ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Каковы возможные ограничения свободы передвижения товаров?



Отдельным вопросом, который необходимо рассмотреть в связи со свободой передвижения товаров, является вопрос о содержании ст. 30 Договора о ЕС, посвященной разрешению определенных национальных препятствий свободе передвижения товаров. Оснований для оправдания таких препятствий пять:

1) общественная мораль;

2) общественный порядок или общественная безопасность;

3) защита здоровья и жизни людей, животных или растений;

4) защита национальных сокровищ, имеющих художественную, историческую или археологическую ценность;

5) защита промышленной или коммерческой собственности. Если бы ст. 30 Договора этим и ограничивалась, то государства-члены смогли бы постараться оправдать практически все свои меры на одном из этих оснований. Однако второе предложение ст. 30 Договора говорит, что "такие запрещения или ограничения не должны являться способами выборочной дискриминации или скрытого ограничения торговли между государствами-членами". Как и можно предположить, именно толкование этого положения Судом и дает нам реальные основания для оправдания тех или иных национальных мер. Отметим, что толкование ст. 30 Договора непосредственно взаимосвязано с толкованием иных статей Договора, регулирующих свободу передвижения товаров. Ведь если мера государства-члена признается Судом противоречащей ст. 30 Договора, такая мера подлежит отмене как подпадающая под действие какой-либо из статей 25, 28, 29 и 90 Договора.

Государства-члены ограничены в случаях, когда они могут применять ст. 30 Договора. Так, Суд неоднократно указывал, что применение государствами-членами ст. 30 Договора невозможно в тех случаях, когда Сообществом приняты меры по гармонизации каких-либо вопросов, а применение ст. 30 Договора окажет воздействие на достижение такой гармонизации.

В своих решениях Суд интерпретировал ст. 30 Договора таким образом, чтобы государства-члены могли использовать нормы, являющиеся основаниями для оправдания запретительных мер в их наиболее узком значении и толковании. Для пояснения позиции Суда необходимо рассмотреть в виде примеров несколько таких дел.

Общественная мораль. Суд разрешил Соединенному Королевству использовать основание общественной морали для применения норм уголовного законодательства, используемого для запрета на экспорт определенных порнографических материалов из Нидерландов, производство и продажа которых была запрещена в Великобритании.

В другом деле Суд признал незаконным запрет на ввоз в Великобританию из Германии резиновых надувных кукол, основывавшийся на тех же нормативных актах, поскольку их производство и продажа в Великобритании считались законными. Суд посчитал, что такой запрет носит протекционистский характер.

Из решений Суда по этим делам мы можем сделать вывод, что хотя государства-члены имеют право самостоятельно устанавливать на своей территории торговые ограничения, имеющие под собой как основание защиту общественной морали и нравственности, такие ограничения не должны носить дискриминационный характер.

Защита жизни и здоровья. Суд признал незаконным законодательство Германии, которое требовало продажи на ее территории пива, отвечающего определенной рецептуре, и которое Германия пыталась оправдать на основании защиты здоровья и жизни людей (речь шла об импорте голландского пива "Хайнекен" в Германию). Суд также признал несостоятельной итальянскую попытку использовать то же основание для оправдания запрета на торговлю макаронами из сортов обычной, а не твердой пшеницы.

Однако Суд признал оправданным требование государств-членов к импортерам пищевой продукции, содержащей искусственные добавки, предоставлять данные о потенциальном риске от таких добавок, даже если продукты с ними находятся в обращении на территории Сообщества. Это не означает, что импортеры должны доказывать безвредность таких добавок, но государства имеют право собирать информацию, которая в будущем может послужить им основанием для запрещения импорта такой продукции, оправданной на основании защиты здоровья. Однако даже если есть основания для такого запрета, он не должен быть непропорциональным в достижении цели защиты общественного здоровья.

Защита общественной безопасности. Одним из немногих дел, когда мера, ограничивающая торговлю между государствами-членами, была оправдана на основании защиты общественной безопасности, было дело 1984 г. Campus Oil Ltd. v. Minister for Industry and Energy. Обстоятельства дела были таковы.

В Ирландии существовало законодательное требование о том, чтобы все импортеры бензина в Ирландию закупали не менее 35% от необходимого им бензина на государственном нефтеперерабатывающем заводе по ценам, установленным правительством Ирландии. Правительство Ирландии оправдывало существование такого правила интересами общественной безопасности. Оно утверждало, что нефть является исключительным продуктом, всегда затрагивающим интересы национальной безопасности, и для любого государство необходимо иметь собственное нефтеперерабатывающее производство. В свою очередь, правило об обязательной закупке бензина должно было обеспечить постоянное производство и продажу продукции государственного нефтеперерабатывающего производства.

Суд отклонил такую широкую трактовку и просто признал, что наличие минимальных требований по закупке нефтепродуктов у государства, не имеющего или почти не имеющего собственной нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, попадает в рамки применения ст. 30.

В этом же решении Суд подчеркнул, что, в принципе, меры по защите общественной безопасности не должны носить экономический характер, и применение их к нефтепродуктам является исключением из правила.

Общественный порядок. Такое основание для введения ограничений на свободу передвижения товаров, как общественный порядок, является очень широким. В целом ряде решений Суд ясно определил, что это основание не подлежит расширительной трактовке и не может включать в себя, например, защиту прав потребителей.

В своих решениях Суд подчеркивал, что концепция общественного порядка изначально является французской правовой концепцией ordre public и толкуется Судом исходя из этого. Благодаря этому угрозой общественному порядку являются только угрозы основополагающим интересам общества.

Для применения такого оправдания ограничения движения товаров, как общественный порядок, государство-член должно предварительно предпринять все имевшиеся в его распоряжении меры и вводить ограничения на свободу передвижения товаров лишь как крайнюю необходимость.

Глэвэ 1 ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ

Статья 30 (бывшая статья 25)

Между государствами-членами запрещаются таможенные по­шлины на импорт и экспорт или равнозначные сборы. Данный за­прет также распространяется на таможенные пошлины налогового характера.

Статья 31 {бывшая статья 26)

Пошлины общего таможенного тарифа устанавливает Совет по предложению Комиссии.

Статья 32 {бывшая статья 27)

При осуществлении задач, которые возложены на нее согласно настоящей главе, Комиссия исходит из:

a) необходимости развивать торговлю между государствами-чле­нами и третьими странами;

b) эволюции условий конкуренции внутри Союза, насколько та­кая эволюция будет приводить к возрастанию конкурентоспособно­сти предприятий;

c) потребностей в снабжении Союза сырьем и полуфабрикатами, одновременно заботясь о том, чтобы между государствами-членами не искажались условия конкуренции в отношении конечной продук­ции;

d) необходимости избегать серьезных нарушений в хозяйствен­ной жизни государств-членов и обеспечивать рациональное развитие производства и рост потребления в Союзе.

Глэвз3

ЗАПРЕЩЕНИЕ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ

МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ-ЧЛЕНАМИ

Статья 34 (бывшая статья 28)

Между государствами-членами запрещаются количественные ограничения на импорт, а также любые равнозначные меры.

Статья 35 (бывшая статья 29)

Между государствами-членами запрещаются количественные ограничения на экспорт, а также любые равнозначные меры.

Статья 36 (бывшая статья 30)

Положения статей 34 и 35 не служат препятствием для запреще­ний или ограничений импорта, экспорта или транзита, которые яв­ляются оправданными по соображениям общественной морали, общественного порядка, общественной безопасности, охраны здо­ровья и жизни людей и животных или сохранения растений, защиты национальных сокровищ, имеющих художественную, историческую или археологическую ценность, или защиты промышленной и ком­мерческой собственности. Однако такие запрещения или ограниче­ния не должны выступать средством произвольной дискриминации или замаскированным ограничением в торговле между государства­ми-членами.

Статья 37 (бывшая статья 31)

1. Государства-члены реорганизуют национальные монополии
торгового характера таким образом, чтобы в условиях снабжения и
сбыта обеспечивалось отсутствие любой дискриминации между
гражданами государств-членов.

Положения настоящей статьи применяются ко всем учреждени­ям, посредством которых государство-член de jure или de facto, пря­мо или косвенно контролирует, направляет или значительно влияет на импорт или экспорт между государствами-членами. Эти положе­ния также применяются к делегированным государственным моно­полиям284.

2. Государства-члены воздерживаются от любых новых мер, ко­
торые противоречат принципам, изложенным в параграфе 1, или
которые ограничивают сферу действия статей, относящихся к запре­
щению таможенных пошлин и количественных ограничений между
государствами-членами.

284 Имеются в виду монополии (исключительные права), предоставленные госу­дарством другим субъектам, в том числе частным предприятиям. — Прим. пе-рев

3. В случае, если монополия торгового характера включает в себя регулирование, направленное на содействие сбыту или на повыше­ние стоимости сельскохозяйственных продуктов, то в ходе примене­ния правил настоящей статьи надлежит обеспечивать эквивалентные гарантии для занятости и уровня жизни заинтересованных произво­дителей

68. Принцип свободного движения рабочей силы: понятие, содержание. Исключение из принципа свободного движения рабочей силы.

Свобода передвижения лиц в широком смысле состоит из нескольких блоков правовых норм. Это:

а) нормы, регулирующие свободу передвижения неработающих граждан ЕС с целью проживания;

б) нормы, регулирующие свободу передвижения трудящихся, а также членов их семей;

в) нормы, регулирующие свободу передвижения трудящихся и иных лиц, не являющихся гражданами ЕС;

г) Шенгенские соглашения, инкорпорированные в право ЕС (см. вопрос N 152) Договор, и его право;

д) нормы, регулирующие свободу учреждения, т.е. вариант свободы передвижения, но для юридических лиц и граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью.

Свобода передвижения лиц в узком смысле охватывает только свободу передвижения работников-мигрантов и членов их семей.

Перед тем как мы рассмотрим свободу передвижения лиц, необходимо отметить, что начиная с 1992 г. эта свобода должна рассматриваться в контексте гражданства Европейского Союза. Не останавливаясь на этой теме, которая была уже освещена выше, отметим, что ст. 18 Договора о ЕС специально предусматривает, что все граждане Европейского Союза обладают правом свободы передвижения и жительства, поскольку они предусмотрены Договором.

Свобода передвижения работников и членов их семей является важнейшей основой любого экономического союза. Поэтому неудивительно, что эта свобода присутствовала еще в Римском договоре 1957 г. Договор посвятил свободе передвижения работников-мигрантов ст. 39-42. Принципиально важное значение имеет ст. 39 Договора, п. 2 которой содержит определение свободы передвижения работников. Он гласит: "Такая свобода должна включать отмену любой дискриминации на основании гражданства работников государств-членов, по отношению к найму, вознаграждению и другим условиям работы и найма". Однако существует не только определение, показывающее, что должно отсутствовать при свободе передвижения работников.

Свобода передвижения работников в соответствии с п. 3 той же ст. 39 Договора предполагает, что граждане одного государства-члена могут принимать реально сделанные предложения о трудоустройстве в другом государстве-члене. Для этого они могут свободно передвигаться по территории принимающего государства-члена. Наконец, после окончания такой трудовой деятельности они могут оставаться и снова искать работу на тех же правах, что и граждане принимающего государства-члена, либо просто оставаться на территории принимающего государства-члена. В настоящее время правила реализации свободы передвижения и проживания граждан Европейского Союза и членов их семей кодифицированы в специальном нормативном акте Европейского парламента и Совета Европейского Союза - Директиве 2004/38/ЕС от 29 апреля 2004 г. "О праве граждан Союза и членов их семей свободно передвигаться и проживать на территории государств-членов".

В соответствии с Директивой к "членам семьи" гражданина Союза относятся:

- партнер, если он официально зарегистрировал партнерство с гражданином Союза и если государство проживания признает такое партнерство эквивалентом брака;

- дети и другие потомки в возрасте до 21 года или находящиеся на иждивении гражданина Союза и/или его супруга;

- родители и другие родственники по восходящей линии, находящиеся на иждивении гражданина Союза и/или его супруга.

Признание лица в качестве "члена семьи" гражданина Союза в указанном смысле не зависит от гражданства этого лица. Следовательно, он может иметь гражданство не только Союза, но и третьих стран, в том числе России.

Все вопросы, связанные с трудоустройством граждан ЕС, воспользовавшихся свободой передвижения, включая вопросы об их заработной плате, социальном обеспечении, медицинской защите и т.д., должны решаться так же, как и с гражданами принимающего государства-члена, т.е. без дискриминации. Эти вопросы подробно урегулированы целым рядом нормативных актов Сообщества и решений Суда, и прежде всего Регламентом Совета N 1612/68/ЕЭС "О свободе передвижения работников в Сообществе".

Так, ст. 3 Регламента N 1612/68/ЕЭС предусматривает запрещение на применение норм любых правовых актов государств-членов, которые ограничивают подачу заявлений или предложений работы, или право иностранных граждан на трудоустройство или осуществление трудовой деятельности в качестве наемного работника, или подчиняют их условиям, которые не применяются в отношении собственных граждан.

Таким образом, нормативные акты Сообщества предоставляют работникам, являющимся гражданами ЕС, все возможности для трудоустройства в других государствах-членах и приравнивают их во всех правах и обязанностях к работникам таких государств-членов. Кроме того, нормативные акты Сообщества обеспечивают таким работникам право на получение пенсии по достижении пенсионного возраста в том государстве-члене, где они работали, а также право на проживание в таком государстве после выхода на пенсию.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.146.10 (0.013 с.)