Поэтому Матерь Сва рассматривалась нашими предками как энергетический потенциал «сердца» Сварога и всегда была с ним нераздельна.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Поэтому Матерь Сва рассматривалась нашими предками как энергетический потенциал «сердца» Сварога и всегда была с ним нераздельна.



 

Правда, на Руси были отдельные капища «сердцу» Сварога, но их было немного.

 

 

Для простоты понимания задач Сварога на Руси представляли великого бога четырёхглавым. Как мы уже говорили, четыре его головы символизировали пятимерное пространство.

Или куб, летящий по вектору времени, и тело бога указывало на пятое, полевое, измерение. Русское образное мышление представляло Сварога небесным кузнецом, ведь в древности кузнец считался фигурой таинственной и даже магической. В народе существует масса преданий и сказок о небесном кузнеце Свароге, который куёт в своей кузнице молнии для своего сына — Перуна. Кроме этого, повелителя небес Сварога считали еще и громовержцем, причём громовержцем более могучим и грозным, чем сам Перун. Но Сварог редко брал в руки молнии, больше он любил заниматься кузнечным делом — это его образный, антропоморфный, наиболее доступный человеку образ, и к тому же поздний.

Наши предки ориане-гипербореи, или аркты, представляли Сварога полнее, так как знали о роли и свойствах возбуждённого вакуума куда больше, чем современные учёные. На это указывают наиболее древние мифы арийских народов.

 

В далёкие времена Сварог ударил молотом по бел-горюч Алатырь-камню и родил своего сына, огненного бога Самаргла.

 

Как мы помним, космический или небесный Алатырь-камень — наиболее активное энергетическое ядро (с точки зрения механики — ось) молодой Вселенной, уплотнённый крутящийся сгусток предкосмического микромира, энергия которого направлена на созидание специализированных полей строящейся молодой Вселенной.

Но сразу возникает вопрос: откуда мог взяться этот микромир в ядре нарождающееся Вселенной, если Сварог его не создавал? По Веде, он им только воспользовался. Оказывается, ему было откуда взяться. Давайте снова обратимся к первой песне птицы Гамаюн. Конечно, наши оппоненты могут заявить, что все песни волшебной птицы придуманы А. Асовым и на них нечего ссылаться. Во-первых, они не придуманы, а только собраны и приведены в систему, а во-вторых, писателем в работе над песнями «Звёздной книги Коляды» высшие силы просто талантливо воспользовались, он в этом деле всего лишь посредник, не более. Кстати, такими посредниками были очень многие и писатели, и поэты. Например, тот же А.С. Пушкин.

Первая песня птицы Гамаюн последовательностью происходящих в Космосе событий указывает на то, что знания, которые в ней зашифрованы, могут быть только подлинными. Как мы уже говорили выше, они не противоречат законам современной физики и даже больше, во многом дополняют и конкретизируют эти законы. Кроме этого, мы знаем и другие, не имеющие никакого отношения к Асову, песни волшебной птицы о сотворении мира, но они так близки к тому, что собрал и опубликовал исследователь, что к ним мы обращаемся, как убедился читатель, только в крайнем случае.

 

 

Так вот, первая песня птицы Гамаюн говорит о том, что сначала Великий Род породил женскую ипостась Сварога — Матерь Сва, то есть матерь материального мира, и только потом духом Божьим родил Сварога. Следовательно, энергия интеграции и созидания Лады на пороге рождения материальной Вселенной появилась перед рождением вторичного возбуждённого вакуума, далее неё был рождён Родом и бог Барма (Брахма). А как мы уже знаем, Барма — бог вибрационный, он появился в результате бормотания Рода. Кроме него породил великий Род корову Земун и козу Седунь. «И из их сосцов разлилось молоко по небесному своду синему». Как это всё понимать? А очень просто: оказывается, первичный вакуум, который образно наши предки представляли Родником Вселенной, во время перехода на более низкую энергетическую ступень — вакуум вторичный (то, что ориане-гиперборейцы, а позднее русы называют Сварогом) — выделяет немалое количество энергии. В песне птицы Гамаюн прямо сказано, что до Сварога первой появилась Матерь Сва — созидательная сила, обеспечивающая зарождение предмикромира. Потом появилась в образе Бармы (Брахмы) вибрационная составляющая будущих микрочастиц. Интеграция этих двух полевых потенциалов породила первичное поле кручения (корова Земун и коза Седунь). Фактически при переходе пассивного вакуума в активный возникает целый каскад ступеней, или так называемый (физики пока об этом не догадываются, знают ее волхвы) промежуточный вакуум . Его-то наши предки и назвали небесной коровой и небесной козой, и их молоко — не что иное, как рождённый кручением промежуточного неустойчивого вакуума первичный микромир, который и заполнил центр нарождающейся молодой вселенной, стал её осью и главным энергобанком в будущих процессах строительства проявленного мироздания. Это энергия, подаренная Сварогу на созидание вселенной самим Родом. В будущем с её помощью родится премудрый Велес, а её остаток превратится сначала в уточку, а потом в грозного Чернобога — об этом мы уже писали.

Вот мы и выяснили энергетическое происхождение небесного Алатырь-камня. Оказывается, все небесные ипостаси Рода, начиная с Самаргла, были созданы Сварогом с использованием энергии этого центрального энергетического ядра нашей Вселенной. Наши предки представляли Сварога небесным огнём, но, как мы выяснили выше, небесный огонь имеет двоякое происхождение.

 

Первичный небесный огонь в образе Алатырь-камня представлен великим Родом, вторичный — могучим Сварогом, а третичный — Самарглом. Самаргла-Сварожича считают и отцом огня земного. Вот налицо первая и самая могучая Православная (ведическая) триада космических принципов нашей вселенной, отец которой представлен Сварогом, сын — Самарглом, а святой дух — Родом небесным. Эту триаду, или троицу Бога, скопировали и, не понимая её глубинного смысла, приспособили для себя христиане. Со временем летний праздник Сварога и Сварожича превратился в христианскую Троицу.

 

Но к праздникам в честь Сварога мы ещё вернёмся. А сейчас необходимо подробнее рассказать о рождении сил Тьмы и жестокой борьбе Сварога, его сына Самаргла и их светлого воинства с мощью Чернобога.

Как мы рассказали выше, Чернобог создал себя из остатков созидательной энергии, которую выделил Род для строительства Вселенной своей ипостаси Сварогу. Чернобог во всей мощи появился тогда, когда строительство Вселенной в основном было уже завершено. Сначала он в образе серой уточки (в других преданиях — гоголя и гагары) даже помогал Сварогу. Как это было, мы уже рассказали. Но когда после окончания строительства материального мира стала возможным сделать двоякий выбор: либо на созидание, либо на разрушение — «уточка» сделала выбор в сторону разрушения, и сразу же она породила Змея чёрного и его воинство. Этот Чёрный змей, подобно Сварогу, подполз к Алатырь-камню и ударил по нему своим молотом, и от этого удара разлетелись по Вселенной чёрные искры и превратились эти искры в злых демонов разрушения. Началась во Вселенной неистовая битва сил Света с силами Тьмы. Яростно вступил в сражение с Чёрным змеем Самаргл-Сварожич, но не выдержал молодой Бог схватки с порождением Чернобога и отступил к своему отцу Сварогу в его небесную кузницу. Чёрный змей также полетел к кузнице-Сварге и своим языком пролизал три её свода и был схвачен за свой язык раскалёнными клещами. И Сварог, и его сын вместе победили Чёрного змея, впрягли его в плуг и бороздами сделали границу между проявленным миром Яви и информационным — Нави.

Интересно, о чём повествует этот миф? Ведь тема борьбы со змеем в русских, германских, кельтских и других преданиях арийских народов выражена очень ярко.

Давайте попробуем разобраться. Как мы знаем, серая Уточка, так усердно трудившаяся вместе со Сварогом над проблемой устойчивости вселенной и над рождением земли, представляла собой остаточную энергию созидания. Она была порождением Рода — тем энергетическим потенциалом, который обеспечил Вселенной стабильность и рост земле. В конце концов, с её помощью появился в космосе и бел-горюч камень Алатырь — ось, центр и основной активный энергетический потенциал Рода. Но не надо забывать, что сам Великий Род родил себя из возбуждённой надвселенской Нави бескрайнего океана памяти и покоя. Вот характеристика этого информационного поля и взяла верх в сознании уточки-Чернобога. Это случилось после рождения во Вселенной материи и получения двойного права выбора. Чернобог как сын Рода, его конечная ипостась, посчитал, что проявленный мир Сварога с пылающим микромиром, горящими галактиками и незыблемыми законами не что иное, как хаос, мешающий ему (Чернобогу) строить в рамках Рода свою собственную вселенную, конечной точкой которой была бы не материя, а уснувшее информационное поле. Фактически Чернобог ещё на заре проявленного мироздания пытался обратить вспять эволюционный процесс Вселенной . Об этом и повествуют древние мифы, предания и Веды. Об этом грозном времени и рассказывает вторая песня птицы Гамаюн, и это лишний раз доказывает, что А. Асов ничего не придумал, а только систематизировал. Дело в том, что обратный процесс характерен для очень многих физических и физико-химических систем, а процесс рождения Вселенной — это и система, и многоступенчатая сложная реакция. Налицо и конечный её результат — образование материи; а как мы знаем из науки, после завершения реакции, как правило, сложной и многоуровневой, возникает потенциальная энергия её обратного хода. Такие реакции чем-то напоминают собой движение раскачивающегося маятника.

Мы узнали о том, как предки арийских народов образно, в виде красивой сказки, поведали потомкам о времени, когда судьба нашей проявленной вселенной висела на волоске, и спас положение уже не Род, а его могучая огненная ипостась — Сварог со своим сыном Самарглом и другими небесными богами-воителями. В сердце русского народа сохранился цикл преданий Сварога, в которых рассказывается о том, как Чернобог попытался отнять у богов небесный Ирий (проявленную полевую суть вселенной). По сути, в мифах Сварога говорится о том же самом восстании Чернобога, только несколько по-иному. Понятно, что злые силы, как и в песне птицы Гамаюн, победил в первую очередь сам Сварог.

Вот почему русские люди чтили Сварога ещё и как могучего воина. Воинами считались на Руси и другие ипостаси Рода, особенно огненный Самаргл Сварожич.

 

Самаргл — бог небесного и земного огня, бог, рождённый с помощью Алатырского камня Сварогом. Имя бога указывает на его сущность. Оно состоит из двух слов: «сам» и «аргл». Общий смысл этих слов означает: «сам себя организующий». То есть огонь, который сам себя поддерживает и поэтому никогда не угаснет.

 

Чтобы извратить смысл, заложенный в имени Бога, еретики от иудаизма или христианства (сейчас сказать трудно), заменили в его имени первую гласную букву. Получилось слово «Симаргл». Иногда в литературе встречается и Семаргл, но никогда мы не прочтём истинного имени бога вечного огня Проявленного мира Самаргла. В смысловую ловушку попал и А. Асов со своей «Звёздной книгой Коляды». Бог вечного небесного огня ~ сам себя организующий ~ именуется как Семаргл. Это ещё раз указывает на то, что информационная война против русского народа началась не сегодня и не вчера, как пытаются доказать нам христиане-патриоты. Эта война началась давно, еще 3,5 тысячи лет назад, и сегодняшние патриоты от христианства участвуют в ней против религии и культуры русского народа ни много ни мало десять с лишним веков. Ярким доказательством тому, что огненного сына Сварога на Руси знали как Самаргли, а не Семаргла и тем более не Симаргла, служит названный и честь него город Самара . Этот город на берегу Волги возник на месте скита староверов-огнепоклонников — самархов. Почти во всех больших городах древней Руси стояли храмы, посвящённые Сварогу и его сыну Сварожичу-Самарглу. Кроме храмов у городищ, сёл и даже маленьких деревень в честь огненных богов стояли посвящённые им капища. Культ сына Рода, властелина, огненной Сварги, бездонного синего или звёздного неба, был распространён не только у славян, но и у индов, где его знали под именем Исвара, а также у древних германцев, кельтов и других народов. Западные славяне Сварога именовали его ещё и Световидом. Световид ~ это военная ипостась могучего Бога, и в честь неё на острове Руян (современный Рюген) в городе Руян (Аркона, Яромарсбург) стоял очень красивый храм. Не менее прекрасные храмы Сварогу стояли в Старгороде, Старой Ладоге, Полоцке, Голуни и Киеве. Об этих храмах мало что известно, так как они погибли на два века раньше святилища в Арконе.

Архитектура храмов Сварога заметно отличалась от архитектуры храмов Рода или храмов женской его ипостаси — Лады. Во-первых, все святилища Сварога и его воинской проекции Световида строились не восьмиугольными, а четырехугольными. Сварог по своей полевой конструкции проще Рода, это отражается и на его храме. И, во-вторых, кроме центральной восьмигранной пирамиды, которая в древности венчала каждое православное ведическое святилище, храмы Сварога украшались ещё шестью угловыми маленькими пирамидами, в целом, с учётом центральной пирамиды, указывающими на семиликость Бога. Пирамиды куполов храмов Сварога были невысоки, зато их, покрытые золотом, изображающие небесный огонь, маковки, делались большими и напоминали своей формой пламя восковых свечей. На вершинах позолоченных маковок были установлены трёхплоскостные двойные золотые свастики.

 

 

Она указывала на то, что мир Сварога проявлен полностью, и Сварог — властелин не только полевой вселенной, но и материальной. Здание самого храма по отношению к трёхмерной свастике символизировало измерение четвёртое — вектор времени. На полевое седьмое измерение в архитектуре храма указывали шесть восьмигранных с огненной символикой пирамидальных башен. Обычно храмы Сварога имели четыре высоких, крытых осиновой черепицей крыльца. Перед каждым крыльцом на площади храма были отведены места для разведения священного огня. Внутри святилища Сварога, под куполом, стоял его четырёхглавый позолоченный кумир, а у его ног возвышался аккуратно сложенный из серого песчаника, который на Руси символизировал стойкость и долговечность, алтарь. Стены храмов Сварога и его сына Самаргла-Сварожича всегда штукатурились и расписывались по штукатурке сценами борьбы огненных богов с воинством Чернобога, на которые взирал качающийся под куполом на золотой цепи двуликий крылатый дух великого Рода. Вокруг алтаря Строителя и Властелина Космоса стояли кумиры его основных ипостасей. По правую руку от изображения Сварога блестел позолоченными доспехами Самаргл, по левую его руку в стальном панцире с золотой молнией в руках стоял бог Вселенского гравитационного поля Перун Сварожич. Кумиры остальных богов (обычно пять) стояли напротив, а над алтарём кружила крылатая птица, Матерь Сва, золотое сердце Сварога.

 

 

Современные христианские православные церкви своей архитектурой иногда напоминают древние храмы Сварога. Они, как правило, четырёхстенные, всегда имеют купол, иногда пять или более маковок. Но, с другой стороны, в православных христианских церквях начисто отсутствует пирамидальность. Как мы уже знаем, пирамида является информационно-энергетической моделью вселенной. Так вот, в их архитектуре древнюю пирамиду вытеснил цилиндр. На первый взгляд, казалось бы, несущественная деталь.

 

 

Но если учесть, что во всех религиях планеты цилиндр, направленный в небо, является символом фаллоса, то картина становится совсем иной. Старинные христианские церкви своей архитектурой напоминали древние святилища и храмы, в частности, храмы Сварога. Купола их были выполнены в виде пирамид, и маковки, венчающие вершины этих куполов, всегда символизировали пламя. Но после Никонианской реформы архитектура православных христианских храмов резко изменилась. Пирамида — символ величия и вечности Космоса — была вытеснена цилиндром — символом возбуждённого фаллоса . Спрашивается, чьего? Вопрос в этом. Мы знаем, какая энергетическая сущность люто ненавидит и презирает наполненный светом мир Сварога. Наверное, правы христианские старообрядцы, обвиняющие Никона в богоотступничестве и даже прямом сатанизме, но о сатанизме мы поговорим ниже.

В историческое время главное святилище Сварога и его сына Самаргла стояло в бескрайнем дубовом лесу (дуб считался и считается священным деревом Сварога) в вершине речки Сож, в 100 км южнее современного Смоленска. Храм Сварога был основан раньше смоленского городища, и, возможно, Смоленск в какой-то степени обязан храмовому комплексу Сварога своим возникновением. Во всяком случае, твердыня и войско Смоленска не раз прикрывали главное святилище Сварога от христианских наёмных дружин равноапостольного киевского князя Владимира. Оно было сожжено только тогда, когда под ударами христиан пал ведический Смоленск, и если город со временем возродился, то храм Сварога канул в вечность. Уцелевшие на Смоленщине предания рассказывают о храме отца богов Сварога и о времени его разрушения. Существуют и письменные источники, повествующие о храме Сварога, некогда стоявшем на высоком холме среди дубравы в верховьях реки Сож. Например, те же старообрядческие летописи, в которых, правда, Сварога называют Иисусом, и разрушение храма приписывается польскому королю Стефану Баторию; но суть не в этом, главное, дано его описание, которое в целом совпадает с текстом тайной веды, описывающей служение в сгоревшем храме отца богов и всего проявленного космоса. Храмовый комплекс Сварога в верховьях реки Сож по описанию ничем существенным не отличается от храмового комплекса Рода, о котором мы уже рассказывали. Около него также стояла обсерватория, только сделана она была из обожжённых, вертикально вкопанных по кругу дубовых столбов. На каждом столбе жрецами-художниками изображалось лицо Бога. Лица все были разные: от гневного до весёлого. Всего столбов стояло 24 на внешнем круге и 12 — на внутреннем. Внутри этих кругов под навесом была сделана деревянная круглая площадка, на которой когда-то устанавливались астрологические приборы. Что это были за приборы, теперь приходится только гадать. В настоящее время от обсерватории почти ничего не осталось, если не считать окаменелых оснований дубовых столбов и еле заметного рва вокруг всей площадки. В древности по этому рву, очевидно, уходила с территории обсерватории лишняя влага. В целом древнерусская обсерватория у храмового комплекса Сварога на реке Сож своим устройством очень напоминала кельтский Стоунхендж . Любопытно и то, что обе эти обсерватории находятся почти на одной и той же широте, что не так трудно проверить. Кстати, на 54° широте стоит и город-обсерватория Аркаим. На этой же широте до XI века в центре современной восточной Германии на месте нынешнего Берлина стояло славянское городище, рядом с которым находилось капище Сварога-Световида, и, как повествует русская ведическая традиция, на его территории тоже работала древняя обсерватория. Почему на 54° широте нашими арийскими предками было построено столько обсерваторий, мы расскажем ниже, а сейчас снова вернёмся к сожскому храмовому комплексу. Основное здание святилища — храм, как и все древнерусские храмы, рубился из толстых брёвен, только срублено оно было из священного дерева бога небес — дуба. Оно имело два этажа и, в отличие от других подобных храмов, его крышу, сделанную из осины, покрывала тонная серебряная черепица. На первом этаже здания располагались книгохранилище и библиотека. На втором этаже под куполом стояла пятиметровая позолоченная статуя Сварога-Защитника в образе русского воина. По преданию, на Боге огненной небесной стихии был одет позолоченный с глазницами шлем, на шишаке которого сидел, раскинув могучие крылья, орёл — символ неотвратимой яростной победы. Тело бога облегала позолоченная кольчуга с длинными рукавами и булатными украшающими налокотниками золотой чеканки. Кстати, налокотники с древнейших времён всегда были атрибутом русской бронной справы. Ни на Западе, ни на Востоке долгое время их не знали. Русскому же воину кованый, а ранее кожаный налокотник всегда служил своеобразным щитом. На него славянский воин мог принять удар секиры, сабли и другого оружия. До сих пор арийское воинское оружие в стиль Пяти Стихий, которое, несмотря ни на что, уцелело и продолжает жить в русском народе, оттачивает в жёстком своём варианте отражение удара врага предплечьем с последующей «мягкой» работой кистью. Поэтому подлинные источники, описывая русский защитный доспех, всегда упоминают о мощных налокотниках. В позолоченных крепких налокотниках когда-то стоял в столице Руян, Коренице, семиглавый Перун-Руевит. В налокотниках, украшенных изображением Солнца, красовалась и статуя военной ипостаси Сварога-Световида в Арконе.

Кроме кольчуги, кумир Сварога на реке Сож был закован ещё и в булатный с золотыми разводами чешуйчатый панцирь, в центре которою на стальном зерцале отливала золотом двойная свастика — символ проявленного Космоса. Статуя огненного бога также была одета в стальные кольчужные с позолотой наколенники и в кованые с золотой насечкой сапоги. В своей правой руке кумир облачённого в воинские доспехи бога держал обнажённый, хорошо отточенный огромный булатный меч. В ладони его согнутой левой руки стояла серебряная с золотыми косами, в жемчужном кокошнике и в вышитом льняном русском сарафане статуэтка молодой девушки, улыбающейся и протягивающей свои руку к парящему под куполом храма крылатому духу великого Рода. Статуя молодой девушки, стоящей на ладони властелина огненной Сварги, олицетворяла собой любимую его сердцу Русь.

Русская ведическая традиция сохранила и донесла до потомков трагические события последнего дня храмового комплекса в вершине реки Сож. А дело было так: после погромов в Смоленске наёмное христианское войско равноапостольного князя Владимира, состоящее в основном из шведов, датчан, моравов и поляков, подошло к храму Сварога-Защитника и потребовало от волхвов и воинов, «хранителей бога», открыть ворота их деревянной крепости. Естественно, последовал отказ. Тогда воевода христианского воинства, небезызвестный Путята, приказал начать штурм оплота «язычников». Путята знал, что храмовый комплекс сына великого Рода будут защищать не более 300 воинов-смертников, Конечно, он понимал, что каждый воин бога стоит десяти его дружинников, но это воеводу не очень смущало, так как он подошёл к храму-капищу с 20-тысячным, хорошо вооружённым христианским войском. Каково же было бы его удивление, когда на стены городка поднялись вместе со смертниками более 1000 воинов. По перьям и флажкам на шпилях стальных боевых шлемов Путята определил, что защищать святыню будут воины с залитых кровью непокорных Киева, Полоцка, Смоленска, Новгорода и других русских городов. Там уже побывал с мечом и огнём ставленник иудохристианского Запада киевский князь-узурпатор Владимир. По преданию, трое суток длился штурм маленькой крепости. К вечеру третьего дня осаждающие увидели на её стенах сжимающих рукояти мечей и секир волхвов в белых чистых праздничных одеждах, а также детей и женщин с оружием в руках. Христиане поняли, что «язычники» идут на смерть, как на праздник, и их воевода, приостановив штурм, обратился к верховному жрецу Сварога Добросвету. Путята предложил жрецам выдать ему все кумиры богов из храма, в том числе и облачённого в воинскую справу идола Сварога, а также книги и венчающие храм золотые свастики. Особо требовал княжеский воевода выдать ему серебряную статуэтку, стоящую на левой ладони Сварога и символизирующую матушку-Русь. Все языческие кумиры и книги кроме серебряного изображения молодой красивой Руси, протянувшей свои лебеди-руки к крылатому духу Рода, христиане собирались после надругательств сжечь, а со статуэткой, символизирующей ведическую Русь, проделать следующее. Под пение христианских молитв снять с неё одежду с солнечной символикой и потом, обнажённую и беззащитную, переплавить на серебряные гривны — символ новой христианской Руси, идущей на пути «прогресса». За повиновение и пособничество княжеский воевода обещал защитникам крепости-храма прощение за убийства христиан, а также жизнь и свободу. Молча выслушали его предложение волхв и витязи. Потом, опустив со стен лестницы, спустили по ним маленьких детей и беременных женщин; а когда дети и женщины исчезли в дубраве, раскрылись ворота крепости и из них в центр христианского войска ударил закованный в непроницаемую сталь, прикрытый синими (под цвет неба) щитами, ощетиненный копьями и поющий гимн Сварогу-победителю воинский клин. На острие этого рассекающего шеренги христианского войска клина, молниеносно работая двумя мечами, шёл сам Добросвет, верховный волхв Сварога. Вечернее солнце закатилось за тёмную грозовую тучу, стало совсем темно, но вдруг все семь строений святилища во главе с храмом Бога одновременно вспыхнули. Загорелись и башни огораживающей строение крепости. Загремел гром, рассыпались молнии, начался сильный ветер, который раздувал пламя и поднимал его к небу, а потом хлынул ливень. В струях ветра и ливня при свете горящего храма в лагере христиан кипела неистовая битва. Наёмники князя: и шведы, и датчане, а также моравы — при виде грозных небес пришли в ужас. Многие из них, несмотря на приказы и оклики своих командиров, ища спасения, бросались в лес, где, по преданию, становились жертвами разъярённых, пришедших защитить храм Сварога, волков и медведей. Так это было или нет, неизвестно. Только легенда говорит о том, что к утру христианское войско перестало существовать. Тогда горстка уцелевших защитников погибшего в огне храма, перевязав и напоив своих раненных, во главе с волхвами и Добросветом поднялась на сгоревшие руины храма-крепости. Измученные, окровавленные воины, сняв шлемы и опираясь на мечи, поднимались к тому месту, где ещё недавно возвышалось величественное здание храма повелителя небесного огня Сварога. Каково же было их удивление, когда на пепелище они увидели закованную в задымлённую броню статую сурового Сварога-защитника, бережно держащую в руках серебряный символ Руси — красавицу девушку и булатный меч . Подойдя к потускневшему, но невредимому кумиру Бога, верховный жрец Добросвет низко ему поклонился и, повернувшись к остановившимся поодаль остолбеневшим от удивления жрецам и воинам, дрогнувшим голосом сказал:

 

«посмотрите, братья, вот она — судьба милой нашему сердцу Руси, Это великое знамение, смотрите и запомните его на времена вечные! Пусть дети ваши расскажут своим детям, что видели отцы-воители, а их дети передадут свои внукам это знамение, и пусть будет так тысячу лет! Смотрите, в пламени будущих веков Святую Русь на своих руках, защищая её и храня» понесёт сам Сварог. Это его небесные силы отведут от Руси меч Чернобога, и после победы Бога Света над Тьмою Русь-матушка вступит на путь справедливости и вечной Прави под его высокой защитой и на его могучих руках».

 

Жрец закончил свою короткую речь, и над дымящимися развалинами храма несколько раз прогремело и унеслось в небо русское: «Слава Сварогу! Слава! Слава! Слава!»

Потом волхвы и воины бережно опустили на землю кумир Бога-воителя, сняли с него боевые доспехи и надели на его изображение походные боевые доспехи. Рядом с ним положили на бричку и серебряную, чудом уцелевшую, закутанную в воинский плащ, статуэтку — символ милой любому русскому сердцу Руси. Следом за этим, с почётом предав огню мёртвых и забрав своих раненных, воины, возглавляемые волхвами, навсегда покинули землю кривичей. В одном из схоронов на севере европейской Руси до сих пор бок о бок лежат две статуи. Одна, вырезанная из морёного дуба, огромная и могучая, принадлежит богу небес Сварогу. Рядом с ней в масле лежит его вооружение. Вторая, серебряная с золотыми косами, статуэтка символизирующая многострадальную, но непокорную Русь, закутанная в окровавленный плащ, дожидается своего часа. Пока это серебряное изображение Руси-матушки будет находиться на нашей земле и храниться русским народом, нет таких сил, которые бы смогли покорить Россию .

В дохристианскую эпоху русский народ праздновал в честь Сварога и его сына ~ огненного бога Самаргла Сварожича — три праздника. Первый праздник богу-строителю справлялся 16 июня по старому стилю, по новому стилю — 30 июня. Как мы знаем, 30 июня христиане празднуют свою Троицу. Но фактически этот праздник никакого отношения к христианству не имеет. Великий подвижник христианской церкви Сергий Радонежский по духу и делам был, прежде всего, волхвом. Именно за это долгое время, почти пятьсот лет, церковь, несмотря на явные заслуги игумена перед народом, никак не хотела его канонизировать. Так вот, чтобы сохранить в душе русского народа истинное представление о Творцах мира: Роде, Свароге и Самаргле, Сергий Радонежский ввел в христианство понятие Святой Троицы. Он смело в По-христиански — Отец, Сын и Святой Дух. По-ведически — Сварог, Самаргл и светлый Род. С подачи Сергия Радонежского, на Руси вновь был возрождён один из самых светлых и любимых праздников русского народа — праздник великой триады: Сварога, Самаргла и Рода. Сергий-христианин культом Святой Троицы заставил христиан усомниться в святости Торы-Библии, а также задуматься над текстами Нового Завета, где о триединстве бога в том смысле, в каком он его представил, нет ни одного слова. С другой стороны, Сергий-волхв, видя, во что выродилось в Европе иудохристианство (костры инквизиции, пытки, охота за хранителями древнего знания и т. д.), сделал не только для русского народа, но и для других потомков арийских народов всё возможное, чтобы сохранить в сердце человека, пускай даже через образ Иисуса Христа, представление об отце-Свароге и великом святом Духе — Роде. Благодаря его подвижничеству, в душах потомков европейских народов — славян, германцев, кельтов, балтов ит.д. — был разрушен и вытеснен образ «единого вселенского» иудейского божка Яхве, который путём подмены смыслов посредством христианства веками внедрялся иудеями в сознание ариев. Ведь очень скоро из Руси учение Сергия Радонежского о Святой Троице проникло в Европу в среду католиков, а позднее и протестантов. Но вернёмся к летнему празднику Сварога. Обычно на Руси праздники в честь ипостасей Рода никогда не обходились без чествования их великого Отца. Это было нормально, потому что фактически люди в лице любого из богов чествовали, прежде всего, самого Творца, а точнее, его специализацию. Поэтому и летний праздник, посвященный Сварогу — Строителю и Защитнику — начинался в храме или на свежем воздухе капища с разведения чистого огня. А, как нам уже давно известно, чистый огонь на Руси всегда олицетворял самого Рода. Итак, с чествования Рода начинался и праздник в честь Сварога. В древности первый чистый огонь разводили служители храма на его алтаре. Обычно этот ритуал начинался, как и на праздниках в честь других богов, в 4 часа утра, сразу же после криков утренних петухов. Потом огнём с алтаря храма на площади перед святилищем разводили высокий костёр. По обычаю, огонь Сварога должен питаться сухими ветками священного его дерева — дуба. Поэтому для праздника бога волхвы и охотники готовили дубовый хворост ещё с осени, сразу после осеннего его чествования. За зиму ветки хорошо просыхали и горели с большим жаром. Это считалось хорошим знамением, ведь костёр в честь любого бога на Руси всегда являлся символом горящей, наполненной микромиром Проявленной Вселенной.

Первый гимн на празднике чествования Сварога, как и другого бога, всегда посвящался великому Роду. С ним разводили огонь на алтаре храма. Обычно его пели жрецы и служители бога, но могли петь вместе с ними и пришедшие почтить Сварога простые люди. После гимна Роду и разведения чистого огня верховный волхв храма разжигал над огнём алтаря свой факел, шёл с ним через зал освящения на крыльцо храма и спускался с факелом к тому месту, где его поджидал сложенный для костра дубовый хворост. Верховный жрец был одет до пят во всё белое, ступал босиком, а на его груди переливалась золотом двойная свастика. Во время его выхода и волхвы, и прихожане все вместе начинали петь гимн Сварогу-созидателю. А идущий с факелом в руках в белом одеянии верховный волхв на таинстве обряда олицетворял собой самого Бога, разжигающего Вселенную. В то время, как костёр-Вселенная во дворе разгорался, и волхвы, и прихожане начинали петь второй гимн — уже Сварогу-Воителю. Во время исполнения этого гимна волхв-Сварог подходил к звоннице, брал в руки кузнечный молот и бил им по большому, выкрашенному в белый цвет, колоколу, символизирующему бел-горюч камень Алатырь. После удара колокола гимн замолкал, а из храма, неся зажжённые от чистого алтарного огня факелы, в боевых доспехах небесных богов и с оружием появлялись пятеро молодых и сильных жрецов, олицетворяющих огненных детей Сварога. Они окружали белую фигуру верховного волхва, кланялись ему в пояс и, повернувшись и подходя по очереди к костру, бросали свои факелы в священное пламя. После короткого спектакля, который показывал рождение светлых космических принципов — небесных богов-созидателей — и слияние их огненного потенциала с мощью своего отца, все присутствующие (и волхвы, и прихожане) начинали петь третий и последний гимн Сварогу-хранителю. Этот гимн, взявшись за руки, пели все, в том числе и изображающие богов жрецы. Потом верховный волхв храма, поднявшись на высокое крыльцо храма в окружении одетых в боевую справу «богов», молодых служителей, обращался к народу. Он поздравлял пришедших на праздник Бога-строителя, защитника и хранителя всех русских людей, желал им хорошего здоровья, счастья, а также отвечал на многочисленные вопросы. По «небесным законам», верховный волхв храма Сварога, как, впрочем, и верховные служители других ипостасей Рода, не имел права на празднике Бога не ответить на вопросы прихожан, и вот это давало ему возможность (и не только ему), отвечая на вопросы, говорить о политике, экономике и религии. Жрецы Сварога, как и служители Рода, хорошо знали, что происходит не только на Руси, но и у соседних народов, и всегда были готовы ответить на любые вопросы.

 

Вопросов прихожан и ответов на них главных служителей небесных богов побаивались власть имущие. Они хорошо знали, что если их действия будут осуждены жречеством, то русский народ их никогда не поддержит, а значит, не поддержит их и народное войско. В будущем, после появления на земле искусственных религий, нечистоплотность в действиях и постоянный страх быть всенародно разоблачёнными и заставил правящую верхушку сначала у германцев, а позднее и у славян принять надуманную, пускай фанатичную и недалёкую, лишь бы она могла развязать им руки, религию.

 

Вот почему часть русского боярства стала поддерживать ставленника побеждённой Хазарии в его религиозных реформах. Ниже этот вопрос мы постараемся рассмотреть подробнее. После ответов на вопросы верховный служитель Сварога от имени могучего бога и его огненных детей благословлял русский народ в его трудах во имя процветания Родины. Затем начинался обряд жертвоприношения богу. Для этого в каждой русской семье перед торжествами выпекались специальные праздничные караваи хлеба, их называли «сварожниками». Это были круглые буханки, а на их поверхности хозяйки вырезали ещё в тесте равносторонний крест. Получалась самая настоящая хлебная свастика. Кроме сварожников на праздник пеклись пряники в виде свастик и ирийских волшебных птиц, а также блины — символ Солнца и оладьи — символ Матери Сва (ипостаси Лады). Все эти хлебные изделия на рушниках торжественно несли в зал освящения, где перед алтарём, кумиром Сварога и других небесных богов стояли рядами приготовленные скамейки. На эти скамейки прихожане укладывали свои рушники с праздничным хлебом, блинами, печеньем и пр



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 194; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.014 с.)