Альбус Дамблдор о сказке «Фонтан феи Фортуны» Мохнатое сердце чародея Альбус Дамблдор о сказке «Мохнатое сердце чародея» 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Альбус Дамблдор о сказке «Фонтан феи Фортуны» Мохнатое сердце чародея Альбус Дамблдор о сказке «Мохнатое сердце чародея»



 

Зайчиха Шутиха и ее пень-зубоскал Альбус Дамблдор о сказке «Зайчиха Шутиха и ее пень-

 

Зубоскал» Сказка о трех братьях

Альбус Дамблдор о «Сказке о трех братьях»


Джоан Ролинг Сказки барда Бидля


Предисловие

 

«Сказки барда Бидля» — это сборник, адресованный маленьким волшебникам и волшебницам. Уже много столетий малышам читают перед сном любимые сказки, и потому большинству учащихся школы Хогвартс Прыгливый горшок и Фонтан феи Фортуны так же хорошо знакомы, как Золушка и Спящая красавица — детям маглов (то есть неволшебников).

 

Сказки Бидля во многом схожи с нашими волшебными сказками: например, до-бро в них обычно вознаграждается, а зло — наказывается. Однако бросается в глаза одно отличие. В магловских сказках причиной всевозможных бед чаще всего бывает магия: злая ведьма подсовывает принцессе отравленное яблоко, или погружает ее в сон на сто лет, или превращает принца в отвратительное чудище. Между тем герои «Сказок барда Бидля» сами владеют волшебством, и все же справляться с трудностя-ми им не легче, чем нам, простым смертным.

 

Сказки Бидля помогли многим поколениям родителей объяснить своим детям су-ровую правду жизни: магия позволяет решать множество проблем, но и создает их не меньше.

 

Еще одно существенное отличие этих сказок от магловских — у Бидля волшебни-цы действуют куда решительнее, чем героини наших сказок. Аша, Ательда, Амата и зайчиха Шутиха сами вершат свою судьбу, а не спят несколько лет или сидят и дожи-даются, пока кто-нибудь вернет им потерянную туфельку.

 

Исключение — безымянная девушка из сказки о мохнатом сердце. Она ведет себя подобно нашим сказочным принцессам, но и счастливого конца в этой сказке вы не найдете.

 

Бард по имени Билль жил в XV веке. Большая часть его жизни окутана тайной. Из-вестно, что он родился в Йоркшире, и, судя по единственной сохранившейся гравюре с его портретом, у сказочника была необыкновенно пышная борода. Если сказки вер-но отражают взгляды автора, он хорошо относился к маглам, считая их скорее неве-жественными, нежели злокозненными, не доверял Темным искусствам и был убе-жден, что наихудшие беды волшебного мира происходят из-за вполне человеческих качеств, таких как жестокость, лень, высокомерие и злоупотребление собственными талантами. В сказках Бидля торжествуют не самые могучие волшебники, а самые до-брые, разумные и находчивые.

 

Эти взгляды разделяют некоторые современные волшебники, и один из них — ко-нечно же, профессор Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, кавалер ордена Мерлина первой степени, директор Хогвартской школы чародейства и волшебства, президент Международной конфедерации магов и Верховный чародей Визенгамота.

 

Тем не менее для всех стало сюрпризом, когда среди бумаг, завещанных Дамблдо-ром Хогвартскому архиву, обнаружили комментарии к «Сказкам барда Бидля». Были ли эти заметки составлены им для собственного удовольствия или же для последую-щей публикации, мы никогда уже не узнаем; во всяком случае, профессор Минерва МакГонагалл, директор школы Хогвартс в настоящее время, дала согласие на издание комментариев профессора Дамблдора вместе с новым переводом «Сказок», выпол-ненным Гермионой Грейнджер.


Мы надеемся, что замечания профессора Дамблдора по вопросам истории волшеб-ного мира, его личные воспоминания, а также глубокие и точные пояснения по клю-чевым моментам каждой из сказок помогут юным читателям — как волшебникам, так и маглам — понять и оценить «Сказки барда Бидля».

 

Все, кто лично знал профессора Дамблдора, уверены, что он с радостью поддержал бы проект публикации, прибыль от которой будет передана в дар благотворительному фонду «Чилдренз Хай Левел Груп» (Children's High Level Group — CHLG), чья дея-

 

тельность направлена на улучшение жизни детей, отчаянно нуждающихся в помощи. Считаем необходимым сделать маленькое примечание к заметкам профессора Дамблдора. Насколько известно, они были завершены за полтора года до трагических событий на верхней площадке Астрономической башни Хогвартса. Читатели, знако-мые с историей недавней войны магов (например, прочитавшие все семь томов о Гар-ри Поттере), сразу заметят, что профессор многое недоговаривает в своих коммента-риях к последней сказке. Возможно, причину этого могут прояснить слова, сказанные много лет назад профессором Дамблдором своему любимому и самому знаменитому

 

ученику:

 

«Правда — это прекраснейшая, но одновременно и опаснейшая вещь, и потому к ней надо подходить с превеликой осторожностью».

 

Конечно, мы можем и не согласиться с профессором Дамблдором. Однако не стоит забывать о том, что он прежде всего хотел защитить будущих читателей от тех соблаз-нов, жертвой которых стал он сам, за что впоследствии заплатил такую ужасную цену.

 

Дж. К. Ролинг, 2008 г.


Примечания к комментариям

 

Профессор Дамблдор, по всей вероятности, писал свои комментарии в расчете на магическую аудиторию, поэтому я позволила себе дополнительно объяснить некото-рые термины и факты, которые могут оказаться неясными для читателей-маглов.

 

Дж. К. Р.


Колдун и Прыгливый горшок

 

Жил-был на свете добрый старый волшебник. Колдовал он разумно и охотно и ни-когда не отказывал в помощи соседям. Не желая открывать им истинный источник своего могущества, он делал вид, будто целебные снадобья, волшебные зелья и проти-воядия появляются сами собой из кухонного горшка, который он называл своим счастливым котелком. Люди со своими бедами шли к нему издалека, а волшебник, помешав в горшке, мигом поправлял дело.

 

Все любили доброго волшебника, и дожил он до глубокой старости, а потом умер, оставив все имущество сыну. У сына характер был совсем не тот, что у кроткого отца. Сын считал, что все, кто не умеет колдовать, ничего не стоят, и часто ссорился с отцом из-за его обычая помогать соседям.

 

После смерти отца сын нашел в старом кухонном горшке небольшой сверток, на котором было написано его имя. Молодой колдун развернул сверток, надеясь увидеть золото, а вместо этого обнаружил пушистую домашнюю тапочку, такую маленькую, что ее невозможно было надеть, и к тому же без пары. В тапочку был вложен клочок пергамента со словами: «Надеюсь, мой сын, что она тебе не понадобится».

 

Сын обругал отца, от старости ослабевшего разумом, и бросил тапку в котелок — он решил использовать заветный горшок вместо мусорной корзинки.

 

В ту же ночь к молодому колдуну постучалась старуха-крестьянка.

 

— Моя внучка страдает от бородавок, сэр. Ваш батюшка, бывало, смешивал для нее особую припарку вот в этом старом горшке…

 

— Ступай прочь! — воскликнул волшебник-сын. — Что мне за дело до бородавок твоего отродья?

 

И он захлопнул дверь перед носом у старухи.

 

И тут же из кухни послышался лязг и грохот. Сын засветил волшебную палочку, отворил дверь, и что же он увидел? Старый кухонный горшок отрастил себе од ну-единственную медную ногу и теперь с ужасным шумом скакал по каменным пли-там пола.

 

Изумленный колдун хотел подойти ближе, но, увидев, что горшок весь покрыт бо-родавками, сразу отступил назад.

 

— Отвратительно! — крикнул сын волшебника.

 

Сперва он попробовал уничтожить горшок заклинанием «Исчезни!», потом пы-тался очистить его при помощи магии, а в конце концов постарался просто вытолкать его из дому, но ни одно заклинание не подействовало.

 

Когда колдун вышел из кухни, горшок запрыгал следом и даже поднялся вместе с ним по лестнице, громко топая медной ногой на каждой ступеньке.

 

Всю ночь молодой колдун не мог заснуть, потому что горшок скакал и гремел воз-ле его постели, а утром горшок притопал за ним на кухню и запрыгал вокруг стола — звяк, бряк, звяк! Не успел колдун приняться за овсянку, как в дверь опять постучали.

 

На пороге стоял дряхлый старик.

 

— У меня с ослицей беда! То ли потерялась она, то ли украли, а я без нее не могу товары на рынок отвезти, и сегодня моя семья останется голодной.


— А я и сейчас голодный! — рявкнул колдун и захлопнул дверь перед носом у ста-рика.

 

Звяк, бряк, звяк, — загремел горшок медной ногой, да только теперь к этому гро-хоту примешивались ослиные крики и человеческие стоны.

 

— Тихо! Замолчи! — крикнул колдун, но никакие магические силы не могли унять бородавчатый горшок. Он так и прыгал весь день по дому за хозяином, не отставая ни на шаг, и все время стонал, гремел и орал: «И-а! И-а!»

 

Вечером в дверь постучали в третий раз. На пороге стояла молодая крестьянка и плакала так, что сердце разрывалось.

 

— Ребеночек у меня захворал! Совсем плохо ему. Помогите нам, пожалуйста! Ба-тюшка ваш всегда говорил, чтобы мы приходили к нему, если что…

 

Но колдун и перед ней захлопнул дверь.

 

Тогда мучитель горшок наполнился до краев соленой водой, и вода эта выплески-валась на пол, а он все прыгал, стонал, ревел ослом и выращивал на себе все новые и новые бородавки.

 

 

Больше никто не обращался к колдуну за помощью, но горшок сообщал ему обо всех бедах, какие случались у соседей, а бед этих было немало. Скоро горшок уже не только стонал, ревел, плескался, скакал и выращивал бородавки — он еще икал, хри-пел, задыхался, плакал, как ребенок, выл собакой и выплевывал испорченный сыр, прокисшее молоко и целую тучу слизняков.

 

Не мог колдун ни спать, ни есть из-за ужасного горшка, который никак не оста-влял его в покое, — и не прогнать его, и замолчать не заставить.

 

Наконец колдун не вытерпел. Среди ночи выбежал он из дома вместе с горшком и завопил на всю деревню:

 

— Идите ко мне с вашими бедами и горестями! Я вас всех исцелю, пожалею и уте-шу! От отца достался мне чудесный горшок, и будет вам всем счастье!

 

И помчался он по улице, рассыпая заклинания направо и налево, а мерзкий гор-шок скакал за ним по пятам.

 

В одном из домов у спящей девочки мигом исчезли бородавки; ослица, которая паслась в зарослях терновника, вернулась к себе в стойло; больного ребенка окропило настоем бадьяна, и утром он проснулся розовощекий, здоровенький и веселый.

 

Молодой колдун старался изо всех сил, и горшок мало-помалу перестал стонать и кашлять, стал тихим, чистым и блестящим.

 

— Ну что, горшок? — спросил колдун, когда взошло солнце.

 

Тут горшок выплюнул пушистую тапочку и позволил надеть ее себе на медную но-

 

гу.


Вместе с колдуном они вернулись домой. Горшок наконец-то успокоился и больше не гремел.

 

Но с этого дня колдун, по примеру отца, всегда помогал жителям деревни — уж очень он боялся, что горшок снова скинет свою тапку и начнет греметь и прыгать по всему дому.






Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 113; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.013 с.)