Корпоративные акты адвокатского сообщества о статусе адвоката 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Корпоративные акты адвокатского сообщества о статусе адвоката



Органами самоуправления адвокатских корпораций - съездами адвокатов, конференциями, советами палат субъектов Федерации и Советом ФПА РФ - в ходе деятельности принимаются решения нормативного характера, обязательные к исполнению адвокатами (ч. 9 ст. 29 Закона об адвокатуре). Они достаточно разнообразны, ибо касаются различных отношений, возникающих в адвокатском сообществе как на региональном уровне, так и в адвокатуре России в целом. Корпоративное нормотворчество адвокатуры не представлялось актуальным до судебных реформ конца XX в. Считалось, что союзное и республиканское законодательство об адвокатуре в достаточной мере обеспечивает решение вопросов организации и внутренней жизни адвокатских коллегий. Ситуация изменилась с принятием Закона об адвокатуре и созданием Федеральной палаты адвокатов и ее совета, в обязанности которого входит координация деятельности палат субъектов. Закон об адвокатуре в статье 36, определяя полномочия Всероссийского съезда адвокатов, отнес к ним принятие Кодекса профессиональной этики адвоката, внесение в него изменений и дополнений, а также принятие Устава Федеральной палаты адвокатов, внесение в него изменений и дополнений.

 

Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый первым Всероссийским съездом адвокатов в 2003 г., явился важнейшим корпоративным актом. С позиции теории права государство как бы делегировало свои полномочия по правотворчеству самой адвокатской корпорации. При этом поправки к статье 4 Закона, внесенные законодателем (Федеральный закон от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ), признавшие за положениями Кодекса обязательное значение для адвокатов, придали ему правовой характер. Однако за съездом адвокатов сохранилось право внесения в Кодекс поправок и дополнений.

 

"Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, а также на международных стандартах и правилах адвокатской профессии" (ст. 1). Вместе с тем подчеркивается, что Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, и никакое его положение не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре (ст. 2).

 

В отличие от процессуального законодательства, как правило, содержащего позитивные формулировки о полномочиях адвоката (представителя, защитника), нормы профессиональной этики КПЭА отражают правила поведения адвоката в виде запретов и императивных предписаний. Они могут носить как общий характер, так и отражать относительно конкретные правила взаимоотношений адвоката с доверителями, коллегами, судом и должностными лицами правоохранительных органов.

 

Так, КПЭА устанавливает, что необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии (ст. 4). Профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката (из ст. 5).

 

Примерами более конкретных нравственных предписаний обязывающего характера являются нормы, касающиеся взаимоотношений адвоката с участниками судопроизводства. Так, его отношение с доверителем предполагает соблюдение ряда норм профессиональной этики. "Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени" (из ст. 6 КПЭА). Адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя. Адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителем (из ст. 9 КПЭА) и пр.

 

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению (из ст. 8 КПЭА).

 

Нормотворчество адвокатских палат субъектов Федерации, расширяясь, включило помимо уставов палат множество других обязательных для адвокатов решений. Например, издаются акты, определяющие порядок оказания юридической помощи адвокатами по назначению. Принимаются решения о размере обязательных отчислений адвокатами сумм на общие нужды корпорации. В некоторых конкретных случаях устанавливались дополнительные условия лишения адвокатского статуса, что приводило к обращению адвокатов в суд за защитой своих прав.

 

Третий Всероссийский съезд адвокатов (5 апреля 2007 г.) признал необходимым введение централизованного контроля местного корпоративного нормотворчества, приняв решение о создании на постоянной основе комиссии по правовому наблюдению, в задачи которой включена подготовка заключений о законности решений, принимаемых органами адвокатского самоуправления адвокатских палат, и внесение представлений в советы палат об устранении нарушений, если принятое решение не соответствует требованиям Закона об адвокатуре, решениям Всероссийского съезда адвокатов или Совета ФПА. Введение централизованного контроля позволяет надеяться на обеспечение упорядоченного, непротиворечивого нормотворчества адвокатских палат, соответствующих действующему законодательству и создающему дополнительные условия для эффективной правозащитной деятельности адвокатов[15].

 

Вопросы процессуального статуса адвоката, выступающего в роли представителя либо защитника в различных видах судопроизводства, требуют отдельного рассмотрения.

 

Приобретение статуса адвоката предполагает проверку соответствия личности претендента определенным требованиям (ст. 9 ФЗ об адвокатуре) и оценку уровня его профессиональной подготовки в рамках программы квалификационного экзамена, разрабатываемой и утверждаемой советом Федеральной палаты адвокатов. Программа квалификационного экзамена охватывает широкий круг вопросов как материального, так и процессуального права, и это вызывает критическое отношение к ней. Претенденты на статус адвоката, не сдавшие усложненного экзамена, видят в программе средство ограничения доступа в адвокатуру, граничащего с практикой запрета на профессию. Но возникают критические соображения и другого рода: отмечается, что программа, при всей ее громоздкости, слабо ориентирована на те знания, которые имеют непосредственную связь с адвокатской деятельностью. Вопросы квалификационного экзамена должны полнее отражать специфику адвокатской профессии. Для этого их следует максимально ориентировать на содержание статуса адвоката. Нуждаются в детализации не только вопросы о правах и обязанностях адвоката, но и вопросы о нравственных требованиях, содержащихся в Кодексе профессиональной этики адвоката.

 

Изложенное позволяет сделать ряд выводов. Содержательная характеристика статуса адвоката как совокупности его прав и обязанностей отражена в положениях ряда законодательных и корпоративных актов, которые дают представление о правовых средствах и нравственных ограничениях адвокатской деятельности по представительству и защите доверителей. Освоение этих положений является необходимым условием наделения лица статусом адвоката, что должно найти адекватное отражение в программе квалификационного экзамена для претендентов. Вместе с тем системный анализ нормативных положений, определяющих статус адвоката, позволяет выявить недостатки правовых актов в виде противоречий и пробелов, что может иметь значение для их совершенствования.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 505; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.009 с.)