ТОП 10:

Ясеневый посох путешественника. Двуручное оружие. Урон: 8-12. Тип урона: дробящий. Прочность: 90/90



Особенно порадовала повышенная прочность. Такое оружие от десятка ударов пополам не переломится. Плюсовых характеристик не имеется, но за сорок медяков другого ждать и не приходится.

Сделав нарочитую паузу, я потянулся к мешку и произнес:

— Беру. Вещь стоящая, как вы и говорили, уважаемый.

Торговаться и сбивать цену на товар я не стал. Не тот случай. Вытащив из мешка пригоршню затертых медных монет, я мысленно выругал себя — надо было обменять все медяки на серебрушки. Не позорился бы сейчас.

Впрочем, медяки тоже деньги, что уважаемый торговец Фрол Кубышка и доказал, одним отработанным жестом сгребя сорок монет к себе в ладонь. Словно корова языком слизнула. Довольны остались мы оба — торговец выгодной продажей, а я приобретением и новым достижением:

Достижение!

Вы получили достижение «Покупка!» первого ранга!

Увидеть таблицу полученных достижений можно в настройках вашего персонажа.

Ваша награда за достижение: 0.5 % скидки при покупке товаров в магазинах.

Внимание: бонус работает только при заключении торговых сделок с НПС!

Текущий уровень бонуса: 0.5 %

Алмазный класс аккаунта мне начинает определенно нравиться!

Но сейчас надо прекратить пускать восторженные слюни и сосредоточиться на другом.

— Желаете приобрести что-нибудь еще?

— Если только прицениться, — улыбнулся я в ответ. — Например, вот этот меч у вас за спиной… какова его цена?

— Восемь с половиной серебряных монет, — тут же ответил Фрол. — Половину серебрушки так уж и быть скину. Восемь монет. Берете?

— Чуть позже обязательно, — не моргнув глазом, соврал я. — Еще не раз в вашу лавку наведаюсь.

— Никак надолго к нам? — удивленно приподнял брови торговец, сверля меня испытующим взглядом.

Ну да, местные НПС уже привыкли к постоянной «текучке». Игроки в Яслях надолго не задерживаются.

— Уже третий день здесь, — ответил я и чуть подумав, добавил: — Спасибо, Власилена приютила, позволила в сарае пару ночей скоротать. Добрая женщина!

— Постой, чужеземец… как ты сказал, зовут приютившую тебя женщину?

— Власилена. У нее дом у самой окраины, там еще вдоль забора шесть высохших дубков росли, пока я в благодарность за доброту ее от них не избавил. Очень уж хозяйка переживала, прямо смотреть на них не могла, особенно в ночную пору…

— А… а почему не могла? — жадно спросил Фрол, подавшись всем телом вперед и едва не раздавив заскрипевший прилавок.

— Да есть причина… — после нарочитой паузы ответил я, постаравшись придать голосу как можно больше загадочности. — Такие страсти рассказывала… но вам-то наверное не интересно, мало ли что люди болтают. А вот за этот кинжал какую цену назначите?

— Серебрушка… — машинально ответил Фрол и тут же добавил — Тебе всего за десять медяков отдам! Так что там наша болтушка Власилена говорила? Чего напридумывала?

Ишь ты… цену сразу вдвое снизил… черт! Надо было разговор о Власилене с самого начала завести, тогда и посох бы вдвое дешевле приобрел. Дубовая моя голова…

— Пожалуй, и кинжал возьму, — степенно ответил я, доставая деньги. — Вот этот, что вместе с ремнем продается.

— За ремень еще десять медяков доплатить надобно бы, — проскрипел торговец. — А! Бери так! Не томи, чужеземец, очень уж я охоч до разных сказок и побасенок. Истины в них ни на грош, но почему бы не послушать, чтобы день скоротать?

Захлестнув ремень на поясе и застегнув пряжку, я взглянул в стоящее у стены зеркало и остался доволен увиденным. Вот и разживаемся потихоньку барахлишком. А теперь пора вернуться к разговору с Фролом, пока достопочтенного торговца не хватил нервный удар от перенапряженья.

— Почему бы и не рассказать, — согласно кивнул я, поднимая взгляд на торговца. — Вот только не думаю, что это просто сказка аль небылица. И уж если разговор на эту тему заводить, давай сразу условимся, уважаемый Фрол, — я вам, а вы мне. Власилена упоминала, что на следующий день после случившегося вы к ней в гости наведывались, да расспрашивали. Я тоже охоч до подобных историй.

— Да просто так я к ней зашел, о здоровье справиться! Как-никак столько лет рядом, почитай, живем. А как дубки засохшие увидал, так и спросил — что за напасть, мол, такая с ними приключилась. Тут ты ошибся, добрый странник.

— Что ж… вижу, не получится у нас с тобой разговора, уважаемый Фрол, — заключил я, поднимая с пола котомку и закидывая на плечо. — Пойду я, пожалуй, не стану отвлекать занятого человека от дел.

— Постой! — воскликнул Фрол. — Постой… ладно… твоя взяла, чужеземец. Плачу пять серебряных монет за твою историю!

— Не интересует, — отмахнулся я, продолжая шагать к двери.

— Десять монет!.. Дам один золотой! Цельный золотой!

— Меня не интересуют деньги, уважаемый, — замедлил я шаг. — Мою цену вы уже слышали.

— Да стой же ты! Ладно! Поговорим.

— Поговорим, — тут же расплылся я в улыбке. — Только вы первый начинаете.

— Не здесь, — отрывисто буркнул торговец, покосившись на оттопырившего уши охранника. — Следуй за мной. Крон, проследи за лавкой.

Через небольшую дверь в тыльной стене мы вышли из лавки и оказались в заднем помещении, используемом в качестве склада. Пухлый коротышка протиснулся между полок в угол и с тяжким вздохом опустился на притулившуюся у стены широкую скамью. Я опустился рядом и изобразил крайнюю степень внимания.

— Как звать-то тебя?

— Росгард, — ответил я, ерзая от нетерпения.

Уже второй НПС интересуется моим именем.

— Вот гляжу я на тебя, Росгард, и вижу, что ты это дело так не оставишь. Иначе бы меня не расспрашивал. Верно? Признайся как на духу!

— А с какой целью, собственно, интересуетесь? Просто из любопытства или разговор есть серьезный?

В кладовой повисло настолько тяжелое молчание, что меня едва им не придавило. Но я терпел и тишину не нарушал. И словно завороженный смотрел на лицо НПС, которое внезапно застыло и словно бы оплыло, глаза с расширенными зрачками уставились в никуда, а мясистые пальцы с такой силой сжали край лавки, что я отчетливо услышал хруст древесины. Из полуоткрывшегося рта Фрола исторглось бессвязное бормотание:

— Ы-ыг… зав-в-вграаашшш… лиххрма икрс…

Что за ерунда?! Полное впечатление, что НПС попросту «завис», как это случается в играх, но в Вальдире я подобного случая не припоминал.

— Фрол! Фрол! — не выдержал-таки я и затряс торговца за пухлое плечо. — Фрол! Очнись! Эй!

Дернувшись всем телом, торговец вздрогнул и неожиданно подскочив, боднул меня головой в переносицу. От мощного удара я отлетел назад и, впечатавшись в стену, сполз по ней на пол. Мать твою… что за…

Неожиданный бой как начался, так и закончился — торговец вновь застыл как вкопанный, уставившись в потолок неподвижными глазами и совершенно не замечая валяющегося у его ног меня.

Заворочавшись, я с трудом приподнялся и первым делом проверил показатели здоровья.

Жизнь: 23\170 Мана:20\20

Ох… а ведь шкала здоровья была почти полнехонька… не хватало где-то пятнадцати-двадцати очков для полного уровня жизни. Это с какой же силой меня боднул взбесившийся НПС?

Я лежал в углу и стоящий истуканом Фрол загораживал мне выход своей тушей. Протиснуться вроде как можно, но если он меня еще раз зацепит, то все, копыта откину сразу. Лихорадочно порывшись в мешке, я достал остатки съестных припасов и почти не жуя, принялся запихивать в себя черствый хлеб и картошку, не отводя при этом настороженного взгляда от торговца и изредка косясь на мигающие красным цифры.

Жизнь: 35\170

Жизнь: 42\170

Жизнь: 49\170

Давай, давай…

Торговец вздрогнул еще раз, тяжко переступил с ноги на ногу и, повернувшись вокруг своей оси, неожиданно мягко опустился обратно на лавку. Глаза приняли осмысленное выражение и, хлопнув ладонью по скамье, Фрол решительно произнес:

— С какой целью интересуюсь? Отвечу прямо: хочу нанять тебя, чужеземец, чтобы ты распутал для меня эту историю! На награду не поскуплюсь! Раз уж ты разговорил молчунью Власилену… — тут взор Фрола Кубышки окончательно сфокусировался и он удивленно воззрился на меня. — Эй… а ты чего на полу разлегся?

— С лавки соскользнул, — буркнул я, поднимаясь на ноги. — Да вы продолжайте, продолжайте, уважаемый Фрол.

— А что тут продолжать, пока твое слово не сказано? Берешься?

— Берусь! — поспешно ответил я и, прочитав высветившуюся перед глазами информацию, почувствовал, как у меня изумленно отваливается челюсть.

Вы получили задание»?????????????????»

????????????????????????????????????

Минимальные условия выполнения задания:??????????????????

Награда:?????????????????????????????????????????????????????????

Об безумного количества вопросительных знаков рябило в глаза. Что это? Таких заданий попросту не существует. Да, иногда награда неизвестна до самого окончания задания, и в этом случае так и пишется: «неизвестно», но чтобы не было названия и краткого содержания? А если принять во внимания случившийся с Фролом припадок, или даже скорее «сбой», то все становится окончательно непонятным…

Радует только один факт — пусть столь странным способом, но задание мне таки дали. И я был готов дать голову на отсечение, что на игровом форуме об этом нет ни слова.

— Росгард?

— Да! Я внимательно слушаю, достопочтенный Фрол, — спохватился я.

— Так… даже не знаю с чего начать, — вздохнул торговец. — В общем, дело было так…

Фрол Кубышка говорил долго. Беспорядочно перескакивал с одного события на другое, иногда повторялся, пару раз сбивался с темы, и приходилось мягко прерывать его и возвращать к сути вопроса. И это его сбивчивое повествование меня насторожило еще больше. Обычно НПС выкладывают суть задания быстро, внятно и так четко, что от зубов отскакивает. А здесь сплошная каша. Процентов на восемьдесят бесполезная муть, в которой плавают разрозненные кусочки полезной информации.

Но мне все уже удалось вытряхнуть из торговца все, что он знал и даже более того — после случившейся в ночную пору истории, предприимчивый Фрол успел обежать все Ясли и потихоньку расспросить народ. Проделал огромную работу, пройдясь по горячим следам, коих было предостаточно: внезапно высохшие дубки Власилены, ни с того ни с сего погибшая парочка кошек, черные пятна копоти на нескольких домах, скончавшийся от сердечного удара старик Дженис. Еще рухнувший забор — а забор-то не абы какой был, а сложенный из дикого камня и высотой в рост взрослого человека! Это что же надо было сделать, что обрушить такую капитальную вещь? И это только самые значительные разрушения помимо целой кучи более мелких — вымерший улей медоносных пчел, разлетевшаяся на куски глиняная посуда у горшечника Дэррола, бесследно исчезнувшая на несколько дней бобровая семейка, что издавна обитала в запруде около мельницы. И все эти казалось бы столь разные происшествия объединял всего один, но крайне важный факт — все они без исключения случились в одну и ту же ночь, три года назад. Но что именно случилось, не знал никто, хотя шум слышали многие. Тот же горшечник Дэррол слышал прямо перед своим домом ожесточенный шум схватки, стоны и звон разлетающейся на куски посуды. Но высунуться и посмотреть, что именно там происходит, попросту побоялся. Так и торчал за закрытыми ставнями окон, до боли в пальцах сжимая кочергу и беззвучно молясь.

Самую интересную информацию удалось выудить у двух стражников, что стояли на посту у северных ворот — у места выхода из Яслей в город. За пару кувшинов недешевого вина, они рассказали, что в ту ночь через ворота прошло всего двое, держа путь из города в Ясли. Первый был обычным человеком в дорогой одежде и ничего примечательного в нем стражники не заметили, кроме разве что слишком торопливой походки и того, что местным он не был. Проход был бесплатным, ночью ходить через ворота не возбранялось, поэтому стражники отнеслись к пришельцу равнодушно. А через несколько минут в ворота ворвался еще один чужеземец, расу которого стражники назвать затруднялись. Во-первых, потому что второй незнакомец был облачен в длинный серый плащ с глухим капюшоном, а во-вторых, стражникам попросту стало жутко, когда чужак полоснул по ним взглядом и помчался дальше, припадая к земле подобно зверю и словно бы принюхиваясь к следам. Минут через десять после того, как второй пришелец зашел в Ясли, стражники услышали протяжный гулкий звук и видели яркую вспышку на одной из улиц. Но отправиться и проверить, что там случилось, никому из них и в голову не пришло. Официальная причина — оставлять пост строжайше запрещено. Неофициальная, но правдивая — они побоялись. Потому и не рассказали ничего старшему офицеру, когда пришло их время сменяться с поста. А Фролу рассказали, будучи с ним в дружеских отношениях и в стадии изрядной поддатости, взяв с него слово никому ничего не рассказывать. И оба стражника клятвенно заверяли, что больше двое незнакомцев у ворот не появлялись. Внутрь зайти, зашли, но не вышли.

Фрол замолк, утирая рукавом взопревшее лицо, но я по-прежнему не сводил с него глаз, ожидая продолжения истории. Не дождался, и пришлось спросить самому:

— Фрол, я только одного понять не могу: тебе-то это знать к чему? Откуда такая любознательность?

— А тебе что с того? — резонно поинтересовался торговец.

— Ничего, — качнул я головой. — Но если хочешь, чтобы я до истины докопался, то рассказать все в твоих интересах.

— Поперед ты расскажи, что знаешь! — потребовал Фрол, и я со вздохом подчинился.

Первый раз встречаю такое странное задание. Кажется, я уже начал повторяться…

Я коротко пересказал торговцу все услышанное от Власилены, уложившись в пять минут, и уже было замолк, но вовремя заметил скользнувшее по лицу торговца разочарование и поспешно напустил туману. Короче говоря, разливался соловьем еще минут десять. Приплел несуществующие подробности, добавил мрачности — хотя куда казалось бы больше, и до кучи выдумал с телегу прочих красивостей, не имеющих с реальностью ничего общего. Не забыл сделать намек, что в своем бурном прошлом (ага, «родился» три дня назад, какое там прошлое) я не раз с блеском раскрывал подобные дела и что заказчики всегда оставались довольны.

Торговец ахал, охал и поминутно изменялся в цвете. И лишь убедившись, что он окончательно «дозрел», я повторил свой вопрос:

— Так в чем твой интерес, уважаемый Фрол?

— Ладно… что уж тут темнить. Сам посуди, какой интерес у торговца? Товар и деньги, конечно. В ту ночь я ведь тоже шум услыхал. Сперва что-то вроде воя приглушенного, а потом треск раздался. На улицу выскочил, а в воротах дыра с мою голову зияет. И щепой весь двор усыпан. Я спервоначалу и не понял ничего, стою и по сторонам ошалело озираюсь. Потом уже увидел… ну, вещицы эти… да и что о них говорить…

— Увидел что? — дожал я начавшего мямлить Фрола. — Говори как есть.

— Стилет, заколка от плаща и листок пергамента письменами непонятными испещренный, — одним духом выпалил владелец торговой лавки и тяжело задышал, будто признание далось ему ценой невероятных усилий.

— Как-как? — поразился я. — Хотя постой… не повторяй. И где они? Вещи эти?

— Нету! Продал!

— Фрол!

— Видят боги — продал! — не отступал от своего торговец. — В городе продал, не здесь. И стилет и заколку. Ах ты ж… и это…

— А лист пергамента? — уцепился я за оговорку. — Листок где?

— Спрятал, — глухо ответил Фрол и вскинув голову, твердо произнес: — Не покажу! Даже и не проси! И хватит расспросов! За дело ты взялся, я тебе чин по чину все рассказал. И вот как мы договоримся — хочу, чтобы ты узнал, что с теми двумя случилось. Ежели стражникам верить, то из Яслей в ту ночь они так и не вышли. Местные чужаков не видели и у себя в дому не привечали. Как испарились, одним словом! Узнай, что с ними случилось — вот чего от тебя хочу. И ежели ценного что найдешь, то все на три доли делим, две мне, одна тебе!

Кубышка бормотал что-то еще, но я уже не слушал, погрузившись с раздумья. Вертел условия задания и так и этак, прокручивал наш диалог, но так и не нашел никаких ограничений. У Фрола — ушлого и недоверчивого торговца! — не было никаких гарантий, что я его не обману. Я вновь убедился, что это далеко не обычное задание. Да и казаться мне начинало со страшной силой, что это вовсе не задание… а нечто странное, оформившееся в форму задания.

Это какой-то баг.

Или игра глюкнула, или действующий в пределах наложенных на него рамок НПС Фрол Кубышка выдумал задание самостоятельно, что уже казалось полным бредом. Но задание настолько кривобокое, что от него за версту тянет «самопалом», а не изысками дизайнерских умов игровых программистов. Но разве НПС способны на такое? По всей видимости, да. Это не рядовой автоквест, где заваливший оленя охотник может попросить игрока помочь дотащить добычу до ближайшей деревни за небольшую награду, это нечто иное…

Делиться с Фролом своими опасениями я не стал, равно, как и не стал подтверждать наш уговор вторично, тем самым соглашаясь на одну долю из трех. На всякий случай. Ни к чему это.

— Ну так как, договорились? — не отставал от меня Фрол.

— Сделаю все что могу и даже больше, — расплывчато пообещал я, поднимаясь на ноги. — Жди меня с хорошими новостями, уважаемый Фрол. И пожелай удачи.

— Ты главное не говори никому! — жарко зашептал семенящий за мной лавочник. — Ни единой душе! Пусть все останется между нами!

— Конечно, — кивнул я и поспешно покинул душную кладовку.

Через лавку я пролетел так быстро, словно мне дали пинка под зад. В дверях чуть не сбил с ног заглянувшего в магазин игрока, но извиняться не стал и поспешил прочь, взметая дорожную пыль босыми пятками. В голове царила полная мешанина, и мне требовалось время, чтобы привести мысли в относительный порядок. И для этого надо заняться какой-нибудь монотонной работой, не требующей мысленной деятельности и позволяющей выпустить пар. И кажется, я знаю одно славное местечко, как нельзя лучше отвечающее поставленным условиям.

Я устроил крысам самый настоящий апокалипсис. Грызуны узнали, что такое безжалостный геноцид и прокляли тот день, когда я на их беду появился в Яслях. Осторожная разведка, оценка численности противника, тактические отходы — все это осталось в прошлом, потому как крыс я давно уже перерос. Да еще и обзавелся посохом, гарантированно убивающим крыс с двух ударов, а если повезет попасть на крошечный шанс критического удара, то и с одного выносит.

Вот только очки опыта уже не текли полноводной рекой, а едва капали. И до следующего уровня такими темпами было добираться еще ох как долго. Но я к этому пока и не стремился. Просто действовал на автомате, уподобившись универсальному скотобойному комбайну. Убить, подобрать лут, засунуть в мешок. Шаг к следующей крысе и вновь — убить, подобрать лут, засунуть в мешок.

Остановился я только через два часа после начала бойни. Во-первых, мой не особой вместительный мешок трещал по швам от огромного количества крысиных шкур, мяса и хвостов. А во-вторых, я наконец-то решил свою главную дилемму и теперь знал, с чего следует начать, чтобы достичь хоть какого-нибудь прогресса в задании Фрола. Ну и в-третьих, меня просто задолбали бегающие вокруг игроки со своими бесконечными вопросами, просьбами и обвинениями.

— Росгард, возьми меня в группу! Я только второй уровень и все очки в интеллект кинул… помоги а?

— Слушай, оставь крыс в покое, нам квест надо выполнять! Иди в другое место качайся!

— Покачай меня!

— А какого ты уровня? Ты воин, да? Или монах?

— А где ты достал такую одежду? Я тоже такую хочу! Это же квестовая, да? Чего ты молчишь?

— Росгард, дай совет, как лучше всего характеристики распределить.

— Ты уже большой для крыс! Уйди! Или возьми к себе в группу!

— Брат, одолжи пятнадцать медяков — на кинжал не хватает! А я тебе потом отдам! Только лут набью, а как продам, то сразу отдам!


Мастерская кожевенника еще не закрылась, и я осчастливил ее владельца еще одной грудой крысиных шкурок, получив две серебрушки и пятнадцать медяков. Сумка значительно полегчала, что не могло не радовать. Расспросив мастера кожевенника и его учеников, я выяснил нужный мне адрес и попрощавшись, зашагал дальше. День уже клонился к вечеру, и следовало торопиться. Искомый дом обнаружился на следующей улице. Мне даже не пришлось заходить внутрь — прямо перед воротами стоял низенький стол, заваленный листами бумаги и свитками, за которым сидел явно скучающий парень в испачканной чернилами рубахе. Над его головой покачивалась вывеска с аляповатым изображением писчего пера воткнутого в чернильницу.

Увидев мой интерес, парень вскочил на ноги и поклонился.

— Желаете написать письмо, господин?

— Нет. Хочу купить карту этой части города, а еще перо и небольшой запас чернил. Есть в наличии?

— Конечно! — писарь порылся в бумажных завалах на столе и выудил оттуда скрученный в трубочку лист. — Вот, самая подробнейшая карта из имеющихся. Обозначена каждая улица и каждый дом. Харчевня, торговая лавка и мастерские отмечены специальными знаками. А вот великолепно оточенное перо и чернильница с крышкой. Все вместе вам обойдется в одну серебряную монету.

— Держи, — я без колебаний протянул требуемую плату, получив взамен свой товар. — Хорошего вам дня, уважаемый.

— И вам того же, добрый господин, — еще раз поклонился писарь.


Развернув карту прямо на земле, я минут пять изучал переплетение линий, пока окончательно не разобрался, что и где находится. Писарь не обманул, карта и правда была весьма подробной. Вся территория Яслей лежала передо мной как на ладони. Вооружившись пером, я окунул его в чернила и принялся безжалостно уродовать творение писаря, ставя собственные пометки и буквенные обозначения. Первую пометку я сделал у северных ворот, поставив там жирную цифру «1». И постепенно смещая перо все дальше, продолжил отмечать на карте места, где два чужеземца оставили свидетельства своего боя. Мастерская горшечника, дом старого Джениса, дом Фрола Кубышки, дом Власилены… на эту работу я затратил чуть меньше часа, перепачкав все пальцы чернилами, но своего все добился. Карта была испещрена цифрами, галочками, вопросительными знаками и прочими понятными только мне пометками. Критически осмотрев полученный результат, я вновь окунул перо в чернила и, высунув от усердия язык, провел длинную извилистую линию от северных ворот к первой пометке. И так далее, пока через всю карту не протянулся длиннющий и зигзагообразный след. Приблизительный маршрут, по которому промчались разрушающие все на своем пути незнакомцы.

Точность не была стопроцентной, многие места остались неотмеченными — просто потому, что я не знал, например, где именно сдохли попавшие под горячую руку кошки, где находился вымерший улей с пчелами и где остались пятна копоти. Но и уже отмеченных мест хватило. Отстранив от себя карту на длину вытянутой руки, я взглядом проследил путь незнакомцев. Вот они забегают в ясли с отрывом друг от друга в несколько минут, вот первая молниеносная стычка, затем вновь короткое преследование и еще одна схватка… У меня получилась узловатая нитка положенная поверх улиц, и каждый узелок означал боевое столкновение. Один убегает, а другой догоняет… чем не игра в кошки-мышки?

Их путь крутым углом пролег через весь город, пройдя от северных ворот до самого дома Власилены, оттуда резко свернул к южной стене и пошел вдоль нее, пока не уперся в мельницу, где внезапно исчезли обитающие в запруде бобры. Поскребя пальцами в затылке, я быстро собрал все свое добро в сумку, кроме карты, и направился прямиком к мельнице. Надо же наконец сдать квест и избавиться от крысиных хвостов. Ну и самое главное, хорошенько там осмотрюсь. Потому как отметка возле мельницы была последней. Других зацепок у меня не было. Если прикинуть по карте и по времени событий, то получалось, что в последний раз двое неизвестных проявили себя именно там.

Мельница располагалась в восточной части Яслей, там, где из-под городской стены вытекала узкая речушка с быстрым течением. На речке соорудили запруду, и в этом месте образовался небольшой водоем, с камышовыми зарослями по краям. Посреди пруда из воды торчала верхушка бобровой хатки, правда ее хозяев я пока не видел. Само собой, в зарослях в изобилии водились лягушки и жабы, в самом водоеме: раки, всевозможная рыба и бобры. Еще одно место для игроков, где они могут опробовать свои силы не на твердой открытой местности, а в густых зарослях и даже в воде. Всю эту информацию я почерпнул с игрового форума, но сам лично никогда не пробовал здесь «прокачиваться». Хотя конечно гораздо проще поднять один уровень на относительно безобидных лягушках и уже потом лезть в амбар к злющим крысам.

Мельник принял меня радушно, похлопал по плечу в знак благодарности и расплатился, как положено. Правда, крысиных хвостов принял только десяток и категорически отверг мое робкое предложение забрать все имеющиеся у меня хвосты за соответствующее вознаграждение. Я было попробовал взять задание повторно, но и здесь потерпел неудачу. Зато удалось расспросить мельника о случившейся с бобрами беде и здесь меня ждало первое открытие:

— Бобры-то? Да, было такое дело, — кивнул дюжий мельник, тыкая чубуком курительной трубки в сторону пруда. — Обычно зла на них не хватает, на паршивцев этих. То запруду попортят, то дерево свалят, но все же соседи как-никак. А тут раз, и исчезли. День нет, два нет, я уж было волноваться начал, но на третий день утречком на крыльцо вышел, глядь — а они тут как тут, очередную осину подгрызают… Выходит зря переживал, хе-хе…

— Два дня их вообще не было? — уточнил я.

Спрашивал я не зря — бобры были обычными монстрами, а не деталью интерьера. Игроки могли поохотиться на бобров ради очков опыта и достаточно ценного лута в виде бобровых шкурок, которые кожевенник принимал с величайшей охотой и платил за них куда больше, чем за шкуры крыс. И поэтому бобры попросту не могли исчезнуть. Как у каждого монстра, у них есть определенный период «респауна». Убил одного — через пять минут он возрождается и опять весело плещется в воде. То есть исчезновение всех бобров на целых два дня было попросту невозможным событием.

— Ага, вообще не было. Ни единого всплеска, — подтвердил мельник, задумчиво пыхнул трубкой и неожиданно добавил: — Как и прочей живности…

— Как? — чуть не подпрыгнул я. — Другие мобы… то есть, другая живность тоже пропадала на два дня?

— Ну да!

— Вы же говорили только о бобрах.

— Так бобры соседи, часами за их забавами наблюдать можно, — хмыкнул мельник. — Потому и заметил их пропажу. А лягушек кто считать будет? Я не заметил бы, да наш местный рыбак Лорни подсказал. Он сюда частенько наведывается с удочкой посидеть, да пивка попить. И в тот день пришел. Червяка на крючок наживил, удочку закинул, а клева то нет! Битых три часа просидел и не поймал ни единой рыбешки. Потом уж подметил, что и в камышах против обыкновения ничего не шуршит и не квакает. Ко мне и побег с вопросом — что, дескать, случилось? Куда все подевалось? Поговорили мы с ним, руками в недоумении развели, жбан пива на двоих выпили, потом он за следующим пошел…

— Погодите, пожалуйста, — вежливо перебил я ушедшего в сладостные воспоминания мельника. — А вся эта живность когда опять появилась? Как и бобры? Через два дня?

— Знаешь… а пожалуй что и да… как бобры вновь плескаться начали, так и в камышах снова заквакало. И Лорни больше без улова домой не уходил. Может затмение на пруд какое нашло? Вот все и попрятались… да шут его знает. Самое главное, все на круги своя вернулось, потому и говорить больше не о чем, — заключил мельник, выбивая трубку о подошву сапога- Мне еще пять мешков зерна смолоть надо до заката. Спасибо тебе, добрый человек, что с крысами помог.

— Э-э… это вам спасибо, — сориентировался я.

Кивнув, мастер мельничных дел пошел к мельнице, а я остался стоять на берегу пруда, задумчиво пялясь на спокойную поверхность воды. Стоял я не просто так, а задал сам себе вопросы, на которые сам же давал ответы.

Что могло вызвать исчезновение бобров? Только их смерть, ну или критический сбой в игре. Больше похоже на сбой, но это не вяжется с пропажей остальной живности…

Ладно, тогда так.

Что может вызвать смерть ВСЕХ мобов в пруду? Ответ тот же — смерть. Но сбой уже куда менее вероятен. Если администрация Вальдиры еще могла прохлопать исчезновение одних только бобров, то прекратившийся «респаун» всех мобов в отдельно взятой локации не заметить не могла. Не пасьянс же они там раскладывают, должны хоть иногда поглядывать на мониторы… да и игроки спать не будут, кто-нибудь да заметит…

Мда… ну хорошо, если это не сбой… тогда придется принять за факт, что в пруду на целых два дня поселилась сама смерть, постоянно уничтожающая всех мобов одновременно. Потому как никто больше не в силах раз за разом грохать около пятидесяти-шестидесяти мобов одним ударом… если конечно ты не… маг! Вот оно!

Достаточно могущественному магу, владеющему массовыми и объемными заклинаниями, ничего не стоит превратить этот пруд в могильник! Но откуда взяться могущественному магу в Яслях?! Хотя… те два НПС, что явились в Ясли и устроили здесь ночной междусобойчик, использовали как раз таки магию… в том числе и объемные заклинания. Достаточно вспомнить те же умершие дубки Власилены, которых накрыло мощным заклинанием, очень сильно смахивающим на «ледяное кольцо» или «дыхание стужи».

Но там речь шла о применении магии разового действия, а мельник говорит, что пруд оставался безжизненным целых двое суток. И в течение этих двух дней никто не творил здесь заклинания, никто не дрался и никто не шумел — такое мимо глаз мельника бы не прошло.

Черт и еще раз черт! Ничего не понятно…

Окинув злым взглядом идиллическую картину мирного пруда, я отшагнул к первому попавшемуся дереву и, спрятавшись за его стволом, зашел в меню интерфейса, с яростью «вжав» пиктограмму выхода.

Выход.

Откинув крышку кокона, я поднялся с мягкого ложа и потянулся, разминая онемевшие от бездействия мышцы. Еще бы они не занемели — какой день лежу в коконе, уподобившись мумии в саркофаге. Раньше, когда я еще работал, то хотя бы были поездки на метро, спуски и подъемы по лестнице, вынужденные пробежки за отъезжающим автобусом, походы в магазин за продуктами, наконец. В общем, была какая-никакая физическая активность. А сейчас в этом плане полный ноль. Живой, но неподвижный. Как самый настоящий коматозник…

«Надо бы заняться спортом», — подумалось, когда я ковылял к холодильнику, — «Хотя бы отжимания там, приседания. Ага, надо…»

Уцепившись неверными пальцами за бутылку, я наполнил живот холодной влагой и сразу полегчало. Утихла подступающая головная боль, в брюхе радостно заурчало. Подпалив сразу две конфорки, я плюхну на плиту кастрюлю и чайник, а затем потопал в ванну, на ходу стаскивая с себя шмотки и бросая их прямо на пол. Душ… мне срочно нужен контрастный душ и таблетка аспирина. А потом сладкий кофе с молоком и большая тарелка макарон. Лучше бы конечно сварить простенький суп и похлебать жиденького, но это слишком уж долго надо стоять у плиты…


Облаченный в просторные семейные трусы я ужинал прямо перед монитором компьютера, запивая макароны сладким кофе и еще умудряясь при этом клацать мышкой по ссылками. Нужную мне тему на форуме Вальдиры я нашел, когда одолел полтарелки макарон. Тема была трехгодичной давности, обреталась в архиве форума и называлась крайне просто и незатейливо: «Ясли! Почему нет мобов в пруду?! И что с водой?!».

Там была только одна страница с десятком постов, большая часть из которых была равна нулю по информативности.

Типа:

«Чувак, ты гонишь!»

«Ну ты и нуб! Там полно мобов!»

«У-ха-ха! Нырять не пробовал?»

«Аффтар полный нубас!»

Короче полная ерунда и никаких комментариев от администрации.

Меня больше заинтересовало сообщение самого автора темы:

«Что за ерунда? Почему в Яслях, в пруду нету ни одного моба? В гайде написано, что там можно охотиться на бобров и что их шкуры можно с выгодой продать кожевеннику. Но бобров там нету! Там вообще мобов нету, кроме мельника, но его я бить боюсь, потому что я маленький, а он большой! И еще вода в пруду жжется не по-детски! Сразу по десять-пятнадцать хитов снимает, если в пруд зайдешь! Если по колено, то еще ничего, а если глубже, то полный капец! Все там обшарил, чуть не сдох, а бобров не нашел! А мне денег на топор не хватает, а я варвар! А варвары только с топорами ходют! Короче! Верните бобров!»

Прочитав сообщение, я с величайшим трудом удержался от смеха, боясь заляпать монитор полупережеванными макаронами. А затем желание смеяться резко пропало и, запихав в себя остатки макарон, я залил все это дело кофе и ринулся к кокону, благо бежать было недалеко. В голове забрезжила догадка.

Вспышка.

Плевать на радугу…

Вход.

И вновь я был практически голышом, если не считать бедренной повязки и кожаного пояса с кинжалом. Этакий вооруженный нудист. Безумен и опасен…

Сумка, одежда и оружие были надежно спрятаны рядом с корнями дерева и замаскированы прошлогодней листвой. Потому как я собирался нырять, а значит, приглядеть за своими вещичками никак не мог. Игроки разные бывают… и большая их часть не замедлит присвоить бесхозные вещи себе.

«Вода жжется не по-детски» — эта прочитанная на форуме фраза и сподвигла меня на осваивание профессии ныряльщика. Потому как я уже слышал раньше подобную формулировку, когда еще в бытность Крашшотом сидел в одном портовом баре, пил вино и слушал россказни игроков, вовсю обсуждавших произошедшую недавно морскую битву, когда несколько кланов пытались штурмовать подводную цитадель ахилотов. И эта затея обернулась полным провалом, благодаря мощной магической защите, окружавшей цитадель. И в обсуждении не раз мелькали фразы «обжигающая вода», «разъедающая магия» и «едкая кислота».

Подобным действием обладали многие заклинания из арсенала ахилотских магов, но одно из них подходило больше всего: «кислотный водоворот». Отвратительная штука, по слухам выглядевшая как расположенный под водой зеленоватый на вид смерч, чьи размеры и сила действия зависели только от силы создавшего его мага. Отличительные черты заклинания: оно кастуется только под водой, имеет определенную продолжительность действия и обладает способность как бы «притягивать» к себе все живые существа, находящие поблизости. И самое главное, его никак не заметить с поверхности. В водовороте вращается не сама вода, а нечто вроде разъедающей плоть кислоты, постепенно растекающейся в стороны, превращая окрестные воды в отравленный коктейль. Если тот же бобер попадет внутрь, то умрет мгновенно. Если туда вляпаюсь я, протяну секунд пять-десять. Про мелкую рыбешку, дышащую жабрами, и говорить нечего. Один вдох и все.

Магия, применяемая сугубо ахилотами, другие расы не могут выучить это заклинание. Из двух незнакомцев никто не мог быть ахилотом. Они живут только под водой, а если и появляются на поверхности, то внутри водного пузыря. Но на мою новорожденную теорию это никак не повлияло — существуют свитки с заклинаниями одноразового действия. Сам ими не раз пользовался, когда охотился далеко от города. В тот же лес лучше не соваться в одиночку, а если идешь на такую глупость, тот будь добр запастись исцеляющими зельями и связкой свитков с простенькими заклинаниями, такими как «малое исцеление», «очищение», «регенерация» и прочее, и прочее. Я, правда, не могу себе даже представить, сколько золотых монет может стоить свиток с заклинанием «кислотный водоворот», но купить его не проблема, были бы деньги.

Убедившись, что за мной никто не наблюдает, я зашел в воду по шею и неуклюжими гребками поплыл к центру пруда. Незамедлительно выскочила радостная надпись:

Достижение!

Вы получили достижение «Пловец» первого ранга!







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.48.142 (0.034 с.)