ТОП 10:

Религиозная организация: «Прямой путь» мусульман



Али Вячеслав Полосин

 

ПОЧЕМУ Я СТАЛ МУСУЛЬМАНИНОМ

 

 

Прямой путь к Богу

 

 

Москва, 2003

Религиозная организация: «Прямой путь» мусульман


 


Отзыв


Книга Али Вячеслава Полосина - это честный рассказ о пути человека к Исламу. Автор книги - известный че­ловек, в прошлом - депутат, автор зако­нов, давших свободу верующим нашей страны, священник. И то, что он при­шел к Исламу - не случайность, это выстраданный опыт, это глубоко осоз­нанный выбор.

У нас в стране гарантирована сво­бода совести - право, которое обеспе­чивает мирное сосуществование раз­ных религий. Каждый выбирает сам и не препятствует другим делать их выбор. И есть уже укорененные рели­гии, ставшие частью наших традиций. Ислам - одна из них: первая проповедь Ислама, первый азан прозвучали на Северном Кавказе, в Дербенте, 14 столетий назад. С 922 года Ислам стал государственной религией многих народов России, был таким и в предшественнице Моско­вского царства - Золотой Орде. Поэтому сознательное обращение любого жителя России к Исламу - это в оп­ределенном смысле есть его личный возврат к собствен­ным истокам.

Али Полосин хорошо знает ту религию, в которой он был долгое время, и потому знает, с чем и почему он рас­стался. Об этом книга.

Но есть и еще один важный момент: в последние годы в нашу страну (а также и в большинство мусульманских стран) из США и Южной Кореи ринулись полчища про­тестантских миссионеров с тоннами литературы и гума­нитарной помощи, раздаваемой под условием принятия их веры. Используя незнание населением основ и Кора­на, и Библии, эти миссионеры пытаются совратить как мусульманскую, так и православную молодежь в "осовре­мененное" христианство. И книга "Почему я стал мусуль­манином" дает им по-настоящему аргументированный ответ - ответ с прекрасным знанием Библии, ее сильных и слабых мест Автор убедительно доказывает, что текст Библии не дает оснований для противопоставления биб­лейских пророков Исламу, что монотеизм - строгая вера всех пророков, включая Иисуса и его учеников, что Все­могущий и Единственный не нуждается в помощи Его же созданий. Библия, если ее правильно понимать, - это путь к последнему Пророку монотеизма, к священному Корану.

Думаю, что, прочитав эту книгу, читатель будет лучше разбираться и в Исламе, и в ортодоксальном и осовреме­ненном Христианстве. А главное - эта книга побуждает читателя размышлять самому о смысле своего существо­вания, помогает усилить веру в Аллаха, а значит - помо­гает быть более нравственным человеком, добрым семь­янином, ответственным гражданином своего Отечества.

Пусть Аллах Всевышний поможет Вам в этом!

Алауди Мусаев,

доктор юридических паук, полковник МВД России

Отзыв

На книгу "Почему я стал мусульманином'


Прежде всего, хотелось бы приз­вать уважаемого читателя обратить внимание на характер прочтения дан­ной книги. Дело в том, что каждое сло­во и словосочетание настолько мно­гозначны, что при втором, третьем или четвертом прочтении открывает­ся огромное смысловое пространство, заложенное всего лишь в нескольких словарных единицах. Фактически все­го лишь несколько десятков страниц при желании автора могли бы вылить­ся в несколько томов под заголовком: "Что есть Ислам?". Причем, не только для новичка, но и для самого взыска­тельного читателя. Прочитав книгу, я все время испыты­вала странное желание вернуться к ней - как будто чего-то не дочитала.

Безусловно, книга чрезвычайно информационна, структурно продумана, академически верна и одновре­менно эмоционально захватывающа. Хотелось бы, что­бы читатель отнесся к ней без религиозного пристрас­тия, с надлежащей культурой духа, с тонким осмыслени­ем текста.

Я уверена, что каждый читатель, независимо от свое­го образовательного и социального уровня и психоло­гического настроя, найдет в этой книге для себя нечто такое, что не оставит его равнодушным ни к смысловой, ни к сюжетной, ни к литературной линии книги.

Иман Валерия Порохова,

академик РАЕН

(секция "Национальная безопасность"), автор перевода Корана на русский язык

 


 


Биографическая справка

ПОЛОСИН АЛИ ВЯЧЕСЛАВ

Вячеслав Сергеевич Полосин родился 26 июня 1956 г. в Москве. Русский. Доктор философских наук, кандидат политических наук.

Окончил философский факультет Московского Госу­дарственного Университета в 1978 г. по специальности «социология», диплом: «Критика концепции "духа капи­тализма" Макса Вебера».

В 1980 г. стал работать в православной церкви чте­цом. В 1983 г. закончил Московскую духовную семина­рию. В 1983 - 1985 годах служил священником в Сред­ней Азии, был настоятелем церкви в г. Душанбе, откуда был выслан советскими властями. С 1985 по 1988 г. вне­штатный сотрудник Издательского отдела Русской пра­вославной церкви.

С 1988 по 1991 г. настоятель церкви в г. Обнинске Ка­лужской области, протоиерей. С 1996 г. в деятельности церкви не участвовал, числился внештатным священни­ком.

С 1990 по 1993 г - народный депутат РСФСР (РФ) от Калужской области, член Верховного Совета РФ, член Президиума Верховного Совета РФ, председатель Коми­тета Верховного Совета РФ по свободе совести, вероис­поведаниям, милосердию и благотворительности. Соав­тор законов РФ Ю свободе вероисповеданий» и «О сво­боде совести и о религиозных объединениях», многих законодательных инициатив и поправок. Один из разра­ботчиков церемониала вступления в должность Прези­дента РФ в 1991 г.

В 1993 г закончил Дипломатическую Академию МИД РФ, защитил кандидатскую диссертацию по политологии на тему «Церковь и государство в СССР в 1971-1991 гг».

С марта 1994 по ноябрь 2000 г. - эксперт Государствен­ной Думы РФ, советник Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций, государствен­ный советник 3 класса.

В 1999 г. выпустил книгу «Миф, религия, государство» (440 с.) о влиянии религиозных мифов на политическое развитие общества и защитил докторскую диссертацию по философии религии на тему «Диалектика мифа и полити­ческое мифотворчество». Автор ряда публикаций на рели­гиозные и религиозно-политические темы.

В мае 1999 г. публично объявил о своем возвращении к Единобожию и исповедал Ислам, принял второе имя - Али. С октября 1999 г. - советник Совета муфтиев России.

В 2000 г. выпустил книгу «Прямой путь к Богу» (68 стр.), в которой раскрыты богословские основы, побудившие христианина принять ислам. В 2001 г. опубликовал «Мани­фест новой России: третий путь - прямой!». В том же году выпустил монографию «Преодоление язычества* (206 с), в котором рассматриваются философские основы Единобо­жия и его отличие от политеизма.

Один из разработчиков «Основных положений соци­альной программы российских мусульман», выпущенных Советом муфтиев России в 2001 г.

С октября 2000 г. - председатель ново созданной рели­гиозной организации мусульман «Прямой путь» в Москве.

С февраля 2002 г. - главный редактор общероссийской независимой газеты «Всё об Исламе». В мае 2003 г. на учре­дительном съезде избран Председателем Союза мусульман­ских журналистов России.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Во имя единственного Бога Милостивого. Милосердного/

Книга «Прямой путь к Богу» разошлась, но ко мне по-прежнему обращаются многие с просьбой объяснить, поче­му моим жизненным выбором стал Ислам. Я решил, что по­вторять предыдущую работу нет смысла, а стоит написать нечто новое, включив в него отдельные моменты биогра­фии из «Прямого пути». Тогда я писал предельно кратко, что­бы объяснить самые важные моменты моего личного выбо­ра. Теперь есть возможность написать более обстоятельно.

Кроме того, за прошедшие с момента написания почти 4 года накоплен немалый опыт общения и дискуссий, и воз­никла необходимость остановиться на ряде аргументов, ко­торые в прошлой работе я не затрагивал. В итоге предлагаю вниманию читателя книгу, в которой некоторая часть явля­ется переработкой прошлых текстов, но большая часть -новым материалом,

Я жил вне традиции Ислама большую часть моей жизни, и пришел к своему единственному сознательному выбору сам, на основе 40-летнего жизненного и духовного опыта, долгих лет учебы и поисков, в результате готовности следо­вать призыву Всевышнего. Будучи не вправе скрывать свой путь от других, я предлагаю размышления о нем покорным Богу и тем, кто еще не определился в своей вере до конца.

Ислам является добровольным выбором миллионов рос­сиян и фундаментом государственного строительства ряда коренных народов России, по меньшей мере, с 922 года. Для нашего будущего мир и добрососедские отношения мусуль­ман и христиан, составляющих абсолютное большинство российских граждан, являются особенно актуальными,

Для упрочения таких отношений принципиально важ­но сохранить свободу личного мировоззренческого выбо­ра, чтобы каждый мог сам, независимо от других, признавать или не признавать для себя приоритет той традиции, которая соответствует его религиозному чувству, духовно­му опыту, интеллекту. Недопустимо придавать мировоз­зренческим дискуссиям, богословской полемике и науч­ным спорам характер политической борьбы.

Недопустим и прозелитизм, т.е. целенаправлен­ное перетягивание верующего человека, посещаю­щего общину, в другую веру и в другую общину.Про­поведь должна быть обращена на тех, кто сам хочет ее слу­шать, включая безбожников, не определившихся и суевер­ных людей. Согласие и взаимное уважение, корректные бо­гословские дискуссии - это основа веротерпимости и нор­ма здорового общества.

Скажи: "Исходит истина от Бога твоего: Кто хочет, тот уверует в Него,

Кто хочет, тот останется неверным"

(Коран, 18:29).

Мои суждения относительно христианства не являются критикой данного вероисповедания, конкретной церкви или конкретных священнослужителей, которым я желаю мира и благополучия, а лишь отображают процесс моего собственного духовного познания, т.е. моего выбора между истинными и ложными основаниями, различными аргу­ментами, процесс освобождения от собственных заблужде­ний на пути к подлинному Источнику бытия - единствен­ному и всемогущему Богу. Это - мой путь, но каждый чело­век выбирает сам. А Аллах знает лучше.


ВМЕШАТЕЛЬСТВО

РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА

В ХРИСТИАНСКОЕ ВЕРОУЧЕНИЕ

В первые два века христиане считали все таинства древ­него мира (мистерии) (Слово «мистерия» является греческим и означает «тайну» или «тайно-действие» - обряд, в котором, по мнению язычников, за видимыми дейст­виями священнослужителя невидимо происходят подобные же сверхъес­тественные действия богов, так что в итоге воля богов оказывается в зави­симости от воли совершающего ритуал человека - священнослужителя.) «сатанинским действом», не покло­нялись образу креста (их символом была рыба) и прокли­нали попытки придать Богу сотоварищей (например, уче­ние Феодорита о святой Троице в III веке). Молитвенные со­брания древних христиан восходили к иудейскому празд нованию субботы и сопоставимы с намазом, на них вспо­минали исторические события, пели псалмы и учили нрав­ственности.

Позднее, в уже государственной церкви Римской им­перии, молитвенные собрания стали превращаться в пышные церемонии с использованием всевозможных ук­рашений и драгоценностей. Многое из того, что сегодня является христианским богослужением, берет начало в других религиях и даже в придворных ритуалах (напри­мер, ритуал торжественной встречи епископа в храме бе­рет свое начало в ритуале встречи Римского императора). Император влиял на решения церковных соборов (кано­ны, догматы), иногда лично их редактировал, объявлял вне закона тех, кто не соглашался с его редакцией, причем самым мягким наказанием была ссылка с конфискацией имущества. Так, в 325 г. На первом вселенском соборе в Никее большинство членов собора были против введения нового догмата о «единосущии» Иисуса с Богом, но импе­ратор Константин (тогда - язычник) оказал нажим на них, и большинство согласилось, хотя потом и оправды­валось перед народом. Три священника во главе с Арием, не подписавшие новый догмат, были изгнаны императо­ром в ссылку.

Как глава государства император Рима преследовал вполне понятную для политика цель: духовно обосно­вать необходимость политического подчинения всех народов одному правителю - верховному «на­местнику Христа* на земле.Разница между укоренив­шимися религиями не бралась им в расчет - всех хотели унифицировать, а несогласных - уничтожить. Поэтому после принятия христианства император Рима присвоил себе титул «Pontific maximus», т.е. «первосвященник все­ленной». Правда, после политического падения древнего Рима конкурировавший с Византией Римский папа при­своил этот титул и себе, так что шла вражда между двумя «верховными наместниками бога» - римским папой и византийским императором, приведшая к расколу единой государственной церкви на православную и католиче­скую церкви.

Б «Новом завете» нет ничего, что могло бы тракто­ваться в пользу вмешательства государственного прави­теля в учение церкви. Почему же христиане согласились с этим? Ясный ответ на этот вопрос мы можем найти в са­мой церкви. Так, выступая на Большом Московском собо­ре Российской православной церкви 1666-67 годов, ми­трополит Вселенского патриархата Паисий Лигарид ска­зал царю Алексею Михайловичу Романову о православ­ном понимании должности царя: «Наречется новым Кон­стантином. Будет царь и вместе архиерей,как и пре­данный вере Христовой великий Константин восхваляет­ся у нас на великой вечерне - иереем и царем. Да и у ри­млян, как и у египтян, царь соединял в себе власть священства и царства... По сим и подобным причи­нам царь именуется Богом. И ты, богоподобный Алексей Михайлович, имеешь право на богоименование» (Богданов А. П. История России до Петровских времен. М.; Дрофа, 1997.-С273.).

Тем самым, налицо признание глубокой внутренней связи между византийско-христианским учением о царе как о «помазаннике Божьем» и мифологиями древних вос­точных монархий, тождество функций христианского ца­ря и древнеегипетского обожествленного фараона. Духо­венство, как и в древних царствах, получало «освящение» от правителя, становилось частью государственного аппарата в обмен на политическую лояльность.

Таким образом, цель создания Римским императо­ром государственной церкви и соответствующего учения - это сохранение абсолютной и безответст­венной политической власти правителя над людь­ми с помощью религиозной веры в «божествен ность» этого правителя.Верхушка тогдашнего духовен­ства согласилась на качественные изменения христиан­ского вероучения ради «рая на земле». Это блестяще пока­зал великий русский писатель Ф. М. Достоевский в легенде о великом инквизиторе в романе «Братья Карамазовы»: «порок» древнего христианства великий инквизитор уви­дел в том, что Иисус проповедовал лишь духовную свобо­ду и не принял порфиры и меча кесаря. Этот «недостаток» древнего христианства исправили в IV веке, соединив Христа с Кесарем в одну должность, безответственную пе­ред обществом.

Следует отметить, что император Рима Константин Ве­ликий, вводивший всеобщее христианство, оставался языч­ником, посвященным в культ Митры, и крестился лишь в 336 г. перед смертью, причем от священника-арианина. Многие религиозные лидеры не устояли перед соблазном благ мирской власти, и к учению Иисуса (мир ему) приме­шались как придворные церемонии, так и народный культ, что повлекло за собой в V веке качественные изменения в самом вероучении (догматы о богородице, о «святой Трои­це» и т.п.). Несогласные с такими изменениями в христиан­стве религиозные подвижники бежали от государственной церкви в пустыни - так родился феномен монашества, ко­торое впоследствии тоже было подчинено официальным структурам империи. Множество христианских общин бе­жали на юг и не принимали нового учения императорской церкви, считались «еретиками» и преследовались. После пришествия предсказанного пророками монотеизма бла­гословенного Мухаммада эти христианские общины, со­ставлявшие значительную часть населения Аравии, Малой Азии и Северной Африки, добровольно приняли Ислам, благодаря чему и стало возможным столь быстрое создание великого Халифата.


ПОЧЕМУ МОНОТЕИЗМ ПЕРВЫХ ХРИСТИАН

НЕ УСТОЯЛ ПЕРЕД ПОПУЛЯРНЫМИ

В ДРЕВНОСТИ МИСТЕРИЯМИ?

В IV веке в церкви были официально установлены и на­званы христианскими ранее отрицавшиеся таинства (по-греч.: «мистерии»), была лишь произведена замена имен и названий - с древних на новые. Однако заклинательный ха­рактер этих мистерий сохранился и с новыми именами. Так, и спаситель «правогласных египтян» Осирис, и персидский богочеловек Митра, согласно мифам, родились примерно в день зимнего солнцестояния 25 декабря, причем Митра - в пещере среди животных. Рождество этих богов-спасителей пышно праздновалось в Римской империи даже в IV веке. Схожим стало и рождество Коляды в славянских землях, так что и сегодня рождественские песни христиан в Восточной Европе зовутся «колядками». В середине IV века, вводя по­всюду христианство, император назначил день 25 декабря днем рождества Иисуса - специально с целью вытеснения популярного массового праздника рождения античных бо­гов. При этом ранее никто в христианской церкви с самого ее возникновения такой даты не знал и не праздновал.

Таинства, установленные христианами в Римской импе­рии по случаю боговоплощения, страдания, смерти и телес­ного воскресения Иисуса, практически не отличались внеш­не и по структуре от таинств-мистерий язычников, более то­го - они были призваны поглотить языческие мифы и культы, чтобы переподчинить миллионы верующих новому, христи­анскому духовенству и новому «первосвященнику вселен­ной» - римскому императору. А христианское духовенство установило культ императора не просто как одного из богов (так было в язычестве с его множеством национальных куль­тов), а как единого для всех всемирного «Спасителя», преем­ника и наместника раввина и Царя иудейского - Христа.

Культы Осириса-Сераписа (Египет-Рим), Орфея (Гре­ция), Аттиса (Рим), Митры (Персия - Рим) и многие другие строились по одной и той же схеме «боговоплощения»: чу­десное рождение богомладенца от девы - страдания за лю­дей и смерть - схождение в ад - телесное воскресение и воз­несение на небо. Жрецы этих культов при огромном скопле­нии народа ритуально воспроизводили содержание мифов, совершали массовые шествия с возглашениями: «Аттис вос­крес!» или «Осирис воскрес!», причащали верующих кровью божества в виде вина (греки), крови быка (римляне), красно­го пшеничного напитка (египтяне), считая, что это гаранти­рует им нарушение законов природы в пользу верующих.

«О вы, божественные Духи! -молился древний египтя­нин за тысячу лет до рождества Иисуса Христа. -Произнесли ли предо мной вы такие слова; "Пусть участвует он в Вечной Жизни, Причастившись священных хлебов Геба/" Хлеб причастия моего будет из белой пшеницы, Причащаться я буду напитком из красной пшеницы»

(«Египетская Книга мертвых») (Цит.по-.Ливрага Х.А Фивы. - М., 1997.-С. 118).

Причастие телом и кровью божества характерно для большинства древних религий, причем развитие шло от жестокого натурализма в сторону гуманизации: у отста­лых племен это могло быть замещающее человеческое жертвоприношение, затем человека заменило животное, затем кровь животного стала символизироваться вином или красным напитком, а плоть - хлебом. В книге мага Зардушта (Зороастра) воплощенный бог Митра говорит своим ученикам: «Кто естмою плоть и пьетмою кровь, остается во мне, и я остаюсь в нем»( Аннаньелъ Т. Христианство: догмы и ереси. - СПб., 1997. - С. 245.).Очевид­но, эта сакраментальная формула популярнейшей в Древ­нем Риме религии произвела сильное впечатление и на религиозных авторов в Израиле, который, по свидетельству своих же пророков, постоянно уклонялся в культы иных народов.

И в христианской церкви общая структура древних ми­фов и даже текст многих молитв были сохранены и получи­ли дальнейшее развитие. Так, статуи египетской богороди­цы Исиды с богомладенцем - спасителем на руках повсеме­стно стояли в Риме, так что древние христиане часто по­клонялись ей, не видя принципиальной разницы между ней и иудейской праведницей Мариам (сохранились тексты, в которых священники наказывают верующих за поклоне­ние не тем статуям). Христиане IV века возродили древнюю практику причащения мистической кровью божества через ее ритуальную замену красным вином.

Следует заметить, что и в древнем языческом мире к этой практике не все относились однозначно. Например, извест­ный оратор Цицерон писал о религиозных фанатиках:

«Когда мы называем хлеб Церерой, а вино - Вакхом, мы употребляем не более как общеизвестные риторические фигуры. Или вам на самом деле кажется, что на свете есть человек настолько безумный, чтобы искренне верить, что употребляемая им пища является богом?

В средневековье возродился также обычай обращаться к духам ранее умерших людей с просьбой нарушить законы Творца в пользу просящего, что, по сути, превращает дух те­лесно умершего человека в существо, способное самостоя­тельно изменять порядок мироздания, т.е. в бога, как он по­нимается среди язычников. Простая логика подсказывает: как может изменить порядок вещей тот, кто его не создавал и кто над ним не властен?

Я думал: зачем же уподоблять всемогущего Творца чело­веческому начальнику, любящему лесть и угодничество и принимающему решения не по установленному Им Самим закону, а исходя из просьб особо приближенных фавори­тов - «святых угодников»? Здесь проглядывает либо неве­рие во всемогущество и всезнание Бога вообще, либо отри­цание в Его действиях той справедливости, которую Он Сам утвердил в Своем откровении. Безусловно, Всевышний волен принимать любое решение по просьбе любого чело­века, тем более праведного, однако речь идет о легализа­ции общей практики поклонения не Создателю, а Его тво­рениям - людям - с лукавой целью самим вообще уклонить­ся от личного прямого поклонения и обращения к Богу.

Пока не наступил тот День,

Вам нет убежища в тот День,

И [от грехов своих] вам не отречься.

Но если [, зная это,] отвратятся — (что ж!)

Над ними стражем Мы тебя (о, Мухаммад) не посылали,

И на тебе —лишь передача [откровений]

(Коран 42:47-48).

Творец всеведущ и всемогущ, поэтому Ему известны не только любые просьба и обращение всякого человека, но и каждое его тайное желание. Если Аллах по Своей мило­сти посчитает необходимым и полезным что-либо дать человеку, то Он сделает это как всесильный Владыка; если Он посчитает это ненужным или вредным, то не сделает, Он может использовать и использует для этого и посред­ников в лице ангелов, пророков, посланников, духовных учителей, праведников, но только Аллах принимает реше­ния и дает этим посредникам полномочия передавать лю­дям Его волю. Они - лишь Его слуги, глашатаи Его повеле­ний. Если же человек сам по себе захочет что-то «посове­товать» Богу, побудить Его изменить Его решения о судь­бах других людей, то этот «советник» должен для этого знать о состоянии душ и о делах других людях больше, чем знает Сам всеведущий Творец! Претендуя на такое по­ложение, человек фактически заявляет о претензи­ях быть сотоварищем (соучастником, компаньо­ном) всемогущего и всеведущего Бога в Его общении с человечеством.Именно таковы претензии жрече­ского сословия во все времена!

Пророк Божий Исайя, наблюдавший, как народ Израиля участвовал в языческих мистериях, с горечью вопрошал: разве может человек по собственной воле проникнуть в ра­зум своего всемогущего Создателя и помочь Ему в опреде­лении судеб других людей и народов?

«Скажет ли глина горшечнику; «что ты делаешь?»...

Кто уразумел дух Господа,

и был советником у Него и учил Его?

С кем советуется Он, и кто вразумляет Его,

и наставляет Его на путь правды,

и учит знанию,

и указывает Ему путь мудрости?...

Разве ты не знаешь...

что вечный, Господь Бог,

сотворивший концы земли,

не утомляется и не изнемогает?

разум Его неисследим»

(Библия, Ис. 45:9; 40:13 - 15,28).

А вот как сказано в Коране:

И сами же Другим сотворены?

Такие же рабы Ему, как вы

(Коран, 7:191-192,194)-

Меня озадачивали и многие народно-религиозные ритуалы. Например, в России в селах сохранялся, поми­мо прочих, такой обряд. Официальные структуры, буду чи не в силах победить культ языческого бога - покрови­теля скота Белеса - заменили его культ культом созвуч­ного по имени греческого святого Власия. Однако на практике в дни, когда ранее молились Велесу, старший в семье мужчина облачался в вывороченную козлиную шкуру - как это делал жрец бога Белеса - и поил освя­щенной в церкви водой домашний скот, чтобы тот не за­болел. Для этого его кормят также веточками вербы, ко­торые почему-то заменяют в церкви ветки пальм (сим­вол встречи царя или триумфатора). На день Пятидесят­ницы весь пол в храмах с согласия духовенства устилают травой, после чтения молитв о ниспослании Духа на лю­дей эту траву верующие разбирают по домам и использу­ют в качестве средства от мышей.

Я задавал себе вопросы: почему же текст «Нового заве­та» не стал защитой от реставрации язычества - ведь он основан на учении великого пророка Единобожия? Явля­ется ли этот текст действительно откровением Всевышне­го, словом Бога? Что вообще можно несомненно считать откровением Бога?Ответы на эти вопросы - это второй важный момент в выборе мировоззренческой позиции.

Что им низвел Аллах,

Те - возмутители (Его порядка)

(Коран, 5:47).

 

Так звучит слово Божие, которое четко разъясняет нам, что в дошедших до нас отрывочных текстах древней школы христиан содержится Истина, возвещенная Богом через Ии­суса Христа (мир ему), и эта Истина свята для нас. Но есть в этих текстах и нечто, добавленное по человеческой воле, на что указывали даже сами ученики Иисуса (мир ему). Мы, му­сульмане, верим в пророческое и посланническое достоин­ство Иисуса Христа, и те его слова, которые он произносил как Пророк и Посланник Бога, - для нас истинные слова. Но, чтобы почитать их истинными, нам нужна уверенность, что предлагаемые современными христианами слова и поуче­ния Иисуса были действительно его словами, а не поздней­шим изобретением. А такой уверенности как раз и нет! Ио­ганн Вольфганг фон Гёте так описал свои впечатления об этом (в цикле стихов «Западно-восточный диван»):

«Чтоб дать Евангелье векам, Христос в наш мир с небес сошел И стал внушать ученикам Святой Божественный глагол. Потом вознесся ввысь опять, Они ж, во славу Божества, Пошли писать и повторять, Кто как запомнил, те слова. И всё различно, как обычно, -Но и способны все различно! И вот у христиан беда -Терпи до Страшного суда!»

Когда я впервые открыл Священный Коран, увидел в нем строгое Единобожие, увидел фразу «скажи им» и про­читал слова, благовествующие о единственном Творце, ко­торые никем не были переправлены, я понял, что это слова Самого Бога. Бог - автор Корана, а Мухаммад - Его Послан­ник. Всемогущий не нуждается ни в человеческих руках и ногах, ни в птичьих крыльях, ни в портретах своих «угодников», ни в человеческом редактировании своих слов, ни в иных формах «боговоплощения», ибо Он Всемогущ, Он со­творил весь мир в мгновение ока, Он властен довести Свою волю до людей так, как захочет и когда захочет и через того посланника, которого Сам изберет. О тех же, кто отвергал и отвергает сегодня Ислам, возводя на него всевозможные обвинения и строя домыслы, Сам Аллах сказал:

Не будь от Бога он,

Для подтверждения того,

И моему, и вашему Владыке/»

СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА ИСЛАМА

Прочитав богословские суждения, сравнения, кто-нибудь может спросить; Хорошо, богословская основа у вас есть, а что ислам все-таки может дать простому человеку, обществу, государству? Улучшится ли жизнь, если следовать Исламу?

Социально-политическая доктрина монотеизма не со­чинена человеком, а дана свыше Самим Творцом вселен­ной, и потому настолько сильна, что оказывает свое влия­ние и на немусульманский мир. Законы Аллаха формируют образ свободной и сильной личности - героя, изменяюще­го мир, смело изгоняющего зло, а не смиряющегося с ним. Доктрина монотеизма открыта для науки, прогресса и ос­воения высоких технологий. Что же входит в социально-политическую доктрину мусульман, живущих в немусуль­манском государстве?

Ислам - это образ жизни.

В других религиях первичным звеном является культ, под задачи культа сочиняется миф (вероучение) и затем формируется религиозное право (каноны). Ислам же ос­новывается не на культе, а на повелениях единственного и всемогущего Бога, ниспосланных Им через книгу от­кровения - Коран. Поэтому Ислам конституирует всю социальную жизнь верующих от семьи до политики так, что элементы обряда имеют производное от веры значе­ние и могут варьироваться в различных жизненных си­туациях. Поэтому возрождение Ислама - это, в первую очередь, возрождение активной жизненной позиции, а затем уже строительство мечетей. Любое покушение на социальные устои мусульманской жизни означает поку­шение на религиозные убеждения и чувства верующих и способно вызвать адекватный и решительный ответ. Во всем остальном мусульмане - законопослушные гражда­не, предпочитающие все вопросы улаживать договор­ным путем.

Благословенный пророк Мухаммад сказал: «Если кто-то из вас увидит мерзость, пусть устранит ее своими руками; если не сможет руками - пусть устранит ее своим словом. Если не сможет и словом - пусть воз­ненавидит ее в своем сердце, но последнее - прояв­ление слабости веры».В этом и заключена квинтэссен­ция социальной доктрины Ислама и мировоззрения каждо­го мусульманина!

Доктрина свободы в Исламе

Всевышний сказал Своему пророку:

«И если б Твой Господь желал того,

Так неужели ты, о Мухаммад,

Способен вынудить людей

Принять Господню веру?»

(Коран, 10:99).

Принятие веры в Бога - индивидуальное дело каждого человека. И если даже Своему пророку Творец не дал права принуждать людей в выборе своих убеждений, то и никто другой тем более не вправе этого делать.

Таким образом, отношение к правам и свободам челове­ка в Исламе регулируется прямой волей Творца, а не чело­веческими желаниями. Это имеет принципиальное значе­ние, так как институт гражданских прав и свобод, создан­ный человеком, не имеет незыблемой опоры, и так же, как он создан, может быть и изменен - например, по воле зем­ного правителя. Воля же Создателя мироздания вечна и неизменна, и никто из людей, относящих себя к ве­рующим, не вправе ее нарушить.

В материалистическом и либеральном обществах права и свободы человека рассматриваются вне понятия вечной жизни, даруемой Аллахом, а именно - лишь как средство достижения временного комфорта. Без понятия вечной жизни нет объективного критерия, по которому могут быть четко установлены границы человеческой свободы, за ко­торыми начинается аморальность, произвол, анархия и тирания. Без понятия абсолютных ценностей границы свобо­ды могут устанавливаться лишь субъективно:

в либерализме безграничная свобода абсолютизируется до уровня кумира, объекта культового поклонения, что ве­дет общество к полному моральному и физическому выро­ждению: «Если былюдям дали всё, на что они претен­дуют, жизнь и все имущество нации были бы поте­ряны»(изречение пророка Мухаммада),

а в деспотизме свобода и права человека объявляются порождением «греховного сознания», препятствием для то­талитарной диктатуры.

Общество и государство должны признавать и уважать главное право человека - его право на вечную жизнь, дару­емую Творцом! Это право дает критерий и очерчивает рам­ки всех остальных прав и свобод, формулируемых общест­вом в терминах гражданского законодательства.

В этом сила религии Ислама, которая не разделяет жизнь на «духовное» и «мирское», а соединяет их в единую реальность, где цель и средства находятся в гармонии! Ис­лам предлагает человечеству эталон цельной и здоровой личности с чувством собственного достоинства и осозна­нием своих неотъемлемых прав и свобод. Откровение Все­вышнего дает человечеству также и основные законы соци­альной жизни, позволяющие каждому человеку сохранять и реализовывать без ущерба для себя и для других свою Бо­гом данную свободу.

Выработка человечеством в XVIII - XX веках междуна­родных правовых документов в области прав человека сви­детельствует о величии человеческого духа, приближающе­гося из тьмы невежества к истине, ниспосланной в начале VII века в Коране, в котором земные права и свободы челове­ка описаны в полном объеме и в их связи с вечным пред­назначением человека.И только в этой связи эти права и свободы из словесной декларации могут стать повседнев­ной реальностью для всех людей независимо от их пола, происхождения и национальности. Бог говорит Пророку:

Скажи: «Исходит истина от Бога твоего:

ИСЛАМ И ЕВРОПА

Так неужели вы считали,

Ты не найдешь средь тех

Привязанности к тем,

Которые противятся Аллаху и Его пророку...

Где им навечно пребывать.

Аллах доволен будет ими,

Они довольны будут Им;

Они - из партии Аллаха.

Али Вячеслав Полосин

 

ПОЧЕМУ Я СТАЛ МУСУЛЬМАНИНОМ

 

 

Прямой путь к Богу

 

 

Москва, 2003

Религиозная организация: «Прямой путь» мусульман


 


Отзыв


Книга Али Вячеслава Полосина - это честный рассказ о пути человека к Исламу. Автор книги - известный че­ловек, в прошлом - депутат, автор зако­нов, давших свободу верующим нашей страны, священник. И то, что он при­шел к Исламу - не случайность, это выстраданный опыт, это глубоко осоз­нанный выбор.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.72 (0.034 с.)