ИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕРРОРИЗМА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕРРОРИЗМА



СЕМЬЯ ОВЕЧКИНЫХ

 

Многодетная семья Овечкиных проживала в рабочем предместье города Иркутска по законам, обыденным для предместья: держала коров, свиней, уток, кроликов, сажала на огороде картошку и овощи. Все дети были в работе - косили сено, пасли скот, торговали на рынке мясом и овощами.

Отец, Дмитрий Васильевич, работал сторожем винного магазина, пьяница, умер в 1985 году.

Мать, Нина Сергеевна (1937г. рожд.). продавщица того же магазина, подрабатывала ночной перепродажей вина и учила детей жесткому противостоянию жизни. В семье властвовал устойчивый дух наживы.

Дети (11 человек): Василий (26 лет), Дмитрий (24 года), Олег (21 год), Александр (19 лет), Игорь (17 лет), Миша (13 лет) и Сережа (9 лет), четыре дочери: старшая дочь Людмила (замужем, жила в другом городе и участия в преступлении не принимала), Ольга (28 лет), Татьяна (14 лет), Ульяна (10 лет).

У семерых сыновей обнаружились музыкальные способности, они стали играть вместе на свадьбах и в городском парке, занимались в училище искусств. В 1982 году образовали семейный ансамбль (Василий - ударник, Дмитрий - трубач, Олег - саксофонист, Игорь - пианист). Руководил оркестром старший брат Василий. Юных музыкантов тепло принимали во многих городах страны и за рубежом. Джаз-ансамбль стал известен под именем "Семь Симеонов". В новом микрорайоне города семье выделили две большие квартиры, на одной площадке, сохранив за ними и родительский дом.

После поездки в Японию возникло огромное желание попробовать заграничной жизни. Примерно за полгода до трагедии, матерью и старшими сыновьями стал разрабатываться конкретный план выезда в другую страну, в воображении Овечкиных зародился дикий план захвата и угона рейсового воздушного судна, продумывались детали и мелочи. Оружие приобрели у местных охотников, сделав из них два обреза. В случае провала решено было взорвать себя и самолет в воздухе подготовленным самодельным взрывным устройством. Чтобы провезти в контрабасе обрезы и взрывное устройство, они сделали пробный рейс в Ленинград и понаблюдали, как реагируют контрольные службы на этот большой музыкальный инструмент. Поездка показала, что контрабас из-за больших габаритов "просветить" нельзя. Служащие аэропорта ограничивались лишь внешним осмотром.

За несколько дней до реализации своего дикого плана семья потихоньку стала распродавать вещи и мебель, отказалась выступать в начале марта во Дворце спорта.

8 марта 1988 года рейс N 3739 по маршруту Иркутск – Курган - Ленинград выполнял экипаж Ту-154 N 85413 Восточно-Сибирского управления ГА в составе:

- командир корабля, пилот 1-го класса Куприянов Валентин Федорович,

- второй пилот Анисимов Александр Сидорович,

- штурман Кравченко Виктор Засимович,

- бортинженер Ступаков Иннокентий Дмитриевич,

- бригадир бортпроводников Васильева Ирина Семеновна,

- бортпроводница Жаркая Тамара Иннокентьевна,

- бортпроводница Николаева Валентина Александровна,

- бортпроводник Дворницкий Алексей Болеславович.

Семья Овечкиных (11 человек) приобрела билеты на данный рейс, оставила на дверях квартиры записку о выезде к родственникам. Семья с музыкальными инструментами и малыми детьми приехала в аэропорт Иркутск.

В процессе регистрации и оформления ручной клади Овечкиным было предложено из всех музыкальных инструментов общим весом 57 кг. сдать в багаж негабаритный контрабас весом 20 кг., однако на возражения Овечкиных сотрудники службы перевозок не проявили настойчивости и после доплаты за негабаритность дали разрешение на провоз контрабаса в салоне самолета.

Все вещи Овечкиных, в том числе и контрабас, были предъявлены к досмотру. В ходе досмотра пассажиров двое мужчин из группы Овечкиных внесли в пункт досмотра контрабас и пытались поместить его в интроскоп «Луч-1», куда он не вошел по габаритам и был предъявлен для ручного досмотра. Одна из сотрудниц группы досмотра поверхностно (визуально) осмотрела контрабас (встряхнула, постукала) и, не обнаружив ничего подозрительного, разрешила к провозу его в салоне самолета.

В результате халатности персонала СОП, несовершенства технологии досмотра, отсутствия у сотрудников группы досмотра достаточных профессиональных навыков по распознаванию ухищренных способов сокрытия запрещенных к перевозке предметов и притупления бдительности, связанной с популярностью ансамбля Овечкиных в Иркутске, на борт воздушного судна было пронесено оружие и взрывное устройство.

Погрузились в самолет. Пассажиров было мало (60 человек) и бортпроводницы приглашали всех в передний салон. Все Овечкины по их просьбе были со своим объемным грузом размещены в конце второго пустого салона самолета. В 8-05 самолет произвел взлет на Курган. В Кургане дополнительно сели 16 пассажиров. В 13-09 самолет произвел взлет на Ленинград. На борту находились 76 пассажиров и 8 членов экипажа. Высота полета свыше 11 000 метров.

Преступники обнаружили себя только после вылета из Кургана. Воспользовавшись наличием в самолете большого количества свободных мест вся группа преступников, прежде сидевшая в разных рядах двух салонов, переместилась в хвостовую часть последнего салона, пассажиры которого с удивлением заметили, что один из молодых людей перестал пускать пассажиров в туалет, а у двух других в руках появились обрезы.

За час до посадки в Ленинградском аэропорту дикий план получил свое дикое продолжение.

В 14-53 в районе Вологды экипаж самолета через бортпроводницу Ирину Васильеву получил записку с содержанием: « Следовать в Англию (Лондон). Не снижаться. Иначе самолет взорвем. Вы находитесь под нашим контролем» (впоследствии записка сгорела в кабине самолета). Поручив бортпроводнице выяснить подробности, командир ВС включил сигнал «Бедствие» и доложил о случившемся диспетчеру Вологодского РЦ ЕС УВД.

С этого момента началась борьба экипажа за жизнь пассажиров. В известность поставлены наземные службы. В действие объявлен план операции «Набат». На переговоры с бандитами вышел бортинженер Иннокентий Ступаков и убедил их в необходимости дозаправки. Бандиты согласились на дозаправку с условием посадки для этого на заграничном аэродроме. Чтобы не подвергать риску пассажиров, экипаж решил выполнить требования бандитов и лететь за рубеж, однако ближе к Ленинграду становилось очевидным нехватка топлива даже до ближайшего финского или шведского аэродрома.

Бортпроводницы Тамара Жаркая и Ирина Васильева работали в салоне, где разыгрывались события этой трагедии, успокаивали пассажиров, по возможности старались успокоить и нервных молодых людей, имеющих в руках оружие.

Когда Тамара подошла с подносом к преступникам, двое из них схватили ее за руки и усадили между собой в пустое кресло, приказав сидеть спокойно и не двигаться, она стала первой заложницей.

Преступники нервничали. Каждый маневр самолета вызывал истеричные крики: «Что такое? Что происходит? Почему самолет поворачивает? Почему снижаемся? Взорвем! Перестреляем!»

Очевидцы отмечают, что в бандитской группе выделялись три лидера - Василий и Олег Овечкины и их мать - полноватая женщина пятидесяти с лишним лет, модно одетая.

Бортпроводница передала по громкой связи пассажирам салонов, что самолет производит посадку в аэропорту финского города Котка для дозаправки, попросив всех пассажиров оставаться на своих местах, сохранять спокойствие и не вставать после посадки.

Самолет резко пошел на снижение, утонув в низкой облачности.

В 16-05, имитируя полет в Финляндию самолет по рекомендации с земли произвел посадку на аэродроме «Вещево» вблизи города Выборга.

Самолет еще не коснулся колесами ВПП, как пассажиры и преступники увидели бегущих к самолету вооруженных советских солдат.

В этот момент и прогремели первые выстрелы.

Дмитрий открыл стрельбу по перегородкам между салонами самолета, оглушенные выстрелами пассажиры сползли под кресла.

Предупредительной стрельбой бандиты демонстрировали свою решимость. Затем члены группы кинулись в кухню, в средний и передний салоны. С этого момента они уже полностью контролировали воздушное судно.

Потянулись трудные часы.

На двух вертолетах Ми-8 прибыли 25 человек группы захвата.

Когда первый приступ истерии прошел, бандиты потребовали, чтобы на время заправки члены экипажа вышли из кабины и выстроились лицом к стене.

Экипаж передал через бортпроводницу Ирину Васильеву, что сейчас подойдет автомобиль-заправщик. Бандиты не унимались: «Взлет! Взлет! Не нужна заправка! Взорвем!», пытаясь взломать дверь пилотской кабины ногами и прикладами обрезов. Пригрозили: «Если экипаж не будет подчиняться требованиям, начнем стрелять в пассажиров».

В «Не делайте глупостей. Не надо стрелять. Иначе самолет взорвется и все погибнут вместе с вами. Сейчас подойдет заправщик и самолет полетит дальше».

Вскоре раздались новые выстрелы. Пассажиры слышали крик: «Оттащите ее!» Этот праздничный день для бортпроводницы Тамары Жаркой стал последним в ее жизни.

Наконец подошел первый заправщик. Один из пассажиров увидел, как находившийся на заправщике офицер поспешно срывал с шапки кокарду. Люди, стоявшие поодаль на летном поле, делали понятные всем жесты, явно направляя действия группы захвата. И это не осталось не замеченным преступниками: «Взлет! Взлет!»

Экипаж передал в салон, что полет без заправки невозможен, а заправка невозможна без бортинженера. Преступники согласились выпустить из самолета одного бортинженера, которого удалось выпустить из кабины так ловко, что ни один из преступников не успел проникнуть в пилотскую кабину. Бортинженер взобрался на крыло, открыл горловину, опустил в нее шланг. Преступники внимательно следили за движением вокруг и внутри салонов. Впереди стоял Олег Овечкин, Игорь находился в центре, Василий постоянно перемещался по салонам самолета, Ольга через иллюминаторы вела наблюдение и ставила в известность братьев о происходящем на земле, мать Овечкиных с тремя малолетними малышами оставалась сзади.

Подошел второй заправщик, за ним - третий.

Бандиты остервенело рвались в пилотскую кабину.

Поднявшись после заправки обратно в самолет через передний люк, бортинженер попросил одного из бандитов: «Подержи, надо люк закрыть!» и пока тот возился со стремянкой бортинженер быстро проник в кабину пилотов, не дав возможности бандитам последовать за ним.

В 18-42 самолет прорулил к торцу ВПП и остановился якобы в ожидании тягача для разворота. С командного пункта поступило предупреждение экипажу, что дальнейшее продвижение самолета по команде с земли будет означать сигнал для начала действий групп захвата.

Пять членов из группы захвата в бронежилетах проникли через форточки в кабину экипажа. В помощь группе проникновения экипаж создавал шумовые эффекты (запускал двигатели, наддув, включал сигнализацию вызова бортпроводника), бортинженер заранее открыл все нижние люки.

По свидетельству пассажиров и бортпроводниц, едва самолет тронулся с места, группа захвата, приоткрыв дверь кабины, начала беспорядочную стрельбу по салону, пули летели над головами пассажиров первого салона, ранив пассажира майора Таюрского, сидевшего в нескольких метрах от кабины. Вместе с ним пострадали еще 3 человека. И только чудом можно объяснить тот факт, что в такой перестрелке не пострадало большее количество пассажиров. Овечкины ответили огнем из двух обрезов, ранили двух членов группы захвата, тогда дверь кабины захлопнулась.

Одновременно с другой стороны самолета в атаку пошла вторая группа. Началась бешеная стрельба. Один из бандитов кричит по телефону экипажу: «Командир, передай, чтоб не стреляли ваши.»

Наступило короткое затишье, длившееся несколько минут. Затем - взрыв... Командир экипажа выглянул в форточку - самолет горел в хвостовой части. В кабину стал проникать ядовитый и удушливый дым. Экипаж выключил двигатели, обесточил самолет и применил все три очереди пожаротушения на двигатели.

Между тем в салонах творилось невообразимое, среди пассажиров началась паника. Снаружи в самолет рвались бойцы группы захвата.

Для бандитов провал с угоном самолета стал очевиден. Самолет горит, дымом заволокло салоны и в иллюминаторы было видно приближение автоматчиков, выбора не было. Мать семьи Овечкиных обратилась к старшему сыну Василию с просьбой застрелить ее. Будучи хорошим стрелком, Василий не промахнулся даже в родную мать.

Один из бандитов погиб при взрыве ВУ (Александр), двое других (Василий и Дмитрий) покончили с собой.

В этой ситуации бортпроводники Ирина Васильева и Алексей Дворницкий, проявив самообладание и мужество, приняли все меры к открытию основного и запасного выходов самолета, приведению в рабочее состояние аварийных трапов и организовали эвакуацию пассажиров. Им помогали неизвестный курсант, оказавшийся рядом, и диспетчер службы воздушного движения из аэропорта Курган. Открыли также все запасные и аварийные люки. Со всех сторон шла стрельба.

В течение 2 - 3 минут оглушенные и раненные пассажиры, кто в чем был одет (в легких платьях, без пальто и шапок, порой без документов) выпрыгивали из горящего самолета - кто в специально подставленные желоба, кто просто на землю через аварийные люки.

Всего на борту находилось 76 человек, не считая членов экипажа. Около 20 человек повредили ноги, пострадало много невинных людей. Пилоты покинули самолет через форточки пилотской кабины. Среди покинувших самолет оказался и раненный в ногу бандит Игорь Овечкин, а также малыши из семьи Овечкиных. Выбравшись наружу, Игорь Овечкин сразу же кинулся к ближайшей машине и захлопнул за собой дверцу, опасаясь гнева пассажиров.

Тушение пожара на самолете осуществляла пожарная команда базирующейся на аэродроме войсковой части и в связи с недостаточностью средств пожаротушения пожар на самолете потушить не удалось. Ко времени прибытия дополнительных пожарных машин из г. Выборга самолет уже практически сгорел и восстановлению не подлежал.

Местные власти и медики работали умело и слаженно. Тяжелело раненых и пострадавших быстро увезли, пассажиров накормили, дали одежду, разместили на ночлег, предоставили возможность послать телеграммы домашним.

В 20-00 операция по плану «Набат» была завершена.

ПОСЛЕДСТВИЯ: Сгоревший остов самолета, убитые, раненые - памятный всем трагический итог попытки захвата и угона пассажирского самолета семьей Овечкиных. Преступные действия привели к гибели и увечью многих людей, к уничтожению воздушного судна. Материальный ущерб составил полтора миллиона рублей.

Погибшие члены экипажа: бортпроводница Тамара Жаркая - сквозное огнестрельное ранение груди с повреждением сердца.

Погибшие пассажиры: 3 человека (2-е пенсионерки - 69 и 70 лет и 1 молодой человек из Иркутска - 24 года).

Получили тяжкие телесные повреждения - 14 человек в возрасте от 18 до 67 лет (перелом позвоночника, черепно-мозговая травма, перелом бедер, плеч, ног, сотрясение мозга, ожог лица и дыхательных путей), в том числе 3 пассажира получили огнестрельные ранения: Майзель (27 лет) - огнестрельное ранение левого легкого и селезенки, Таюрский (36 лет) - огнестрельное пулевое ранение левого предплечья, перелом правого плеча, Хохлов (20 лет) - огнестрельное пулевое сквозное ранение мягких тканей лобно-височной области, черепно-мозговая травма, сотрясение.

Погибшие Овечкины:

Мать - Овечкина Нина Сергеевна (51 год),

Сын - Овечкин Василий Дмитриевич (26 лет),

Сын - Овечкин Дмитрий Дмитриевич (24 года),

Сын - Овечкин Олег Дмитриевич (21 год),

Сын - Овечкин Александр Дмитриевич (19 лет).

Живые Овечкины:

Дочь - Овечкина Ольга Дмитриевна (28 лет),

Сын - Овечкин Игорь Дмитриевич (17 лет - ранен в ногу),

Дочь - Овечкина Татьяна Дмитриевна (14 лет),

Сын - Овечкин Михаил Дмитриевич (13 лет),

Дочь - Овечкина Ульяна Дмитриевна (10 лет),

Сын - Овечкин Сергей Дмитриевич (9 лет - ранен в ноги).

Как установило следствие, и без того нелегкую ситуацию, создавшуюся на борту самолета из-за преступных намерений Овечкиных, усугубили непрофессиональные действия группы захвата, нерешительность должностных лиц, руководивших данной операцией и аварийно-спасательными работами. По сути дела они не справились с заданием, действовали грубо, допускали серьезные ошибки, осложняя ситуацию и нейтрализуя тем самым усилия экипажа.

Неразбериха началась, как только экипаж получил записку с требованием изменить курс и следовать в капиталистическую страну. Его действиями стали управлять с земли, меняя решения о посадке самолета, не скрывая действий военнослужащих на аэродроме посадки.

Далее - новые просчеты. Группа захвата начала штурм самолета спустя два часа после приземления. В нее входили милиционеры роты оперативного реагирования оперативного полка ГУВД, всего 10 человек.

Следствие по делу Овечкиных длилось почти пять месяцев. Допрошены были сотни человек. Выяснялась каждая деталь трагедии.

Около 20-ти объемных томов заполнились документами, относящимися к этому делу. 6 сентября 1988 года состоялось заседание суда в г. Иркутске, на скамье подсудимых только двое из всей группы – Ольга и Игорь Овечкины (остальные, как известно, покончили жизнь самоубийством). Малолетние дети, находящиеся вместе с преступниками, к ответственности не привлекались. К Ольге и Игорю Овечкиным предъявлены обвинения в террористической акции: вооруженном захвате воздушного судна с целью его угона за границу с применением угроз и насилия, повлекших гибель людей и другие тяжкие последствия.

Из показаний Игоря Овечкина: «В случае неудачи Дима и Олег предложили взорвать «бомбу» и всем нам покончить с собой и, если бы я в последний момент не спрятался возле пилотской кабины, они пристрелили бы меня».

Из показаний Миши Овечкина: «Вася хотел застрелить меня, поискал патроны в одежде у Димы, но не нашел, а у него оставался только один патрон, и он решил истратить его на себя.»

Пассажир Майзель, аспирант Ленинградского политехнического института: «Я упал на землю, на корточки, мне заломили руки назад, прижали лицом вниз к бетонному покрытию и выстрелили в спину. Боли я практически не почувствовал, затем меня подняли, повели вперед на несколько метров, положили лицом вниз и велели лежать с руками за головой. Пока меня тащили, били ногами и старались попасть в лицо и по голове, но я закрывался руками».

Спецподразделение «Альфа», имеющее значительный опыт по освобождению заложников, в данной операции участия не принимала.

 


 

ГРУЗИНСКИЕ ТЕРРОРИСТЫ

Сотрудниками группы антитеррора «Альфа» проведена боевая операция в Тбилиси по освобождению самолета Ту-134 с 57 пассажирами на борту. При штурме самолета ни один из сотрудников группы не погиб, террористы были обезврежены.

События того дня.

18 ноября 1983 года экипаж Грузинского управления ГА в составе пилота-инструктора А. Гардапхадзе (находился на правом кресле пилота), вводимого в строй командира ВС Габараева (находился на левом кресле), штурмана Гасояна, бортинженера Чедия, проверяющего - заместителя начальника летно-штурманского отдела

Грузинского управления ГА Шабартяна, бортпроводников Вали Крутиковой и Иры Химич выполнял полет по маршруту Тбилиси – Батуми - Киев-Ленинград.

В этот день отменили рейс самолета Як-40 на Батуми и пассажиры, прошедшие регистрацию, были отправлены данным рейсом. Как выяснилось позже, угонщики готовили нападение именно на Як-40 и пронесли оружие без досмотра через депутатский зал, как "уважаемые" люди при попустительстве знакомых сотрудниц аэропорта. Полет на Ту-134 явился для них в какой-то мере неожиданностью.

После взлета самолета преступники стали ходить по салону, курить, пить шампанское. Находящийся среди пассажиров, штурман Плотко в форме работника ГА (летел в отпуск) сделал им замечание.

Преступники приняли его за члена экипажа и запомнили.

Самолет прошел Кутаиси и был на предпосадочной прямой аэропорта Батуми, выпустив шасси, когда экипаж получил сообщение о внезапном боковом ветре в Батуми и полете на запасной аэродром.

Командир ВС принял решение вернуться в Тбилиси. Когда выпускались шасси ВС, преступники подумали, что самолет снижается в Батуми, откуда до Турции рукой подать, приступили к захвату самолета. Оглушили обеих бортпроводниц и те не успели нажать кнопку «Нападение», подошли к штурману Плотко, Один из преступников дважды выстрелил ему в спину, другой - в грудь. Плотко пытался закрыться рукой. Потом Валю Крутикову, оглушенную и избитую, подтащили к дверям пилотской кабины.

После разворота самолета в дверь послышался условный стук. Проверяющий Шабартян, стоявший за спиной сидящего между пилотами бортинженера. посмотрел в глазок и увидел лицо второй бортпроводницы Вали Крутиковой, не заметив, что у нее разбита голова. Шабартян открыл дверь и получил в лицо пять пуль - в кабину ворвались двое преступников (Кахи Ивериели и Гия Табидзе).

Один из преступников (Ивериели) подскочил к пилоту Габаеву и приставил к горлу револьвер. Второй преступник (Табидзе) сорвал с командира Гардапхадзе наушники и ткнул в висок ствол пистолета «ТТ».

С перекошенными злобой лицами, матом и истошными воплями: «Самолет захвачен! Берите курс на Турцию! Иначе мы всех вас перестреляем!» преступники продолжали осуществлять свой замысел.

В ответ на вопрос сидящего бортинженера Чедя: «Что вы хотите?» преступники, не дав ему договорить, произвели в него несколько выстрелов. Бортинженер упал, повиснув в кресле.

Экипаж был вооружен тремя пистолетами: командир Гардапхадзе, пилот Габаридзе и штурман Гасоян. У каждого в обойме по 8 патронов.

Когда преступники ворвались в пилотскую кабину командир правой рукой нащупал в кармане свой пистолет, но вынуть его не смог. Так и держал руку в кармане.

Штурман Гасоян сидел внизу, при закрытых шторках, все слышал, но стрелять не мог, т.к. перед ним сидел бортинженер. Когда бортинженер Чедия упал, сектор обстрела открылся. Штурман достал пистолет, взвел курок и выстрелил в преступника (Табидзе), который держал под прицелом командира. Террорист упал.

Другой преступник (Ивериели), держа у виска пилота Габараева, вертя головой, стал кричать: «Кто стрелял? Откуда?». В него штурман Гасоян выстрелил два раза. Раненый преступник закричал и выскочил из кабины.

За это время командир Гардапхадзе успел выхватить свой пистолет и, когда один из преступников (Табидзе) упал, командир, развернувшись в кресле, тоже начал стрелять.

Выбежавший за дверь пилотской кабины второй преступник (Ивериели) спрятался за холодильник. Началась перестрелка. Стреляли командир и штурман.

Закрыть дверь кабины было трудно, т.к. в проходе лежал проверяющий Шабартян, на нем преступник Табидзе. Командир попросил штурмана Гасояна оттащить лежавших людей от двери, прикрывая его оржием. В это время очнулась, приподняв голову, оглушенная преступниками бортпроводница Валя Крутикова. Штурман попросил ее помочь ему. Крутикова полулежа, полусидя вцепилась в преступника Табидзе и оттащила его к кухне. Проверяющий Шабастян был еще жив, попытался сам заползти в кабину. Гасоян помог ему.

Пилот Габараев во время перестрелки управлял самолетом и по команде командира, перейдя на ручное управление, резко бросал машину по курсу и по высоте, создавая перегрузки с целью сбить с ног преступников.

У командира и штурмана кончились патроны. Штурман взял пистолет пилота и продолжал вести огонь.

Бортпроводница Валя Крутикова захлопнула дверь кабины, а сама осталась в салоне с бандитами. Когда дверь захлопнули, командир надел наушники, вышел на связь и передал о бандитском нападении: убит бортинженер, ранен проверяющий. Затем включил сигнал бедствия.

Пришел в себя проверяющий Шабартян, все лицо у него было в крови, во лбу пулевое ранение, в горле сильно кровоточащая рана.

Стрельба возобновилась. Бандиты стреляли в дверь, намереваясь сбить замок.

Из Сухуми передали: «Садитесь к нам», но командир, зная о ремонте ВПП в Сухуми, продолжал полет в Тбилиси. Вскоре на хвосте ВС появились два военных истребителя. Командир доложил обстановку в Тбилиси: «Встречайте, приготовьтесь».

При снижении над Рустави первая бортпроводница Ира Химич по внутренней связи просит: «Командир, летите в Турцию, они взорвут самолет! Достали гранаты!», на что командир отвечает: «Ирина, передай, что мы уже над Турцией. Садиться будем в Турции». Наступи вечер, было пасмурно, дождь, туман.

При посадке в Тбилиси члены экипажа слышали крики бортпроводниц - бандиты, как звери, измывались над ними. У Вали Крутиковой выдергивали на голове волосы, а Ире Химич рукояткой пистолета пробили голову. Убили двух пассажиров - Соломония и Абовяна.

После посадки самолет был поставлен в самый конец зоны аэропорта, рядом со стоянками военно-транспортных самолетов. С двух сторон ВС выставили солдат с автоматами. Угонщики заставили открыть аварийный люк, рядом с которым сидел пассажир - молодой солдат. Он выпрыгнул в люк на крыло, с крыла на землю. Преступники открыли по нему из салона огонь. Солдаты оцепления, приняв убегающего за террориста, открыли огонь тоже, очередями прошлись и по самолету, ранив в ногу пилота Габараева.

Командир ВС Гардапхадзе подключил аккумуляторы и крикнул по радио: « Уберите этих дураков!» После этого р/связь пропала – при стрельбе повредили радиостанцию. Командир ВС приказал штурману Гасояну покинуть самолет. Штурман вылез через форточку, затем тем же путем вылез раненый пилот Габараев. В кабине остались командир Гардапхадзе и проверяющий Шабартян с вытекшим глазом и кровавым лицом, кричащий и просящий: «Не могу, страшная боль, дайте лекарство». Двигаться он уже не мог.

Что творилось в салоне, экипаж не видел, только через форточку командир слышал: преступники одного пассажира вытолкнули к двери: «Говори наши требования». Пассажир вырвался, выпрыгнул, сломал ногу. Тогда у женщины взяли ребенка, толкнули ее к двери:

«Говори наши требования. Если выпрыгнешь, убьем ребенка». Она кричит: «Заправьте самолет, отпустите их в Турцию, а то они убьют всех пассажиров и взорвут самолет».

Заместитель начальника Грузинского управления ГА Кадзаная подошел к двери, стал вести переговоры. Командир ВС Гардапхадзе в форточку крикнул женщине: «Скажи им, что мы заправимся и полетим в Турцию». Он уже видел, как сзади к самолету подходил автозаправщик. Понял: решили слить топливо.

18.11.96 г. 18-00 сотрудники спецподразделения 7-го управления КГБ СССР (группы «Альфа») проходили занятие по стрельбе. Поступило сообщение: 18.11.83 г. в 16-16 московского времени во время полета самолета Ту-134А, следовавшего по маршруту Тбилиси – Батуми – Киев - Ленинград с 57 пассажирами и 7 членами экипажа на борту, группа вооруженных преступников смертельно ранила бортинженера и заместителя начальника летно-штурманского отдела. Управления ГА Грузинской ССР и потребовала изменить курс, посадить самолет в Турции.

Командир экипажа самолета не подчинился требованию преступников и произвел посадку в Тбилиси. Преступники захватили пассажиров в качестве заложников и настаивали на выполнении ранее выдвинутых требований.

Группа «Альфа» собралась быстро, загрузилась в автобус и по дороге в аэропорт введена в обстановку: в Тбилиси захвачен самолет. Террористы действуют с особой жестокостью - убито несколько человек. Уже в полете получили расстановку сил и средств, кто действует в группе захвата, поддержки, наблюдения, какими парами работать, с какой стороны. Сразу же после объявления состава групп сотрудники стали подгонять бронежилеты, вооружение, обсудили первоначальный план действий, уточнили некоторые детали.

В 23-08 сотрудники спецподразделения в количестве 38 человек прибыли в Тбилиси. Все силы уже были приведены в готовность по плану операции «Набат». Аэропорт оцепили войска. Погода - дождь, промозглый ветер, темно, градуса 2-3 тепла. Группа «Альфа» вошла в здание аэропорта в касках, в экипировке, с кейсами. Вокруг полно людей, все таращат на них глаза.

Ночью (между 23-00 и 24-00, командир 347-го Тбилиского летного отряда Григолашвили, попросил авиатехника Тбилиского аэропорта Геворкяна пойти на захваченный самолет, помочь раненым и выполнить некоторые технические работы (подключить электропитание, выполнить работы, необходимые для слива топлива с самолета). На машине подъехали к стоянке самолета, подошли к самолету. Преступники требовали дать свет в салон и заправить лайнер. Кадзаная сказал, что для этого нужно пропустить техника в кабину. Бандиты потребовали раздеться технику догола у них на виду. Пришлось подчиниться. Затем требования - пройти технику в кабину через салон. С трудом удалось объяснить, что дверь в кабину заперта, и из салона ее не открыть. Согласились. По аварийному канату авиатехник влез наверх и протиснулся в кабину. Вытолкнуть в форточку Шабартяна нее удалось, он был полный мужчина. Техник включил аккумуляторы, преобразователи тока, сделал все необходимое для слива топлива. Пока работал - бандиты из салона ломились, просили открыть дверь, сулили миллионы, потом стали угрожать. Техник не отвечал и, закончив ремонт, спустился обратно по канату. В это время один из милиционеров отвлекал бандитов разговорами. Когда техник спрыгнул на землю, он сказал: «Беги» и в течение бега прикрывал техника своим телом в бронежилете.

Тем временем в аэропорту группе «Альфа» дали возможность потренироваться на запасном самолете, после чего наступило ожидание: периодически выдвигались к самолету, затем покидали, прятались за ангаром и грузовиками. Ждали в течение всей ночи, пока шли переговоры с террористами.

Когда была дана команда готовиться к штурму, группа «Альфа» заняла свои места на поверхности самолета. Из салона раздались крики: «Не вздумайте штурмовать! Всех перестреляем!» Шло томительное ожидание.

Тем временем в кабину поднялись несколько сотрудников группы. Каждую минуту выходили на связь. Боевые группы докладывали о готовности, но время штурма откладывалось. Из штаба сообщали о перемещении террористов, уточняли их местонахождение.

По команде «Штурм!»: сотрудники группы, находящиеся в кабине, стали открывать дверь, но она не поддавалась - была привалена трупами. Налегли - открылась. В коридорчике между кабиной и салоном находились двое террористов (мужчина мощного телосложения и женщина), вооруженных пистолетами. Неуловимыми движениями они сразу же были уложены на пол. Действовали решительно. Обезвреженных двух террористов спустили по трапу вниз, выскочили в салон. Во втором салоне уже работала другая группа захвата. Пассажиры в креслах полулежали, полусидели с поднятыми вверх руками. Кто из них заложник, кто террорист - не разберешь. Посветили фонарем, мужчина в кресле обернулся, и сотрудники увидели у него два пистолета. Подхватили под руки - и вниз. Потом помогали пассажирам - кому одеться, кому собрать разбросанные бумаги, документы. Многие и этого не могла сделать - в шоке от страха. Затем осмотрели сиденья, места под сиденьями и все углы и закоулки - нет ли взрывного устройства.

Рядом с туалетной комнатой, в гардеробной несколько часов просидел один из пассажиров - врач, держащий на коленях женщину с пулевым ранением в спине. Несмотря на угрозы, выстрелы, он оказал помощь пострадавшей.

С рассветом 19 ноября кровавая трагедия завершилась. Итогом ее стало несколько убитых и раненых. Террористы застрелили летчиков Шабартяна, Чедия, двоих пассажиров, зверски замучили бортпроводницу Валентину Крутикову. Получили тяжелые ранения и остались инвалидами штурман Плотко и бортпроводница Ирина Химич.

Террорист Табидзе убит в перестрелке, Микаберидзе покончил с собой. Суд приговорил всех бандитов к высшей мере наказания - расстрелу.

Преступники (члены известных грузинских фамилий):

- Гия Табидзе (художник - убит).

- Давид Микаберидзе (художник - покончил с собой).

- Геча Кобахидзе (актер - ранен при штурме ВС).

- Сосо Церетели (художник - ранен при штурме ВС).

- Кахи Ивериели (врач - ранен экипажем ВС).

- Паата Ивериели (врач - ранена при штурме ВС).

На суде им сказали: «Вы же дети высокопоставленных родителей. Взяли бы туристические путевки в Турцию и остались там, попросили политического убежища». Ответ преступников: «Если бы мы таким путем сбежали в Турцию, нас бы приняли за простых эмигрантов. Вот Бразаускасы улетели с шумом, со стрельбой, Надю Курченко убили, так их там в почетные академики приняли».

Казалось бы, приговор снял все вопросы. Но кровавая история имела свое продолжение. В ноябре 1991 года, во время правления Президента Грузии Гамсахурдия, газета «Свободная Грузия» опубликовала разоблачительную статью о том, как под руководством Шеварнадзе была проведена «бессмысленная бойня», убийство молодых «борцов за свободу и независимость», пытавшихся покинуть на самолете «империю». В авиагородке, где живут грузинские летчики, в сквере был совершен акт вандализма: памятный камень с фамилиями погибших пилотов Шабартяна, Чедия и бортпроводницы Крутиковой выдрали из земли, осквернили. Центральная пресса об этом почти не писала.

Сразу после происшествия весь экипаж наградили. Гардапхадзе и Гасоян были удостоены звания Героя Советского Союза. Но пройдет несколько лет, и в Грузии образуют специальную комиссию по новому расследованию дела. Теперь о героях - пилотах скажут, что они «состояли в сговоре с КГБ и устроили бойню борцам за свободу».

Впрочем, проще сказать словами международных документов: воздушные террористы - злейшие враги человечества.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.025 с.)