Вопрос 9: Земство и политическое страхование



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос 9: Земство и политическое страхование



Для управления земским имуществом и заве­дениями, а также для исполнения таких обязан­ностей, которые требовали особых познаний и подготовки, земские управы могли приглашать "посторонних лиц..." – вольнонаемных служа­щих, то есть нецензовый элемент или "третий элемент". Численно земские служащие далеко превышали цензовиков (земских гласных). По своему культурному уровню и по своим специ­альным познаниям они стояли несравненно выше общей массы земских гласных, менее были заражены духом либерализма. В отличие от земских деятелей (большинство среди кото­рых были кадеты и октябристы) немалая часть представителей земской интеллигенции оказа­лась в рядах социалистических (преимуще­ственно эсеры) партий. Либерально настроен­ные земские служащие подчеркивали конститу­ционно-демократическую партию.

Воспитанные в большинстве случаев на сословно-крепостнических началах, имея перед собой пример административной иерархичес­кой субординации, "хозяева" земского дела трудно привыкали, а порою и не выносили строптивости земских служащих, всемерно старались их ограничить и привести в повино­вение. Однако земские служащие, порою раз­розненные и разбитые, вновь объединялись и брали дело в свои руки, оттесняя хозяев, "указывая" им надлежащее место.

Эта кажущаяся, на первый взгляд, чрезвы­чайно странной борьба "хозяев" с "наемника­ми" с конечной победой последних объясняет­ся самим существом дела. По своей идее земство, как организация населения для про­явления самодеятельности на началах самоуп­равления, естественно, должна была привле­кать к себе все наиболее энергичное и жизне­способное. Поэтому кузнецу и требования предъявлялись гораздо большие, чем к бюрок­ратической машине. Главная задача земства – культурно-хозяйственная деятельность - тре­бовала, прежде всего, знаний и высокого про­фессионализма. Этих знаний у выборных пред­ставителей земских исполнительных органов (членов и председателей управ) явно не хвата­ло, а большей частью и не было. Нужда застав­ляла их прибегать к услугам "наемников" и притом истинного "третьего элемента" - идей­ной интеллигенции, которая способна была на жертвы ради всеобщего дела, то есть настоя­щих (действительных) тружеников.

Попытки "хозяев" обойтись без профессио­налов, заменить их своими людьми, как прави­ло, завершались очень плачевно. Земская прак­тика знает немало случаев и не совсем аккурат­ного обращения с деньгами, и отсутствия эле­ментарной честности и порядочности. Все это вызывало недовольство населения, и, прежде всего, крестьян, которые в большинстве своем (особенно в первое время) очень осторожно относились к земским нововведениям. Требовались огромные усилия "третьего элемента" и земских гласных, прежде чем начать какое-то новое дело.

Помимо всего этого, сам рост земского дела, остановить который было невозможно, все разраставшиеся потребности народа, удов­летворять которые было необходимо, требо­вали новых интеллигентных рабочих рук, то есть новых "наемников". Поэтому земства, исходя из местных потребностей, сами начи­нают готовить специалистов низшего и сред­него звена, подбирать из числа коренных жи­телей стипендиатов для обучения в средних и высших учебных заведениях страны. И, таким образом, в начале XX века окончательно реша­ют кадровую проблему.

В демократизации всех земских начинаний, в стремлении придать не показную, а действи­тельную общедоступность и общеполезность – главная заслуга "третьего элемента". Земс­ких гласных и выборных служащих управ насе­ление могло и не знать, но земского врача, учителя, агронома, ветеринара, страхового агента, фельдшера и т.д. крестьяне знали, уважили и ценили. Диалог образованного мень­шинства и крестьянского мира в земстве полу­чился и, как показала история, принес свои ощутимые результаты.

Земская практика выработала также и неле­гальные формы организации отдельных пред­ставителей "третьего элемента". Что легально воспрещалось правительством, принимало скрытую или полулегальную формы в земствах и вне их. Служащие многих земств организо­вывались и действовали сообща, помогали своим коллегам, пострадавшим по политичес­ким делам, связывались с другими земствами по доставанию мест товарищам и друзьям, оставшимся без работы, собирались для об­суждения различных вопросов земского дела и т.п. Весьма интересен в этом плане опыт Московской губернской земской кассы поли­тического страхования.

Губернская страховал касса могла входить в союз с однородными учреждениями, возникаю­щими в других губерниях, на условиях, которые утверждались съездом. Касса приходила на помощь своим членам в следующих случаях: 1) ссылка в определенные местности России или высыпка за границу; 2) арест и тюремное заключение; 3) выезд по собственному желанию за границу взамен ссылки; 4) высылка из преде­лов губернии; 5) вынужденный преследованием переход на нелегальное положение; 6) увольне­ние со службы за политическую деятельность или за принадлежность к политическим парти­ям. В указанных случаях касса обеспечивала участнику ее или его семье ежемесячное полу­чение денежной суммы в течение определенно­го времени, а именно: а) в случаях лишения свободы касса оказывала помощь в течение всего времени ссылки и заключения; б) по возвращении из ссылки или по выходе из зак­лючения, а также во всех других случаях – касса оказывала помощь потерпевшим членам в те­чение шести месяцев.

Размер ежемесячных выдач участникам кас­сы определялся по принадлежности их к раз­рядам страхования (15 руб., 25 руб., 50 руб., 75 руб.). Выбор разряда страхования предостав­лялся личному желанию участника.

Средства кассы составлялись: 1) из запас­ного капитала, слагающегося из вступитель­ных взносов участников; 2) из расходного капитала, куда поступили ежемесячные взносы участников кассы. Ежемесячные взносы соот­ветствовали разрядам страхования (50 коп., 1 руб., 3 руб., 5 руб.). Член кассы, не сделавший своих взносов в течение четырех месяцев, терял право на помощь кассы. Он восстанав­ливался по решению совета группы после внесения недоимки за пропущенное время.

При губернском совете кассы был основан для приискания занятий (работы) потерпев­шим членам особое бюро. Оно изучало про­фессиональный состав участников кассы и устанавливало контакты с профессиональны­ми организациями и посредническими бюро.

Организация кассы полностью прошла по всем обычным линиям земской врачебно-санитарной организации в Московской губер­нии: во всех уездах образовывались местные группы, а в губернской земской управе - груп­пы по отделам: санитарному, ветеринарному и прочим. Роль местных центров повсюду вы­полняли земские врачи – участковые и сани­тарные. Участковые врачи во всех уездах вош­ли в кассу почти в полном своем составе. Они вовлекли в состав страховых групп лиц, при­мыкающих к ним в политическом настроении из состава среднего медицинского персонала и учителей, а также из числа местных жителей. Земские санитарные врачи в большинстве сво­ем были избраны делегатами групп. Руководя­щим органом являлся губернский съезд пред­ставителей групп, с участием центрального органа - правления кассы. Исполнительным губернским центром было земское санитар­ное бюро, причем на его медико-статистичес­кий отдел легли обязанности по статистике и отчетности кассы. Итак, вся мобилизация сил, необходимая для осуществления этого плана, была проведена весьма легко и быстро по проторенным путям земской организации.

Процедура действий земской кассы страхо­вания устанавливалась в весьма простой фор­ме. Все записи личного состава членов, за­страховавших себя на случай "политической аварии", составляли круг ведения автономных местных групп. Представителю ее принадле­жало ведение личных счетов участников, соби­рание ежемесячных взносов и передача их в губернский центр. Установление прав постра­давшего на пенсию, определение ее размеров и срочности также были делом местной груп­пы, представитель которой получал из центра соответствующие указания. В бюро правления кассы сборы местных групп (по мере их по­ступления) регистрировались по счетам групп. Постановления о выдачах премий рассматри­вались срочно и приводились в исполнение в день заявления. В то время как все записи по личным счетам (взносов и выдач) велись на местах, в автономных группах, в задачу губер­нского центра входили: общая регистрация поступающих и выдаваемых сумм, проведение общих и однообразных принципов в практику местных органов.

О деятельности кассы ее центральным бюро гектографировались краткие ежемесячные циф­ровые сведения. Один-два раза в год собира­лись делегатские совещания, которым правле­ние предоставляло отчетность по текущим де­лам кассы. В свою очередь, правление для исполнительной работы уполномачивало не­большую коллегию лиц, работающих в центре.

В 1907 г. в целях пропаганды идеи земского взаимного политического страхования, была составлена и издана брошюра "Опыт полити­ческого страхования" с приложением устава кассы и краткими сведениями из деятельности (без указания губернии).

Касса действовала в течение 9 лет – с 1905 по 1913 г. Общие итоги ее операций за это время были следующие. Общая сумма поступ­лений кассы составляла 31901 руб. 17 коп., в том числе 1402 руб. запасного капитала. Наи­большие поступления падают на 1906 и 1907гг. На 66% (по количеству членов) касса сформи­ровалась в 1905-1906 годах.

В составе кассы в 1905 г. насчитывалось 306 членов. В следующем году оно возросло до 524 чел., и далее – до 571 чел. в 1913 г. По разрядам страхования наиболее напол­ненной группой явилась одна из средних (стра­ховая сумма 50 руб. в месяц). Сюда приписа­лось 45% всего состава участников кассы. Высшая группа (75 руб.) заключала в себе 21%, что с предыдущим давало 2/3 всего объема кассы.

Для характеристики деятельности кассы при­ведем некоторые данные из годовых отчетов кассы. Так, в 1905 г. общее число потерпевших членов кассы было 4 чел., а в 1906 г. - 43 чел. Из них 35 чел. были подвергнуты аресту и тюремному заключению, после чего 14 чел. были высланы в более или менее отдаленные местности, а именно: в Якутскую область - 2 чел.; в Нарымский край - 1, в Тобольскую губернию - 4, в Архангельскую губернию - 2 чел.; одно лицо заменило ссылку выездом за границу; остальные 12 чел. были уволены из земской службы по требованию администра­ции без лишения свободы. По профессиям потерпевшие разделялись так: 24 - учителя, 8 - крестьяне и рабочие, 6 - врачи, 3 - фельдше­рицы, 2 - агрономы, 2 - ветеринарные врачи, 1 - студент и 1 - священник. Из страховой кассы в 1906 г. всем этим лицам было произ­ведено в общей сложности 206 выдач. При этом 100 руб. и менее получили 22 чел., до 200 руб. - 11, до 300 руб. - 4,600-700руб. - 1 чел. Средний размер выдачи составлял 153 руб.

В течение 1907 г. количество лиц, получив­ших пособие кассы, было 50. Из них 16 состо­яли членами кассы в 1906 г. и 34 чел. поступи­ли вновь. Количество всех выдач за этот год было 249, среднее число выдач на одно лицо - 5, средний размер суммы -138 руб., 100 руб. и менее получили 24 чел., 100-200 руб. - 15, 200-300 руб. - 4, 300-400 руб. - 4, 400-500 руб. - 3 лица. Профессиональный состав потерпевших был таков: 24 учителя, 6 врачей, 3 ветеринарных врача, 3 фельдшерицы, 4 слу­жащих губернской управы, 2 агронома, 4 кре­стьянина и рабочих, 2 конторщика, 1 студент, 1 служитель. Поводом к назначению пенсий послужили: увольнение с земской службы (без лишения свободы) - 18 членов, лишение сво­боды - 32, из последних заменили ссылку выездом за границу 5 лицам, освобождено 1 лицо, в бегах 3 члена, остаются в ссылке 5 лиц (Архангельская губ., Тобольская губ., Якут­ская область, Нарымский край).

В 1908 г. помощь оказывалась 34 лицам, из них вновь поступивших было 22, в 1909 г. - 21 чел., втом числе вновь потерпевших 14; в 1910 г. числа эти были 14 и 9, и в 1911 г. - 9 и 6, а 1912 и 1913 годах - лиц вновь потерпевших было 5 и 4 соответственно годам.

Таким образом, деятельность кассы как вре­менного учреждения растянулась на довольно продолжительный срок. Однако ее главное зна­чение приходится на начальные годы - 1906-1908, когда удары реакции по рядам земской интеллигенции наносились с особой жестоко­стью, мстительностью и сопровождались мас­совыми гонениями. В 1911-1912 гг. историчес­кая обстановка, условия общественно-поли­тической жизни в стране были исключительно другие, выражением которых служили годы общественного подъема. Потребности вступ­ления в кассу политического страхования для новых членов почти не было. Регулярные взно­сы прежних ее членов за отсутствием реаль­ных побудительных мотивов сократились по­чти до 1/5 части ее прежней нормы. Понизился запрос на помощь кассы. В конце 1912 г. правление приняло решение о прекращении приема новых членов в кассу. К 1913 г. все без исключения обязательства кассы по выдачам премий ее участникам были исполнены, а сама деятельность кассы приостановлена. В 1917 г. остаток средств был передан правлению Со­юза земских врачей Московской губернии.




Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 107; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.021 с.)