Поздневюрмская регрессия Мирового океана и ее основные последствия 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Поздневюрмская регрессия Мирового океана и ее основные последствия



Поздневюрмская регрессия Мирового океана явилась причиной целого ряда последствий.

1. В процессе поздневюрмской трансгрессии изменялось соотношение площадей материков и морских акваторий: первые увеличивались, вторые сокращались. Соответственно этому на длительное время северо-восток Евразии соединялся за счет осушения шельфа с северо-западом Северной


Америки (см.: Берингия в кайнозое, 1976); береговая линия севера Евразии на значительной части отступала на сотни километров к северу; множество островов Восточной и Юго-Восточной Азии и северо-запада Европы становились на то или иное время продолжением соответствующих континентов. Возникала сухопутная связь между Европой и Африкой, между Балканским полуостровом и Малой Азией. Водо- и теплообмен между Северной Атлантикой и Северным Ледовитым океаном существенно ослабевали, а между Северным Ледовитым океаном и Северной Пацификой на длительное время полностью прекращались. Континентализация климата сочеталась с существенной перестройкой системы океанских течений и атмосферной циркуляции, с большей контрастностью глобального климата. Площадь акватории Северного Ледовитого океана уменьшалась, а изоляция его от Мирового океана увеличивалась. Осушение громадных площадей материковых шельфов в пределах Северного Ледовитого океана и северо-запада Европы и нарастающее выхолаживание и ледовитость в центральной части и в североамериканско-азиатском секторе имело огромное значение для климатической обстановки в высоких широтах северного полушария (Полякова, 2000).

По предположению Дж. Эндрюса (1982) мощное выхолаживание центрально-восточной части Северного Ледовитого океана сопровождалось потеплением акваторий Северной Атлантики. Активизация испарений с акваторий Северней Атлантики могла стимулировать рост горных и горно-долинных ледников (в Скандинавии, Исландии и Шотландии, на ряде островов Канадской Арктики), одновременно усиливалась геоморфологическая работа сезонного снежного и ледового покровов, снежных лавин и селей, оползней, наледей, мерзлоты и т.д.; все это суммировалось с последствиями углубления эрозионного вреза.

Прекращение массо- и теплообмена между СЛО и Северной Пацификой обусловливало отепление последней, на что обратил внимание еще А.Я. Тугаринов (1929), учитывал А.И. Толмачев (1955) и подтверждено новейшими данными (Feng et al, 1999). Последствие - продвижение на север (в наиболее холодную фазу плейстоцена по представлениям гляциалистов: Величко, 1973 и др.) многих видов растений и животных (Черский, 1891; Гётчинсон, 1899; Верховская, 1986; Кузьмина, 1985; Назаркин, 1992; Kuznetsova et al, 2000, 2001) на крайнем северо-востоке Евразии. Помимо отепления северной части Тихого океана (Геологическое.., 1968), этому способствовало осушение значительных площадей шельфа от района Северной Земли, где в это время - с 24 до 11 тыс. л.н. - обитали мамонты (Макеев и др., 1979), на восток до Канадского Арктического архипелага.

Сдвиг на север на сотни километров арктических побережий и отепление Северной Пацифики сопровождались континентализацией климата в зимний период и усилением летних муссонов, что специально подчеркивалось А.И. Толмачевым (1955), поскольку имело важные биологические последствия и подтверждено новейшими исследованиями (Feng et al., 1999). Для многих видов это было благоприятно: более теплые и влажные условия летней вегетации сочетались с наличием доступных для крупных фитофагов зимних пастбищ, что отмечал еще А.Я. Тугаринов (1929).

Данные о поведении горных ледников в Альпах, начиная с 1880 г. (The Swiss Glaciers, 1993/1994, 1994/1995), показывают, что даже за столь малый


промежуток времени и на столь ограниченной площади горные альпийские ледники вели себя асинхронно. За сотни тысяч лет на фоне неоднократно менявшегося базиса эрозии возрастали и масштабы геоморфологических последствий развития горных ледников и общая площадь их проявлений, интегрированные результаты которых могут интерпретироваться неадекватно действительным событиям.

В позднем вюрме прабалтийский бассейн имел субарктический гидрорежим с достаточно длительным сезонным ледовым покровом, а при максимуме похолодания, вероятно, и с айсбергами. При наличии более мощных, чем в настоящее время, горных и горно-долинных ледников в Скандинавии, здесь, особенно в летнее время, должны были господствовать постоянные и сильные ветры. Такие ветры, дувшие над пра-Балтикой в течение тысячелетий и ежегодно отгонявшие на юг и юг-юго-восток припайные льды, и обусловили формирование вдоль южного и юго-восточного побережья псевдоморены, включающие эрратический материал, в том числе и очень крупных размеров (см. Линдберг, 1955; Пидопличко, 1956). В узкой прибрежной полосе, местоположение которой вокруг этого пульсирующего водоема не было постоянным, при наибольших похолоданиях формировались тундропо-добные ландшафты и, вероятно, появлялась «вечная» мерзлота (Афанасьев и др., 1978)

2. Другое крупномасштабное последствие поздневюрмской регрессии -врез всех существовавших гидросистем, соответствующий понижению базиса эрозии. Перечислим основные следствия углубления эрозионного вреза наземных гидросистем в этот период до -130 м.

2.1. На значительных территориях равнин Центральной и Восточной Европы и Западной Сибири целый ряд водоразделов между бассейнами рек северного континентального склона (т.е. рек, впадающих в Балтику и в моря Северного Ледовитого океана) и бассейнами рек, впадающих в водоемы депрессии, протянувшейся от Средиземного моря до Арала и Балхаша, расположены ниже современной абсолютной высоты +130 м. Поэтому верхне-вюрмского эрозионного вреза в сочетании с последующим восстановлением современного уровня Мирового океана и, уж тем более, с трансгрессией достаточно, чтобы на соответствующих участках водоразделов северные воды по долинам прорыва в течение какого-то времени могли скатываться на юг. Подобные эпизоды в позднем кайнозое происходили скорее всего неоднократно, начиная с акчагыльской трансгрессии Каспия, которую иногда связывают с проникновением вод Северного Ледовитого океана в бассейн рек Волги и Камы (около 3,3 млн. л. н., Яхимович, 1962).

2.2. Эпизодически сток северных вод на юг по долинам прорыва мог происходить из подпруженных водоемов типа пра-Балтики на определенных этапах их развития.

На разных этапах трансгрессивной фазы на месте современной Балтики, равнинной части бассейна реки Печоры, в Западной Сибири возникали громадные по площади водоемы. Временами первый из них через котловину Белого моря, а два других непосредственно, становились заливами Северного Ледовитого океана, в большей или меньшей степени простиравшимися на юг. Их биогеографическая роль была совершенно аналогична роли современного Гудзонова залива в Северной Америке, где на 51° с.ш. (южнее широты Москвы) граничат или даже частично перекрываются ареалы, с одной


стороны, белого медведя, северного оленя, песца, гудзонского копытного лемминга, а с другой, - древесного дикобраза, пяти видов летучих мышей, звездорылого крота и многих других видов млекопитающих, птиц и даже некоторых видов амфибий и рептилий, которых при всем желании никак не назовешь арктическими. Соответственно и вдоль побережий указанных водоемов от Средней и Восточной Европы до Западной Сибири далеко на юг проникали как лемминги (до среднего течения Днепра и северо-западных предгорий Алтая), так и более крупные животные, ареалы которых сегодня расположены севернее (песец, росомаха, овцебык и т.д). При стоке северных вод через долины прорыва на юг, каналом проникновения в том же направлении различных представителей северных флоры и фауны становились речные долины. В условиях с резко выраженным сезонным климатом при ежегодных весенних паводках далеко на юг речным льдом (в первую очередь всплывшим припаем и наледями) транспортировался песок, галька и валуны, включая материал, чужеродный для районов его окончательного отложения. Именно таким образом эрратические валуны могли достигать района Киева, а мелкая эрратическая галька - среднего течения Дона, а их донорами были на разных этапах Карпаты, Северный Кавказ, Урал.

2.3.Для ряда видов животных глубоковрезанные речные долины помогали гораздо шире расселяться географически, причем не только проникатьдалеко в глубь равнинных территорий (например, баранам рода Ovis; см.Гептнер, 1961; Калякин, 2001), но и стать широко распространенными равнинными формами, лишь сохранившими ряд реликтовых исходно «горных»черт: тем же баранам в ряде районов Туркмении (Гептнер, 1961), степномусурку (Marmota bobac) (Румянцев и др., 1996), малой пищухе (Ochotona pusil-la) и др.

Именно поэтому ландшафты вюрмских степей и лесостепей, представлявшие собой вместе с населявшими их флорой и фауной экосистемы пастбищного типа, и широко распространенные по плакорам северных материков, были благоприятны для совместного обитания как степных и горностепных видов растений и животных, так и для видов, в настоящее время населяющих тундру и разреженную северную тайгу, а по широченным речным долинам - лесных, луговых, околоводных и гидрофильных видов. Необходимо также учитывать, что часть животных (северный олень, овцебык, песец, лемминги и др.) в условиях преимущественно открытых и полуоткрытых ландшафтов имели благоприятные возможности для протяженных сезонных миграций, характерных для наиболее крупных растительноядных представителей мамонтовой фауны (мамонта, лошадей, куланов, бизонов, сайги), а также для гораздо более далеких расселений при регулярных вспышках численности (что характерно для леммингов и песцов).

Расширение ареалов ряда видов (более северных в настоящее время) в вюрме на юг, а горных - на более низкие гипсометрические уровни, было именно интрозональным и происходило по речным долинам.

2.4.Параллельно развитию регрессии и углублению эрозионного врезавозрастала интенсивность седиментационных процессов, о чем уже сказановыше. На северо-западе Атлантики это обычно связывается с деятельностью Лаврентийского ледникового щита (совершенно непонятным при егосуществовании остается наличие на Ньюфаундленде и других островах залива Святого Лаврентия целого набора хвойных).


Особо подчеркнем, что «смешанные» фауна и флора - отнюдь не синонимы «арктических», «экстремальных», «перигляциальных» и т.д. фауны и флоры. Ранние формы леммингов в нижнем плейстоцене сообитали с летучими мышами, дикобразом и др. видами. В верхнем плейстоцене лемминги обитали совместно с выхухолью, сонями, летучими мышами, лесными полевками и мышами, дикой курицей и многими другими, отнюдь не арктическими видами (Пидопличко, 1954; Шалин, 1972; Калиновский, 1983; Мотузко, 1985; Алексеева, 1989 и др.). Проникновению далеко на юг таких приарктических видов, как бургомистр и морянка, могло способствовать существенное расширение на юг акватории пра-Балтики (Калякин, 2001), о субарктическом режиме которой свидетельствуют остатки белого медведя в Дании (Каталог..., 1981). Возрастание нарушений термогалинной циркуляции вод СЛО в позднем вюрме (Полякова, 2000) в районах активного взаимодействия моря и речных стоков способствовало (на определенных фазах колебаний уровня океана) возникновению подпрудных водоемов не только в северных районах Европы, но и в Западной Сибири. Уменьшенные «модели» подобных водоемов по эстуарным зонам рек и сегодня широко распространены на Новой Земле и в других северных районах.

2.5. Поздневюрмский эрозионный врез существенно менял соотношениеплощадей плакоров и гидросети в пользу последней. Это не означает, чтоплощадь плакоров катастрофически сокращалась, она все равно оставаласьпреобладающей. Но мозаичность ландшафтов и расчлененность рельефаныне равнинных территорий безусловно существенно возрастали, приобретая местами полугорный характер, что способствовало расширению ареалов исходно горных видов животных - европейского сурка (Marmota marmo-tä), байбака, малой пищухи, серны (Rupicapra rupicapra), горного козла(Capra ibex), муфлона (Ovis musimon), красного волка (Сиоп alpinus), клушицы (Pyrrhocorax pyrrhocorax), альпийской галки (P. graculus), горной трясогузки (Motacilla cinereus), белозобого дрозда (Turdus turkuatus) и многих других, - а также растений (Второв, Дроздов, 2001).

Совершенно некорректно со стороны приверженцев ледниковой гипотезы использование некоторых видов в качестве индикаторов «арктических», «перигляциальных» и прочих «экстремальных» природно-климатических условий. Помимо уже сказанного ранее по этому вопросу, отметим, что такие вымершие виды мамонтового фаунистического комплекса, как шерстистый носорог и, особенно, сам мамонт, имели громадные ареалы, а, соответственно, и широчайшую экологическую амплитуду. И в настоящее время достаточно видов, имеющих пан- или субголарктическое или палеарктическое распространение: обыкновенная, средняя и малая бурозубки, кутора, волк, лисица, бурый медведь, горностай, ласка, барсук, выдра, рысь, лось, северный олень, обыкновенная белка, речной бобр (ареал которого существенно сократился в историческое время), красная, красно-серая, обыкновенная и темная полевки. Более того, заяц-русак (Lepus europaeus) распространен от Северной Африки почти до полярного крута в Скандинавии, а заяц-толай (Lepus сареп-sis) - от Южной Африки до Забайкалья и Манчжурии (Corbet, 1978; Павлинов и др., 1995а,б; Distribution..., 1997).

2.6. Расширение гидросистем и углубление речных долин для многих видов оказалось компенсацией континентализации климата. Речные поймыстановились для них рефугиумами. Именно поэтому уже в раннем голоценена юго-западе Скандинавии появляются смешанные дубовые леса (Хольте-даль, 1958), хотя скорость распространения дуба исключительно низка (Уд-ра, 1988; Коротков, 1992; Кожаринов, 1994), а Скандинавия, особенно ееюго-западная часть, изолирована от Западной и Центральной Европы.


На трансгрессивной стадии последних примерно 20 тыс. лет события развивались вспять: площадь материков сокращалась, климат на значительных территориях становился относительно мягче и менее контрастным. Однако на севере Берингии, фрагменты которой сохранились в виде ряда арктических островов и архипелагов, континентальный климат позднего вюр-ма с отеплявшим воздействием летних муссонов сменился океанически-арктическим, включая прибрежную полосу современной Евразии. Преобладающими в развитии рельефа на огромных территориях становились процессы аккумуляции. Биогеографические последствия этих изменений происходили отнюдь не столь стремительно, как это представлялось еще совсем недавно (Мартин, Мерингер, 1969; Quartemary..., 1984; Вартанян и др., 1992, 2001; Хиббард и др., 1969; Калякин, 1997, 2001, 2002а,б и др., Kuznetsovaet al, 2001; Калякин, Турубанова, 2001, 2002, Турубанова, 1999, 2002).





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 154; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.117.125 (0.008 с.)