Работа с понятийным аппаратом



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Работа с понятийным аппаратом



Используя свой опыт, опишите примеры различных установок относительно учеников с особыми нуждами; учеников, отличающихся поведением, которое принято называть девиантным. Подумайте, на кого кроме детей распространяется дискриминационная установка (семья, специалист, который с ними работает)?


Тема 4 Основные причины отчуждения от образования в России и его последствия

Вводное упражнение: Попробуйте определить, чего не хватает современному образованию, чтобы охватить всех, кто в нем нуждается. Расставьте приоритеты: чего не хватает больше, а чего меньше. Постарайтесь связать недостающие ресурсы между собой. Какие типы связей Вы используете – причинно-следственные, взаимосвязь между явлениями разного уровня, преемственности, взаимного усиления или взаимного исключения? Следующее занятие предлагает определенный подход к увязыванию различных факторов и условий эксклюзии и путей ее преодоления.

Самые важные темы этого занятия: уровневый анализ проблемы эксклюзии и путей инклюзии.

 

План-конспект лекции

Одним из важнейших принципов изучения социальных феноменов становится многоуровневый анализ их происхождения, последствий и путей преодоления. Такой подход позволяет вместе с выделением причин проблемы сразу намечать пути ее решения, определять – каких ресурсов для решения проблемы не хватает. Обычно выделяется три уровня существования и разрешения проблемы: макроуровень, мезоуровень и микроуровень.

Макроуровень - правовое и общественно-политическое подкрепление существования феномена. Макроуровень формируется деятельностью политических институтов, которые определяют допустимые и недопустимые для общества пути преодоления социальной проблемы. Соответственно, макроуровень связан с политико-правовым и экономическим подходами к социальным проблемам. Относительно проблемы эксклюзии в российском образовании можно выделить следующие причины:

- несоответствие отечественных правовых норм образования инвалидов, осужденных, мигрантов международным нормам;

- политика поддержки специального образования как единственно приемлемого варианта образования для инвалидов;

- репрессивная политика в отношении несовершеннолетних, совершивших правонарушение;

- пробелы преемственности между дошкольным и общим образованием, общим и профессиональным, образованием и сферой занятости и другие причины.

Вопрос: Какие другие факторы эксклюзии вы бы отнесли к макроуровню? Что на макроуровне определяет пассивную позицию педагога, которая становится источником эксклюзии?


Мезоуровень существования социального феномена, а, соответственно, путей влияния на феномен, сосредоточен в массовой культуре, идеологии и микросообществе, которое окружает носителей данного социального феномена. Мезоуровень тесно связан с социологическим и социокультурном подходами к анализу социальной проблемы.

- стихийная стратификация образования, элементы которой сложились еще в советский период (появление престижных языковых школ, «полузакрытые» школы в районах крупных городов, где учились дети партийной элиты и т.д.);

- усиление профильности общего образования, которое приводит, с одной стороны, к делению учащихся на способных и не очень, а, с другой стороны, к тому, что учитель все больше отчуждается от задачи поиска индивидуального подхода;

- общий «градус» общественной нетерпимости к людям с ограниченными возможностями, тем, кто совершил правонарушение, к бедным;

- недостаток взаимодействия школы и социальной среды, в которой школа действует;

 
 
Вопрос: Чем обоснована профильность общего образования? Какую альтернативу вы могли предложить?


Микроуровень существования социального явления определяется позицией отдельных людей и конкретных организаций. Можно говорить о том, что микроуровень представлен сразу в двух аспектах: определенных действиях людей и отношениях к данному социальному феномену. Микроуровень отражает психологические аспекты социальных проблем и практик их преодоления:

- недостаток социальной идентичности в отношении слабых и неимущих у конкретного человека;

- установка на инвалидизацию и патернализм;

- пробелы воспитания в духе альтруизма и взаимопомощи.

 
 
Вопрос: Почему, по вашему мнению, в западных странах специалист по обучению детей с особенностями развития получает возможность сменить специализацию после 7-8 лет работы?

 


Многоуровневый характер социальной проблемы приобретает особое значение для отечественных социальных исследований, которые часто редуцируются то к одному, то к другому уровню существования неравенства. Очевидным примером редукции к микроуровню становится применение в отечественной практике термина «отвержение» вместо термина «эксклюзия». Не реже можно наблюдать и примеры обратной редукции к макроуровню, когда основными причинами социальных проблем называются неверные политические решения, недостатки экономического обеспечения. Ссылка на культурные стереотипы, влияние СМИ как основной источник нетерпимости - также пример редукции. Системное понимание социального феномена в его проявлениях как закономерности, тенденции, отдельного случая позволяет специалисту определить границы своих возможностей и выбрать ту задачу, которую реально разрешить.

В Таблице 4.2 приведено описание факторов эксклюзии в соответствии с выделенными уровнями их существования.

Вопрос: Вернитесь к материалу темы 2. Как бы вы соотнесли различные подходы к проблеме эксклюзии и инклюзии с только что выделенными уровнями факторов эксклюзии?

 


Задание: Попробуйте составить таблицу следующего вида:

Таблица 4.1. Соотнесение уровневого описания проблемы эксклюзии и различных подходов

Уровень   Научные подходы Факторы эксклюзии Пути инклюзии
Макроуровень      
Мезоуровень      
Микроуровень      

 

Примечание: используйте материал Темы 2. Вы можете сосредоточиться на одной группе или одном аспекте проблемы, например, на эксклюзии детей с особенностями развития или на эксклюзии латентно бедных.

Вопрос: Что происходит, когда в одной ситуации (относительно одного человека или группы людей) сочетаются несколько факторов эксклюзии? Например, в колонии для несовершеннолетних (где среди подростков действует правило жесткой иерархии) в школе существуют коррекционные классы?

 


Таблица 4.2. Факторы эксклюзии (на примере образования в современной России)

 

  Эксклюзия в образовании
Макроуровень I. Уровень теоретико-методологического обеспечения: I.1. Формальный характер взаимосвязи между образовательными технологиями и социально-политическими задачами образования I.2. Существенный разрыв между достижениями психолого-педагогической науки и уровнем их воплощения в образовании II. Уровень общественно-политического обеспечения: II.1. Уменьшение общественной значимости образования (например, по мнению молодого поколения, недостаток образования не становится базовой причиной эксклюзии) II.2. Образовательная политика сосредоточена на задаче селекции учащихся (обеспечения объективного отбора учащихся в разных ситуациях) II.3. Недостаток взаимодействия образовательных учреждений и общественных организаций (например, школ и объединений родителей детей-инвалидов) III. Уровень правового обеспечения: III.1. Отсутствие специальных законодательных актов для обеспечения равных прав детей с особыми потребностями III.2. Недостаток правового обеспечения помогающих специалистов (психологов, социальных работников, социальных педагогов) в системе образования IV. Уровень экономического обеспечения образования: IV.1. Увеличение платы за пребывание детей в дошкольных учреждениях IV.2. Невысокая доступность качественной психосоциальной помощи IV.3. Скрытый рынок дополнительных образовательных услуг (от платы за выполнение с ребенком домашнего задания до репетиторства) IV.4. Низкая заработная плата педагогов
Мезоуровень V. Уровень организаций: V.1. Интернаты для детей с ограничениями в развитии V.3. Коррекционные классы (классы компенсирующего обучения) в обычных школах V.4. Вечерние школы, в которые попадают «неудобные» для общеобразовательной школы ученики V.5. Отсутствие достаточного количества организаций, которые бы поддерживали детей с особыми потребностями, в том числе, центров раннего вмешательства VI. Уровень образовательных программ: VI.1. Сведение роли детских садов к тем организациям, которые подготавливают детей к школе. VI.2. Вариативность программ для детей с высоким потенциалом и однообразие программ обучения для детей с проблемами. VI.3. Несоответствие ряда программ возрастно-индивидуальным особенностям ребенка (например, массовая неуспешность российских школьников в изучении геометрии). VII. Активность окружения ученика с особыми нуждами: VII.1. Участие родителей в общественных движениях VII.2. Стремление родственников помочь учебному заведению в решении проблем, связанных с интегрированным обучением
Микроуровень VIII. Уровень деятельности отдельных специалистов: VIII.1. Дискриминационные установки по отношению к детям-инвалидам, детям из семей этнических меньшинств, девочкам VIII.2. Не владение методами осуществления индивидуализированного подхода VIII. 3. Недостаток контакта помогающих и пара-помогающих специалистов VIII.4. Тенденция преподавателей к жесткой сравнительной оценке детей, устойчивость стереотипного отношения.  

 

 

Вопрос: Просмотрите таблицу, что бы Вы убрали из нее (с чем не согласны), а чтобы добавили? Какие связи между разными уровнями и факторами разных уровней Вы можете установить?

 


Опора на многоуровневый характер социальных проблем содействует формированию междисциплинарных и межведомственных связей. Понимание того, что феномен существует на нескольких взаимосвязанных уровнях, формирует критерии эффективности преодоления проблемы и прогнозирования социальной ситуации. По сути, следование многоуровневому пониманию социальных проблем обеспечивает баланс между обобщенным и индивидуализированным подходом к социальной проблеме. Макроуровень связан с общими тенденциями существования проблемы, микроуровень отражает возможные особенности проявления проблемы в жизни конкретного человека. Специалист социальной сферы, в том числе и образования, не может придерживаться какого-то одного уровня – ему необходимо вырабатывать как особый подход в работе со случаем, так и некие универсализированные методы разрешения социальных проблем в своей практике.

Отдельные источники эксклюзии из образования существуют на всех трех уровнях. Исследование современных тенденций развития образования 2002 г. (уже упомянутое в Теме 2) позволило выделить следующие проблемы, прямым образом связанные с эксклюзией:

Отчуждение от ответственности за обучение проявляется в поведении всех субъектов образовательного пространства. Происходит смена направления антагонизма в отношениях школы и родителей (в советские времена – родители «нагружали» ответственностью школу, сейчас – в городах наоборот, а в сельской школе сосуществуют обе точки зрения). Ярким примером служат изменения требований к детям, поступающим в первый класс – теперь дети, по мнению педагогов, должны осваивать начальные учебные навыки до школы. Основным источником неблагополучия детей в школе педагоги считают недостатки и пробелы семейного воспитания, однако вопрос о том «Как они работают с родителями?» ставит их тупик.

Часто в качестве основного довода для снятия ответственности с себя учителя используют размер заработной платы. Разумеется, повышение заработной платы – необходимое, но не достаточное условие принятия педагогами ответственности за качество преподавания.

Успешность обучения сельские учителя объясняют качеством «набора», т.е. тем, какие дети пришли в класс, а не тем, насколько хорошо их учили. Но наиболее полно и жестко эта позиция заявляется педагогами городских престижных школ – «Нет культурных корней», «Есть такие дети, которым надо только церковно-приходскую школу посещать», «Если семья вытянет ребенка, школа это только усилит». Интересна позиция учителей гимназий, которые отмечают, что дети и родители стали активнее в решении образовательных проблем, а учителя приземляют активность учащихся.

Несомненно, не только учителя, но и родители также снимают с себя ответственность за обучение – «Мы зарабатываем деньги», «Мы отдали ребенка в хорошую школу», «Мы наняли репетиторов». Родители преимущественно фиксируют свою контролирующую и организационную функцию, но не определяют себя как полноправных субъектов процесса обучения. Неопределенность позиции родителей в образовательном пространстве закрепляется и тем, что многие из них сводят отношения с педагогами до материально опосредованных, а потом используют этот факт в качестве основного объяснения своего пассивного участия в школьной жизни (такая ситуация складывается, по преимуществу, в городе).

Отчуждение учителей от ответственности за качество образования проявляется и в том, что многие из них оперируют дискриминативными критериями дифференциации детей – успеваемость, социальный и семейный фон развития ребенка, его «удобность» в классе. Эти критерии транслируются педагогами на родителей и детей. В ответах последних типично учительские приемы оценки детей проявляются весьма точно. Например, мальчик из 11-го класса саратовской гимназии говорит о детях с проблемами в тех выражениях, которые характерны для педагогов «Им не дано учиться хорошо». Диаметрально противоположная позиция со стороны детей была выражена учениками 11-го класса саратовской школы – «Как можно делить на способных или не способных, а что, если способности проявятся позже». Дети гимназических классов отметили и то, что «Если не был отличником, то и не станешь им» - еще одно отражение типичной педагогической установки. Таким образом, отчужденные учителем дети часто отчуждаются сверстниками и родителями – происходит своеобразный резонанс эксклюзируюшего отношения.

Практически исчезли прежде существовавшие формы взаимодействия педагогов и родителей, которые не ограничивались бы обратной связью и были направлены на созидание школьного микросообщества (community).

Дети также отказываются от ответственности за обучение – разговоры о том, кто такой хороший и плохой учитель, показывают, что дети считают, что у хорошего учителя предмет стоит учить, а у плохого – нет.

В гимназических классах дети, определяя хорошего учителя, высказали замечание по поводу того, что их не учат самообразованию – хотя в этом возрасте старшеклассники (а частично и в более раннем) вполне способны решать проблему самообразования сами. Дети требуют от учителя психологичности, индивидуального подхода, но не формулируют своего вклада в решение этой проблемы.

Проблема ответственности детей за образование всплывает в контексте введения материального стимула – возможности оплаты обучения или предоставления стипендий в соответствии с успеваемостью ребенка. Положительную оценку такой мере дают ряд родителей гимназистов, и противоречиво оценивают детей из обычной школы. Лежащий на поверхности факт, что введение зависимости оплаты обучения (т.е. доступа к образованию) от успеваемости усиливает эксклюзию тех детей, которым нужен особый подход, игнорируют все участники обсуждения.

Полное отождествление школы как общественного института и учительства проявляется в том, что большинство учителей ставят знак равенства между снижением уважения к учителю и престижностью школьного образования. Такая позиция учителей губительна для них – вместо осознания собственных пробелов профессиональной деятельности происходит редукция к социально-политическому уровню. Аналогично, именно эта позиция подпитывает неоднозначное отношение к педагогам со стороны родителей и детей.

Исключение школы из системы социальной защиты ребенка. Практически не один респондентов, обсуждая обеспечение образовательных прав детей из группы риска, не упоминает специальные службы (один раз всплывает роль психолога), обсуждение роли социальной педагогики свидетельствует о том, что респонденты не очень представляют себе роль помогающих специалистов в образовании. Так, обсуждение невозможности родителей купить ребенку учебники не приходит к вполне очевидному выводу о необходимости предоставлять субсидии для таких детей.

 
 
Вопрос: Указанные источники эксклюзии в соответствии с результатами эксперимента отражают субъективное мнение учителей, родителей и школьников. Как эти отношения закрепляются на уровне образовательной политики? Что в стратегии развития образования приводит к тому, что ответственность за обучение остается «ничьей»? Почему школа (и другие институты образования) не выполняют задачу социальной защиты детей?  


Работа со случаем: Используя таблицу о многоуровневом характере эксклюзии, проанализируйте приведенные ниже случаи с точки зрения того, как проявляется эксклюзия на разных уровнях в рамках данного случая – отметьте в таблице те факторы, которые соответствуют ситуации, при необходимости добавьте те причины, которые вы обнаружили самостоятельно. Разделитесь на группы и работайте с одним из случаев.

Случай 1

Родители Артема, который заканчивает 9-й класс престижной гимназии, обратились к психологу за советом, куда идти учиться их сыну. Восприимчивый, сообразительный подросток хорошо успевал по гуманитарным предметам, но «завалил» экзамен по алгебре и геометрии. Это стало поводом для классной руководительницы (учительницы математики) посоветовать родителям приискать для Артема школу «попроще». Она не раз говорила: «Артему не дано успевать в математике». У родителей было два варианта: искать новую школу или все лето готовиться с сыном к переэкзаменовке. Специалисту пришлось потратить немало времени, чтобы расположить подавленного всем случившимся мальчика к выполнению специальных заданий для выявления способностей и причин школьных неудач.

Тестирование показало значительный разрыв между реальными математическими способностями подростка и тем, насколько эти способности были представлены в школьном обучении. Выяснилось, что преподаватель выбирал неподходящие для Артема приемы отработки допущенных ошибок: шустрому мальчику предлагалось повторить однотипное задание несколько раз. Умений такая отработка не прибавляла, а вот ошибок и взаимного раздражения между учеником и учителем становилось день ото дня все больше.

Родители были удивлены, когда узнали, что Артем обладает выраженными способностями к точным наукам. Рекомендации по проработке математики позволили Артему лучше подготовиться к экзамену и успешно учиться в старших классах. Этот случай существенно скорректировал профессиональный выбор мальчика, который раньше и не обдумывал для себя профессии программиста, менеджера, экономиста.

 

Случай 2

Мишка Коровин был второй знаменитый хулиган в школе. Это был неприятный черноволосый парень с красным, бугорчатым лицом и маленькими глазами, излучавшими какую-то утомленную жестокость. - Знаешь, я когда в класс вхожу и его вижу - у меня мороз по спине! - жаловалась иной раз завуч коллеге.Учителя даже замечания боялись Коровину делать. Ну его! Пырнет потом где-нибудь в темном переулке... Не боялся Коровина только пожилой учитель математики Григорий Борисович. Григорий же Борисович имел одну чудаковатость: он никогда не ставил оценки без комментариев. Скажем, выводя в дневнике пятерку, он обязательно приговаривал: "умница", "молодчина"... А, соответственно, вцарапывая двойку, шипел: "баран", "тупица", "дебил"... Мишку Коровина Григорий Борисович просто терпеть не мог, вызывал к доске всякий раз, когда хулиган - а случалось это нечасто - появлялся в кабинете математики. И приговор был всегда один и тот же: "баран".Однако все это происходило в те времена, когда учителей заставляли бороться за успеваемость, и до восьмого класса Коровина кое-как дотащили, всем педсоветом заставляя Григория Борисовича натягивать ему тройку. Наконец общешкольного хулигана с облегчением сплавили в ПТУ. Там он вскоре стал героем какой-то поножовщины - и загремел в колонию. О нем начали забывать, и только Вожжа (директор школы), никогда не сидевшая на переменах в кабинете, любила иной раз схватить расшалившегося ребенка за вихор или косу и спросить скрипучим голосом:- Хочешь к Коровину в колонию? Отправлю!Это была высшая степень возмущения. После такого вопроса обычно вызывались в школу родители. В общем, Мишка Коровин превратился в мрачную тень проклятого прошлого, в некий символический жупел, в эдакого педагогического Фредди Крюгера, которым пугали разозорничавшихся детишек. И вот в один прекрасный день возле школы, визжа тормозами, остановились два черных джипа. Из машин высыпали коротко стриженные парни в кожаных куртках. Звеня золотыми цепями на бычьих шеях и поигрывая телескопическими дубинками, они двинулись к школьному подъезду. Впереди походкой мстителя шел заматеревший Мишка Коровин. Один из парней, следовавших за ним, нес в руке тяжелую спортивную сумку. Коровин скомандовал - и парни рассредоточились по зданию, точно для захвата важного военного объекта. Один остался охранять входную дверь, второй влетел в приемную директора. Он с мясом вырвал из стены телефонную розетку и рявкнул:- Сидеть!Остальные двинулись за Коровиным, который уверенно вел их к какой-то кошмарной цели. Была перемена. Прижимаясь к стенам, школьники и учителя наблюдали, как всемогущий Коровин шагает по коридору.Нигде не задерживаясь и никого не трогая, налетчики проследовали к кабинету математики, где сидел Григорий Борисович. Он редко выходил на перемене из класса, используя это время для особо жестоких терзаний двоечников. Мишка зашел в кабинет. Мордоворот плюхнул на пол сумку и встал у дверей, скрестив руки. Через мгновение из класса бочком выполз бледный, как школьный мел, двоечник.Когда раздался звонок, Коровин вышел из кабинета. Его бугристое лицо лоснилось от удовлетворения. В это время, набравшись храбрости, Вожжа решительно подошла к бандиту и голосом, в котором странно уживались учительская строгость и бабья мольба, спросила:- Михаил, я надеюсь, вы не будете в самом деле жечь школу?- А чего жечь-то? Сами скоро развалитесь! - и Коровин кивнул на облупившиеся стены, на вытершийся до дыр линолеум, на дранку, зиявшую в потолке.- Вот так живем, Мишенька! - пожаловалась Вожжа.- Еще зайдем...Потом он важно кивнул своему заединщику, тот открыл сумку и пригоршнями начал швырять в испуганную ребячью толпу "сникерсы", "марсы", жевательную резинку и прочие противоестественные сладости. Послышались крики восторга, и образовалась куча-мала. Мишка наблюдал все это, добродушно посмеиваясь. Заединщик выгреб из сумки последнее, и бандиты двинулись в обратном направлении. Детская толпа уважительно расступилась, образовав почетный коридор. Коровин пошел вниз по лестнице, по пути снимая расставленные посты. Последним здание покинул бандюк, охранявший директорский кабинет.Не менее драматические события разыгрались тем временем в кабинете математики. Вожжа в сопровождении нескольких учителей, заранее мужая сердцем в предчувствии трупа, проникла в кабинет и обнаружила там живого Григория Борисовича. Старый педагог, закинув голову, лил валерьянку из пузырька себе прямо в открытый рот. На доске хорошо всем известным каллиграфическим почерком было выведено: Я САМ СТАРЫЙ КОЗЕЛ И БАРАН.

А внизу для убедительности, чтобы никто не усомнился, стояла затейливая подпись Григория Борисовича.

Отрывок из повести Ю. Полякова «Замыслил я побег…»

 

Дополнительные вопросы к Случаю 2:

Считаете ли Вы персонажа человеком, исключенным из социальной жизни? Какие признаки эксклюзии Вы обнаружили в прочитанном отрывке? Как поведение Коровина и учителей может сказаться на отношении учеников к образованию?

 

Случай 3

Хеда пришла в первый класс частной школы, когда ей было уже 8,5 лет. Семья девочки спешно покинула Чечню, спасая свой бизнес и самих себя. За два года папе удалось обосноваться и зарабатывать достаточно, чтобы наконец-то отдать старшую дочку в школу. Первая попытка отдать Хеду в школу оказалась неудачной. В обычной школе никто не хотел заниматься с девочкой, которая плохо говорила по-русски, а все попытки родителей, по преимуществу мамы, расположить учителей заниматься с девочкой индивидуально не имели успеха. Завуч даже сказала маме: «Раз приехали – сами приспосабливайтесь, вас сюда никто не звал, у нас с русскими детьми проблем хватает». Мама не очень хорошо понимала по-русски, поэтому не обиделась тогда на слова администратора. Потом она с горечью вспоминала о двух неделях Хеды в школе как о самых унизительных и тяжелых в жизни семьи. Так, обучение Хеды отложилось до тех пор, пока папа не заработал достаточно денег, чтобы отдать дочку в частную школу. Старательная и тихая девочка с трудом нагоняла сверстников, потому что многие благоприятные периоды для усвоения чтения и письма были упущены. Тем не менее, постепенно Хеда осваивалась с языком, а вместе с ней и ее мама, и младший брат, которые частенько были в группе детей после окончания уроков…

 

Случай 4

Родители детей с синдромом Дауна создали общественную организацию, которая должна была на первых порах помочь родителям в организации социализации детей, а затем и в обеспечении образовательных потребностей. Родители по очереди дежурили в импровизированном детском саду, находили и реализовывали программы активизации детского развития, а когда дети стали подрастать, то начали искать школу, в которую бы их дети могли бы пойти. Но это оказалось не так-то просто. Во всех школах и администраторы, и учителя говорили, что невозможно учить в обычной школе нормальных детей и детей-олигофренов. Любые попытки родителей показать потенциал своих детей натыкались на сопротивление педагогов, которые говорили, что не успевают работать с обычными детьми, не то, что с детьми, у которых есть некие «особые потребности». Родителям ничего не оставалось, как согласиться на частично домашнее обучение детей, которое дополнялось деятельностью родителей-добровольцев, переквалифицировавшихся в педагогов. Некоторых из детей родители были вынуждены отдать в интернат.

Случай 5

«Кафе странника из “Майкрософта” вселяет новую надежду в русских сирот»(Кевин о¢Флинн “Обзервер”, 7 октября 2001г.)

Пять лет назад Дэвид Тальяни (43 года) работал день и ночь в Сиэтле в качестве ведущего специалиста Майкрософта по улаживанию возникающих проблем. Но он устал физически и морально. Сегодня он счастливый владелец Интернет-кафе с четырьмя компьютерами, который помогает сиротам в небольшом провинциальном русском городке Угличе.

Будучи старшим менеджером всемирной сети Майкрософта, Тальяни был человеком, к которому компания обращалась всякий раз, когда дела шли плохо. Если возникала проблема в Боливии, это был Тальяни, бывший пожарный, которого будили или которому посылали телеграмму по электронной почте от Билла Гейтса с требованием урегулировать ее. Но стресс и 48-ми часовая рабочая неделя привели к тому, что брак его распался, и, в конце концов, он понял, что “Майкрософт” стал всей его жизнью. “Разве в жизни нет ничего кроме этого?” - подумал Тальяни и, превратив в наличные акции стоимостью в миллион долларов, отправился на два года в путешествие вокруг света.

Наибольшее впечатление на него произвела поездка в Россию. Спустя шесть месяцев после своего возвращения в Соединенные Штаты и временного преподавания навыков работы на компьютере испанским ребятам из центра города, он понял, что мог бы делать то же самое в России, собрал вещи и уехал.

Мать рассказывала ему о детском доме, который она посетила в Угличе в 125 милях к северу от Москвы. Поэтому он и направился туда с парой компьютеров и кое-какими программными материалами Микрософта. “Я просто упаковал вещи, сел на самолет Аэрофлота, пришел в приют и постучался в дверь”, - сказал Тальяни. Тальяни провел лето 1998 года, работая с сиротами, оборудуя компьютерную лабораторию в старом детском доме, собирая с ребятами ягоды и грибы в ближнем лесу.

Он вернулся в Соединенные Штаты, но дети из детского дома настойчиво звали его обратно. Он видел, что многих из них ждала неопределенная судьба. Лишь некоторые из недофинансируемых русских детских домов готовят маленьких воспитанников к выходу в большой мир, и многие из тысяч ребят, которые их покидают, кончают жизнь самоубийством, становятся наркоманами или попадают в среду преступности.

“В течение года некоторые из ребят умирают, 30% - становятся преступниками”, - сказал Тальяни. Для мальчиков эта ситуация означает уход в организованную преступность, для девочек – в проституцию”.

Углич - небольшой городок, в советские времена известный своим производством часов, мог предложить ребятам всего лишь безработицу. Когда Тальяни сказал одному из ребят, что ему нужно постараться хорошо учиться в школе, тот ответил: “Я буду жить в этом распрекрасном городишке всю оставшуюся жизнь, доя коров. Для чего я должен учить математику, для чего я должен учить английский? Коровы не говорят по-английски”.

Окончив ускоренные курсы русского языка в США, Тальяни вернулся в Углич и вложил 50 тысяч долларов в первое в городке Интернет-кафе, поблизости от детского дома. Он было многофункционально: там находилось и кафе, и центр подготовки для сирот, где они получали знания по работе на компьютерах и ведению бухгалтерии, а также учились готовить пиццу и кофе”.

Пока дела в кафе идут хорошо. Одна местная газета окрестила его “самым прохладным местом в Угличе”, а несколько сиротских приютов просили мистера Тальяни открыть такие же кафе у них.

До последнего времени, никто из ребят не оставался в школе после 15-летего возраста. Так происходило за последние 20 лет. Сегодня уже двое ребят, которые работали в кафе, приступили к занятиям в экономическом училище. “Никто не помог нам больше, чем он”, - сказала Татьяна Назарова, директор детского дома. “Он по-настоящему любит детей, и они по-настоящему любят его”, - сказала Назарова. По ее словам, Тальяни заплатил за операцию по выпрямлению спины у одной из девочек - операцию, которая, говорит Назарова, изменила всю жизнь ребенка. Ребятам платят 150-200 рублей (3-4 доллара) в месяц за работу в кафе, но они должны получать хорошие отметки в школе о отчитываться, как от потратили деньги. “Надеюсь, что статистика для моих детей будет лучше” - сказал Тальяни. Однако не всем ребятам удалось избежать неприятностей. Одна из девочек находится сейчас в тюрьме по обвинению в убийстве.

У Тальяни есть более обширные планы в отношении тех, кто работает в кафе. В прошлом году он вложил деньги в большое Интернет-кафе в центре Москвы, где, как он надеется, смогут работать ребята одного из московских детских домов. “Углич - маленький город, - сказал Тальяни - его потребности в высокотехнологичных программах или разработчиках интернетовских сайтов весьма и весьма ограничены”.

 

Исследовательское задание Используя действующую в России правовую базу, попробуйте ответить на следующие вопросы:

1. Каковы политические и правовые акценты в определении проблемы социальной эксклюзии в современной России? В отношении каких групп населения законодательных актов больше, а в каких меньше? Какое место в правовом обеспечении занимают акты, направленные на социальную защиту детей?

2. Какие принципы решения проблемы эксклюзии сегодня действуют в России? Как Вы относитесь к данной системе принципов?

3. Как определяется ситуация социальной эксклюзии в различных документах и согласны ли Вы с этим определением?

4. Какие административные мероприятия предлагаются для преодоления эксклюзии?

 

Ответы на вопросы оформите как аналитическую записку по проблеме политико-правового обеспечения политики социальной инклюзии в Вашем регионе.


Тема 5 От социального отчуждения к социальной интеграции: концептуальная структура и методология исследования

Актуализация опыта До того, как Вы начнете читать материалы этого занятия, ответьте на следующие вопросы:

Какие знания и умения необходимы преподавателю, администратору учебного заведения, чиновнику системы образования для включения в образовательный процесс детей группы риска? Какие программы государственного уровня могли бы быть разработаны для преодоления эксклюзии? Какие мероприятия по выявлению проблемы эксклюзии могут быть проведены на разных уровнях и ступенях образования?

Самые важные темы этого занятия:

· сопротивление инклюзии;

· готовность к интегрированному образованию;

· роль специалиста в процессе инклюзии.

Конспект лекции:

Опыт преобразования системы образования в соответствии с задачей интеграции показал, что основную проблему составляет систематичный дуализм образования, когда специальное образование сосуществует с массовым. Задачей реформы становится сокращение количества специальных школ, сами школы выступают в качестве акторов по преобразованию системы. Для проведения реформы было важно оценить наличие ресурсов у школ для участия в процессе преодоления сегрегации. К основным ресурсам относят наличие центров, оказывающих дополнительную помощь. Проблема концентрации дополнительных ресурсов вокруг специальных школ становится фактором сохранения сегрегации (Swain J., Cook T. In the name of inclusion: “We all, at the end of the day, have the needs of the children at heart” // Critical social policy, 2004) – сохранение наряду с интеграционными школами специальных часто оценивается как поддержка эксклюзии.

Опрос специалистов ряда британских школ, участвующих в реформе, показал, что важнейшими качествами своего труда в условиях внедрения интегрированного подхода они считают: следование социальной модели инвалидности, опора на междисциплинарный подход, гибкость, вовлечение в процесс интеграции всех аспектов образования. Опыт перехода к интегрированному обучению показывает, что многие качества не могут быть сформированы до того, как начнется сам переход к интегрированному образованию. Поэтому перечисленные качества отражают начальный уровень готовности специалистов, но не исчерпывают всего необходимого перечня качеств.

Обращение к мнению родителей и детей показало, что многие из них испытывали самые противоречивые чувства в отношении того, что в школе будут учиться дети с особыми нуждами. Это и шок, и волнение, и переживание разочарования, гнев и фрустрация, переживание собственной неспособности справиться с ситуацией. При этом наиболее ярко эти чувства были выражены в ответах родителей детей с особыми нуждами. Поэтому в интегрированных школах активно применяются различные проекты, направленные на поддержку эмоционального состояния родителей и детей – например, собирание архива фотографий, когд



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 104; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.013 с.)