ТОП 10:

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ХОДИЛ ПО ВОДЕ



Один ограниченный дервиш из религиозно-аскетической школы прогуливалсяпо берегу реки, размышляя над моральными и схоластическими проблемами, ибо вшколе, к которой он принадле-жал, суфийские учения применялись именно втаком духе. Сентиментальную религию дервиш принимал за поиски конечнойистины. Вдруг чей-то громкий голос, донесшийся с реки, прервал его размышления.Он прислушался и услышал дервишский призыв. "Этот человек занимаетсябесполезным занятием, -- сказал он себе, -- потому, что неправильнопроизносит формулу. Вместо того, чтобы произносить "йа ха", он произносит "айа ха". Подумав немного, дервиш решил, что как более внимательный и прилежныйученик, он обязан научить этого несчастного, который, хотя и лишенвозможности получать правильные указания [от постоянного Учителя], все жеизо всех сил, по-видимому, старается привести себя в созвучие с силой в этихзвуках. Итак, он нанял лодку и поплыл к острову, с которого доносился голос. На острове в каменной хижине он увидел человека в дер-вишской одежде,время от времени громко повторяющего все так же неправильно посвятительнуюформулу. -- Мой друг, -- обратился к нему первый дервиш,-- ты неправильнопроизносишь священную фразу. Мой долг сказать тебе об этом, ибо приобретаетзаслугу как тот, кто дает совет, так и тот, кто следует совету. -- И онрассказал ему, как надо произносить призыв. -- Благодарю тебя, -- смиренно ответил второй дервиш. Первый дервиш сел в лодку и отправился в обратный путь, радуясь, чтосовершил доброе дело. Ведь кроме всего прочего он слышал, что человек,правильно повторяющий священную формулу, может даже ходить по воде. Такогочуда он ни разу в своей жизни не видел, но почему-то верил, что оно вполневозможно. Некоторое время из тростниковой хижины не доносилось ни звука, нодервиш был уверен, что его усилия не пропали зря. И вдруг до него донеслось нерешительное "а йа..." второго дервиша,который опять по-старому начинал произносить звуки призыва. Дервиш начал было размышлять над тем, до чего же все-таки упрямы люди,как они закоснели в своих заблуждениях, и вдруг замер от изумления: к немупрямо по воде, как посуху, бежал второй дервиш. Первый дервиш пересталгрести и, как завороженный, не мог оторвать от него взгляда. Подбежав к лодке, второй дервиш сказал: -- Брат, прости, что я задерживаю тебя, но не мог бы ты сноваразъяснить мне, как должна по всем правилам произноситься формула? Я ничегоне запомнил. Мы можем передать лишь одно из многих значений этой сказки, потому чтов арабских текстах обычно используются омонимы -- слова, одинаковые позвучанию, но имеющие разный смысл. Такое свойство языка свидетельствует отом, что он пришел к нам от более древних культур и предназначен для того,чтобы глубже описать сознание, а также нечто, связанное с внешней моралью. Помимо того, что это сказание представлено в популярной литературе наВостоке, находящейся в обращении, оно встречается в дервишских манускриптах,иногда очень древнего происхождения. Настоящая версия принадлежит ордену Ассасинийа ("Сущностный","Первоначальный"), существующему на Ближнем и Среднем Востоке.

МУРАВЕЙ И СТРЕКОЗА

Благоразумный и упорный муравей смотрел на цветочный нектар, как вдругна цветок ринулась стрекоза, попробовала нектара и отлетела, потом сноваподлетела и присосалась к цветку. -- И как только ты живешь без работы и без всякого плана? -- сказалмуравей. -- Если у тебя нет ни реальной, ни относительной цели, какова жеособенность твоей жизни и каким будет ее конец? Стрекоза ответила: -- Я счастлива и больше всего люблю удовольствия. Это и есть моя жизньи моя цель. Моя цель -- не иметь никаких целей. Ты можешь строить для себякакие угодно планы; но ты не смо-жешь убедить меня в том, что я несчастлива.Тебе -- твой план, а мне -- мой. Муравей ничего не ответил, но подумал: "То, что для меня очевидно, отнее скрыто. Она ведь не знает, каков удел муравьев. Я же знаю, каков уделстрекоз. Ей -- ее план, мне -- мой". И муравей пополз своей дорогой, ибо сделал все, что было в его силах,чтобы предостеречь стрекозу. Прошло много времени, и их дороги опять сошлись. Муравей заполз в мясную лавку и, примостившись под чурбаком, на котороммясники рубили мясо, стал благоразумно ожидать своей доли. Вдруг в воздухепоявилась стрекоза. Увидев красное мясо, она стала плавно снижаться начурбан. Только она уселась, огромный топор мясника резко опустился на мясо иразрубил стрекозу надвое. Половинка ее тела скатилась вниз, прямо под ноги муравью. Подхвативдобычу, муравей поволок ее в свое жилище, бормоча себе под нос: "Твой планзакончился, а мой продолжается. "Тебе -- твой план" больше не существует, а"мне -- мой" начинает новый цикл. Наслаждение казалось тебе важным, но ономимолетно. Ты жила ради того, чтобы поесть и в конце концов самой бытьсъеденной. Когда я тебя предостерегал, ты решила, что я брюзга и отравляютебе удовольствие". Почти такая же притча встречается в "Божественной книге" Аттара, хотятам она имеет несколько иное значение. В настоящем варианте история быларассказана одним бухарским дервишем возле гробницы аль-шаха БахааддинаНакшбанда семь столетий назад. Она взята из суфийской записной книжки,сохранившейся в Великой мечети Джелалабада.

СКАЗАНИЕ О ЧАЕ

В древние времена рецепт приготовления чая был известен только в Китае.Слухи о чае распространяясь по всему свету, дошли до мудрецов и невежд, икаждый пытался как можно больше узнать о нем, в соответствии с тем, каким онего себе представлял. Король Инджа ("Здесь") снарядил в Китай посольство, которое получило откитайского императора немного чая для своего правителя. Но увидев, что дажепростые китайские крестьяне пьют чай, посланники Инжда решили не привозитьсвоему султану столь грубый напиток, к тому же они были убеждены, чтокитайский император обманул их и вместо небесного напитка подсунул какую-тодрянь. Между тем величайший философ из Анджа ("Там") собрал все, какие толькомог, сведения о чае и пришел к выводу, что это некая субстанция, которая всамом деле существует, но редко встречается и принадлежит к порядку вещей,мало известных. Ибо о нем нельзя было сказать ничего определенного: траваэто или вода, зеленый он или черный, горький или сладкий? В странах Кашиш и Бебинев на протяжении целых столетий люди пробоваливсе травы, какие им только попадались. Многие травы оказались ядовитыми, чемвесьма разочаровали исследователей. А так как никто не завез в их землисемена чайных кустов, все их поиски были тщетными. Они перепробоваливсе-возможные жидкости, но с тем же успехом. На территории Мезхаба при исполнении религиозных обрядов процессияжрецов перед толпой верующих провозила небольшой ларь, наполненный чаем. Ноникому и в голову не приходило приготовить из него напиток. Они даже незнали, как это делается. Все были убеждены, что чай сам по себе обладаетмагическими свойствами. Однажды один мудрый человек сказал: "Вы невежды!Полейте его кипящей водой". Но его тут же схватили и распяли, потому что,согласно их вере, такие действия могли бы разрушить свойства чая. Подобныйсовет мог дать только отъявленный еретик и враг религии. Незадолго до смерти мудрый человек раскрыл секрет приготовления чаянебольшому кругу людей. Этим людям удалось сохранить немного чая, и онитайно приготовляли его и пили. Один человек, застав их за чаепитием,спросил: "Что вы делаете?" Они ответили ему: "Это лекарство, которым мылечимся от одной болезни". Итак, одни видели чайные кусты, но не обращали на них никакоговнимания. Другие предлагали его испробовать, но люди отказывались, полагая,что это напиток для простых людей. Третьи владели чаем, но вместо того,чтобы пить его, поклонялись ему. За пределами Китая лишь несколько человекпили чай, да и то в строгой тайне. Но вот пришел человек знания и сказал купцам, занимающимся чайнойторговлей, любителям чая и другим: -- Тот, кто испытал, -- знает. Кто не испытал -- не знает. Вместо того,чтобы произносить пустые речи о небесном напитке, предлагайте его людям наваших пирах. Те, кому чай понравится, попросят еще. Те же, кому он непонравится, покажут этим, что недостойны сделаться его почитателями.Закройте лавки красноречия и таинственности и откройте чайханы опыта. Итак, от города к городу, от села к селу потекли по Шелковому Путикараваны с чаем. Купцы, чем бы они ни торговали -- нефритом, драгоценнымикамнями или шелком -- останавливались на отдых, приготавливали чай, еслиумели, и предлагали его местным жителям, знали те о нем или нет. Такпоявились чайханы, которые строились на всем пути от Пекина до Бухары иСамарканда. И те, кто пробовали, -- знали. Вначале, как всегда бывает, чаем заинтересовались только великие ипроницательные мыслители, давно искавшие небесный напиток. Их отношение к чаю сводилось к таким стереотипным фразам: "Но ведь этообыкновенная сушеная трава" или "Почему ты кипятишь воду, чужестранец? Ведья прошу у тебя небесного напитка". А иные из них говорили: "Как мне знать,что это такое. Докажите, что это чай. Да и цвет вашей жидкости не золотой, акоричнево-желтый". Когда истина сбросила с себя покров тайны и чай стал доступен всем, ктохотел его попробовать, роли людей поменялись, и те, кто высказывались теперьподобно этим мудрецам, оказались в дураках. Такая ситуация сохраняется и по сей день. Всевозможные напитки традиционно символизируют в литературе поисквысшего знания. Кофе, самый новый из общепринятых напитков, был открыт дервишскимшейхом Абу аль-Хасаном Шадхили в Мекке (Аравия). Хотя суфии и другие люди вполне ясно заявляют, что "магические напитки"(вино, вода жизни) являются аллегорией особого опыта, буквалисты склонныверить, что происхождение подобных мифов связано с открытием наркотическихили опьяняющих свойств алкоголя. По мнению дервишей, подобные представленияотражают неспособность поверхностных исследователей понять, что сами дервишипользуются аналогиями. Это сказание взято из учения мастера Хамадени; учителя великого Йасавииз Туркестана.






Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.255.49 (0.003 с.)