ТОП 10:

Ваша выносливость повышается на 1 ед.



Но это были только цветочки, ягодки ждали своего часа до самого ужина, когда сидящая напротив Власилена неожиданно наклонилась вперед и, прикоснувшись к моей руке, с благодарностью произнесла:

— Слово свое твердо держишь, Росгард. Сделал все как обещал — избавил меня от дубов засохших, что каждый день мне об одном черном дне напоминали! Не знаю, как и благодарить тебя.

— Уже отблагодарила, хозяйка. И едой сытной кормишь и на постой пустила — почтительно склоняю я голову, скрывая заблестевшие яростным любопытством глаза — Позволь спросить… о каком черном дне ты упомянула?

— Ох… — Власилена зябко передернула плечами. — О том дне, когда мои зеленые дубки в одночасье превратились в мертвый сухостой. Никак услышать хочешь ту давнишнюю историю, что произошла три года назад? Я ее еще никому не рассказывала.

— Хочу, — признался я как на духу, умоляюще глядя на колеблющуюся хозяйку. — Очень! Да и тебе хозяйка на душе полегче станет, коли выговоришься, от гнета тяжкого избавишься!

«Эким я соловьем распелся. Откуда только взялось?» — поразился я сам себе и своему неожиданно проснувшемуся красноречию. Может стать бардом? Буду шататься по трактирам, харчевням и прочим забегаловкам и услаждать слух игроков своим пением и разными россказнями… нет, учитывая мои скромные таланты, на музыкальном поприще мне не блистать.

— Ладно, — решилась Власилена, поднимаясь со скамьи, — только за свечами схожу. Больно уж страшно такое в потемках рассказывать. Погоди немного. Квасу принести?

— Приму с благодарностью. Даже и не знаю как теперь дальше без твоей стряпни и кваса обходиться буду — избаловала ты меня совсем, хозяйка.

Я буквально фонтанировал лестью, руководствуясь немудренным принципом «кашу маслом не испортишь». Судя по скользнувшей по лицу Власилены улыбке, семена лести упали на плодородную почву.

Уже зажженные свечи были принесены и утверждены на перевернутой вверх дном глиняной миске. Взглянув на меня поверх двух дрожащих огоньков, Власилена немного помолчала, собираясь с мыслями и наконец начала свой рассказ:

— Случилось это три года назад, таким же теплым и погожим днем. Вечер уже клонился к ночи, а на небе высыпали первые звезды. Я уж и спать собралась, когда услыхала доносящийся с улицы шум и подскочила в страхе, что ко мне воры забрались. Живу-то я одна-одинешенька, мужика в доме нет, вот и дрожу от каждого шороха…

— Понимаю, хозяйка, — посочувствовал я.

— Прихватила из сеней топор — тот самый, которым ты уже два дня без передыху машешь — да потихоньку и выскользнула во двор. А сама все думаю, поднимать крик заполошный али обождать чуток. Позориться-то перед честным народом не хочется. Если окажется, что попусту шуметь начала, соседи потом проходу не дадут, засмеют. Постояла в нерешительности у самой двери, по сторонам поглядела, благо луна уже вовсю сияла. Тишина! Словно и не было никакого шума. Я уже решила было — привиделось мне с устатку-то, почитай весь день в огороде провела на солнцепеке-то, вот мне и померещилось. Только было обрадовалась, как с улицы, аккурат из-за дубков моих, словно бы бормотание донеслось. И шорох какой-то… знаешь, как забулдыги упившиеся себе под нос что-то бормочут и с земли подняться пытаются? Видал хоть раз?

— Приходилось, — подтвердил я, припомнив, как не раз заставал в подъезде своего соседа с нижнего этажа, что никак не мог одолеть несколько ступенек и добраться до своей двери. Приходилось поднимать его и тащить на своем горбу, выслушивая его несвязное пьяное бормотание и «наслаждаясь» его диким сивушным выхлопом изо рта.

— Вот и тут точь-в-точь так же бормочут. У меня и страх пропал — ну, думаю, опять Миклеван с соседней улочки пива перебрал, да с пьяных глаз ко мне явился, чтобы очередной раз в любви признаться… — Власилена хихикнула, но тут же посерьезнела и продолжила: — Я топор отложила, да к калитке направилась. Чтобы ухажера хорошенько отругать, да домой отправить. Вот только не Миклеван это был! Я до дубков шага три не дошла, когда в свете луны углядела, что на улице творится…

— И что творилось? — жадно спросил я, впившись пальцами в столешницу.

— Луна не солнце, потому смутно все видела. Только и разглядела, что две темные фигуры… вроде мужчины. Один на земле лежит будто мертвый, а другой над ним навис и неспешно так в одежке его копошится и зло так бормочет что-то… вроде как «ну где же?», «где она?»… Тут первый вдруг шевельнулся, застонал жутко и рукой перед собой махнул, широко так… стужей лютой повеяло, тут-то мои дубки и умерли… кора захрустела, что-то с хрустом лопаться внутри деревцев моих начало, а как на следующий день я из дома сама не своя выползла, так они уже почернели и листву сбросили…

— А те двое?

— Я тогда сама как примерзла, шагу ступить от страха не могла. Только и видела, как второй из незнакомцев замер на месте, а первый застонал натужно, будто нутро у него на куски рвалось и кое-как на ноги поднявшись, прочь побежал. Хромал, спотыкался, падал через шаг, но бежал! Я только-только очнулась, на шаг отступила, а тут и второй пошевелился, на месте крутнулся, к земле припал, ровно следы искал, а затем в ту же сторону помчался. Да так быстро бежал, что за одно мгновение из виду скрылся… ох… как вспомню, так опять мороз по коже… Такая вот история, Росгард. Вот так и лишилась я дубков своих, да чуть было рассудка не лишилась.

— А потом-то что было? — не выдержал я — Дальше?

— Кто ж его знает? — пожала плечами хозяйка. — Я как в себя чуток пришла, так домой убралась, дверь на все запоры закрыла и до утра в страхе протряслась. Только с восходом солнца полегче на душе стало. Про то, что видела, никому рассказывать не стала. От греха подальше. Все одно бы никто не поверил, только пересуды бы пошли.

— Я тебе верю, хозяйка! — твердо произнес я и в предвкушении получения задания, придал себя самый серьезный вид и задал вопрос: — Ты верно желаешь, чтобы я все для тебя разузнал? Чтобы выяснил, кто был у твоего дома в ту ночь и кто ответственен за гибель дубков?

Ответ меня шокировал.

— Что ты! Что ты, Росгард! — замахала руками Власилена — Даже не думай! Знать о них ничего не желаю! Неужто думаешь, что я тебе смерти желаю? Нет! Давно это было и быльем поросло. Все! Ох, а ведь поздно-то уже как… засиделись мы с тобой. Пойду я почивать, завтра спозаранку вставать.

С этими словами Власилена встала и, оставив меня в оторопелом одиночестве, удалилась в дом. Глухо хлопнула дверь, щелкнула задвижка, а затем щелкнула моя челюсть, которую я с превеликим трудом заставил закрыться.

Задания не будет. Ясно как божий день.

Наклонившись к столу, я машинально задул наполовину уменьшившиеся свечи и, отлепив огарки от миски, отправил их прямиком в свою котомку. Я человек запасливый.

Посидев еще несколько минут в темноте, я понуро поднялся и пошел к сараю, где меня дожидалась постель. Брошенный поверх колкой соломы тюфяк и тонкое одеяло — самая подходящая обстановка для наивного идиота, коим я и был. Надеялся, понимаешь, на нечто особое, на крутое задание скрытого типа, на нечто фееричное и фантасмагоричное… а получил обычную сказку-страшилку на ночь. Прикрыл глаза и «потянулся» к скрытому интерфейсу игры.

Выход.

Откинув крышку игрового кокона, я еще немного полежал, слепо глядя в потолок, а затем зло тряхнул головой и, выбравшись наружу, первым делом подсел к компьютеру, хотя обрадовавшийся пробуждений хозяина мочевой пузырь недвусмысленно намекал о необходимости навестить туалет.

Забравшись на игровой форум Вальдиры, я нашел поисковую строку и вбил несколько ключевых слов:

Ясли, Власилена, задание, срубить засохшие деревья.

Как и ожидал, экран заполнила куча подходящих тем, и пришлось читать все подряд. Потратил я на это неблагодарное дело целый час, а когда оторвался от компьютера, то задумчиво прищелкнул языком. Не было.

На форуме не было ни одного упоминания об услышанной мною истории. В большинстве тем не присутствовало даже само имя Власилены. Ее называли горожанка, хозяйка дома, квестовым НПС. Лишь в двух темах из пятидесяти, два самых дотошных игрока вызнали, как зовут хозяйку, и поведали об этом остальным игрокам. Но про мрачную сказку о двух незнакомцах и ледяной стуже не говорил никто. В неофициальном, но достаточно подробном гайде для новичков задание было отмечено, как невыгодное, и советовалось либо вообще его игнорировать и не тратить время зря, либо же срубить одно дерево и топать дальше. В качестве награды упоминались повышение характеристик силы и выносливости на единицу (в процессе рубки) и приведенная в порядок стартовая одежда. И это все.

Пребывая все в той же задумчивости, я на автомате заглянул в туалет, затем столь же машинально приготовил себе ужин. Спать не хотелось совершенно и, скептически оглядев свое донельзя запущенное обиталище, я решил хоть немного навести порядок. Просто так, от нечего делать. Первым делом собрал со всех углов мусор и утрамбовав его в два больших мешка, поставил их около входной двери. Вымыл и расставил свою небогатую посуду. На этом мой рабочий запал кончился, и я отправился спать.

Спокойно лежал я где-то с четверть часа, а затем меня словно обухом по башке шибануло. Завтра к полудню в Яслях появится обещанная Гошей девушка-игрок, вместе с которой мне предстоит принять участие в каком-то турнире и выиграть его. А турнир это битва. Игры в вопрос-ответ там точно не будет. У меня было двое суток на то, чтобы выполнить самые «жирные» задания в Яслях, поднять хотя бы несколько уровней и подобрать хоть какое-нибудь снаряжение и оружие. И вместо этого, я потратил два дня на бесполезную возню во дворе Власилены…

«Нуб и дебил», — пришел я к горькому выводу.

Радует только одно — мой будущий напарник-игрок будет точно таким же хилым новичком без экипировки.

Глава пятая
Ясли. День третий… и будь оно все проклято!

Разбудил меня пронзительный телефонный звонок. Непослушными спросонья пальцами я подцепил трубку и прохрипел:

— Да-а?

В ответ послышался до противности бодрый голос Гоши:

— Привет, Рос. Спишь?

— Уже нет… здорово, Гош. А сколько сейчас времени?

— Шесть утра.

— Сколько?

— Что, не добрал норму?

— Наоборот, — буркнул я, сбрасывая ноги с кровати, — проспал. Что, пора?

— Куда?

— Ну, в Вальдиру. Встречать ту девушку.

— Поэтому и звоню, Рос. Сегодня не получится. Она все еще на войне.

Поморгав, я мысленно воспроизвел только что услышанное и понял, что еще сплю и вижу какой-то дурацкий сон.

— Гош, повтори, пожалуйста, что ты только что сказал. Где она?

— На войне! — отчетливо и ясно повторил крепыш. — А… понял, о чем ты. Она в Вальдире, на клановой войне. Мы третий день обороняем клановую цитадель от Архангелов. Штурмуют беспрестанно, уроды. Да еще и заключили боевой альянс с кланом Сумрачных Теней, и теперь нам вообще туго приходится. Поэтому и звоню, сегодня она никак не сможет. Каждый боец на счету, а такие как она — на вес золота. В общем, я тебя в курс поставил, сегодня, да наверное и завтра, никого не жди. Бегай сам по себе. Понял?

— Понял, — обреченно пробормотал я, борясь с желанием шарахнуть телефоном об стену.

— Ты пока глупостей не сделал, надеюсь? Группы, порча отношений.

— Не сделал. Веду себя как пай-мальчик.

— И наш пай-мальчик до сих пор в Яслях, как и положено малышам? — Гошин голос так и сочился юмором.

— Да, до сих пор в Яслях.

— Молоток! Да, тут пришла новая инфа о дополнительных условиях. Короче, не вздумай умирать. Никаких смертей до тех пор, пока не выиграете турнир. Или ты уже?

— Да нет, пока жив-здоров, не умирал ни разу. Гош, ты смеешься? Где я тебе в Яслях умру? Это сильно постараться надо, чтобы там копыта отбросить.

— Ну, ты у нас парень способный, — фыркнул Гоша. — Я и сам насчет смертей не знал, только вчера инфа пришла из одного надежного источника. Ладно, мне пора бежать. В общем, ситуацию я тебе обрисовал, жди моего звонка в скором времени. Деньги еще есть?

— Есть, — подтвердил я.

— Давай тогда, удачи тебе. Ах да, если сможешь, подыщи для нее какой-нибудь не слишком захудалый меч. Время у тебя все равно есть. Побегай по заданиям, подкопи медяков. Вроде как мне помнится, есть там магазинчик, оружием торгующий. Все, убежал.

Ответить я не успел — в трубке раздались короткие гудки отбоя. Предельно осторожно опустив трубку на рычаги, я несколько раз вдохнул и выдохнул. Подыскать ей не слишком захудалый меч, значит? А полный мифриловый доспех не надо? А то я могу! Я ведь парень способный!

Надо срочно успокоиться… и я знаю один великолепный способ!

Вспышка.

Привет, тошнотная радуга.

Вход.

Первый пень я буквально вырвал из земли, толком даже не обрубив все корни. Просто ухватился руками за основание самых толстых боковых корней и, до хруста напрягая все мышцы, с надсадным хрипом выворотил уродливо обкорнанный пень, откинув его далеко в сторону. Уровень усталости скакнул до предела, зато я резко успокоился и отчасти пришел в себя. А игра незамедлительно отреагировала на столь яростное напряжение всех сил и выдала очередной плюс к силе:







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.30 (0.01 с.)