит в упадок.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.01 с.)