Из разговора с психоаналитиком




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Из разговора с психоаналитиком



 

Миша приехал к доктору на следующий день после отъезда Алисы. Если бы его спросили, зачем, он вряд ли бы нашел, что ответить. Потянуло его туда, как будто какая‑то неведомая сила потащила. Вроде бы и не о чем уже говорить, а поговорить хочется. Хочется снова оказаться в этом спокойном кабинете, на этом удобном кресле. Поговорить с человеком, который все поймет, все объяснит. Скажет, что теперь делать. Вячеслав Михайлович не возражал. Он как‑то даже и ожидал, что Потапов вернется к приемам. Хорошенько обдумав все, о чем они говорили и что делали в этом году, он пришел к выводу, что не ради Алисы, а ради только себя самого Миша и ходил. И через нее решал свои вопросы, затыкал свои дыры.

– Как же так, доктор? Что же теперь будет? – Мишу трясло, изо рта долетала неприятная смесь утреннего перегара с ароматом пепельницы. Вячеслав Михайлович с трудом удержался от того, чтобы не поморщиться и не отпрянуть. На раз – два – три он с максимальной естественностью подошел к Мише, взял его за плечи и помог сесть в кресло.

– Не надо нервничать, попробуем во всем разобраться.

– Да в чем разбираться? Она ушла, ее больше нет.

– Она есть, она просто приняла определенное решение.

– Как вы не понимаете, ведь она теперь натворит глупостей. Она себя погубит! Что, если она опять поехала в Ленинград?

– Стоп, стоп, стоп, – замотал головой врач, но Миша его не слышал.

– Наверняка ее поманил кто‑то из старых знакомых. Бедная Олеся! Какая жизнь ее ждет?

– Прекратите! – резко рявкнул Коробов и, стянув с лица очки, принялся нервно их протирать. Как тяжело достучаться до сознания человека, практически всегда мы ведем не диалог, а групповые монологи. Да‑да, вот так, слушаем не друг друга, а только себя. Говорим, говорим, говорим…

– Что? – вытаращился на него Потапов.

– Послушайте, мы достаточно с вами играли в спасателей. Я не могу и не хочу больше заниматься ерундой, идя у вас на поводу. Очевидно, что ваша Алиса не нуждается в моей и, простите, в вашей помощи тоже. Так что, если желаете, мы будем заниматься вашими проблемами. Нет – в таком случае, наши встречи лишены смысла.

– ??? – застыл Миша. Казалось, что смысл сказанного не смог дойти до него, не пробился сквозь его румянец.

– Лично вы хотите со мной работать? Исследовать свою личность, изменять свою жизнь.

– Но у меня нет никаких проблем!

– Да что вы! – выдохнул Вячеслав Михайлович. – Это прямо в глаза бросается.

– Что вы имеете в виду?

– Извольте, поясню. Да, вы не употребляете наркотиков и не стремитесь выброситься в окно, но мне почему‑то кажется, что и у Алисы с этими категориями жизни уже давно все в порядке. И ее уход от вас только подтверждает это. Причем я сильно сомневаюсь, что она отбыла куда‑то по старым, брошенным ею дорогам. Жаль, что я ни разу ее не видел, но все, что я о ней знаю, характеризует ее как яркого, сильного и не обремененного догматической моралью человека. Так что ее жизнь, вполне возможно, заблещет гораздо более яркими красками, нежели наша с вами.

– Она прекрасна, – вдруг побледнел Миша. Пожилой доктор смотрел на него и понимал, что перед ним встает задача, куда более сложная, нежели реабилитация наркомана.

– Не стану спорить. Но вернемся к вашим проблемам. Сколько вам лет?

– Тридцать два.

– Ага. Женаты не были?

– Нет.

– Вы уже много лет любите женщину, которая вами не интересуется. У вас нет детей, нет семьи, нет фактора счастья, то есть стабильного получения удовольствия от жизни. Вы недовольны той реальностью, что вас окружает, но изменять хотите не себя, а Алису. Смысл жизни видите только в поиске и спасении Алисы. Чем вы наполните свою жизнь, если вдруг узнаете, что она полюбила прекрасного принца, ездит на роллс‑ройсе, живет в Швейцарии и счастлива, как никто другой. Что дальше будете делать вы?

– Не знаю. Это же просто сказка.

– Почему? Вы не верите в это?

– Нет.

– Это наша первая проблема. Основа вашего миропонимания заложена на мифической уверенности в том, что некто Алиса Новацкая без вас пропадет. По определению. И никогда, ни при каких обстоятельствах не сможет прожить одна, без вашей помощи и поддержке. Сегодня она исчерпывающе пояснила, что это не так. Как только этот миф развеялся, ваша структура начала разрушаться. Депрессии, безверие, уныние и невозможность вести нормальную полноценную жизнь. Между прочим, вы являетесь потенциальным алкоголиком. Часто через алкоголь происходит компенсация. Вы любите выпить?

– Нет, – отвернулся Миша. У него еще гудела голова от вчерашнего, но он совершенно не был готов к подобному разговору. Бред какой‑то. Разве он алкоголик?

– Это радует. Но, как видите, проблемы у вас есть и немалые. Ну хорошо, не буду вас больше пугать. Скажу только, что если вы решите попробовать изменить свою жизнь в лучшую сторону, свою а не Алисину, то я даю вам очень высокие шансы на успех. Это, конечно, стоит денег, но дело того стоит. По‑крайней мере, вы не станете тратить годы на выяснение того, куда именно отбыла Алиса Новацкая и хорошо ли ей.

– Давайте попробуем, – пробормотал Потапов и, наконец, решился посмотреть в глаза доктору.

– Отлично. На сегодня мы ограничимся только тем, что попытаемся понять и принять поступок Алисы.

– Принять?

– Именно. Ложитесь. Расскажите мне, что вы почувствовали, когда она ушла. Расскажите, как это произошло.

– Она подошла и сказала, что уходит.

– Сама лично?

– Да. Мы долго говорили. Она сказала, что не хочет исчезать без следа. Хочет, чтобы я понял.

– Хорошо, она не стала оставлять вам записку. Теперь вы знаете, что именно ею двигало.

– Она сказала, что не хотела, чтобы я подумал, что это из‑за меня.

– Какая умница! – восхитился Коробов. – Не стала делать с вами то, что сделали с ней. Уверяю вас, что расстаться по‑человечески не так просто. И это стоило ей усилий. Так что говорить о том, что она к вам плохо относилась нельзя. Определенно уважала, определенно испытывала теплые чувства.

– Но не любила.

– И нечего. Это не страшно. Найдется та, что искала вас всю жизнь. Тем более что вы мужчина. Немного уверенности в себе, немного желания – и все. Мужчинам гораздо проще.

– Звучит интересно, но, честно говоря, я не думаю, что от каких‑то там сеансов можно добиться таких результатов. Меня игнорировали всю жизнь и я, честно говоря, не жду другого.

– Ну конечно. В этот все дело. Все мы верим, что можем спасти кого‑то другого, но не хотим даже плюнуть, чтобы сделать что‑то для себя.

– Простите, – смутился Миша. Впрочем, весь следующий час он рассказывал про свои чувства и впервые за многие годы допустил, что действительно на свете есть что‑то еще кроме Алисы Новацкой. Нельзя сказать, что от этой мысли ему стало намного легче, но… У Вячеслава Михайловича Коробова появился перспективный клиент. Из тех, что никогда не вылечиваются до конца и никогда не выставляют претензий. Ему действительно можно помочь, если приложить усилия и время. Но что‑то всегда останется. Какой‑нибудь внутренний комплекс, кризис или тяжелый момент. Всегда что‑то выплывает из детства, юности, периода сексуального становления. Травмы, обиды, неправильные программы. Хватит на долгие годы.

Осенний вечер, теплый, бархатный, укутывал лучше шелкового платка. Вячеслав Михайлович закрыл дверь за Мишей Потаповым, последним на сегодня клиентом.

– Тяжелый случай, – подумал он. И все таки, какая интересная штука – жизнь. Фактически, Алисе никогда не нужна была помощь. Пройдя своим путем, она не задержалась ни на одной остановке более положенного. И нигде не застряла, проявив силу и определенную жесткость. Да, ей достались травмы, но каждому дается по его способностям и по его возможностям. И теперь она пойдет своей дорогой, а он поможет Мише идти своей. Ее бывший муженек отсидит положенный срок, выйдет и превратит жизнь своей старой матери в ад. Она сделает все возможное для того, чтобы снова изолировать его от себя и как можно быстрее. А когда он, наконец, украдет, покалечит или убьет кого‑нибудь, она снова примется набирать деньги для его «спасения». Ведь спасать так приятно. И очень просто, гораздо проще, нежели спасаться. А самое сложное – просто жить, с радостью и благодарностью принимая любой день, что отпущен Богом. Нет, лучше сетовать на непутевого сына (дочь, брата, зятя, сноху) и утешать себя благородством приносимых жертв. Ну их. Пойду‑ка я лучше домой. Как хорошо, что меня дома ждет самая простая и нормальная жена, замороченные собственными делами дети и их дети – внуки, проказливые шалуны, маленькие хитрецы. И хорошо, что Бог дал людам комплексы и проблемы. Пока этот мир устроен так, а не иначе – у меня всегда будет работа.

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.42.98 (0.011 с.)