ТОП 10:

Из-за чего самолеты НАТО начали бомбить Югославию?



Кто прав, а кто виноват в этой войне?

Задела ли ситуация на Балканах вас лично?

Пошли бы вы сражаться на эту войну, а если да, то на чьей стороне?

Изменилось ли ваше отношение к США в связи с военной операцией на Балканах?

Как вы оцениваете позицию России?

Стоят ли так называемые принципы государств – членов НАТО человеческих жертв?

Далее излагается основной материал.

«Американцы вытерли ноги о югославцев»

Если не считать одного экстравагантного мнения, согласно которому война началась из-за того, что раньше Югославия была территорией США и теперь американцы хотят возвратить ее себе, в целом восьмиклассники проявили в первом вопросе солидную осведомленность. Девять ребят причиной войны назвали конфликт между сербами и косовскими албанцами, в котором страны блока приняли албанскую сторону. Шестеро восьмиклассников убеждены в другом. «Мне кажется, что США хотят испробовать свое усовершенствованное войско и оружие на слабой стране, где этот вид промышленности очень слабо развит, а потом перейти на более сильную страну»; «НАТО нападает, а Югославия защищается. Америка искала козла отпущения и причину для нападения. С таким же успехом они могли напасть и на Россию из-за Чечни»; «Мне кажется, что Америка лезет не в свое дело. Она думает, что она самая главная в мире. Видимо, американцев что-то не устроило в Югославии и они вмешались в гражданскую войну, хотя никакого права на это не имели»; «Кто-то из властей Америки захотел еще большей власти в мире. И этот кто-то начал с наименее сильной страны»; «Американцы всегда считали себя самыми крутыми»; «Америка хочет показать свою силу и доказать, что она есть жандарм мира. Еще Америка хочет развязать ядерную войну и использует Югославию как полигон для испытания оружия, по силе почти равного ядерному».

Четыре восьмиклассника ответили на первый вопрос приблизительно так: «Президент Югославии Милошевич не захотел, чтобы на территорию его страны были введены натовские войска, а это не понравилось Америке и она начала бомбить Югославию».

А вот еще одно эмоциональное мнение: «Американцы вытерли ноги об югославцев».

Сила есть, ума не надо.

Кто виноват и кто прав в войне между НАТО и Югославией?

Ответы на второй вопрос анкеты разделились таким образом: 13 восьмиклассников категорически обвиняют в войне НАТО и Америку. 3 ученика, наоборот, их считают правыми, а оставшиеся 7 человек считают, что в этой войне нет правых и виноваты обе стороны.

«Зачем применять силу? После бомбовых ударов конфликт только обострился. Сколько пострадало мирных жителей! Сколько беженцев! Македония уже не в состоянии принять всех бегущих от войны...»; «Америка обвиняет Югославию в кровопролитии, а сама убивает мирных жителей. США пришли в чужую страну и развязали войну»; «Америка не имеет права вмешиваться во внутренние дела Югославии»; «Это территория Югославии, и американцы не имеют права ее бомбить»; «США, конечно, виноваты.

Оставили бы они Югославию в покое, всем было бы только лучше. А то еще Россия туда вмешается, если не вмешалась»; «Теперь уже никто не поверит в цивилизованность Америки. Она бомбит ни в чем не повинных мирных жителей»; «В конце XX века решать политические вопросы таким доисторическим способом – проливать кровь невинных людей! Нет, Америка не права!»; «США однозначно виноваты, они развязали войну, втянув в нее и ряд европейских стран»; «Наглость из Америки так и прет!»

Теперь прислушаемся к сторонникам НАТО и Америки, у них тоже есть свои аргументы: «Американцы правы, потому что они преуспевают всегда и везде»; «Мне кажется, что правы американцы, они предупреждали югославов, те отказались».

Третья группа – «взвешенные» восьмиклассники – высказывается следующим образом: «США от имени НАТО действует по принципу «сила есть, ума не надо», а Югославия, вернее Милошевич, просто глупо и упрямо не соглашается на переговоры»; «Обе стороны не правы. Югославия могла бы пойти на уступки и прекратить гражданскую войну. А Америка могла бы не начинать эту войну, а попробовать решить эту проблему другим способом»; «В этой войне правых нет, есть только жертвы и агрессоры. Действия США и НАТО нарушают устав ООН о международном праве. Действия Милошевича тоже нельзя назвать правильными, так как он никого не слушает»; «Правых в этой войне нет. Ни в коем случае нельзя было допускать, чтобы гибли невинные люди, вне зависимости от национальности».

Обидно, что с мнением России не считаются.

Только одну девочку из 8-го «А» война на Балканах никак не задела. Остальные двадцать два ее одноклассника не скрывали своей тревоги, озабоченности. «Возмущаюсь недальновидной позицией НАТО. Значит, за любое несогласие можно идти войной на любое государство?»; «Я эту войну еще не понимаю, но почему-то я ее боюсь»; «Чувствую себя задетым, потому что все люди братья»; «Мы с Югославией одна семья, поэтому мне за нее больно»; «Россия будет помогать Югославии, и прольется кровь русских солдат»; «Жалко невинных людей, но разве можно что-то сделать?»; «Югославы тоже славяне, тоже православные, и вообще так американцы и до нас доберутся, если вовремя их не поставить на место»...

Многие ребята считают, что балканский кризис рано или поздно коснется России, и очень переживают по этому поводу. В ответах сквозит обида за державу: «Особенно задевает то, что с мнением России не считаются!»; «Если Америка навязывает свою волю одной стране, то почему это не может произойти с Россией? И разве можно принять то, что более сильный без всякого на то права командует более слабым?»

Лучший из всех, наверное, этот ответ: «Поскольку я живу на этой планете, то меня волнует все, что на ней происходит».

В данном отрывке – примерно половина текста журналистки Марины Мацкявичене, но и он дает возможность судить о публикации как об особом жанре печати, который мы обозначили именем «анкета». В чем своеобразие представленной публикации?

Во-первых, она представляет собой совокупность мнений разных людей по важным, с точки зрения составителя анкеты и журналиста, вопросам. И в этом плане публикация является не чем иным, как комментарием, но комментарием достаточно своеобразным, поскольку свое мнение высказывают двадцать три человека (т.е. это «массовый комментарий»).

Во-вторых, публикация имеет сложную и своеобразную структуру. Она состоит из энтимем (так в логике определяются сокращенные формы умозаключений, которые обычно применяются в повседневном обыденном мышлении), иначе говоря – логических отрезков, каждый из которых содержит ряд высказываний «реципиентов» (т.е. ответов школьников на вопросы анкеты), и эти ответы служат либо аргументами в пользу какого-то тезиса, либо посылками, из которых вытекают определенные умозаключения. И тезисы и умозаключения едины в одном, а именно в том, что они являются суждениями самой журналистки. Таким образом, из отдельных энтимем создается цепь силлогизмов, возникает то, что называется доказательным рассуждением. А это уже – свидетельство осмысления предмета отображения (войны в Югославии), его причинно-следственный, оценочный анализ, что и позволяет относить данную публикацию к аналитическим жанрам (и в частности – к жанру «анкеты»).

Публикации в жанре «анкеты» в настоящее время появляются на страницах многих газет и журналов («Независимой газеты», «Литературной газеты», «Вечерней Москвы» и т.д.). Популярность этого, относительно трудного с точки зрения подготовки жанра объясняется тем, что он позволяет удовлетворять потребность аудитории в знании того, как реагируют на те или иные общественные ситуации, процессы, явления определенные социальные группы, поскольку именно такое знание позволяет выбирать правильные ориентиры в собственном поведении и оценке действительности.

 

 

Мониторинг

 

Тип публикаций, появляющихся на страницах современной периодической печати под рубрикой «мониторинг», получил свое название от активно используемого в настоящее время при изучении процессов, протекающих в обществе, одноименного вида социологического исследования. Мониторингом называется определенное «слежение» за каким-либо явлением, систематически повторяющийся «замер» одних и тех же параметров в определенной сфере деятельности. Предметом мониторинга выступают конкретные характеристики (выбор их зависит от цели мониторинга) различных явлений непосредственно в момент исследования.

В ходе мониторинга активно применяются разные методы, особенно статистические, контент-анализ (например, подсчитывается, сколько раз на протяжении определенного времени на страницах какой-то газеты появляется имя определенного политика) и т.д. Мониторинг дает возможность увидеть, так сказать, «срез» какого-то явления, прежде всего в виде совокупности статистических данных, которые «обнаруживают» сиюминутную тенденцию развития этого явления. Указанные особенности предмета, цели, методов отображения действительности при подготовке публикаций, определяемых понятием «мониторинг», и становятся основой, определяющей характер этих публикаций как «представителей» самостоятельного жанра журналистики.

Из рубрики «Мониторинг»
(Мир за неделю. №12. 1990)

На 16 ноября количество упоминаний политических персон и партий в центральной прессе, занесенных в базу данных Отдела мониторинга центральных СМИ, достигло 40189. На долю «Трибуны» приходится 1170 записей, что составляет 2,9% от общего количества упоминаний политиков и партий в центральной прессе.

Рейтинг партий по количеству упоминаний на страницах «Трибуны» выглядит следующим образом: в центре внимания оказалось «Единство» с 34 упоминаниями (18,1% от общего числа упоминаний партий на страницах газеты), из которых 7 поданы негативно, 5 – позитивно и 22 – нейтрально окрашены. Далее, в порядке убывания по количеству упоминаний, следуют: ОВР с 28 упоминаниями, или 14,9% от общего количества упоминаний партий на страницах «Трибуны», из которых 2 – негативных, а 9 – позитивных; КПРФ – 21 упоминание (9,6%), из которых 5 – негативных и лишь одно – позитивное; 16 упоминаний – у «Отечества». У остальных партий и движений – менее 15 упоминаний.

Из политических персон чаще всего на страницах газеты упоминаются Борис Ельцин (88 раз), Владимир Путин (57), Борис Березовский (42), Юрий Лужков (38), Сергей Степашин (31). У трех из них идет преобладание негативной составляющей над позитивной. Особенно здесь выделяются Ельцин с 49 негативными упоминаниями (что составляет более половины всех упоминаний о нем в газете) и Березовский (27 из 42 и к тому же ни одного позитивного).

Если в прессе в целом за отслеживаемый период нейтральной информации – 71%, негативной – 20%, а позитивной 9%, то для «Трибуны» эти позиции распределились как 53%; 35%; 12%.

Отдел мониторинга центральных СМИ Центра региональных прикладных исследований по заказу газеты «Мир за неделю».

Нетрудно заметить, что данная публикация по своим характеристикам напоминает так называемую событийную заметку, излагающую какие-то итоги (об этом речь шла в главе 2). Однако «мониторинг» отличается от такой заметки как высокой степенью «развернутости» содержащихся в нем сведений, так и специфическим характером этих сведений. Специфичность эта заключается в том, что они представляют собой результаты социологических исследований, проводимых по особой, научно обоснованной методике.

Кроме того, такие сведения обычно подаются в определенных соотношениях, они сравниваются, обобщаются, оцениваются. То есть в тексте превалирует не фактографическое, а аналитическое начало. Так, в представленном выше тексте присутствует ярко выраженный статистический анализ «пребывания» разных политических партий и персон на страницах прессы.

Именно нацеленность мониторинга на изучение определенного состояния какого-то явления и позволяет относить такого типа материалы к исследовательским, аналитическим жанрам.

Поскольку мониторинг является достаточно трудоемким и требующим специальной социологической подготовки видом исследования действительности, то квалифицированно проводить его могут, разумеется, прежде всего социологи. Тем не менее и журналисты также принимают участие в таких исследованиях. Но в основном им приходится выполнять при подготовке мониторинга для своего издания прежде всего редакторские функции.

 

 

Рейтинг

 

Название данного жанра происходит от английского «rating», что переводится как «оценка», «классификация». Основным жанрообразующим фактором, определяющим своеобразие публикаций периодической печати, относимых к жанру рейтинга, выступает целевая установка. Цель публикации подобного рода заключается в том, чтобы осуществить определенную «ранжировку» сходных явлений по какому-то конкретному признаку. Эта цель достигается прежде всего за счет применения традуктивных методов – аналогии и сравнения. Явления, относительно которых составляются рейтинги, относятся к самым разным сферам деятельности – экономике, финансам, политике, культурной жизни, спорту и т.д. Рейтинги часто публикуются как в специализированных, так и в общественно-политических изданиях. Их можно встретить на страницах газет и журналов, в теле- и радиопередачах. Популярность такого жанра объясняется тем, что аудитория СМИ хочет знать приоритеты, существующие на сегодняшний день в той или иной важной для них сфере. Избирателям, например, важно знать, какой политический деятель лидирует, какой является аутсайдером политической жизни. Вкладчикам важно знать, какие банки наиболее надежны, какие могут «рухнуть». Любители музыки стремятся узнать, скажем, какая музыкальная группа пользуется наибольшей популярностью у населения. И т.д.

Рейтинг – понятие, появившееся на страницах отечественных периодических изданий в период перестройки, в начале 90-х гг. Но это отнюдь не значит, что российская пресса не публиковала раньше нечто подобное современному рейтингу. В советской прессе ему предшествовали, например, публикации, посвященные социалистическому соревнованию. Те же, к примеру, сельскохозяйственные сводки, распределявшие места, занятые, скажем, в соревнованиях по севу зерновых культур, постоянно присутствовавшие на страницах многих районных и областных газет, были по сути дела ничем иным, как рейтингами.

Другое дело, что рейтинг в настоящее время «проник» в самые разные сферы, в том числе и туда, где говорить о каких-то сравнениях публично было просто невозможно, в частности — в политику и пр. Сейчас рейтинги подобного рода практически не сходят с полос изданий.

Из публикации «Самая стильная – “старая гвардия”»
(АиФ. №19. 1998)

XI церемония вручения «Ники» и другие, менее престижные, но не менее приятные шоу дали возможность звездам «прогулять» свои вечерние туалеты, а нам обсудить их умение одеваться.

Церемонию вручения «Ники» с полным правом можно назвать самым «серым» телезрелищем месяца. Плачевное состояние нашего кинематографа отразилось и на шоу. Создается впечатление, что всех приглашенных предупредили, что церемония все-таки состоится, буквально в последний момент и они надели то, что висело в шкафу и могло быть названо «выходным костюмом». Кстати, мужчины, которые в этот вечер собрались в зале или поднимались на сцену, выглядели более элегантными, чем их дамы.

«Старая гвардия» – актеры поколения 30–50-х годов – в умении выглядеть дали сто очков вперед всем современным красавцам и секс-символам. Пара Зельдин-Ладынина стала самой элегантной парой месяца. Он – в безукоризненном смокинге с красной бабочкой (один из немногих, решивших надеть яркий аксессуар), с ухоженными волосами и усами. Она – с маникюром и идеальным макияжем, отличной укладкой, в длинной юбке, на каблуках.

Великолепно смотрелась и вышедшая вручать «Нику» в одной из номинаций поэтесса Белла Ахмадулина – маленькое черное болеро и узенькие брючки, аккуратно причесанная головка, точеная фигурка делали ее похожей на изящную статуэтку эбонитового дерева. И звание «Самая элегантная женщина месяца» принадлежит ей по праву. Ну а оперную приму Галину Вишневскую, гостью «Субботнего вечера» у Урмаса Отта, можно назвать просто – «Королева месяца». Прямая спина, прическа – волосок к волоску, красивые жесты, элегантное платье (которое, по ее признанию, она сама себе никогда не покупает – все это подарки Ростроповича).

Дмитрий Дибров дебютировал в роли нового ведущего «Старого телевизора». Он проделал обратный путь от классического ведущего, чей костюм был продуман от галстука до ботинок, к «неформалу». Сперва он освободился от галстука, затем – от костюма, потом заимел милые кудряшки (с которыми ранее безжалостно боролся), свитерочек и рубашку в сеточку (на молнии – авангард!). На этом пути он заметно посвежел, но подрастерял свой имидж, свой истинно мужской шарм.

Михаил Шуфутинский, сражавшийся на «Музыкальном ринге» с блистательной Лаймой, победил в номинации «Самый неудачный концертный костюм». Для звезды того уровня, на который претендует господин Шуфутинский, одевается он слишком «дешево». Не в смысле цены, а в смысле безвкусицы. Ярко-желтый костюм и черная прозрачная рубашка стареющему мужчине ни сексуальности, ни элегантности, ни шарма какого-то нечеловеческого не дали.

Бывает, что элегантность из плюса превращается в минус, как в случае с Артуром Крупениным, который теперь ведет новое ток-шоу «Один дома». Он стал «Самым сладким мужчиной апреля». И костюм всегда дорогой, и платок шелковый всегда на шее, и платочек-паше в кармашке ему в тон, и прическа – шик, и гамма продумана до малейших оттенков. Но все вместе это вызывает чувства, что все это – напоказ, чтобы все им полюбовались любимым.

Вот Ален Делон прилетел в Красноярск: пальто внакидку, без галстука, волосы на ветру растрепаны, но смотришь на него и понимаешь – какой мужчина! А ведь он оттуда же, из «старой киногвардии», только французской.

Звезд оценивали Юлия Шигарева, стилисты Московского клуба визажистов Наталия Черкасова, Лариса Выборнова.

Представленный выше рейтинг условно можно назвать «простым», поскольку он не требует особо тщательных измерений, использования математических методов и т.д., в отличие рейтингов «сложных», в основе которых часто лежат серьезные научные исследования, на которые и опираются эксперты, осуществляющие классификацию (оценку) интересующих их явлений. Такие рейтинги могут включать в себя как качественные, так и статистические показатели и быть достаточно сложными для восприятия обычного читателя (да и рассчитываются такие публикации на ту часть аудитории, которая обладает специальной подготовкой в той сфере, к которой относится рейтинг).

Рейтинги в периодической печати различаются и по своему объему. Они могут быть размером в десять-двадцать строк, а могут занимать и целую газетную полосу или даже больше (см., например, публикацию «Горячая осень. Итоги» под рубрикой «Рейтинг предвыборных PR-мероприятий» в журнале «Компания» за 27 декабря 1999 г.). Надо заметить, что рейтинг стал очень важным средством манипулирования массовым сознанием в предвыборной борьбе. Показывая, как растет рейтинг того или иного претендента на место в Госдуму или президентское кресло, СМИ тем самым подталкивают психологически неустойчивых или политически не определившихся избирателей к поддержке данного претендента, к голосованию за него.

Естественно, что подобное воздействие публикация рейтингов оказывает и в других сферах (например, любители спорта хотят увидеть того спортсмена, который является в данный момент лидером. Любители музыки под воздействием рейтинга больше покупают музыкальных дисков певца, объявленного лучшим в этом сезоне и т.д. и т.п.). То есть рейтинг в известной мере выступает как рекламный текст. Но отождествлять рейтинг с рекламой было бы неправильно. Ведь рейтинг в отличие от рекламы не пытается непременно навязать аудитории свой товар. Рейтинг печатается один раз, а реклама может появляться на одном и том же месте (например, в газете) ежедневно или в течение длительного промежутка времени. Реклама пропагандирует товар, пока он производится, а рейтинги (например, разных политических деятелей) могут быстро изменяться (кто был на первом месте, может оказаться на последнем и т.д.).

На чем основывается отнесение рейтинга к аналитическим жанрам? Во-первых, на том, что «ранжировка» явлений, осуществляемая в ходе составления рейтинга, представляет собой не что иное, как их сравнительный анализ. В ходе этого анализа исследуются разные стороны явлений, прогнозируется их развитие и т.д. В результате появляется материал, обладающий своеобразными и четкими характеристиками, о которых мы уже говорили выше.

Составление рейтингов – дело ответственное. Поэтому занимаются ими в первую очередь люди, которые обладают специальными знаниями, необходимым объемом оперативной информации в соответствующей сфере деятельности и постоянно следят за ходом дел в ней. Серьезные рейтинги, как правило, составляются не отдельными специалистами, а экспертными группами или соответствующими центрами и институтами.

 

 

Рецензия

 

Слово «рецензия» латинского происхождения («recensio») и в переводе означает «просмотр, сообщение, оценка, отзыв о чем-либо». Можно сказать, что рецензия – это жанр, основу которого составляет отзыв (прежде всего – критический) о произведении художественной литературы, искусства, науки, журналистики и т.п.1 В какой бы форме ни был дан такой отзыв, суть его – выразить отношение рецензента к исследуемому произведению. Отличие рецензии от других газетных жанров состоит прежде всего в том, что предметом рецензии выступают не непосредственные факты действительности, на которых основаны очерки, корреспонденции, зарисовки, репортажи и т.п., а информационные явления – книги, брошюры, спектакли, кинофильмы, телепередачи.

Рецензия, как правило, рассматривает одно-два произведения и дает им соответствующую оценку, не ставя перед собой других, более сложных задач. В том же случае, когда журналист на основе глубокого анализа произведения выдвигает какие-то общественно значимые проблемы, его произведение будет скорее не рецензией, а литературно-критической статьей, обозрением или искусствоведческим исследованием (вспомним статьи «Что такое обломовщина?» Н. Добролюбова, «Базаров» Д. Писарева).

Вопрос о том, что рецензировать, имеет первостепенное значение для автора. Ясно, что охватить своим вниманием все явления культурной или научной жизни рецензент просто не в силах, да это и невозможно из-за ограниченных возможностей СМИ. Поэтому рецензируются в основном наиболее выдающиеся спектакли, книги, фильмы, в том числе и «скандальные», т.е. задевшие чем-то внимание публики произведения. Рецензия, разумеется, должна преследовать какую-то важную цель – рассказать аудитории о том, что действительно заслуживает ее внимания, и о том, что внимания ее недостойно, помочь ей лучше разбираться в вопросах той сферы, которой касается рецензируемое произведение.

Рецензия должна быть ясной по содержанию и форме, доступной для адресатов разной категории читателей, слушателей, зрителей. Для этого рецензенту надо глубоко изучить рецензируемое произведение, учитывая те принципы и правила, которыми руководствовался писатель, ученый или художник, уметь использовать методы анализа и свободно владеть языком рецензируемого произведения.

Но основная задача рецензента – увидеть в рецензируемом произведении то, что незаметно непосвященному. А это трудно сделать, не обладая специальными знаниями в определенной сфере деятельности (литературе, театральной жизни, искусстве и пр.). Эти знания не может заменить обычный жизненный опыт или интуиция. Чем большим запасом специальных знаний обладает журналист, тем больше у него шансов подготовить действительно профессиональную рецензию.

Основу рецензии составляет анализ, поэтому необходимо, чтобы он был всесторонним, объективным. Автор рецензии должен уметь заметить в анализируемом произведении то новое, что может стать «центром», вокруг которого будут «вращаться» его мысли, его суждения. Очень часто рецензенты сосредоточивают свое внимание на пересказе сюжетных линий произведения, поступках персонажей. Это не должно быть самоцелью. Только в том случае, если такой пересказ органично вплетен в канву анализа, он становится оправданным. Особенно неудачным такой путь рецензирования будет тогда, когда аудитория хорошо знает произведение, о котором идет речь.

В современной прессе наиболее распространены рецензии, авторы которых разбирают только какую-то одну сторону произведения, например только тему или только мастерство автора, или исполнителей, или работу режиссера и т.п.

Из публикации Антона Степанова «Зритель Наумова жив»
(Новая газета. №5. 1999)

В Доме кино состоялась премьера фильма классика отечественного кино режиссера Владимира Наумова «Тайна Нардо, или Сон белой собаки», снятого по сценарию Тонино Гуэрры, Владимира Наумова и Григория Кушнира. Помещенный в перегруженное метаморфозами пространство криминальный сюжет об убийстве крупного политического и финансового деятеля, расследованием которого занялась убитая горем вдова (эту роль, естественно, играет Наталья Белохвостикова), не является в фильме главным. Владимиру Наумову было важно вместить в картину художественные рефлексии о бренности бытия, нескончаемое количество цитат из своих же с Аловым фильмов, перемешать времена и стили, а также выдать множество загадочных символов, связанных с собственным творчеством и кинематографом Федерико Феллини, к последователям которого Наумов причислен. Философским лейтмотивом фильма можно считать классическую и вполне простодушную мысль о том, что человечество – это слепцы, обреченные на гибель. Библейская притча непременно проиллюстрирована брейгелевскими «Слепыми» из давнего фильма Наумова о Тиле Уленшпигеле. Из кинофильма «Белый праздник» режиссер переместил сюда персонаж Армена Джигарханяна, получившего все полномочия киллера и вполне кинематографическую кличку Ворошиловский стрелок.

В первых кадрах фильма появляется Иннокентий Смоктуновский, сыгравший в предыдущей картине Наумова, — режиссер использовал старые съемки. Персонаж Смоктуновского впоследствии перевоплощается в Леонардо да Винчи (в этой роли, разумеется, снимается другой актер). Персонаж по имени Нардо – из записок Леонардо да Винчи, который и становится в фильме обобщающим, зашифрованным образом художника, живущего в пространствах разных времен. Уютнее всего он чувствует себя, конечно, в эпохе Возрождения. В сегодняшнем хаосе он – бомж, молчаливый философ, знающий ответы на все вопросы, но никому не раскрывший своей тайны. У него есть белая собака, которой он приделывает бумажные крылья. Беспомощное животное пытается взлететь, как какой-то перепончатый птеродактиль, но усилия эти тщетны, поэтому ему приходится ограничиться перебежками по символическим просторам. Вероятно, это образ несбыточной мечты, а возможно, и призрачной Музы, может даже, что эта сюрреалистическая собачка является неким материализованным идеалом, который существует в сознании художника и который ему внятен, но недостижим для простого смертного. Есть здесь и знаменитый Дом на набережной с его безумными, деградирующими обитателями, есть рельсы, проложенные на первом этаже Дома и ведущие в никуда. Есть эпизод, в котором Леонардо да Винчи беседует с Питером Брейгелем на могиле Федерико Феллини, часы без стрелок, картины Босха, заснеженные поля и баня, где все ходят в пальто с зонтиками и мобильными телефонами... Одним словом - это Сон белой собаки, как сказано в названии.

Фильм получился длинным, тягучим и подробным. Персонажи, похожие на призраки, как и положено во сне, передвигаются медленно, будто перетекают из одного эпизода в другой. Скрупулезно выстроенный каждый кадр – многозначительный символ, пробиться к смыслу которого весьма нелегко. Самоцитирование режиссера только затрудняет догадки. Картина смотрится архаичной и громоздкой, как паровоз, пробивающий в одном из эпизодов фильма стену Дома на набережной. Однако наверняка и у него найдутся зрители, которым такой кинематограф близок и внятен. Так что Владимиру Наумову, к счастью, пока не придется повторить печальную фразу великого Феллини: «Мой зритель умер».

Вполне очевидно, что автор этой публикации А. Степанов сосредоточил свое внимание на режиссерской работе рецензируемого им фильма. Однако авторы вполне могут и расширять предмет своего исследования и рассматривать в комплексе совокупность проблем, связанных с обсуждаемыми ими произведениями, в том числе и выходящих за рамки содержания рецензируемых текстов.

Уместно вспомнить положение В.Г. Белинского: «Каждое произведение искусства непременно должно рассматриваться в отношении к эпохе, к исторической современности и в отношении художника к обществу; рассмотрение его жизни, характера также может служить часто уяснению его создания. С другой стороны, невозможно упускать из виду и собственно эстетических требований искусства. Скажем более: определение степени эстетического достоинства произведения должно быть первым делом критики».

И действительно, искусственное сужение рамок анализа в ряде случаев резко снижает общественный вес рецензии. При подготовке публикации рецензент может активно привлекать элементы исторического, психологического, социологического анализа, что, несомненно, сделает его выступление более актуальным, более весомым.

Независимо от того, каким путем идет рецензент, основу его выступления будет составлять какая-то вполне определенная мысль (идея). Поэтому рецензия в известном смысле – это доказательное рассуждение, аргументирование главной идеи автора. В основе этого рассуждения лежит схема внешней оценки, о которой уже говорилось в начале этой книги. Напомним, что внешняя оценка строится по типу следующего высказывания: «В хорошо потому, что помогает достичь D» или «В плохо потому, что рождает D».

Рассуждая о произведении художника или писателя, рецензент может оценить его как хорошее или плохое, опираясь на определенные следствия, которые имеет такое произведение. Эти следствия могут быть самыми разными, например: создание неправильного представления о реальности, формирование у читателя, зрителя дурного вкуса, возбуждение низменных интересов и т.д. Все такие следствия и есть то самое «D», которое присутствует в логической схеме внешней оценки.

Первую часть внешней оценки («В хорошо...») в логическом плане выступает тезисом рецензии – его еще могут называть главным тезисом, что является вполне оправданным, если рассуждение имеет достаточно сложную форму и включает в себя некие дополнительные (второстепенные) тезисы. Содержание тезисов – это результат того исследования, которое провел автор рецензии. Одновременно в них отражается и мировоззрение автора, и его осведомленность в данной проблематике, понимание ее. Не все тезисы обычно развернуты, наполнены новым смыслом, не все они могут даже восприниматься как тезисы, поскольку в тексте есть главный тезис, на который все остальные «работают». В силу этого дополнительные тезисы могут выступать в роли аргументов по отношению к главному.

Вторую часть внешней оценки, лежащей в основе рецензии («...потому, что помогает достичь D»), называют аргументацией в пользу главного тезиса рецензии. Обоснованность главного тезиса зависит от полноты, достаточности, достоверности аргументации. Что же может быть аргументом в рецензии? Это – знания, опыт, жизненные наблюдения автора; содержание рецензируемого произведения, отрывки из него и его форма, отношение к этому произведению других людей, специалистов, экспертов; логические следствия публикации произведения.

Если взглянуть, скажем, на представленную выше рецензию «Зритель Наумова жив» с точки зрения ее логического построения, то можно сказать, что главным тезисом ее является суждение: «Картина смотрится архаичной и громоздкой, как паровоз, пробивающий в одном из эпизодов фильма стену Дома на набережной».

А в качестве аргументов, «работающих» на эту главную мысль, в рецензии выступают описания различных фрагментов фильма, его режиссерского решения, впечатлений самого автора, связанных с просмотром фильма.

Излагая и обосновывая свою точку зрения (главный тезис), авторы часто стремятся привести как можно больше иллюстративного материала (аргументов). Казалось бы, это очень хорошо – чем богаче иллюстрации, тем обоснованнее идеи автора, тем интереснее сама рецензия. На самом же деле чрезмерное увлечение иллюстрациями способно нанести вред рецензии, поскольку они могут «затмить» те идеи, которые автор намеревался донести до аудитории. Нередко авторы совершают в ходе подготовки рецензии и другие логические ошибки.

Так, рассматриваемая рецензия А. Степанова заканчивается выводом, который перечеркивает все рассуждения рецензента и делает их ненужными. Звучит он так: «Однако, наверняка, и у нее (у кинокартины, – А.Т.) найдутся зрители, которым такой кинематограф близок и внятен. Так что Владимиру Наумову, к счастью, пока не придется повторить печальную фразу великого Феллини: «Мой зритель умер».







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.018 с.)