ТОП 10:

Февраля. Четвертое заседание



На вопрос, что она больше почитала, свое знамя или меч, она ответила, что гораздо больше почитала, т.е. в сорок раз, знамя, чем меч.

На вопрос, кто приказал ей нарисовать на знамени упомянутое изображение, она ответила: «Я уже достаточно вам говорила, что ничего не делала, кроме как по указанию бога». Она также сказала, что, когда нападала на противников, сама носила указанное знамя, с тем чтобы никого не убивать; и она сказала, что ни разу не убила человека.

На вопрос, какое войско передал ей ее король, когда поручил ей действовать, она ответила, что он дал ей 10 или 12 тысяч человек и что сначала она пошла в Орлеан к замку Сен-Лу, а затем к замку Моста.

На вопрос, под какой крепостью это случилось, что она приказала своим людям отступить, она ответила, что не помнит. Она сказала также, что через сделанное ей откровение была весьма уверена в снятии осады с Орлеана; и об этом же она сказала своему королю, прежде чем туда пришла.

На вопрос, говорила ли она своим людям, когда должен быть устроен штурм, что сама будет принимать на себя стрелы, дротики, камни из метательных орудий или из пушек и пр., она ответила, что нет; напротив, сто человек из ее войска или более было ранено, но, несомненно, она сказала своим людям, чтобы они не колебались и сняли осаду. Она сказала также, что во время штурма замка Моста она была ранена в шею стрелой или дротиком, но получила большое утешение у св. Екатерины и поправилась в течение двух недель, однако она не прекращала из-за своей раны разъезжать верхом и действовать.

На вопрос, твердо ли она знала наперед, что будет ранена, она ответила, что это она хорошо знала и сказала об этом своему королю, но, несмотря на это, она не прекращала дальнейшие действия. И было это ей открыто благодаря голосам двух святых, т.е. св. Екатерины и св. Маргариты. Она сказала далее, что под указанным замком Моста она первая приставила лестницу, чтобы взбираться вверх, и, когда она поднимала эту лестницу, была ранена, как выше указано, дротиком в шею.

На вопрос, почему она не приняла соглашение, которое ей предложил комендант Жаржо, она ответила, что сеньоры из ее войска ответили англичанам отказом на просьбу дать им перемирие в течение двух недель, а потребовали от них немедленного ухода на конях. Она также добавила, что со своей стороны она сказала, чтобы воины из Жаржо немедленно ушли в своих полукафтанах или плащах, сохранив при этом свою жизнь, если они этого пожелают; в противном случае они будут захвачены путем штурма.

Марта. Пятое заседание

 

На вопрос, получила ли она письмо от графа Арманьяка, который хотел узнать, кому из трех пап он должен повиноваться, она ответила, что этот граф написал ей какое-то письмо относительно этого; на него она дала ответ, причем среди другого там было сказано, что, когда она будет в Париже или в другом месте на отдыхе, лично даст ответ. И когда она дала ему ответ, то собиралась сесть на коня.

А что касается до копии писем указанного графа и самой Жанны, которые тогда в суде мы приказали зачитать, то эту же Жанну спросили, таков ли был ее ответ, который содержится в указанной копии. Она ответила, что, как полагает, она дала такой ответ частично, а не целиком.

На вопрос, говорила ли она, что-то, чего указанный граф должен был придерживаться в данном вопросе, она знает благодаря совету короля королей, она ответила, что об этом она ничего не помнит.

На вопрос, сомневалась ли она, кому указанный граф должен был повиноваться, она ответила, что ей невозможно было указать, кому тот должен был повиноваться, так как граф стремился узнать, кому он должен повиноваться согласно воле божьей. Но что касается до самой Жанны, то она придерживается того и верит в то, что мы должны повиноваться господину нашему папе, находящемуся в Риме. Она сказала также, что ответила и другое посланцу упомянутого графа, чего нельзя обнаружить в указанной копии письма; и если бы этот посланец тотчас не удалился, то был бы брошен в воду, однако не по указанию самой Жанны. Затем она сказала, что на желание графа узнать, кому согласно воле божьей он должен повиноваться, она ответила, что этого не знает, но она передала ему многое, чего не содержалось в письме. А что касается до нее самой, то она верит в господина папу, который находится в Риме.

На вопрос, почему она писала, что даст в другой раз ответ о причине ее веры в того папу, который находится в Риме, она ответила, что данный ею тогда ответ касался других дел, а не вопроса о существовании трех пап.

На вопрос, говорила ли она, что относительно трех пап получит совет, она ответила, что никогда не писала и не приказывала писать о трех папах. И она поклялась своей клятвой в том, что никогда сама не писала об этом и другим не приказывала писать.

Далее она сказала, что не пройдет и семи лет, как англичане оставят больший заклад, чем это было под Орлеаном, и что они потеряют все во Франции. Она сказала также, что упомянутые англичане понесут бóльшие потери, чем когда-либо имели во Франции, и это произойдет в результате большой победы, которую бог пошлет французам.

На вопрос, откуда она это знает, она ответила: «Я хорошо это знаю через сделанное мне откровение, и это случится до истечения семи лет; и я готова сильно негодовать, что это может настолько задержаться». Она также сказала, что об изложенном она знает через откровение так же хорошо, как знает, что мы находимся перед ней.

На вопрос, какой знак она дала своему королю в подтверждение того, что она пришла от бога, она ответила: «Я всегда вам отвечала, что вы не вырвете у меня этого признания. Идите узнавать у него самого».

На вопрос, клялась ли она не рассказывать о том, о чем у нее будут спрашивать и что касается процесса, она ответила: «Я уже прежде вам говорила, что не расскажу вам об имеющем отношение к нашему королю. И того, что касается нашего короля, я и теперь не открою вам».

На вопрос, знает ли она сама тот знак, который дала своему королю, она ответила: «Вы не узнаете этого от меня». А затем, так как ей сказали, что это затрагивает процесс, она ответила: «То, что я обещала держать в полном секрете, я вам не открою». И далее сказала: «Я это обещала при таких обстоятельствах, что не могла бы вам сказать этого без клятвопреступления».

На вопрос, кому она это обещала, она ответила, что обещала св. Екатерине и св. Маргарите и это было указано королю. Далее сказала, что это она обещала двум упомянутым святым, хотя те от нее этого не требовали. Жанна это сделала по своему собственному побуждению, так как, если бы она не давала обещания указанным святым, слишком много людей допытывалось бы у нее относительно этого.

На вопрос был ли еще кто-нибудь при короле из его окружения, когда она дала ему знак, она ответила, что, как она думает, другого лица там не было, хотя довольно близко было много людей.

На вопрос, видела ли она сама корону на голове своего короля, когда давала ему знак, ответила: «Я не могу вам этого сказать без клятвопреступления».

Марта. Шестое заседание

 

На вопрос, видела ли она или приказывала ли делать какие-нибудь свои портреты или изображения, на которых можно было бы ее узнать, она ответила, что видела в Аррасе одну картину в руках какого-то шотландца; на ней было изображение Жанны в полном вооружении, передающей какую-то грамоту своему королю и преклонившей колено. И она сказала, что никогда не видела и не приказывала делать какой-либо свой портрет или изображение.

На вопрос о картине у ее хозяина, на которой были нарисованы три женщины с надписью: «Правосудие, мир, единение», она ответила, что об этом ничего не знает.

На вопрос, знает ли она, что ее сторонники приказывали устраивать в ее честь службу, мессу и молитвы, она ответила, что об этом ничего не знает, и если они устраивали какую-нибудь службу, то это не по ее приказанию; однако если они молились за нее, то, как ей кажется, они не делали ничего дурного.

На вопрос, твердо ли верят ее сторонники, что, она послана богом, она ответила: «Я не знаю, верят ли они в это, и я оставлю это на их совесть; но если они этому и не верят, я все же послана богом».

На вопрос, думает ли она, что ее сторонники придерживаются истинной веры, если верят, что она послана богом, она ответила: «Если они верят, что я послана богом, то они в этом не ошиблись»

.На вопрос, знала ли она хорошо настроение своих сторонников, когда они целовали ей ноги, руки и одежду, она ответила, что многие охотно приходили к ней и они целовали ее руки и одежду, хотя она старалась этого не допускать; и бедные люди охотно приходили к ней, так как она не вызывала у них неудовольствия, а по возможности их поддерживала.


Тема 12.ЖАКЕРИЯ

1. Источники по истории Жакерии.

2. Положение крестьян во Франции в первой половине XIV в.:

а) категории крестьян;

б) формы феодальной ренты, землевладения и землепользования.

3. Жакерия:

а) причины и повод восстания;

б) ход восстания, требования восставших;

в) жаки и горожане.

4. Характер восстания. Причины поражения. Последствия восстания.

 

ИСТОЧНИКИ

 

1. Грацианский Н.П. Французская деревня XIII – XIV вв. и Жакерия. Документы. – М. – Л., 1935

2. Практикум по истории средних веков. – М., 1981. Вып. II. – С.4-27.

3. Хрестоматия по истории средних веков /Под ред. С.Д.Сказкина. – М., 1963. Т. II. – С. 360-370, 379-394.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Бессмертный Ю.Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII-XIII вв. (По северо-французским и западно-немецким материалам). – М., 1969. Гл. 4.

2. Гутнова Е.В. Классовая борьба и общественное сознание крестьянства в средневековой Западной Европе (XI-XV вв.). – М., 1984. - С. 23-42.

3. Гюрджан Н.Н. О политических тенденциях некоторых французских хроник XIV в. //СВ. – 1955. – Вып. VI.

4. История крестьянства в Европе. – М., 1986. – Т. 2. – Гл. 4, 15, 29.

5. История Европы. Т. 2. – М., 1992.

6. Конокотин А.В. Три карты по истории Жакерии.// Средние века. – М.: Наука, 1965.- Вып. 28. – С.227 – 237.

7. Конокотин А.В. Цензива в деревне Северной Франции в период развитого феодализма (XII-XIV) //СВ. – 1975. – Вып. 39.

8. Мелик-Гайказова Н.Н. Французские хронисты XIV в. как историки своего времени. Общественно-политические взгляды. – М., 1970.

9. Поршнев Б.Ф. Феодализм и народные массы.– М., 1964. – Т. 1. - Гл. 2, п.2

10. Сказкин С.Д. Очерки по истории западноевропейского крестьянства в середние века. – М.: МГУ, 1968. – С. 227-239.

11. Тепфер Б. Эксплуатация крестьян и классовая борьба в северофранцузской деревне в XIII-XIV вв. //Феодальная рента и крестьянские движения в Западной Европе XIII-XV вв. – М., 1985.

12. Хачатурян Н.А. Французское крестьянство в системе сословной монархии // Классы и сословия средневекового общества. – М., 1988.

 

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

 

XIII–XIV вв. – время значительных перемен во французской деревне. Постепенно идёт процесс личного освобождения крестьян, расширяются права вилланов, в ходе внутренней колонизации возникают новые формы держания, происходит смена форм феодальной ренты. Но наряду с позитивными переменами во французской деревне с развитием товарно-денежных отношений растет феодальная эксплуатация. Положение французского крестьянства усугубляется бедствиями идущей на территории Франции войны, получившей название Столетней. В 1358 г. вспыхнуло крупнейшее в истории Франции крестьянское восстание – Жакерия.

О положении французского крестьянства в XIII- XIV вв. студент может узнать из следующих источников: из кутюм провинции Бовэзи, записанных юристом XIII в. Филиппом де Бомануаром; из грамот и ордонансов (указов) французских королей; из «Поэмы о версонских вилланах» и др.

Материал о самом восстании студент найдет в нескольких хрониках. Чтобы определить степень объективности их авторов, нужно не только выяснить их отношение к восставшим крестьянам, но и познакомиться с монографией Н.И. Мелик-Гайказовой (Гюрджан) «Французские хронисты XIV века как историки своего времени» или с её статьёй «О политических тенденциях некоторых французских хроник XIV в.»

Изучая положение французского крестьянства XIII-XIV вв., необходимо обратить внимание на его изменение в указанное время. Сравнивая правовое положение и повинности вилланов, сервов и госпитов, следует чётко представить различия между ними, выяснить причины, побуждавшие крестьян к личному освобождению, которое, кстати, требовало больших материальных затрат; а также причины бегства крестьян на неосвоенные земли. Чтобы понять причины Жакерии, необходимо кроме источников, характеризующих положение крестьян, привлечь и хроники, обратив особое внимание на хронику Жана де Венетта. В хрониках студент найдёт и повод к восстанию.

Для рассмотрения хода восстания необходимо использовать все приведенные в практикуме и хрестоматии хроники, поскольку в разных хрониках с разной степенью детализации, точности и объективности воспроизводится ход восстания. Большую помощь в изучении хода восстания окажет статья Л.В. Конокотина «Три карты по истории Жакерии».

Сложнейшим вопросам крестьянских восстаний и крестьянской идеологии посвящена монография Е.В. Гутновой, в которой рассмотрена и Жакерия.

 

Тексты источников

 

I. СЕРВЫ

ИЗ «КУТЮМ БОВЭЗИ» БОМАНУАРА

§ 1452. … Есть много состояний серважа. Ибо одни из сервов так подчинены своим сеньорам, что эти сеньоры могут распоряжаться всем их имуществом, имеют над ними право жизни и смерти, могут держать их в заключении по своей воле – за вину или без вины – и никому за них не ответственны, кроме как одному богу, С другими обращаются более человечно, ибо при жизни сеньоры не могут ничего от них требовать, если только они не провинятся, кроме их чиншей, рент и повинностей, обычно платимых за серваж. И лишь когда они умирают или женятся на своюодных женщинах, всё их имущество – движимое и недвижимое – переходит к сеньорам, Ибо тот, кто женится на свободной, должен платить выкуп по усмотрению сеньора, и дети серва ничего не получают, если не заплатят выкупа сеньору, как это сделали бы люди посторонние, Эти последние носят у сервов Бовэзи название «мёртвой руки» и брачного». О других видах серважа мы умолчим, ибо наша книга гласит об обычаях в Бовэзи.

§ 1457. Наши обычаи более мягки (courtoise) по отношению к сервам, нежели во многих других областях, ибо во многих других областях сеньоры могут распоряжаться жизнью и смертью своих сервов, когда и как им угодно, а также принуждать их вечно жить на своих землях. В Бовэзи же с ними обращаются более человечно, ибо при условии платы своим сеньорам положенных обычаем рент и подушного , они могут идти служить и жить вне юрисдикции своих сеньоров. Но нельзя им отказывать платить следуемое сеньору «брачное» (формарьяж), за исключением мест, пербывание в которых может дать им свободу, как, например, в некоторых городах, всякий житель которых свободен в силу привилегии или обычая. Ибо как только кто проведает, что его серв поселился в таком месте, он может получить свободу обратно, если заявит на ненго в течение одного года и одного дня притязание, как на своего серва. …Множество сервов, тайно ушедших от своих сеньоров на жительство в такие места, получило свободу.

II. ВИЛЛАНЫ И ГОСПИТЫ

ИЗ «КУТЮМ БОВЭЗИ» БОМАНУАРА

XIV. § 467. Мы называем вилланским держанием такое, которое держат от сеньора за чинш, ренту или шампар, ибо с держания феодального ни одного из этих платежей нести не должно.

XVIII. § 1502. отнюдь не исключена возможность того, чтобы дворянин держал землю на вилланском праве … только он должен выполнять за вилланские держания то, что следует, как если бы подначальные люди их держали, ибо свобода лица не делает вилланского держания свободным.

ИЗ «ПОЭМЫ О ВЕРСОНСКИХ ВИЛЛАНАХ»

(середина XIII в.)

Снова несу я свою жалобу святому Михаилу – вестнику небесного царя – на всех версонских вилланов и особо на виллана Осбера, предателя, который хоче обездолить святого Михаила.

Вилланы должны возить камень – без споров и сопротивления. В нём что ни день, то нужда. И на печах и на мельницах. Вилланы постоянно повинны службой. Строится ли дом – они должны подавать каменщикам камень и цемент. Всё это делает каждый виллан, кроме Осбера Пенеля, который придумал скверное новшество: вилланы выбрали его своим вожаком (да умрут они за это в стыде!) и сделали его ходатаем, чтобы обобрать сеьора. Не устроили ли они того с рядом других знатных? Да, они это проделывают постоянно.

Первая работа в году – к Иванову дню. Вилланы должны косить луга, сгребать и собирать сено в копны и складывать его согами на лугах, а потом везти на барский двор, куда укажут…

Затем должны они чистить мельничные канавы. Каждый приходит со своей лопатой, с лопатй же на шее идут они выгребать сухой и жидкий навоз. Такую работу делает виллан.

Но вот наступает август, а с ним новая работа (её-то им только недоставало!). они обязаны барщиной, и её не следует забывать. Вилланы должны жать хлеб, собирать и связывать его в снопы, складывать скирдами среди поля и отвозить немедленно к амбарам…

А потом подходит время ярмарки «на лугу» и сентябрьский богородичный день, когда надо нести поросячт. Если у виллана восемь поросят, то он берёт двух наилучших, один для сеньора, который, конечно, не возьмёт того, что похуже! А сверх того, надо приложить по денье за каждого поросёнка из оставшихся. Всё это должен платить виллан. Затем наступает день святого Дионисия. Тут вилланы хватаются за голову – ведь им надо вносить ценз, и они в страхе…

Виллан не может продать свою землю без того, чтобы сеньор не получил тринадцатой доли с цены. Затем они опять повинны барщиной. Когда они распахали землю, то идут за зерном в амбар, сеют и боронят. На долю каждого приходится один акр. После этого они должны нести лепёшку к «вотчинному» андрееву дню, что бывает за три недели до рождества. Она предназначается для господского стола. К рождеству надо сдавать кур…

Если виллан выдаёт дочь замуж, за пределы сеньории, то сеньор получает пошлину – «кюлаж»…

На пасху вилланы опять повинны барщиной. Когда вилланы вспашут землю, идут ои в амбар за зерном, сеют и боронят…

 

III. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ СЕРВАЖА И ОБРАЗОВАНИЕ НОВЫХ ФОРМ ДЕРЖАНИЙ







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.018 с.)