Альбус Дамблдор о сказке «Колдун и Пры-гливый горшок»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Альбус Дамблдор о сказке «Колдун и Пры-гливый горшок»



 

Добрый старый волшебник захотел преподать урок бессердечному сыну, заставив его испытать на себе несчастья окрестных маглов. В конце концов у молодого мага пробудилась совесть, и он согласился помогать своим волшебством не умеющим кол-довать соседям. Простая и добрая сказка, возможно, подумаете вы — и этим докажете, что сами вы наивный простофиля. Явная благосклонность к маглам: отца-маглофила ставят выше, чем презирающего маглов сына! Удивительно, что несколько экземпля-ров первоначального варианта этой сказки уцелели, хотя столько раз ее приговарива-ли к сожжению.

 

Проповедуя братскую любовь к маглам, Бидль несколько отступил от обычаев сво-его времени.

 

В начале XV века преследование ведьм и колдунов набирало силу по всей Европе. Многие волшебники считали, и не без причины, что вылечить заклинанием сосед-скую свинью — все равно что собирать хворост для собственного погребального ко-стра[1].

 

«Пусть маглы попробуют обойтись без нас!» — говорили волшебники и все больше отдалялись от немагического населения.

 

Итогом этого процесса стало принятие в 1689 году Международного статута о се-кретности — тогда весь магический мир ушел в подполье.

 

Тем не менее дети остаются детьми, их неизменно очаровывает забавный Прыгли-вый горшок. И решение было найдено — мораль, благоприятную для маглов, убрать из сказки, а сохранить горшок, покрытый бородавками.

 

Итак, к концу XVI века среди магов был распространен подправленный вариант сказки, где Прыгливый горшок защищает ни в чем не повинного волшебника от озве-ревшей толпы крестьян, которые гонятся за ним с факелами и вилами. Горшок ловит их и глотает целиком. В конце сказки, когда горшок уже проглотил почти всех жите-лей деревни, оставшиеся в живых соседи обещают волшебнику, что оставят его в по-кое и позволят заниматься магией. За это он приказывает горшку вернуть проглочен-ные жертвы, и горшок послушно выплевывает их, лишь слегка покалеченных.

 

Вплоть до наших дней в некоторых магических семьях родители (как правило, на-строенные против маглов) рассказывают детям эту сказку в измененном виде, а если впоследствии тем и случается прочесть ее в истинном варианте, это становится для них большим сюрпризом.

 

Впрочем, как я уже давал понять, симпатия к маглам — не единственная причина неприятия сказки «Колдун и Прыгливый горшок». По мере того как охота на ведьм становилась все более ожесточенной, волшебники начинали нести двойную жизнь, защищая себя и своих родных от маглов при помощи маскировки.

 

К XVII столетию всякий волшебник, водящий дружбу с маглами, вызывал у других подозрение и даже становился отверженным. Симпатизирующих маглам волшебни-ков осыпали унизительными кличками (именно в этот период возникли такие сочные эпитеты, как «грязнолюб», «навозник» и «тухлоед»). Среди обидных прозвищ не по-


следнее место занимало и обвинение в магическом бессилии.

 

Влиятельные волшебники той эпохи, такие как Брут Малфой, издатель антима-гловского журнала «Воинственный колдун», распространяли в волшебном сообще-стве мнение о том, что сторонники маглов в области колдовства недалеко ушли от сквибов[2].

 

В 1675 году Брут пишет:

 

Итак, мы можем с уверенностью утверждать: всякий вол-шебник, проявляющий склонность к общению с маглами, в кол-довстве столь слаб и жалок, что способен возвыситься в соб-ственных глазах, лишь окружив себя магловскими свиньями. Пристрастие к немагическому обществу — вернейший при-знак магического бессилия.

 

Постепенно этот предрассудок изжил себя, поскольку с фактами не поспоришь: многие из самых блистательных волшебников[3] были, как говоритс «маглолюбами».

 

Последний из аргументов против сказки «Колдун и Прыгливый горшок» дожил до наших дней. Лучше всего его выразила, пожалуй, Беатрис Блоксам (1794–1910), автор печально знаменитых «Сказок дедушки Мухомора».

 

По мнению миссис Блоксам, «Сказки барда Бидля» вредны для детей, поскольку «отличаются нездоровым интересом к излишне зловещим темам, таким как смерть, болезни, кровопролития, злая магия, отвратительные персонажи, а также различные неприятные выделения человеческого организма».

 

Миссис Блоксам переработала целый ряд старинных сказок, в том числе и не-сколько сказок Бидля, переписав их в соответствии со своими взглядами. Свою задачу она видела в том, чтобы «наполнить разум наших очаровательных ангелочков све-тлыми, радостными мыслями, дабы охранить их чистые души от страшных снов и сберечь драгоценный цветок невинности».

 

Вот как выглядит финал сказки «Колдун и Прыгливый горшок» в невинном и ми-лом изложении миссис Блоксам:

 

И тут золотой горшочек запрыгал от радости, топая кро-шечными розовыми пяточками, — прыг да скок, прыг да скок! Крошка Уилли вылечил всех куколок, и у них перестали болеть животики. Золотой горшочек был счастлив и тут же напол-нился вкусными конфетками — хватило и куколкам, и крошке Уилли.

 

— Только не забудь почистить зубки! — сказал горшочек. Крошка Уилли расцеловал горшочек, обнял его крепко-крепко и пообещал, что всегда будет помогать куколкам и больше ни-когда не будет капризничать.

 

Сказка миссис Блоксам вот уже несколько поколений неизменно вызывает у де-тей-волшебников одну и ту же реакцию: неконтролируемый рвотный позыв, за кото-рым следует настоятельная просьба забрать у них эту книгу и разорвать на мелкие ку-сочки.


Фонтан феи Фортуны

 

На высоком холме в зачарованном саду, за высокими стенами, под надежной ма-гической защитой бил источник, приносящий удачу, и прозвали его Фонтан феи Фор-туны.

 

Раз в год, в день летнего солнцестояния, в сад разрешалось войти одн му-единственному человеку, горемыке. Если успеет он от восхода солнца до заката до-браться до источника и окунуться в его воды, всю оставшуюся жизнь будет ему сопут-ствовать удача.

 

Сотни людей со всего королевства собрались в назначенный день у стены чудесно-го сада. Мужчины и женщины, богатые и бедные, молодые и старые, волшебники и неволшебники — стояли они в темноте у ограды, и каждый надеялся, что именно ему удастся войти в сад.

 

Тут были и три волшебницы, каждая — со своим грузом горестей. Дожидаясь, пока взойдет солнце, рассказали они друг другу свои беды.

 

Первая, по имени Аша, страдала от болезни, вылечить которую не мог ни один це-литель. Она надеялась, что источник избавит ее от этой хвори и подарит долгую счастливую жизнь.

 

У второй, по имени Альтеда, злой колдун отнял дом, золото и волшебную палочку. Она надеялась, что источник избавит ее от нищеты и вернет все, что она имела.

 

Третью, по имени Амата, покинул возлюбленный, и горевала она безутешно. Ама-та мечтала, что источник избавит ее от горя и печали.

 

Три волшебницы пожалели друг дружку и договорились действовать сообща — может, удастся всем вместе добраться до источника.

 

Как только первые лучи солнца засияли в небе, в ограде сада появилась щель. Лю-ди бросились вперед, и каждый громко кричал о своих бедах. Из-за стены выползли длинные, гибкие побеги, направились к толпе и обвили первую из трех волшебниц — Ашу. Аша схватила за руку вторую волшебницу, Альтеду, а та ухватилась за платье Аматы.

 

Платье же зацепилось за доспехи печального рыцаря на тощей кляче. Магические побеги утянули трех волшебниц в сад, а рыцаря стащило с коня и по-

 

волокло следом за ними.

 

В разочарованной толпе раздались было гневные крики, но стена плотно сомкну-лась, и снова стало тихо.

 

Аша и Альтеда рассердились на Амату за то, что та нечаянно притащила за собой рыцаря.

 

— Только одному человеку позволено окунуться в волшебный источник! И так не-легко будет выбрать одну из нас, а тут еще кто-то!

 

Рыцарь, по прозвищу сэр Невезучий, увидел, что перед ним волшебницы, а по-скольку сам он колдовать не умел, да и мечом владел не слишком ловко, то и решил, что ему их не одолеть, и потому объявил, что хочет вернуться назад, за стену.

 

Тут уж рассердилась Амата.

 

— Слабодушный! — закричала она. — Возьми свой меч, рыцарь, и помоги нам до-браться до цели!


 

 

И вот три волшебницы вместе с приунывшим рыцарем двинулись по озаренной солнцем тропинке в глубь зачарованного сада. Вокруг росли редкие травы, диковин-ные цветы и плоды. Никаких препятствий не встретилось на их пути, пока не подо-шли они к подножию холма, на вершине которого бил источник.

 

Вокруг холма обвился громадный белый змей, слепой и с непомерно раздувшимся брюхом. Когда путники приблизились, он повернул к ним безобразную голову и про-изнес такие слова:

 

Отдай в уплату то, что докажет твою боль.

 

Сэр Невезучий выхватил меч и ударил чудовище, но лишь сломал клинок. Альтеда стала кидать в змея камнями, Аша и Амата перепробовали все заклинания, какие только знали, стараясь подчинить себе змея или усыпить его, но ни заклинания, ни камни на него не действовали. Змей по-прежнему лежал, не пропуская их к источни-ку.

 

Солнце поднималось все выше. От отчаяния Аша заплакала.

 

Тут огромный змей приблизил к ней морду и выпил слезы, которые текли у нее по щекам. Утолив жажду, змей пополз прочь и скрылся в норе.

 

Обрадовались три волшебницы и рыцарь и пошли дальше, уверенные, что еще до полудня доберутся до источника.

 

Однако на полпути к вершине холма они увидели надпись, вырезанную прямо в земле:

 

Отдай в уплату плоды твоих трудов.

 

Сэр Невезучий положил на землю свою единственную монету, но она покатилась по склону и затерялась в траве. Три волшебницы и рыцарь продолжили свой путь. Они шли еще несколько часов, но не продвинулись вперед ни на шаг. Вершина холма была недосягаема, а надпись так и лежала перед ними.

 

Солнце уже склонялось к закату, и все пали духом. Одна Альтеда решительно ша-гала вперед и звала за собой других. Но и она нисколько не приблизилась к вершине.

 

— Смелее, не сдавайтесь, друзья! — воскликнула Альтеда, утирая пот со лба.


Едва только сверкающие капли упали на землю, как надпись, что загораживала дорогу, исчезла, и путники поняли, что снова могут двигаться вперед.

 

Радуясь победе над очередным препятствием, поспешили они к вершине холма и наконец среди деревьев и цветов увидели волшебный фонтан, сверкающий, точно хрусталь.

 

Но не успели путники дойти до него, как дорогу им преградил ручей. В прозрач-ной воде лежал большой гладкий камень с надписью:

 

Отдай в уплату сокровище твоего прошлого.

 

Сэр Невезучий попробовал переплыть ручей на щите, но щит тут же пошел ко дну. Волшебницы вытащили рыцаря из воды, а сами попытались перепрыгнуть на другой берег, но ничего у них не получилось. Солнце между тем опускалось все ниже.

 

Тогда они задумались: что же означает надпись на камне?

 

Амата первой угадала ответ. Она взяла волшебную палочку, извлекла из памяти все воспоминания об утраченном возлюбленном и бросила их в быстрый ручей. Вода унесла их прочь, и тут же посреди ручья пролегла дорожка из плоских камней — но ним волшебницы и рыцарь перешли на другой берег и поднялись наконец на верши-ну холма.

 

Перед ними среди редкостных трав и цветов невиданной красоты сверкал источ-ник. В небе догорал рубиновый закат. Настало время решать, кому из них предстоит окунуться в волшебные воды.


Они еще не успели сделать свой выбор, как хрупкая Аша внезапно упала на землю. Трудный путь к вершине отнял у нее все силы, она была еле жива от усталости.

 

Трое друзей хотели на руках отнести ее к фонтану, но Аша, обессилев, умоляла их не трогать ее.

 

Тогда Альтеда нарвала целебных трав, смешала их с водой из фляжки сэра Невез-учего и напоила Ашу этим настоем.

 

Аша тут же поднялась на ноги. Мало того, все признаки прежней мучительной бо-лезни разом исчезли.

 

— Я исцелилась! — воскликнула Аша. — Теперь мне не нужен источник! Пусть Аль-теда окунется в его воды!

 

Но Альтеда была занята — она продолжала собирать в передник целебные травы.

 

— Если я буду лечить людей от этой страшной болезни, то заработаю столько золо-та, сколько пожелаю! Пускай окунется Амата!

 

Сэр Невезучий поклонился и жестом пригласил Амату подойти к источнику, но та

 

в ответ лишь покачала головой. Ручей унес горькие воспоминания о возлюбленном, и теперь волшебница поняла, что он был неверным и бессердечным. Счастье, что она от него избавилась!

 

— Добрый сэр, в награду за твое благородство искупайся сам в источнике! — так сказала она сэру Невезучему.

 

И вот рыцарь, звеня доспехами, ступил вперед в последних лучах заходящего солнца и омылся в Фонтане феи Фортуны, изумляясь тому, что его выбрали среди сот-ни жаждущих, и едва веря в свою невероятную удачу.

 

В тот миг, когда солнце упало за горизонт, сэр Невезучий вышел из воды, сияя торжеством, и, как был, в заржавленных доспехах бросился к ногам Аматы. Никогда еще не встречал он такой прекрасной и доброй девушки. Опьяненный удачей, он от-важился просить ее руки и сердца, и восхищенная Амата вдруг поняла, что нашла на-конец того, кто достоин стать ее избранником.

 

Три волшебницы и рыцарь рука об руку сошли с холма.

 

Все они жили долго и счастливо, и никому из них даже в голову не пришло, что ис-точник, дарующий счастье, вовсе и не был волшебным.




Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 105; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.008 с.)