Малонарушенные лесные территории севера европейской России 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Малонарушенные лесные территории севера европейской России



Формирование лесной растительности Восточной Европы в течение последних 10-12 тысяч лет происходило на фоне интенсификации форм и методов хозяйственной деятельности человека. Уменьшение численности, а местами уничтожение крупных животных-фитофагов, значительное увеличение частоты антропогенных пожаров на фоне климатических изменений - основные факторы изменения растительности в раннем и среднем голоцене. Распространение культуры подсечно-огневого земледелия около 3 тыс. лет назад вызвало значительные изменения в составе и размещении широколиственных и хвойно-широколиственных лесов региона. Переход от охоты и подсечного земледелия к оседлому образу жизни стало причиной резкого сокращения площади широколиственных и южнотаежных лесов. Интенсификация сельского хозяйства и рост численности населения привели к обезлесиванию и коренному преобразованию ландшафтов на огромных территориях в южных и центральных областях Восточной Европы (Цветков, 1957; Авдеев, 1998).

Большая часть бореальных лесов Европейской России в течение всей истории своего развития испытывала хотя бы косвенное воздействие человека - увеличение частоты пожаров, периодическую расчистку под сельскохозяйственные угодья, изменение численности многих видов животных в результате охоты, рыболовства и т.д. Многие лесные территории до сих пор используются или использовались до недавнего времени как промысловые охотничьи угодья. В пределах некоторых ненаселенных сейчас лесных массивов можно обнаружить следы старых поселений, особенно вдоль крупных озер и рек. Многие северотаежные территории, особенно горные, до относительно недавнего прошлого использовались как основная кормовая база оленеводства. В течение последних двух столетий практически вся рассматриваемая территория подвергалась воздействию промышленных рубок леса, в том числе рассеянных по площади выборочных рубок XIX - начала XX века. Таким образом, даже наименее нарушенные современной хозяйственной деятельностью человека части лесного пояса европейской России представляют собой сложный природно-антропогенный комплекс.

На севере Европейской России изменение видов и интенсивности хозяйственной деятельности человека связано с началом промышленного освое-


ния лесных ресурсов. В отдельных частях территории промышленное использование лесных ресурсов началось уже в XVII-XVIII веках в связи с активным развитием солеварения и древесно-угольной металлургии. Значительное увеличение экспорта лесных материалов из северных портов в страны Европы в середине XIX столетия привело к распространению выборочных, а местами сплошных вырубок на всей территории европейского севера. В последнее столетие интенсивное индустриальное освоение таежных лесов, рассматривавшихся как безграничный ресурс древесины, существенно преобразовало их облик. Интенсивная хозяйственная деятельность человека привела к значительному сокращению площади лесов и изменению структурно-динамической организации сохранившихся лесных массивов. На месте заброшенных сельскохозяйственных земель, крупных, часто повторяющихся антропогенных пожаров и массивов сплошных вырубок сформировались леса с существенно упрощенным составом и структурой - так называемые, вторичные леса. При всем разнообразии структуры вторичных лесов, связанном с разнообразием не только типов местообитаний, но и видов хозяйственных воздействий, можно выделить несколько основных характерных особенностей, отличающих такие леса от естественных лесных экосистем таежной зоны. Прежде всего, следствием сильных антропогенных нарушений, приводящих к гибели всего древостоя или существенной его части, является упрощение пространственной структуры формирующегося нового древостоя (и, соответственно, всех остальных ярусов леса). На наиболее нарушенных хозяйственным воздействием участках (прежде всего, заброшенных сельскохозяйственных угодьях) формируются наиболее простые по структуре леса с выровненным древесным пологом мелколиственных видов деревьев. Любые сохранившиеся при нарушении фрагменты древостоя (куртины подроста, тонкомерные деревья при сплошных рубках, пожарные рефугиумы на гарях) приводят к некоторому усложнению структуры и состава формирующегося леса. Выравненность и относительная одно-возрастность древостоя часто сохраняется и в первом поколении «коренных» древесных пород, поселившемся под пологом пионерных мелколиственных. Интенсивные выборочные или условно-сплошные рубки, при которых выбираются все крупномерные деревья, а сохраняется в основном подрост, также приводят к формированию упрощенной пространственной структуры древостоя.

Упрощенная и однообразная структура древостоя во вторичных лесах приводит к существенным изменениям и других ярусов леса. Исчезают многие виды микроместообитаний под пологом леса - валеж (по крайней мере, крупный), бугры и западины, образующиеся при вываливании деревьев с корневыми системами; упрощается мозаика окон и световых пятен под пологом леса. В результате этого разнообразие экологических условий под пологом леса резко падает, что приводит к обеднению флористического состава, постепенному исчезновению отдельных видов растений. При этом можно утверждать, что исчезновение, по крайней мере, некоторых видов связано не столько с резким изменением экологических условий в первые годы после сильного нарушения, сколько с упрощением мозаики местообитаний уже после формирования сомкнутого вторичного древостоя (Ярошенко и др., 1998). Точно так же восстановление исходной структуры травяно-кус-тарничкового покрова происходит с существенной задержкой по сравнению


с восстановлением исходной структуры древесного яруса. Это позволяет ут-верждать, что многие леса, в которых уже произошло восстановление «коренной» структуры древостоя после сильных антропогенных нарушений, по характеру других компонентов леса (например, травяно-кустарничкового покрова) могут быть аналогичны типичным вторичным лесам. Вторичные леса, особенно одновозрастные монодоминантные насаждения, в которых деревья господствующего поколения достигли предельного биологического возраста, значительно более подвержены пандемическим вспышкам размножения патогенных микроорганизмов и энтомовредителей и распростра-нению пожаров, чем естественные леса с гетерогенной структурой.

Несмотря на то, что каждый участок леса подвергался или подвергается определенным видам прямого или косвенного антропогенного воздействия, интенсивность этого влияния и его воздействия на лесные экосистемы различны. Некоторые виды хозяйственной деятельности человека (такие, как охота, рыболовство, сбор дикорастущих растений) существовали и были достаточно широко распространены в лесном поясе с начала голоцена. Таким образом, эти виды деятельности, а также неизбежно связанные с ними лес-ные пожары, являются скорее не антропогенными нарушениями, а антропогенными факторами формирования современного лесного покрова. Таким образом, любые критерии выделения минимально нарушенных (или «не на-рушенных») хозяйственной деятельностью человека лесов и лесных территорий подразумевают наличие некоторого фонового уровня антропогенного воздействия, который признается незначимым в рамках данных критериев. Такой фоновый уровень антропогенного воздействия может определять-ся явно (например, путем задания перечня видов воздействий, которые признаются незначимыми) или не явно (путем игнорирования тех видов воздействий, которые не могут быть обнаружены используемыми методами).

Однозначной терминологии для лесных территорий, в минимальной степени нарушенных хозяйственной деятельностью человека, не существует, хотя подходы к классификации природных территорий по степени нарушенное™ человеком начали разрабатываться более двух столетий назад. В Рос-сии первая классификация лесов по степени нарушенное™ была предложена А.Е. Теплоуховым (1848) и включала такие категории, как первобытные, порубленные, вторичные и искусственные леса. Предложенная Б.П. Колес-никовым (1974) схема генетической классификации лесных массивов по степени их преобразования антропогенными воздействиями во многом схожа с классификацией Теплоухова. Согласно этой классификации массивы таежных лесов подlазделяются на девственные, первобытные и современные, разделяющиеся дальше на природные и антропогенные леса. Термины «первобытные», «девственные», «коренные» леса применялись многими ис-следователями, в основном как качественное значение, для отличия малоиз-мененных человеком лесов от вторичных или нарушенных интенсивной хозяйственной деятельностью или природными катастрофическими фактора-ми (Сочава, 1930, Толмачев, 1954). В настоящее время в литературе исполь-зуется большое число терминов, близких к понятию «ненарушенные» или «малонарушенные» леса: неосвоенные леса (Bryant et al, 1997), старовозра-стные леса (Aksenov et al, 1999), природные леса, первоначальные леса и др. (Манько, 1984, Девственные леса..., 2000). К сожалению, до настоящего вре-мени большая часть терминов используется авторами в различном значе-


нии, хотя можно выделить основные критерии, применяющиеся для определения минимально нарушенных лесов:

• длительное время существования лесной экосистемы без влияния ин-тенсивной хозяйственной деятельности человека (низко интенсивные хозяй-ственные воздействия, не ведущие к существенному преобразованию струк-туры и изменению динамики природных экосистем, или определяющими эту динамику в течение сотен лет, не учитываются);

• соответствие существующих биоценозов зональным типам с учетом ус-ловий местообитания;

• полночленная возрастная структура популяций основных древесных эдификаторов и наличие механизмов устойчивого самоподдержания лесной экосистемы;

• полночленность флористического состава лесных биоценозов и отсут-ствие адвентивной флоры.

В целом при определении наименее нарушенных лесных территорий наилучшим критерием признается близость существующих лесных сооб-ществ по составу и структуре к потенциально возможным климаксным. Од-нако недостатком такого критерия является отсутствие или недостаточная представленность в настоящее время эталонных климаксных лесных экоси-стем, а также необходимость проведения детальных обследований значи-тельных по размеру территорий. Поэтому в практической работе большин-ство исследователей ограничивается отдельными критериями: например, возрастом древостоя при выделении старовозрастных лесов или наличием определенных индикаторных видов при выделении лесов, важных с точки зрения сохранения биологического разнообразия.

Для лесных массивов, минимально нарушенных хозяйственной деятель-ностью человека, целесообразно использовать термин «малонарушенные лесные территории», под которым понимается единая территория лесного массива, не имеющая внутри поселений, действующих элементов хозяйст-венной инфраструктуры, и образованная природными экосистемами, не за-тронутыми интенсивной хозяйственной деятельностью, площадь которой достаточна для устойчивого существования всех компонентов экосистемы, включая популяции крупных хищников, обычно требующих наибольшую площадь для выживания (Ярошенко и др., 2001). Представляется невозмож-ным указать минимальную площадь лесной территории, при которой все ее природные компоненты будут сохраняться бесконечно долго в естественном состоянии. Для сохранения различных компонентов дикой природы в устойчивом состоянии нужны разные площади, изменяющиеся, кроме того, в за-висимости от местных условий. Можно лишь указать примерные значения площадей, необходимых для сохранения тех или иных компонентов или при-родных свойств таежных ландшафтов. Безусловным является лишь то, что чем больше по размеру сохраняемая природная территория, тем большее количество ее компонентов может сохраняться бесконечно долго в естест-венном состоянии.

Основываясь на существующих оценках минимально необходимой пло-щади территории для существования популяций крупных животных (Rudis, Tansey, 1995, Соколов и др., 1997), можно предложить следующие минималь-ные размеры малонарушенной лесной территории: минимальная площадь -50 тысяч гектаров, минимальный линейный размер (ширина, то есть диа-


метр вписанной окружности) - 10 км. В пределах территорий данного размера могут устойчиво поддерживаться:

• динамика мелкомасштабных (вываливание или гибель отдельных деревьев) и крупномасштабных (пожары, массовые ветровалы, усыхание насаждений в результате воздействия насекомых-фитофагов или экстремальных погодных условий) случайных нарушений;

• самодостаточные популяции особо чувствительных к антропогенному воздействию видов животных и растений;

• эталонные, не затронутые хозяйственной деятельностью водосборные бассейны ручьев, болот и малых рек;

• типичные для конкретных ландшафтов наборы и пространственные сочетания экосистем и типов местообитаний;

• редкие и уникальные экосистемы, уничтоженные или быстро исчезающие в условиях сильно фрагментированных и подверженных сильному антропогенному воздействию ландшафтов.

Кроме того, в подавляющем большинстве случаев такая площадь и такие линейные размеры обеспечивают минимальные краевые эффекты (распад примыкающих к вырубленным пространствам стен леса, размножение насекомых-вредителей на порубочных остатках и брошенной древесине на примыкающих к лесу лесосеках, изменение гидрологического режима вследствие осушения прилегающих болот или заболачивания прилегающих вырубок, интенсивного воздействия браконьеров, охотников и рыболовов, частого возникновения пожаров и т.д.).

Особая ценность крупных природных территорий для сохранения всех уровней биологического разнообразия (рис. 2.29) признается многими исследователями (McCloskey, Spalding, 1989; Bryant et al, 1997; Noss, 1999; Яро-шенко, 1999 и др.). В частности, именно крупные природные массивы необходимы для сохранения устойчивых популяций крупных животных, особенно чувствительных к антропогенному воздействию или изменению мест обитания, эталонных водных и болотных объектов, естественной динамики лесных экосистем и т.д.

Крупные массивы неосвоенных природных лесных сообществ могут служить эталонами зонального таксономического и структурного разнообразия, восстановление и поддержание которого - основная задача экологически ответственного лесного хозяйства. Кроме того, центральные части крупных природных массивов оказываются наиболее защищенными от «краевых эффектов» - изменения природных экосистем под влиянием сильно измененных хозяйственной деятельностью человека прилегающих территорий. Типичными примерами таких краевых эффектов являются биологическое загрязнение (например, проникновение в естественные экосистемы чужеродных видов растений с прилегающих дорог, вырубок и т.д., способное привести к изменениям в составе и динамике экосистем), изменение водного режима под влиянием прилегающих осушительных систем или заболачивающихся вырубок или распад стен леса, прилегающих к вырубкам. Не менее важно также то, что центральные части крупных природных массивов реже всего посещаются людьми, и в результате меньше всего подвергаются воздействию браконьерства или возникающих по вине людей пожаров.

Необходимо также отметить, что охрана крупных таежных территорий требует существенно меньших материальных затрат, чем охрана многочис-


Рис. 2.29. Минимальные размеры площадей природных территорий, необходимых для сохранения биологического разнообразия на разных уровнях

ленных малых по площади фрагментов, расположенных в пределах сильно преобразованной хозяйственной деятельностью территории. Опыт работы лесхозов, заповедников и национальных парков показывает, что в условиях фрагментированной и населенной территории с развитой дорожной сетью эффективная охрана лесов возможна при численности работников не менее чем в 10-20 человек на каждые 10 тысяч гектаров охраняемой площади. С другой стороны, опыт заповедников таежной зоны показывает, что для охраны единых, не имеющих внутри развитой дорожной сети природных территорий, обычно достаточно не более 7-10 человек лесной охраны на территорию площадью несколько десятков, а иногда и сотен тысяч гектаров.

Малонарушенные лесные территории Европейской России - уникальные природные объекты, представляющие собой значительную ценность с точки зрения охраны природы. Только в их пределах может быть гарантировано сохранение многих элементов естественного лесного покрова умеренной зоны Евразии - например, популяций крупных и особо чувствительных к воздействию человека животных, эталонных бассейнов малых и средних рек, болот и озер, путей миграций многих видов, равновесной динамики случайных нарушений. Только крупные таежные территории обеспечивают охрану природных экосистем от неблагоприятных «краевых эффектов», связанных с воздействием прилегающих территорий, преобразованных хозяйственной деятельностью человека.

Необходимость охраны и экологически ответственного использования таких территорий подчеркивается федеральным законом Российской Федерации «Об охране окружающей среды»:

«В первоочередном порядке охране подлежат естественные экологические системы, природные ландшафты и природные комплексы, не подвергшиеся антропогенному воздействию» (статья 4, пункт 2). Выявленные мало-нарушенные лесные территории, могут и, видимо, должны стать частью экологического каркаса России как способные к длительному устойчивому самоподдержанию эталонные участки дикой природы.


Традиционное лесное хозяйство чаще всего приводит к снижению структурного, таксономического и генетического (в популяциях деревьев) разнообразия (Смирнова, 1998). В наибольшей степени это относится к основным видам рубок, практикуемых в лесном хозяйстве. Создание лесных монокультур на обширных территориях уже привело к снижению биоразнообразия, возрастанию риска повреждения культур в результате вспышек размножения патогенных микроорганизмов и энтомовредителей, уменьшению почвенного плодородия, снижению почвозащитных и водоохранных функций. Еще большее влияние на современную структуру лесного покрова играют лесные пожары, частота которых по вине человека во много раз превосходит природный уровень.

Сохранение отдельных видов в их естественной среде обитания возможно как при ведении экологически ответственного хозяйства, так и в условиях заповедания определенных участков территории. Наиболее эффективное сохранение биологического разнообразия может быть достигнуто при разумном зонировании конкретного региона, с выделением различных по режимам охраны и использования природных ресурсов зон - от заповедных (целевая функция которых сохранение жизнеспособных эталонов дикой природы) до интенсивно используемых (целевая функция которых обеспечение экономического развития региона). Без сомнения, окончательное решение по охране и ведению хозяйственной деятельности в пределах выделенных малона-рушенных лесных территорий должно приниматься с учетом комплекса экологических, экономических и социальных факторов. Многие отрицательные последствия фрагментации естественного таежного покрова и массовой смены коренных лесов производными не могут быть оценены при современном уровне знаний, в связи с чем, сохранение крупных естественных территорий является мерой разумной предосторожности. Кроме того, большинство этих территорий расположено в удаленных и неудобных для эксплуатации районах, а площадь и их лесные ресурсы не настолько велики, чтобы их исключение из эксплуатации (полное или частичное) могло бы оказать существенное воздействие на общие объемы заготовок древесины.



 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 183; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.015 с.)