Концепция глобальной политической системы Дж. Модельски.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Концепция глобальной политической системы Дж. Модельски.



Дж . Модельский обнаружил циклы в мировой политике продолжительностью от 90 до 122 лет, связанные с периодами глобальных мировых войн и установлением мировой политико-экономической силы.

Дж.Модельски и У.Томпсон в докладе на Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева (Москва, 1992), предложили свою датировку циклов [11]. По их мнению, циклы развития данной страны делятся на два этапа: обучения (подъема) и лидерства (упадка). Каждый из них подразделяется на четыре фазы. Первый этап состоит из таких фаз, как определение основных проблем, требующих решения; создание коалиции союзников; принятие решений на макроуровне; проведение их в жизнь. Второй этап содержит следующие фазы: мировая война; положение великой державы; утрата легитимности (табл. 7.2).

В таблице указаны страны-лидеры. Неудачливыми претендентами были сначала Испания, затем дважды Франция, Германия и СССР. Как видно из таблицы, авторы считают, что фаза системных войн начнется в 2030 г., причем основным соперником США скорее всего будет Китай или Индия.

 

ДЖОРДЖ МОДЕЛЬСКИ.
ЭВОЛЮЦИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ.
Джордж Модельски – почетный профессор Университета Вашингтона, Сиэтл, США, автор ряда исследований в области истории и теории мировой политики. Настоящая статья суммирует результаты его многолетней работы по изучению длинных циклов и эволюции глобальной политики, намечает дальнейшие перспективы изучения пространственно-временных измерений мирового политического процесса.

 

Объяснение структурных перемен в мировой политике, фокусируя внимание на успехах глобального лидерства, должно ставить планку выше и объяснять не только причины прихода к власти и упадка отдельных государств, но также и то, что к этому добавляет общая картина. Структурный анализ мировой политики должен описывать, следовательно, основной процесс, принципиальным механизмом которого в последние столетия был взлет и упадок мировых держав, который, кроме того, включен в более широкомасштабное движение: эволюцию глобальной политики.

Наша работа предполагает, что наследование мирового лидерства – это переходный этап эволюционного процесса, который прошел несколько циклов глобального лидерства, и, вероятно, следующей важной фазой которого будет постепенное поглощение неформальной роли глобального лидера демократического сообщества широкой сетью более формальных позиций с глобальными обязательствами.

 

Исходным пунктом в этой статье является признание в глобальной политике в последние 500 лет роли лидерства, наследуемого нациями-государствами. В то время как точные характеристики этого феномена остаются дискуссионными, основополагающий факт наличия серии держав-лидеров – уже мало кто оспаривает.

 

В соответствии с нашим подходом, длинный цикл глобальной политики означает подъем или упадок одной мировой державы. Державами, которые прошли отбор на роль глобального лидера, были Португалия, Голландская республика, Британия и США, а челленджерами соответственно – Испания, Франция и Германия. Челленджеры, обозначенные в Таблице 1, - это лидеры проигравшей в последующей борьбе за мировое лидерство коалиции; Испания, конкурент Португалии, возглавляет оппозицию в фазе «макрорешения», начавшейся после 1580 года.

 

Португалия достигла фазы глобального лидерства к 1516 году, в продолжение процесса, начавшегося примерно в 1430 году, основные переломные моменты которого могут быть датированы 1460 и 1494 годами. В то время как Португалия выступает, по такой оценке, в роли мировой державы, Испания расценивается как набирающий силу глобальный челленджер следующего этапа, который будет особенно активен в очередном цикле (как показано в следующем ряду).


Британия прошла два длинных цикла, и ничто не позволяет нам утверждать, один или два срока в качестве мировой державы нормальны для глобального лидерства.

С пришествием США мы наблюдаем отдаление от Западной Европы. Поэтому в таблице более ранний блок назван Западноевропейской эрой глобальной политики, в отличие от «постзападноевропейской» эры, которая, как показано, началась в 1850 году и всерьез заявила о себе после 1945 года. Термин «постзападноевропейский» является предварительным и имеет целью подчеркнуть значимость перехода в направлении глобально-ориентированной платформы, но он оставляет открытой возможность выбора более точного обозначения в будущем.

 

Таким образом, теория предполагает, что:

1. Нация-государство становится глобальным лидером:

А. успешно пройдя четырехэтапный процесс отбора или «развития», состоящий из Постановки проблем, Создания коалиций, Макрорешения и Исполнения; и

Б. приобретя или проявив характеристики, необходимые для прохождения отбора на роль лидера, а именно политико-стратегическую организацию для обеспечения глобального влияния, передовую экономику, открытое общество, а также ответственность по отношению к глобальным проблемам.

2. Челленджеры не становятся лидерами, потому что они:

А. не могут пройти процесс отбора и проигрывают, в частности, в фазе Макрорешения; или потому что у них

Б. недостаточно характеристик, перечисленных в пункте 1Б, для этой роли.

 

Наконец отметим, что теория также позволяет нам дифференцировать среди победителей и побежденных в борьбе за глобальное лидерство прошедшего полтысячелетия. Те, что пришли в упадок и не смогли вторично стать лидерами, провалили свою вторую попытку по причинам, установленным в пропозициях (1) и (2), из-за несоблюдения инструкций и пренебрежения сбором необходимых ингредиентов. Другими словами, мы не должны разделять теории подъема и упадка, так как корректное объяснение подъема подразумевает, включает понимание упадка. Проблема продолжительности глобального лидерства идентична проблеме очередного отбора.

Каковы участниками структурной глобальной политики? В политической сфере, основными участниками являются державы и их руководители, включая мировую державу-лидера и ее актуальных и потенциальных челленджеров и, для некоторых целей, их силы глобального влияния; а также глобальные организации (если они существуют, например, ООН). На стыке политики и других глобальных процессов действуют национальные, региональные и глобальные коалиции и партии, которые оказывают влияние на мировые события; агенты глобального экономического порядка, такие как мировые банки и глобальные корпорации; и механизмы выражения мирового мнения, такие как медиа-структуры или эпистемические сообщества.

В упрощенном варианте, и для более ранних случаев, мы не слишком ошибемся, если сконцентрируем внимание на стратегиях акторов, наиболее тесно связанных с властвующей мировой державой: ее лидеры, политико-стратегические силы, коалиции, которыми они управляют, их экономические агенты и лидеры общественного мнения. Далее, важно увеличить спектр стратегий и включить всемирные организации.

За этим следует сплочение коалиции вокруг выделившихся лидеров и обязательно незаурядных альтернатив, иногда основанных на жертвовании собственными интересами. Вероятно, после этого коалиции занимают боевые позиции в продолжительном конфликте, но только одна из этих коалиций пройдет процесс коллективного отбора. Когда решение, наконец, принято, остается выполнить его. Все претенденты на глобальное лидерство участвуют в этом процессе, но особенно их активность проявляется в фазе макрорешения. Они активизируются и ведут свои коалиции так, что через глобальное испытание силы (в прошлом, глобальную войну) утверждают направление стратегии, которую они будут пытаться осуществить во время фазы Исполнения.

Создание коалиций – это очевидная сторона деконцентрации, которая происходит и в наши дни. Со временем высокий уровень концентрации сил и доминирующая позиция мировой державы, характерные для глобальной политической системы в конце прошлой глобальной войны, сократились; глобальная концентрация уступила место многополярности и мощь различных сил, особенно челленджеров, возрастает. Угасающее превосходство мировой державы уступает место состоянию низкой глобальной концентрации сил, которое благоприятствует гибкости альянсов и переустройству союзных систем.

Классический пример формирования новых союзнических систем – Европейские и глобальные перегруппировки после 1873 года. Эта фаза началась с образования Бисмарком в 1879 году Тройственного союза Германии, Австро-Венгрии и Италии, в ответ на который в период между 1890 и 1907 годами Францией, Россией и Британией был образован союз, называвшийся Антанта. В то же время после 1900 года, во время Испано-Американской войны, появились, хотя и достаточно неформальные, англо-американские «особые отношения». Это были связи, основанные на внимании к набирающей силу Германии и к грядущим переменам в глобальном лидерстве, но они также отражали различные подходы к глобальным проблемам.

Макрорешение – кульминация создания коалиций. Рассуждая аналитически, к этой фазе следовало бы относиться как к этапу, когда акторы глобальной политической системы, организованные по крайней мере в две главные коалиции, выбирают между противостоящими повестками дня, решая, какой должна быть структура лидерства на следующий «срок». В прошедшие несколько циклов это означало период глобального противостояния длиной в поколение, в завершение которого появлялся новый глобальный лидер. Однако нет причин полагать, что в будущем этот процесс не изменит формы, т.к. новые процедуры (которые еще должны быть изобретены) будут разрабатываться с целью прохождения фазы Макрорешения без широкомасштабного насилия; такие новые формы сменят совершенно примитивный метод глобальной войны с потенциально катастрофическими последствиями. Есть основания верить, что в демократическом обществе такие механизмы могут быть действительно выработаны.

Хорошим примером «Макрорешения» может служить период глобальной войны с начала Первой до конца Второй мировой войны (1914-1945). Он содержит два этапа основного противоборства, включая продолжительные военные действия на море, в которых особенности главных противников и противостоящих коалиций с поставленными ими проблемами оставались практически неизменными. Он также содержит связанные военные конфликты в так называемый «межвоенный» период, такие, как Китайско-японскую, Итало-эфиопские войны, и Испанскую гражданскую войну. Кроме того, эффект был усилен охватившей весь мир «Великой Депрессией» (структурным кризисом в глобальной экономике, параллельном структурному кризису в глобальной политике), разрушительное действие которой только добавило красок в картину общего беспорядка и разорения. Из этого хаоса к 1945-47 годам США вышли в роли ясно обозначившегося лидера.

Главными акторами в фазе «Макрорешения» являются глобальные лидеры, обладающие политико-стратегическим мышлением.

Что касается глобальной экономики, в каждом периоде послевоенного регулирования имеет место возрастание консолидации движение и в направлении свободной (хотя и не полностью) торговли. В фазе Исполнения деятельность больших корпораций и банков часто была принципиально важной; примером тому – Голландская Ост-Индская компания после 1609 г., Английская Ост-Индская компания после 1714 г., Ротшильдские банки после 1845 г. и американские транснациональные корпорации после 1945 г.

Сохранение передовой экономики является вторым основным условием глобального лидерства. Чтобы способствовать приобретению лидерства, экономика должна быть, конечно, финансово обеспеченной, обладающей определенным весом и потенциалом которая помогает его, а также растущей, потому что только мощная и растущая экономика может финансировать бюджет, позволяющий наращивать силы глобального влияния. Однако сам размер внутреннего валового продукта не является достаточным для провозглашения лидерства, а «превосходство в материальных ресурсах» не служит определяющим элементом такой экономики. Масштабная, но стагнирующая экономика не может поддерживать предприятия, имеющие мировое значение. Экономика становится устойчиво развивающейся только тогда, когда взращивает и продвигает передовые отрасли промышленности.

Мы имеем здесь в виду сектора экономики, значимые в глобальном масштабе, ведущие промышленные отрасли. Это сферы экономики, которые в определенное время в определеном месте начинают оказывать инновационное воздействие на мировую экономику. Такое влияние передается посредством международной торговли, изменяя форму и содержание глобального обмена. Оно представляет собой дополнительное преимущество в борьбе за лидерство. Классические примеры – производство хлопка и паровые технологии, которые вызвали Промышленную революцию в XVIII веке, давшую Британии коммерческое превосходство в XIX в. Наличие в экономике государства перспективных ведущих отраслей, если можно надежно установить таковые, является главным индикатором мирового влияния и будущего глобального лидерства.

Термин «открытое общество» введен для того, чтобы подчеркнуть роль демократического опыта, его назначение – кратко выразить потенциал свободы, открытости и народовластия. Мы знаем, что «демократия» как феномен эпохи модерна начала свой путь только в середине XIX века. А это значит, что Западноевропейская эра глобальной политики, на которой, по большей части, основан наш анализ (а также принятые теории международных отношений), в действительности не дает нам четких примеров демократических общин, которые послужили фундаментом глобального лидерства. В этом также заключается причина того, что демократический опыт в исторических исследованиях мировой политики если и рассматривается, то поверхностно. Даже Британия, с ее либеральным обществом и парламентским режимом с 1688 года не была по-настоящему демократической в прошлые наиболее яркие периоды своего глобального доминирования. Однако при этом необходимо подчеркнуть, что все те, кто обладал глобальным лидерством в данную эпоху, принадлежал к категории, которая ретроспективно может быть названа демократическим родом, от которого произошла более совершенная демократия. Они имели черты, которые определяли их принадлежность к этому роду, их демократический потенциал, так как по сравнению с конкурентами они предлагали более предпочтительную программу поступательного развития в направлении внутренней свободы и внешней открытости. Более того, если мы посмотрим в будущее, то, начиная с Британии, это не только демократический потенциал, но и опыт народовластия, который все больше становится определяющим условием лидерства.

 

Реагирование на глобальные проблемы также является необходимы условием, потому что мировое лидерство является прежде всего деятельностью по решению неотложных глобальных проблем.

Наше рассуждение, далее, также подразумевает, что мировое лидерство способно производить общественные блага для мировой системы. Эти блага или услуги могут принести пользу широкому слою населения – не только жителям страны-лидера, но и, в конечном счете, всему человечеству. Поддержание мира и режима свободной торговли часто приводятся как пример таких благ, но, с другой стороны, существует мнение, что гегемония производит также зло, такое, как война и эксплуатация.

Длинные циклы выдвигают мирового лидера, но одновременно и дают и противоположный результат, создавая феномен «челленджера». Структурный процесс мировой политики включает в себя не только взлет и падение мировых держав, но также и оппозицию, напряженность и конфликты, которые сопровождают взлет и падение челленджеров. Стоит заметить, что это обстоятельство имеет тенденцию достигать кульминации во время глобальных войн.

Характеристики челленджеров отражают процесс формирования оппозиции и ее распада в ходе глобальной войны. Отметим, прежде всего, что все челленджеры, которых мы рассматриваем, расположены в регионе Западной Европы, что является еще одной причиной называть данную последовательность циклов Западноевропейской эрой. Достигая вершины своего могущества, они заявляют претензии на региональное лидерство, приобретающие имперскую форму. Рассматривая «необходимые условия», мы отмечаем, что экономика «челленджеров», главным образом, опирается на природные ресурсы (сельское хозяйство и горная промышленность) составляет значительную долю мирового продукта. В свое время Испания, Франция, Германия и даже Советский Союз имели большое население, которое могло быть мобилизовано для осуществления масштабных коллективных начинаний. Но они не обладали передовой экономикой, направленной на мировое взаимодействие, а в отношении инноваций и перспективных отраслей промышленности постоянно уступали тем, кто успешно прошел тест «макрорешения».

Фаза определения проблемного поля оптимизирует Реагирование на глобальные проблемы.
Создания коалиций – Открытое общество
Макрорешение – Силы глобального целедостижения
Исполнение – Передовую экономику.

Первая из этих перспектив, связанная с четырехфазным процессом отбора – темпоральная (или диахроническая), в том смысле, что она ориентирована во временном измерении. Вторая – пространственная, в том смысле, что она имеет дело с распределением ресурсов в пространстве и может в различных точках времени быть выражена в «срезе» такого распределения.

Концепция длинного цикла – это модель долгосрочного политического развития, которое представляет собой «символический синтез», опирающийся на факты, наблюдаемые переменные социального процесса. Но также это синтез более высокого порядка по сравнению с историческими нарративами, в том отношении, что факты рассматриваются не столь скрупулезно.

Мы наметили подход к объяснению того, как и почему четыре мировые державы в пяти случаях одерживали победу над своими соперниками и удерживали в определенный период глобальное лидерство. Несмотря на лаконичность и ясность, этого объяснения недостаточно, так как оно, охватывает только часть проблемы и не отвечает на более общие вопросы, которые необходимо задать, чтобы осмыслить процесс в целом. для полного раскрытия проблемы.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 1287; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.015 с.)