Антидокетические изменения текста



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Антидокетические изменения текста



 

Споры по поводу докетической христологии оказали влияние на переписчиков, которые копировали книги, со временем вошедшие в Новый Завет. В качестве примера я рассмотрю четыре текстовых разночтения в последних главах Евангелия от Луки: как мы знаем, оно было единственным, которое Маркион включил в состав канонических писаний[114].

Сначала обратимся к отрывку, который мы уже изучали в главе 5 — рассказу о «кровавом поте» Иисуса. Как мы видели, стихов, о которых идет речь, скорее всего не было в оригинале Евангелия от Луки. Вспомним, что в отрывке описаны события, произошедшие непосредственно перед взятием Иисуса под стражу, когда он оставляет учеников, чтобы помолиться, и просит пронести мимо него чашу страданий, но вместе с тем говорит, что на все воля Божья. Затем в некоторых манускриптах идут стихи, представляющие собой предмет спора: «Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (стихи 43–44).

В пятой главе я утверждал, что стихи 43–44 нарушают структуру этого отрывка Евангелия от Луки, которая без них представляет собой хиазм, приковывающий внимание к молитве Иисуса об исполнении воли Божьей. Кроме того, я указал, что эти стихи содержат богословские идеи, разительно отличающиеся от остальных, изложенных Лукой в рассказе о Страстях Господних. Повсюду в тексте Иисус спокоен, он владеет ситуацией. По сути дела, Лука изменил себе, исключив из повествования любые упоминания о муках Иисуса. Следовательно, эти стихи не просто исчезли из важных ранних источников — они идут вразрез с изображением встречающего смерть Иисуса, характерным для других отрывков Евангелия от Луки.

Но зачем же тогда переписчики добавили их? Мы в состоянии ответить на этот вопрос. Примечательно, что на эти стихи трижды ссылаются протоортодоксальные авторы середины — конца II века (Иустин Мученик, Ириней из Галлии, Ипполит Римский), и еще более интригующим выглядит тот факт, что каждый раз эти упоминания делались в стремлении опровергнуть домыслы об Иисусе как ненастоящем человеке. То есть глубокие страдания, которые испытывает Иисус согласно этим строкам, были предъявлены как доказательство его человеческой природы, его способности мучиться, подобно остальным людям. Так, например, раннехристианский апологет Иустин после замечания, что «пока он молился, его пот падал на землю, словно капли крови», утверждает: это доказательство того, «что Отец повелел, чтобы его Сын претерпел такие муки ради нашего спасения», поэтому нам «не следует считать, что он, будучи Сыном Божиим, не чувствовал, что происходит с ним и какие страдания ему причиняют»[115].

Иными словами, Иустин и его протоортодоксальные сторонники понимали, что эти строки служат ярким, наглядным свидетельством тому, что Иисус не просто «казался» человеком: он действительно был человеком во всех смыслах этого слова. Следовательно, вполне вероятно такое объяснение: если, как мы уже видели, эти стихи не входили в оригинал Евангелия от Луки, их добавили с антидокетическими целями, так как они прекрасно изображали истинную человеческую природу Иисуса.

***

Протоортодоксальным христианам было важно подчеркнуть, что Христос был настоящим человеком из плоти и крови, поскольку именно принесение в жертву его плоти и пролитие его крови обеспечило спасение — не видимое, а подлинное. Еще одно разночтение в повествовании Луки о последних часах жизни Иисуса делает акцент на этой подлинности. Оно содержится в тексте о Тайной вечере Иисуса с учениками. В одном из самых ранних греческих манускриптов и в нескольких латинских источниках мы читаем:

И взяв чашу и благодарив, сказал: примите ее и разделите между собою; ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. И взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое. И вот, рука предающего Меня со Мною за столом (Лк 22:17–19).

Но в большинстве манускриптов есть дополнение к тексту, которое прозвучит знакомо для многих читателей Библии, поскольку оно вошло почти во все современные переводы. Иисус говорит «сие есть Тело Мое» и продолжает «которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание», а про чашу после вечери добавляет «сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается».

Это знакомые слова «установления» вечери Господней, в очень похожем виде известные по Первому посланию к Коринфянам (1 Кор 11:23–25). Несмотря на всю их известность, есть веские основания считать, что они не входили в оригинал Евангелия от Луки, а были вставлены в него, чтобы подчеркнуть, что «ломимое» тело Иисуса и пролитая кровь были преданы «за вас» и принесли спасение. Прежде всего, трудно объяснить, зачем переписчикам понадобилось опускать эти стихи, если они входили в оригинал Луки (к тому же здесь нет, к примеру, гомеотелевтона, которым можно было бы объяснить упущение), тем более потому, что именно они поясняют текст и придают ему гладкость. После исключения этих стихов большинству читателей текст представляется несколько усеченным. Возможно, непривычный усеченный вариант (без данных строк) побудил переписчиков добавить эти стихи.

Более того, следует отметить, что стихи не отражают представления самого Луки о смерти Иисуса. Поразительная — и поначалу способная показаться странной — особенность описания смерти Иисуса, сделанного Лукой, заключается в том, что он нигде и никогда не указывает, что сама смерть принесет спасение от грехов. Нигде во всем двухтомном труде Луки (Евангелии и Деяниях) не сказано, что Иисус умер «за вас». В тех двух случаях, когда в источнике, которым пользовался Лука (Евангелии от Марка), указано, что спасение принесла смерть Иисуса (Мк 10:45; 15:39), Лука изменил вид текста (или сократил его). Иначе говоря, Лука придерживался других представлений о том, каким именно образом смерть Иисуса приводит к спасению, нежели Марк (и Павел, и другие раннехристианские авторы).

Взгляды Луки легче понять, если изучить его слова в Книге Деяний, где апостолы произносят речи, чтобы обратить слушателей в веру. Но ни в одной из этих речей апостолы не указывают, что смерть Иисуса служит искуплением грехов (см., например, главы 3, 4, 13). Это не значит, что смерть Иисуса не имеет значения. Она чрезвычайно важна для Луки — но не в качестве искупления. Смерть Иисуса — вот что заставляет людей осознать свою вину перед Богом (так как он умер, несмотря на безвинность). Признав свою вину, люди обращаются к Богу с покаянием, и тогда Он прощает им грехи.

Иначе говоря, смерть Иисуса, с точки зрения Луки, побуждает к покаянию, а уже это покаяние приносит спасение. Но только не в спорных стихах, отсутствующих в некоторых ранних источниках: в них смерть Иисуса изображена как искупление «за вас».

По — видимому, этих стихов не было в оригинальном тексте Евангелия от Луки. Тогда почему же их добавили? В поздних спорах с Маркионом Тертуллиан подчеркивает:

 

Иисус достаточно ясно заявил, что он подразумевает под хлебом, когда назвал этот хлеб своим телом. Подобно этому, упоминая о чаше и заключая новый завет, скрепленный его кровью, он подтверждает подлинность существования своего тела. Ибо кровь не может принадлежать телу, которое не является телом из плоти. Таким образом, из свидетельства плоти следует доказательство тела, а доказательством плоти служит свидетельство крови (Против Маркиона , 4, 40).

 

Похоже, эти стихи были добавлены для того, чтобы подчеркнуть, что Иисус обладал настоящим телом и плотью, которые принес в жертву ради людей. Если этот акцент сделан не самим Лукой, то наверняка протоортодоксальными переписчиками, которые изменили текст Евангелия от Луки, чтобы опровергать положения христологии докетов — например, выдвинутые Маркионом[116].

***

Еще один стих, который выглядит вставленным в Евангелие от Луки протоортодоксальными переписчиками, — Лк 24:12, события которого происходят вскоре после воскресения Иисуса из мертвых. Несколько последовательниц Христа отправились к гробу, обнаружили, что Христа в нем нет, и узнали, что он воскрес. Женщины вернулись, рассказали о случившемся ученикам, но те не поверили их «пустым словам». Далее во многих манускриптах следует отрывок 24:12:

 

Но Петр встав побежал ко гробу, и наклонившись увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему.

 

Есть весьма весомые основания полагать, что этот стих не входил в оригинал Евангелия от Луки. В нем содержится множество стилистических особенностей, которых нет больше нигде у Луки, в том числе большинство значимых слов текста — например, «наклонившись» и «пелены» (ранее для описания погребального одеяния Иисуса используется другое слово). Более того, трудно понять, кому могло понадобиться исключать этот стих, если он с самого начала входил в евангелие (здесь, как и в предыдущем случае, нет гомеотелевтона и т. п., чтобы объяснить им случайное упущение). Как заметили многие читатели, этот стих очень похож на вывод из фрагмента Евангелия от Иоанна (20:3-10), где Петр и «другой ученик» поспешили к гробу и обнаружили, что он пуст. Могло ли случиться так, что кто‑то добавил подобное упоминание в Евангелие от Луки, только в сжатой форме?

Если да, это удивительное дополнение, поскольку оно замечательно подкрепляет протоортодоксальное положение, что Иисус был не просто подобием иллюзии, а имел настоящее материальное тело. Более того, это признано самим старшим апостолом Петром. Таким образом, вместо того чтобы представить рассказ о пустом гробе в виде «пустых слов» не заслуживающих доверия женщин, текст показывает, что случившееся не просто правдоподобно — это чистая правда, подтвержденная не кем иным, как Петром (он не просто заслуживает доверия — он мужчина ). Еще важнее то, что стих подчеркивает физический характер воскресения, так как в гробе осталось материальное доказательство этого воскресения: пелены, в которые было завернуто тело Иисуса. Произошло телесное воскресение настоящего человека. Важность этого момента опять‑таки подчеркивается у Тертуллиана:

 

Итак, если отрицать смерть [Христа] из‑за отрицания у него плоти, значит, нет никакой уверенности в его воскресении. Ибо он не воскресал по той же причине, по которой не умирал, поскольку не имел настоящей плоти, с которой происходит как смерть, так и воскресение. Подобно этому, если отрицается воскресение Христа, значит, уничтожено и наше («Против Маркиона», 3, 8).

 

Христос должен был иметь настоящее тело из плоти, которое могло по — настоящему, физически воскреснуть из мертвых.

¶***

Иисус не только претерпел физические страдания и смерть, а затем — телесное воскресение: с точки зрения протоортодоксов, он также был физически вознесен на небеса. Последнее из разночтений, которое мы рассмотрим, содержится в конце Евангелия от Луки, после описания воскресения, но относится к тому же дню. Иисус в последний раз беседует со своими последователями, а затем начинает отдаляться от них:

 

И когда благословлял их, стал отдаляться от них. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великой радостью (Лк 24:51–52).

 

Но интересно отметить, что в некоторых самых ранних источниках — в том числе в Синайском кодексе, манускрипте александрийского типа — у этого текста есть дополнение[117]. После слов «стал отдаляться от них» в этих манускриптах добавлено «и возноситься на небо». Это существенное дополнение, поскольку оно подчеркивает телесность Иисуса в момент вознесения (в отличие от туманного «стал отдаляться»). В частности, этот вариант занимателен тем, что тот же автор, Лука, в Книге Деяний вновь рассказывает о вознесении Иисуса на небеса, но напрямую указывает, что оно произошло через «сорок дней» после воскресения (Деян 1:1-11).

Именно поэтому трудно поверить, что Лука написал фразу из Лк 24:51, о которой идет речь — поскольку он никак не мог считать, что Иисус вознесся на небеса уже в день воскресения, если в начале второй книги Лука сам указывает, что вознесение произошло через сорок дней. Обратим также внимание на то, что ключевое слово, переведенное как «стал возноситься», больше не встречается нигде в Евангелии от Луки или в Деяниях.

Зачем кому‑то могло понадобиться добавлять к тексту эти слова? Нам известно, что протоортодоксальные христиане стремились подчеркнуть реальный, физический характер отдаления Иисуса от земли: Иисус покинул ее телесно и телесно же вернется, принеся с собой телесное спасение. Этот аргумент они выдвигали в спорах против докетов, считающих все перечисленное только видимостью. Возможно, переписчик, участвовавший в этой полемике, изменил текст, чтобы подкрепить свою точку зрения.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 72; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.008 с.)