Понятие о литературном языке



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие о литературном языке



Понятие о литературном языке

В это понятие входит общенародный фонд лексики с нейтральным или положительно-оценочным значением лексики, единицы которой употребляются в речи ,в художественном языке, не имеет отрицательных коннотаций. Сюда не входят жаргоны, сленги, архаизмы, неологизмы.

Понятие современного литературного языка:

а) в широком смысле- от Пушкина и до наших дней.

б) узкое понятие- язык 2-3 последних десятилетий.

В понятие современного русского языка входит лексика активного запаса.

 

Литературный язык — высшая форма русского языка, это язык национальной культуры: язык политики и искусст­ва, науки и официальных документов, язык повседневного и делового общения культурных людей.

У литературного языка есть важный признак: это язык нормированный, т. е. литературный язык опирается на сис­тему норм. Языковыми нормами называются исторически сложившиеся образцы и правила, которыми определяются произношение и написание слов, их выбор, образование грам­матических форм слов, построение и использование в речи со­четаний слов и предложений, создание целостных текстов.

Так, согласно современным орфоэпическим нормам, регу­лирующим правильное произношение, следует произносить слово вода с предударным звуком, близким к [а] (произнесение этого слова с предударным звуком [о] противоречит норме). Грамматические нормы русского языка предписывают образо­вание таких форм: люди (а не *человеки), пути (а не *путя), красивее (а не *красивёе или *красйвше), положить (а не *по-кластъ) и т. п. Противоречат нормам литературного синтакси­са сочетания типа ^согласно решения (здесь требуется не роди­тельный, а дательный падеж) или употребление деепричаст­ных оборотов в конструкциях типа *Приехав домой, дверь не открылась (правильно: Приехав домой, я не смог открыть дверь).

Таким образом, следует изучать и соблюдать нормы произ­ношения и словоупотребления, орфографии и пунктуации, об­разования грамматических форм слов и синтаксических кон­струкций. Языковые нормы обладают рядом признаков.

1. Нормы не придумываются кем-то специально, они объ­ективно складываются в ходе человеческого общения.

2. Нормы изменчивы, но меняются они очень медленно. Языковая норма в хорошем смысле консервативна, иначе пре­рвется общение разных поколений людей, говорящих на од­ном литературном языке.

3. Нормы различны в разных ситуациях общения: что хо­рошо в устной речи, порой абсолютно невозможно в официаль­ном документе, и наоборот.

4. Нормы характерны не только для литературного языка: существуют свои неписаные, но соблюдаемые говорящими нормы и в диалектах, и даже в просторечии. Литературная норма связана с понятием кодификации. Литературный язык — это язык кодифицированный. Под кодификацией в науке понимается целенаправленное упорядочение языковых норм, приведение их в систему, в целостный и авторитетный для всех носителей языка свод (или «кодекс») правил образо­вания и употребления языковых единиц.

Этот свод правил должен быть изложен в письменной фор­ме — в виде словарей, справочников, грамматик, учебни­ков для школы. Кодификацией занимаются прежде всего уче ные-филологи (см. труды В. В. Виноградова, С. И. Ожегова, Д. Э. Розенталя и др.). Еще одно средство кодификации — ре­чевой пример лучших представителей культуры, науки, поли­тики, безукоризненно владеющих русским литературным язы­ком, — таких, как А. А. Ахматова, К. И. Чуковский, К. Г. Па­устовский, Д. С. Лихачев и др.

Все говорящие на русском литературном языке должны беречь свой язык — это общее национальное достояние. В на­стоящее время русскому литературному языку угрожает без­думное и часто неоправданное заимствование иноязычных слов, а также проникновение в газетные и художественные тексты вульгарной, грубой и просторечной, даже бранной лек­сики.

Литературный язык существует в двух основных формах — устнойи письменной.Хотя первичной формой является уст­ный язык (письменность всегда вторична по отношению к раз­говорной речи), наиболее детально описаны нормы письменно­го литературного языка (орфографические, пунктуационные, грамматические). Литературная разговорная речь (ее иногда не совсем точно называют «разговорным стилем») стала объек­том изучения лишь в последние десятилетия, кодифицирован­ными в ней являются лишь произносительные нормы, тогда как грамматической кодификации эта сфера литературного языка никогда не подвергалась.

Внутри письменного (или «книжного») литературного языка различаются так называемые функциональные стили. Функциональным стилем называется разновидность литературного языка, которая используется в определенной сфере общения. На основании различий в лексическом составе и с учетом особенностей использования грамматических пра­вил обычно принято выделять три основных функциональных стиля русского литературного языка:

1) официально-деловой (или «канцелярский») стиль,ха­рактерный для официального общения (деловой переписки, заявлений, дипломатических документов и т. п.);

2) публицистический (или «газетно-публицистический») стиль, который отражается в языке прессы;

3) научный стиль,свойственный языку научных исследо­ваний.

Выделяют также особый «художественный стиль», находя­щий отражение в языке художественной литературы. Однако нужно иметь в виду, что в языке художественной литературы при характеристике персонажей могут быть использованы средства самых различных стилей русского литературного языка, а также разговорной речи, иногда — диалектной и просторечной, а порой, как уже говорилось (вспомним «Войну и мир» Л. Н. Толстого), — даже средства других языков.

Наконец, следует принимать во внимание и террито­риальные разновидности русского литературного языка. Давно подмечено, что в Москве, например, носители литера­турного языка говорят не совсем так, как в Петербурге. Это сказывается и в произношении, и в использовании отдельных слов.

 

Понятие о лексикологии как науке

Наука о лексической системе языка называется лексиколо­гией. Лексикология изучает значение слова как самостоятель­ной единицы языка; исследует слова, объединенные в различ­ные группы (синонимические, антонимические); обращается к истокам слова, его происхождению; наблюдает за степенью употребительности слова — его «молодостью» или «старо­стью», изменением его значений; определяет области употреб­ления отдельных слов — язык науки, публицистики, деловое письмо, художественная или разговорная речь. Лексикология интересуется способностью слова выразить чувства человека и его оценки, воздействовать на окружающих.

Л е к с и к о л о г и е й (гр. lexis - слово + logos - учение) называется раздел науки о языке, изучающий лексику. Лексикология может быть описательной, или синхронической (гр. syn - вместе + chronos - время), тогда она исследует словарный состав языка в его современном состоянии, и исторической, или диахронической (гр. dia - через + chronos - время), тогда ее предметом является развитие лексики данного языка.

В задачи лексикологии входит изучение значений слов, их стилистической характеристики, описание источников формирования лексической системы, анализ процессов ее обновления и архаизации. Объектом рассмотрения в этом разделе курса современного русского языка является слово как таковое. Следует заметить, что слово находится в поле зрения и других разделов курса. Но словообразование, например, внимание сосредоточивает на законах и типах образования слов, морфология - грамматическое учение о слове, и только лексикология исследует слова сами по себе и в определенной связи друг с другом.

Объект изучения лексикологии- слово (единица языка).

Предмет-аспект изучения признака слова.

Ономасиологический и семасиологический подход в изучении лексики

Ономасиология- раздел лексикологии, занимается проблемой номинации(способы обозначения, называния предметов и явлений).

Семасиология- изучение значения слова, семантики. Раздел языкознания, занимающийся значениями языковых единиц.

 

 

По лексической сочетаемости

Свободное (хлеб свежий,чёрный,круглый,чёрствый и тд, но сочетаемость ограничена внутренними семантическими причинами:нельзя умный,храбрый и тд)

Связанное

Стнтаксически обусловленное значение(проявляется в синтаксической позиции сказуемого)( шёлковый-послушный. Он будет о меня шёлковый).

Конструктивно ограниченное значение словареализуется в объединениях слов с подчинительной связью (управление,согласование,примыкание),где семантическая законченность одного слова восполняется лишь в сочетании с другим ( зелёный- неопытный по молодости,зелёный юнец,зелёная молодёжь).

Фразеологически связанное значениене может обозначать предметы, процессы самостоятельно. Оно именует их в сочетании только с определёнными словами (закадычный друг, заклятый враг, тоска берёт, злость берёт, кромешная тьма).

 

Пути возникновения омонимов

Появление омонимов в языке объясняется следующими причинами.

1. В результате заимствования иноязычных слов может произойти формальное совпадение в звучании и написании слова-"пришельца" и исконно русского. Например, существительное брак1' в русском языке родственно глаголу брать (ср.: взять за себя замуж), его современное значение - 'семейные отношения между мужчиной и женщиной; супружеские отношения'. Его омоним брак2 - 'испорченные, недоброкачественные, с изъяном предметы производства', а также 'изъян в изделии' - заимствован из немецкого языка (Brack - 'недостаток'). Таким же образом в наш язык пришли омонимичные русским словам заимствования: клуб1' (из англ.) - 'общественная организация' (ср. русск. клуб2 дыма от глагола клубиться); лейка1 ' (из нем.) - 'вид фотоаппарата' (ср. русск. лейка2 садовая от глагола лить); норка1' (из финск.) - 'хищный пушной зверек из семейства куниц', 'мех этого пушного зверька' (ср. русск. норка2 - уменьшительное к слову нора - 'углубление под землей с ходом наружу, вырытое животным и служащее ему жилищем').

2. Слова, вошедшие в русский язык из разных языков-источников, могут оказаться созвучными. Например, кран1' (из голл.) - 'затвор в виде трубки для выпуска жидкости или газа' и кран2 (из нем.) - 'механизм для подъема и перемещения грузов'; блок1' (из фр.) - 'объединение государств, организаций для совместных действий' и блок2 (из англ.) - 'приспособление для подъема тяжестей'; мат1 (из нем.) - 'мягкая подстилка из прочного материала', мат2 (арабск.) - 'поражение в шахматной игре', мат3 (из фр.) - 'отсутствие блеска, шероховатость гладкой поверхности предмета'.

3. Из одного языка заимствуются одинаково звучащие слова. Так, из французского заимствованы омонимы мина1' - 'взрывной снаряд' и мина2 - 'выражение лица'; из латинского - нота1' - 'музыкальный звук' и нота2 - 'дипломатическое обращение одного правительства к другому'.

4. При образовании новых слов из имеющихся в языке корней и аффиксов также появляется немало омонимов. Например, городище1' - 'место древнего поселения' и городище2 - увеличительное от слова город; завод1 - 'промышленное предприятие' и завод2 - 'приспособление для приведения в действие механизма'; критический1 (от слова критика) и критический2 (от слова кризис); газоход1 - 'машина, приводимая в движение газовым двигателем' и газоход2 - 'ход для газа'; папочка1 - форма субъективной оценки от слова папа и папочка2 - форма субъективной оценки от слова папка.

5. В языке появляются омонимы и как результат совпадения вновь образованной аббревиатуры с давно известным полнозначным словом. Например, аист1 - 'перелетная птица' и АИСТ2 - 'автоматическая информационная станция'; Амур1' - 'река' и АМУР2 - 'автоматическая машина управления и регулирования'; Марс1' - 'планета' и МАРС2 - 'машина автоматической регистрации и сигнализации' и под. Собственно, в таких случаях можно говорить об омофонах, так как написание аббревиатур отличается от написания ранее известных слов. Причем их графическое разграничение не случайно: вводя в язык слова, омонимичные уже известным, необходимо придать им иную графическую форму, используя прописные буквы, чтобы избежать смешения этих слов в письменной речи.

6. Омонимами становятся исконно русские слова, претерпевшие различные изменения в результате фонетических и морфологических процессов, происходящих в языке. Например, слово лук1, означающее старинное оружие, некогда имело носовой гласный, который со временем стал звучать как [у]. Это привело к совпадению этого слова с другим словом лук2, означающим огородное растение. Совпали в произношении слова жать1 ' (от жму) и жать2 (от жну), которые раньше различались характером носовых гласных, звучавших на месте современного звука [а]. Утратили различия формы лечу1 (от лечить) и лечу2 (от лететь). Изначально в первой из них писалась буква c, а не е. Аналогично слово некогда1' (в значении 'когда-то') также писалось с буквой c. Сейчас это омоним к некогда2 в значении 'нет времени'.

7. Источником появления омонимов может быть и разрыв в семантической структуре многозначных слов, при котором отдельные значения настолько расходятся, что уже не воспринимаются как принадлежащие одному слову. Так, из многозначности развивалась омонимия пар свет1 ' - 'вселенная' и свет2 - 'рассвет, восход солнца' Хотел объехать целый свет, а не объехал сотой доли.- Чуть свет - уж на ногах! и я у ваших ног (Гр.), слог1 - 'часть слова' и слог2 'стиль'; ср. также вытопить1' печь и вытопить2 сало, махнуть1 рукой и махнуть2 на юг (разг.).

Нельзя не считаться и с тем, что перерастанию многозначности в омонимию могут способствовать изменения, происходящие в процессе исторического развития общества, в самих предметах (денотатах), в способе их изготовления. Так, некогда слово бумага означало 'хлопок, изделия из него' и 'материал для письма'. Это было связано с тем, что в прошлом бумага изготовлялась из тряпичной массы. До середины XIX в связь между этими значениями была еще живой (можно было сказать бумажное платье, ткань из шерсти с бумагой). Однако с заменой сырья для производства бумаги (ее стали делать из древесины) произошло семантическое расщепление многозначного слова на омонимы. Один из них (означающий хлопок и изделия из него) дается в словарях в отдельной словарной статье с пометой устар. Превращение многозначности в омонимию в подобных случаях не должно вызывать сомнений.

Причины омонимии:

1) формальные совпадения различных по значению слов

2) словообразовательные процессы

3) распад полисемии, причина: утрата архисемы

 

Антонимия

А н т о н и м ы (гр. anti - против + onyma - имя) - это слова, различные по звучанию, имеющие прямо противоположные значения: правда - ложь, добрый - злой, говорить - молчать. Антонимы, как правило, относятся к одной части речи и образуют пары.

Современная лексикология рассматривает синонимию и антонимию как крайние, предельные случаи, с одной стороны, взаимозаменяемости, с другой - противопоставленности слов по содержанию. При этом для синонимических отношений характерно семантическое сходство, для антонимических - семантическое различие.

Антонимия в языке представлена `уже, чем синонимия: в антонимические отношения вступают лишь слова, соотносительные по какому-либо признаку - качественному, количественному, временному, пространственному и принадлежащие к одной и той же категории объективной действительности как взаимоисключающие понятия: красивый - некрасивый, много - мало, утро - вечер, удалять - приближать. Слова иных значений обычно не имеют антонимов; ср.: дом, мышление, писать, двадцать, Киев, Кавказ. Большинство антонимов характеризуют качества (хороший - плохой, умный - глупый, родной - чужой, густой - редкий и под.); немало и таких, которые указывают на пространственные и временн`ые отношения (большой - маленький, просторный - тесный, высокий - низкий, широкий - узкий; ранний - поздний, день - ночь) ; меньше антонимических пар с количественным значением (многие - немногие; единственный - многочисленный). Встречаются противоположные наименования действий, состояний (плакать - смеяться, радоваться - горевать), но таких немного.

Развитие антонимических отношений в лексике отражает наше восприятие действительности во всей ее противоречивой сложности и взаимообусловленности. Поэтому контрастные слова, как и обозначаемые ими понятия, не только противопоставлены друг другу, но и тесно связаны между собой. Слово добрый, например, вызывает в нашем сознании слово злой, далекий напоминает о близком, ускорить - о замедлить.

Антонимы "находятся на крайних точках лексической парадигмы"1, но между ними в языке могут быть слова, отражающие указанный признак в различной мере, т. е. его убывание или возрастание. Например: богатый - зажиточный - неимущий - бедный - нищий; вредный - безвредный - бесполезный - полезный. Такое противопоставление предполагает возможную степень усиления признака, качества, действия, или г р а д а ц и ю (лат. gradatio - постепенное повышение). Семантическая градация (градуальность), таким образом, свойственна лишь тем антонимам, смысловая структура которых содержит указание на степень качества: молодой - старый, большой - маленький, мелкий - крупный и под. Иные же антонимические пары лишены признака градуальности: верх - низ, день - ночь, жизнь - смерть, мужчина - женщина.

Антонимы, обладающие признаком градуальности, в речи могут взаимозамещаться для придания высказыванию вежливой формы; так, лучше сказать худой, чем тощий; пожилой, чем старый. Слова, употребляемые с целью устранить резкость или грубость фразы, называются э в ф е м и з м а м и (гр. еu - хорошо + phemi - говорю). На этом основании иногда говорят об а н т о н и м а х-э в ф е м и з м а х, которые выражают значение противоположности в смягченной форме.

В лексической системе языка можно выделить и а н т о н и м ы-к о н в е р с и в ы (лат. conversio - изменение). Это слова, выражающие отношение противоположности в исходном (прямом) и измененном (обратном) высказывании: Александр дал книгу Дмитрию.- Дмитрий взял книгу у Александра; Профессор принимает зачет у стажера.- Стажер сдаетзачет профессору 2.

Существует в языке и внутрисловная антонимия - антонимия значений многозначных слов, или э н а н т и о с е м и я (гр. enantios - противоположный + sema - знак). Это явление наблюдается у многозначных слов, развивающих взаимно исключающие друг друга значения. Например, глагол отходить может означать 'приходить в обычное состояние, чувствовать себя лучше', но он же может означать 'умирать, прощаться с жизнью'. Энантиосемия становится причиной двусмысленности таких, например, высказываний: Редактор просмотрел эти строки; Я прослушал дивертисмент; Оратор оговорился и под.

По структуре антонимы делятся на р а з н о к о р н е в ы е (день - ночь) и о д н о к о р н е в ы е (приходить - уходить, революция - контрреволюция). Первые составляют группу собственно лексических антонимов, вторые - лексико-грамматических. У однокорневых антонимов противоположность значения вызвана различными приставками, которые также способны вступать в антонимические отношения; ср.: вложить - выложить, приставить - отставить, закрыть - открыть. Следовательно, пpoтивoпоcтaвлeниe таких слов обязано словообразованию. Однако следует иметь в виду, что добавление к качественным прилагательным, наречиям приставок не-, без- чаще всего придает им значение лишь ослабленной противоположности (молодой - немолодой), так что контрастность их значения в сравнении с бесприставочными антонимами оказывается "приглушенной" (немолодой - это еще не означает 'старый'). Поэтому к антонимам в строгом значении этого термина можно отнести далеко не все приставочные образования, а только те, которые являются крайними членами антонимической парадигмы: удачный - неудачный, сильный - бессильный.

Антонимы, как уже было сказано, обычно составляют в языке парную корреляцию. Однако это не значит, что то или иное слово может иметь один антоним. Антонимические отношения позволяют выражать противопоставление понятий и в "незакрытом", многочленном ряду, ср.: конкретный - абстрактный, отвлеченный; веселый - грустный, печальный, унылый, скучный.

Кроме того, каждый член антонимической пары или антонимического ряда может иметь свои, не пересекающиеся в антонимии синонимы. Тогда образуется некая система, в которой по вертикали располагаются синонимические единицы, а по горизонтали - антонимические. Например:

умный - глупый грустить - радоваться

разумный - бестолковый печалиться - веселиться

мудрый - безмозглый тосковать - ликовать

головастый - безголовый

толковый - тупой

 

Подобная корреляция синонимических и антонимических отношений отражает системные связи слов в лексике. На системность же указывает и взаимосвязь многозначности и антонимии лексических единиц.

Исконно-русская лексика

И с к о н н о р у с с к а я лексика по своему происхождению неоднородна: она состоит из нескольких наслоений, которые различаются временем их образования.

Самыми древними среди исконно русских слов являются и н д о е в р о п е и з м ы - слова, сохранившиеся от эпохи индоевропейского языкового единства. По предположениям ученых, в V-IV тысячелетиях до н. э. существовала древнейшая индоевропейская цивилизация, объединявшая племена, жившие на до вольно обширной территории. Так, по исследованиям одних лингвистов, она простиралась от Волги до Енисея, другие считают, что это была балкано-дунайская, или южно-русская, локализация1 Индоевропейская языковая общность дала начало европейским и некоторым азиатским языкам (например, бенгальскому, санскриту).

К индоевропейскому праязыку-основе восходят слова, обозначающие растения, животных, металлы и минералы, орудия труда, формы хозяйствования, виды родства и т д.: дуб, лосось, гусь, волк, овца, медь, бронза, мед, мать, сын, дочь, ночь, луна, снег, вода, новый, шить и др.

Другой пласт исконно русской лексики составляют слова о б щ е с л а в я н с к и е, унаследованные нашим языком из общеславянского (праславянского), послужившего источником для всех славянских языков. Этот язык-основа существовал в доисторическую эпоху на территории междуречья Днепра, Буга и Вислы, заселенной древними славянскими племенами. К VI-VII вв. н. э. общеславянский язык распался, открыв путь к развитию славянских языков, в том числе и древнерусского. Общеславянские слова легко выделяются во всех славянских языках, общность происхождения которых очевидна и в наше время.

Среди общеславянских слов очень много существительных. Это прежде всего конкретные существительные: голова, горло, борода, сердце, ладонь; поле, гора, лес, береза, клен, вол, корова, свинья; серп, вилы, нож, невод, сосед, гость, слуга, друг; пастух, пряха, гончар. Есть и отвлеченные существительные, но их меньше: вера, воля, вина, грех, счастье, слава, ярость, мысль.

Из других частей речи в общеславянской лексике представлены глаголы: видеть, слышать, расти, врать; прилагательные: добрый, молодой, старый, мудрый, хитрый; числительные: один, два, три; местоимения: я, ты, мы, вы; местоименные наречия: там, где, как и не которые служебные части речи: над, а, и, да, но и т. д.

Общеславянская лексика насчитывает около двух тысяч слов, тем не менее этот сравнительно небольшой лексический запас составляет ядро русского словаря, в него входят наиболее употребительные, стилистически нейтральные слова, используемые как в устной, так и в письменной речи.

Славянские языки, имевшие своим источником древний праславянский язык, по звуковым, грамматическим и лексическим особенностям обособились в три группы: южную, западную и восточную.

Третий пласт исконно русских слов состоит из в о с т о ч н о с л а в я н с к о й (древнерусской) лексики, которая развилась на базе языка восточных славян, одной из трех групп древних славянских языков. Восточнославянская языковая общность сложилась к VII-IX вв. н. э. на территории Восточной Европы. К племенным союзам, обитавшим здесь, восходят русская, украинская и белорусская народности. Поэтому слова, оставшиеся в нашем языке от этого периода, известны, как правило, и в украинском, и в белорусском языках, но отсутствуют в языках западных и южных славян.

В составе восточнославянской лексики можно выделить: 1) названия животных, птиц: собака, белка, галка, селезень, снегирь; 2) наименования орудий труда: топор, клинок; 3) названия предметов домашнего обихода: сапог, ковш, ларец, рубль; 4) названия людей по профессии: плотник, повар, сапожник, мельник; 5) названия поселений: деревня, слобода и другие лексико-семантические группы.

Четвертый пласт исконно русских слов составляет с о б с т в е н н о р у с с к а я лексика, сформировавшаяся после XIV в., т. е. в эпоху самостоятельного развития русского, украинского и белорусского языков. В этих языках уже есть свои эквиваленты для слов, принадлежащих собственно русской лексике. Ср. лексические единицы:

собственно русские грустный очень нужно смородина печатник украинские сумный дуже потрiбно порiчки друкар белорусские сумны вельмi потребна парэчкi друкар

Собственно русские слова выделяются, как правило, производной основой: каменщик, листовка, раздевалка, общность, вмешательство и под.

Следует подчеркнуть, что в составе собственно русской лексики могут быть и слова с иноязычными корнями, прошедшие путь русского словообразования и обросшие русскими суффиксами, приставками: партийность, беспартийный, агрессивность; линейка, рюмка, чайник; слова со сложной основой: радиоузел, паровоз, а также множество сложносокращенных слов, пополнивших наш язык в XX в.: МХАТ, леспромхоз, стенгазета и др.

Исконно русская лексика и сейчас продолжает пополняться словами, которые создаются на базе словообразовательных ресурсов языка, в результате самых разнообразных процессов, характерных для русского словообразования.

Лексика

Лексическая система языка предоставляет говорящему вы­бор из стилистической парадигмы, в которую входит нейтральная лексика (0), высокая лексика (+) и сниженная лексика (-): говорить (0) — вещать (+) — болтать (-); глаза (0) — очи (+) — зенки (-).

Эти пласты лексики отличаются разной степенью употре­бительности и сферой употребления. По степени употребитель­ности выделяется лексика активногои пассивного запаса.Слова активного запаса — общеупотребительные, характерные для любого стиля в любой обстановке общения: день, ночь, конец, начало, вчера и др. Они не имеют оттенка устарелости или новизны. На фоне активной лексики выделя­ются слова пассивного запаса. Это слова, редко употребляемые в повседневном общении и не всегда понятные носителям язы­ка. Это либо потерявшие активность слова, устаревшие — ар­хаизмы и историзмы: государыня, денщик, городовой; либо недавно появившиеся слова, непривычные, не вошедшие в общее употребление: презентация, медиахолдинг, клонирование.

Лексика активного запаса формирует нейтральные (межстилевые) слова. Лексика пассивного запаса связана с книжными словами. Они характерны для письменной речи, употребляются в торжественных ситуациях, при офици­альном общении. Особую роль играют поэтизмы — слова с высокой экспрессией, эмоционально окрашенные, оценоч­ные; они встречаются в устном народном творчестве: лазоре­вый, яхонтовый; в поэзии: лилейный, флер, мирт, денница, божественный и др.

С точки зрения сферы употребления выделяются две основ­ные группы слов — общенародные слова и слова ограниченного употребления: термины ис­пользуются среди людей, работающих в одной отрасли науки (физиков, филологов, медиков); профессионализмы — слова, характерные для людей одной профессии; жаргон­ные слова и арготизмы связаны с родом занятий лю­дей, их наклонностями, возрастом, взглядами; диалек­тизмы — слова, известные людям, проживающим на одной территории.

Диалектная лексика — это слова, свойственные какому-ни­будь одному говору или нескольким говорам: баско — 'хоро­шо, красиво' (новгородское), похлея — 'путь' (владимирское), боршать — 'ворчать' (вологодское). Этнографические диалек­тизмы обозначают особенности материальной культуры насе­ления: сарафан — севернорусское, панева — южнорусское (вид женской одежды).

Термины и некоторые профессионализмы характерны для письменной речи, официального общения. Жаргон, арго, ди­алектизмы употребляются в разговорном стиле языка, при неофициальном общении.

Нейтральная (межстилевая) лексика

Нейтральные слова употребляются в любой ситуации: в устной непринужденной беседе, в научных статьях, учебни­ках, в художественной литературе и т. д. Они обслуживают все стили речи, составляют большую часть русской лексики — по подсчетам ученых, на 100 слов русского языка приходится 75 слов нейтральных. Четвертая часть всего русского лексическо­го запаса приходится на долю стилистически окрашенных слов — книжных (высоких) и разговорных (сниженных). Они закрепляются в употреблении за тем или иным стилем и при­обретают функциональные качества только на фоне нейтраль­ной лексики: шествовать и топать известны на фоне нейт­рального идти; почивать и дрыхнуть — на фоне спать.

Однако некоторые понятия, относящиеся по природе своей к речевым ситуациям одного типа (низким или высоким), мо­гут не иметь нейтральных слов для своего обозначения: только «высокое» (трибун, оратор) либо только «сниженное» (гово­рун, болтун, оболтус, глупец, дурак). В силу своей оценочной окраски эти слова не могут быть межстилевыми, т. е. употреб­ляться во всех функциональных стилях.

Нейтральные слова — это вся общеупотребительная лекси­ка русского языка: стол, окно, учитель, синий, русский, хо­дить, беречь. К ним принадлежат слова любой части речи, кроме междометий ай! эх! о! у! и др. — они никогда не упо­требляются в официально-деловой и научной речи.

В языке нейтральные слова объединяются в тематические группы, которые входят в активный словарный запас, и без них не обходится ни одна речевая ситуация: группа слов, обо­значающих время: когда, сегодня, сейчас, завтра; столетие, век, год, месяц, неделя, день, утро, вечер, ночь; час, минута, секунда, будущее, прошлое и т. д.; место: где, здесь, там, справа, слева, сзади, впереди, наверху, внизу; земля, страна, республика, дом, квартира и т. д.; группа слов, отрицающих существование: нет, не, ни, никакой, никто; группа слов, указывающих налицо: я, ты, он.

Основу любого текста, в том числе научного и официально-делового, составляет нейтральная лексика активного запаса: «Русский язык действительно выковал себе очень сложную, а потому и отзывчивую систему выразительных средств» (Л. В. Щерба). Здесь нейтральные слова русский, язык; дейст­вительно, себе, очень, сложный, а, потому, отзывчивый, средства. Нейтральная лексика не только «скрепляет» любой текст, составляет его основу, но и помогает избегать вульгар­ных выражений в устной разговорной речи, которая при отсут­ствии нейтральных слов становится убогой и пошлой; ср.: украли одежду сперли барахло. Еще один вариант в этом ряду — похитили носильные вещи — отличается неестествен­ностью, напыщенностью, кажется лишним в устной речи.

Однако нейтральность межстилевой лексики не означает ее невыразительности; с ее помощью мастера прозы и поэзии до­биваются высокой образности и эмоциональности текста, его воздействующей силы:

Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее изба­ми, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротка, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле, и все благополуч­но. Налево с края села начиналось поле; оно было видно далеко, до горизонта, и во всю ширь этого поля, залитого лунным светом, тоже ни движения, ни звука (А. Чехов).

Межстилевая лексика получила название нейтральной не потому, что она невыразительна, а потому, что на ее фоне осо­бенно заметна стилистическая окрашенность других пластов лексики — книжного и разговорного.

Книжная лексика

Пласты книжной лексики характеризует функционально-стилевая или эмоционально-оценочная окраска либо обе одно­временно. К книжной лексике относится научная лексика — термины и профессионализмы (ограниченные сферой употреб­ления), высокая лексика — архаизмы, историзмы, неологиз­мы (ограниченные степенью употребительности), слова заим­ствованные — старославянизмы, англицизмы, американизмы, галлицизмы и др. На их основе развиваются книжно-письмен­ные стили речи.

У этих слов есть общее свойство — принадлежность почти исключительно к письменной речи. Ее подготовленность, об­думанность, соответствие нормам, установка на официальное общение определяют характерные черты книжной лексики. Она отражает специальные знания говорящего (в области раз­личных наук), область его профессиональной деятельности (производства), уровень культуры и образования.

Научная лексика отличается разной степенью книжности. Термин — слово, точно обозначающее понятие в науке. Термины делятся на общенаучные (умеренно книжные): резю­ме, альтернатива, функция, аргумент, дефиниция, диалек­тика, квалификация; узкоспециальные (высокая книж­ность): в математике — квантор, факториал, гипотенуза, ка­тет; в информатике — компьютер, файл, плоттер, сканер, сервер; в лингвистике — полисемия (многозначность), синони­мия (одинаковозначность), омонимия (разнозначность), семан­тика, синтаксис.

К книжной лексике относятся и профессионализ­мы — слова или выражения, употребляемые людьми, объ­единенными одной профессией. В отличие от термина, это сло­ва, не узаконенные наукой, обозначающие как бы полуофици­альное понятие, в котором может отражаться эмоциональная сторона, оценка: подвал — 'нижняя часть газетной страницы', шапка — 'общий заголовок для нескольких статей' и др.

Архаизмы, историзмы, неологизмы широко используются в сфере публицистики, ораторской речи. Это высокие слова, окрашенные и функционально, и экспрес­сивно. Их значение одновременно выражает и предметный, и оценочный смысл: вопиющий — 'вызывающий негодование' (и «это плохо»); ярый, оплот, творец и т. д. Архаизмы и исто­ризмы относятся к лексике пассивного запаса, имеют помету «устар.».

Историзмы — это названия исчезнувших предметов, они способны либо создавать колорит ушедших времен: коль­чуга, шлем, гусар, либо напоминать о недавно минувшем: ку­лак, нэп, дружина. Многие историзмы возвращаются в язык в новом качестве: Дума, сенатор. Историзмы не имеют синонимов.

Архаизмы представляют собой названия существую­щих вещей и явлений, вытесненные словами-синонимами активной лексики: лицедей актер, всуе



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-24; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.204.31 (0.017 с.)