XIII. Не все говорящие лягушки – заколдованные принцы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

XIII. Не все говорящие лягушки – заколдованные принцы



 

Кто же на самом деле был Лягушонок?

В Сокращенной Версии сказки недвусмысленно говорится, что Лягушонок (или, точнее говоря, будущий Принц) был околдован злой ведьмой. Что же касается того, как это произошло, что заставило ведьму применить свои чары, и почему Принц оказался им подвержен – об этом сказка умалчивает.

Дело оказывается более запутанным, чем предполагает Сокращенная Версия. Объяснения часто необходимы для лучшего понимания сказки, а неопределенность по поводу того, кто был наш лягушонок на самом деле – один из важнейших моментов.

Дело в том, что не все говорящие лягушки – заколдованные принцы.

Говорящая лягушка может быть просто… говорящей лягушкой: думающей, чувствующей, красноречивой, но все же не имеющей человеческого прошлого, и никакого другого будущего, кроме своего мокрого земноводного тела.

Был ли наш лягушонок принцем? Этот вопрос никогда не приходил ему в голову. Его память начиналась с того момента, когда он появился в колодце и не простиралась дальше этого. Тем не менее, два момента действительно оставили у него смутное воспоминание о каком-то другом существовании: однажды весенним утром он почувствовал запах жасмина, другой раз увидел как падает кленовый лист, причем обе эти сцены (воображаемые или все же пришедшими из глубин памяти?) были необычно высокими и … сухими. Но эти два странных момента быстры исчезли и он остался с воспоминаниями, в которых был уверен. Он не пытался искать смысла в этих двух моментах. Он вполне был доволен своим существованием в виде лягушки.

Ну, а теперь, я должен признаться в том, что не имею никакого представления о заклинаниях или колдовстве. Мы живем в такое время, когда не надо в них разбираться. Необходимость магических решений предполагает существование магического мира. Такой мир более устойчив, чем наш. Мысли создают реальность только благодаря тончайшим и сложнейшим приемам. Мы, современные люди, не можем достичь исполнения наших желаний, будь то пожелания благополучия себе и своим близким или нанесения вреда своим врагам. И единственная магия, с которой мы сталкиваемся, это магия влюбленности. За это надо благодарить звезды.

Однако есть среди нас немногие, которые способны совершать путешествия через границу души. Я спросил свою подругу, относящуюся к этим избранным (в другой культуре ее назвали бы ведьмой), как по ее профессиональному мнению, был ли Лягушонок заколдован или нет. Она сказала мне, что вопрос неуместен. – То, что мы знаем, – сказала она, – это то, что лягушонок влюбился в принцессу. Это – главное. Неважно, как он дошел до этого. Он мог быть исключительно лягушкой, обуреваемой желанием перескочить через несколько ступеней эволюционной лестницы. Или же, он мог быть принцем, который забыл о своей прошлой жизни. Заклятие – это всего лишь застывшее состояние ума. Если ты думаешь, что ты – лягушка, ты и есть лягушка.

И здесь я должен закончить обсуждение этого вопроса. Теперь мы знаем столько же о прошлом Лягушонка, сколько знает он сам. И мы знаем многое о прошлом Принцессы – ровно столько, сколько нам понадобиться для продолжения истории.

 

XIV. Как она влюбилась

 

Теперь нам должно быть ясно, очарование старинных сказок состоит не столько в том, что там что-то случается, сколько как и почему это случается. Мы уже знаем, что происходит в нашей сказке. Сокращенная версия нам известна на протяжении долгого времени, многие из нас выросли вместе с ней; она отложилась у нас в бессознательном как добрый и направляющий знак.

Но на более глубоком уровне «как» – это и есть «что». Один из примеров – «Гамлет» Шекспира – историческая трагедия, так непохожая на легенду Саксона Грамматикуса. В Сокращенной Версии сказки раскрывается лишь внешняя сторона событий, при этом остается нераскрытым характер лягушонка; особенно несправедлива сказка в отношении Принцессы, выставляя ее как тщеславную и дерзкую. Вам станет понятной ее привязанность к золотому шару из моих дальнейших объяснений; позже вы также услышите о том, что заставило ее в день свадьбы запустить Лягушонка в стенку.

Сейчас нас будет интересовать прежде всего то, как она влюбилась.

Надо заметить, что в связи с этим возникает более общий вопрос, а именно: что заставляет женщину влюбиться в лягушку? Много женщин испокон веков, уставившись среди ночи в потолок своей спальни, задавили себе один и тот же вопрос, и если бы я знал ответ на него, уверяю вас, что немедленно выступил бы по радио и осчастливил бы человечество (не помышляя о гонораре). Но я не знаю ответа. Но знаю одно: одна конкретная женщина влюбилась в одну конкретную лягушку.

Конечно, есть лягушки и лягушки. Наша лягушка, как уже заметила Принцесса, имела уникальные свой­ства. И без всякой натяжки можно сказать, что Принцесса начинала терять самоуверенность. Дело в том, что наш герой был весьма любвеобильным существом. Но это не научный факт – в строгом смыс­ле этого слова – и, возможно, найдутся те, кто под воздействием нашей научной культуры (так без­застенчиво и грубо поглотившей мир) будут отрицать его. Эти люди рассматривают сердце ис­ключительно как пустотелую мышцу, ритмически сокращающуюся и перегоняющую кровь наподобие насоса: (это те самые люди, которые на занятиях в школе по биологии получают удовольствие от прокалывания и препарирования лягушек). Но надо быть уж очень рационалистическим человеком, чтобы не чувствовать никакого расположения к нашей лягушке. И факт остается фактом – принцесса полюбила его с того самого момента, как почувствовала в его словах глубину его сострадания.

Но было еще и нечто другое, кроме сострадания и благородства, что влекло его к нему. Она была очарована его, так сказать, «земноводностью». Сама она тоже жила в двух стихиях – при дворе и в лесу. Но это не шло ни в какое сравнение с существом, могущим дышать на земле и под водой. Это было похоже на способность существовать одновременно в первичном «бульоне» жизни и вне его, передвигаться в полном сознании во сне и наяву. Ей показалось, что только такие проворные и универсальные существа могут проникать глубоко в ее натуру и находить в ней самое ценное.

Однако она совершенно не сознавала того, что влюблена. Ее влюбленность не была похожа на любовь Лягушонка, для которого влюбиться означало спрыгнуть в бездну Большого Каньона. Для принцессы любовь означала случайно наступить на камешек и потерять равновесие – незначительное происшествие, на которое она сначала не обратила внимание.

Все ее королевское величие восставало против влюбленности в лягушку. Это было просто смешно. И не достойно ее. Кроме всего прочего, Лягушонок не был образован. Он не мог танцевать или говорить по-латыни или ездить на лошади, или играть на музыкальных инструментах. Но любовь, однажды поселившаяся в сердце, словно горчичное зернышко, превращается со временем в большое дерево и выбрасывает мощные ветви, чтобы в их тени небесные птицы могли свить свои гнезда.

Кроме того, в самом начале их встречи хорошие отношения с Лягушонком были в интересах Принцессы. Известно, что выгода обычно рассматривается как антитезис любви. Но на это можно возразить (как это сделал один из величайших философов), что выгода – неизбежная основа наших мотиваций, а любовь питается прежде всего личной заинтересованностью (в разумных пределах). Благотворительность, в конце концов, начинается дома. Принцесса, понимая, что только Лягушонок может достать упавший золотой шар, невольно расположилась к нему и направила на него свою любовь.

– Но минуточку, – скажете вы. – Разве Принцесса не могла позвать слугу, чтобы достать золотой шар? Или, в конце концов, спрыгнуть сама и достать его? Ответ прост. Нет и нет. Лягушонок был единственным существом, могущим достать золотой шар, поскольку в то время искусство прыжков в воду не было известно в Европе. (Искусство ныряния было завезено в Европу из Индии). Поэтому Лягушонок был единственным существом, способным на такой подвиг. Что и требовалось доказать.

 

XV. Сделка

 

Они пристально смотрели друг на друга без слов. Рука Принцессы плотно прижата к груди. Ее взгляд внимательный, можно даже сказать, пристальный. Лягушонок выглядит взволнованным. Он принял отчаянное решение.

– Хорошо, – сказала принцесса, – если ты такой упрямый, давай сменим тему. Когда ты планируешь достать золотой шар?

– Когда только пожелаете.

– Сейчас самое подходящее время.

– Не знаю, сколько времени мне понадобиться. Я никогда не делал ничего подобного; это довольно большой золотой шар.

Принцесса подняла левую бровь.

– По крайней мере, для меня, – сказал Лягушонок.

– Да, наверное. Но не будем спорить из-за мелочей. Ты согласился сделать это и поэтому должен найти способ.

– Мм… Есть еще одна мелочь, которую надо обсудить, – сказал Лягушонок, потупившись.

– Что такое?

– Это…это. – Лягушонок настойчиво избегал ее взгляда.

– Да?

– Ну, это просто… О, я не знаю как лучше выразиться.

– Скажи как умеешь.

Лягушонок слегка кашлянул для храбрости.

– Если я принесу вам золотой шар, то хочу получить нечто в награду.

– А! Если ты принесешь мне… Но это уже не обещание. Это сделка.

– Ну, да. Это то, что вы называете сделкой.

– Деловое соглашение. «Зуб за зуб», так сказать.

– Если вам так угодно…

– Мне это не угодно, – сказала Принцесса.

– Ты говоришь, что любишь меня, что все сделаешь для меня, что достанешь золотой шар. И перед тем, как сделаешь это, ты хочешь подписать контракт со мной. Ну, ну выкладывай, что это?

– Мне очень неудобно это говорить. – Он снова закашлялся. – Вы должны согласиться любить меня и относиться ко мне, как к лучшему другу и позволить мне есть из вашей тарелочки, пить из вашей чашечки и спать в вашей постельке. Я думаю, что это все.. – Он наклонил голову и задумался на мгновение. – Да, это, пожалуй, все.

– И ты мне не принесешь мой шар, если я откажусь?

– Я очень надеюсь, что вы согласитесь.

– Должна ли я немедленно принять решение или Ваша Светлость позволит мне обдумать ваше предложение?

– О, конечно, думайте. У нас целый день впереди.

– Спасибо, это ужасно мило с твоей стороны, – сказала Принцесса, ее ноздри раздувались от негодования.

Когда принцесса задумалась. Лягушонок ощутил весьма неприятную смесь эмоций. Его сердце учащенно билось, его дыхание сбилось с обычного, медитативного ритма. Он почувствовал некоторое облегчение от того, что самая тяжелая часть разговора была позади и что он, наконец, смог представить свой ультиматум. Он не знал, что он будет делать, если она не согласится на его условия. Но так далеко его мысли не шли и он не хотел думать о плохом. Он гордился тем, что нашел в себе смелость сказать Принцессе о том, чего хотел: было очень трудно не упасть духом перед такой своенравной женщиной. Но кроме того, тоска охватила его. Его мучила мысль, что он должен был торговаться с ней и применить силу (даже самую маленькую ее толику), чтобы получить то, что хотел. Это не входило в его намерения. Он вызвался достать золотой шар только потому, что был глубоко тронут ее горем. Но с тех пор ситуация радикально изменилась. Да, над ним посмеялись, но, кажется, ему удалось преодолеть это препятствие. Кроме того, на него смотрели не как на лягушку, каковой он себя всегда считал, а как на замаскированного принца, т.е. человека, сознательно скрывающего свою истинную природу. Хорошо зная характер принцессы, он понимал, что пока не сделает нечто необычное, их первая встреча может оказаться последней. Ему было стыдно применять силу. Он сознавал, что ему придется столкнуться с последствиями применения силы – в случае, если он и Принцесса действительно предназначены друг для друга. Принцесса, будучи ретивой женщиной, наверняка отвергла бы любую силу по отношению к ней и с презрением отнеслась бы к любому, кто предложив сначала помощь, потом выставляет условия (как это делают политики). С другой стороны, возможно, наступит день, когда она поймет всю силу его желания и сможет простить его. И, все же, чувствуя себя глубоко пристыженным, он понимал, что у него не было другого выбора. Он выбрал единственно правильный путь.

Рядом, на расстоянии вытянутой руки, сидела Принцесса и пыталась собраться с мыслями. Она негодовала. Как смеет это существо ставить ей условия! Как смеет оно требовать ее любви, словно любовь – это товар, изготавливаемый на заказ! Маленькая, скользкая, пучеглазая тварь! Какая наглость! За кого он ее принимает! Ее тело буквально горело от ярости, языки пламени поднимались от живота к голове.

Но есть ли у нее выбор? Она может уйти, сохранив свое достоинство, отказавшись от золотого шара. Но нет, это не выход. Она должна вернуть золотой шар. Это было ясно.

Или, возможно, она сможет убедить Лягушонка взять свои условия назад и возвратиться к его первоначальному, бескорыстному предложению. Она подумала, что ей надо было бы сразу согласиться на него. Но тогда она не приняла его предложение всерьез, будучи очень расстроенной из-за потери шара и почти не расслышала его слов.

Но этот момент наступил. Более того, как она в таком состоянии способна убедить кого-нибудь в чем-нибудь? И даже, если бы она чувствовала себя абсолютно уверенно, все равно, ей нечего было бы сказать. Все рациональные аргументы были бесполезны. В глазах этого маленького существа она видела твердую решимость. Конечно, она могла бы попытаться вызвать у него большее сострадание, моля, например, о помощи, или опять залившись слезами. Но это было бы почти такой же предосудительной тактикой, как и условие, поставленное Лягушонком.

Точно также, не могло быть и речи о том, чтобы использовать свою привлекательность. Она никогда не пыталась никого соблазнить, не строила глазки мужчинам, не пыталась очаровать женщин, по крайней мере, такого не было на ее памяти. Даже, когда у нее были разногласия с отцом или матерью, она всегда убеждала их (когда это получалось) с помощью ясного и твердого изложения своих взглядов.

Но, в действительности, у нее не было выбора. Она должна была согласиться на условие Лягушонка. Однако каким образом она сможет сдержать слово, ей пока было неясно. У нее не будет, по-видимому, проблемы с тем, чтобы кормить Лягушонка из своей тарелки, или поить из своей чашки – она не была такой щепетильной, как большинство девушек при дворе. И даже условие, согласно которому ему разрешалось в ее постели, не казалось ей таким уж непреодолимым препятствием. Ее постель огромная, королевская и ему найдется место где-нибудь на краю матраца, или у нее в ногах. Поскольку ее сон был спокоен и крепок, не было также опасности ненароком повернуться во сне и раздавить его.

Но любить его, относиться к нему, как к лучшему другу – как такое возможно? Если бы он был заколдованным принцем, ну, тогда, проблемы нет – если, конечно, ей удастся найти способ расколдовать его и если она сможет полюбить его расколдованного. Но, предположим, она ошибается. Нет, нет, она не может ошибаться: у нее всегда была сильная интуиция. Однако все же предположим, что он всего лишь сострадательная говорящая лягушка. Что это за лучший друг и партнер по постели для нее? Но должен же быть какой-то выход. Надо подумать. – Она была все еще сильно разозлена его предложением. Но она понимала, что как только она примет решение, невозможное станет возможным и выход появится. Так происходило с ней и в прошлом. Так работала вселенная, чей разум был настолько огромен, что у нее захватывало дух. Ей не надо было искать решение самой. Она могла сознательно принять условие Лягушонка. А остальное оставить на усмотрение….

 

XVI. Сделка заключена

 

– Дао – сказала Принцесса.

– Что такое? – спросил Лягушонок.

– Ничего, я просто думала.

– О, это хорошо. Я думал, что вас кто-то укусил. Пчела или оса.

– Если меня кто-то и укусил, так это ты.

– Извини.

– Ты извиняешься, значит, больше ничего не требуешь от меня.

– Мне очень жаль, но я настаиваю на выполнении условий.

– Я так и думала. Ты очень упрямый.

– Почти такой же как вы, дорогая Принцесса. Если только мне будет позволено так выразиться.

– Я слышала, что меня так иногда называли. Но в моем случае это просто означает «целенаправленная».

– Точно. Мы очень похожи в этом.

– Хм.

– Как бы то ни было, приняли ли решение?

– Да. Я не в большом восторге от него, но я вынуждена согласиться на твои условия.

– Это чудесно. Я очень рад это слышать. Давайте пожмем друг другу руки.

Он слегка приподнялся, и наклонившись вперед, протянул свою лапку. Принцесса взяла маленькую лапку и четырьмя пальцами и зажав ее между большим и указательным пальцами, осторожно покачала ее. При этом она не смогла сдержать улыбку

– Что смешного? – спросил Лягушонок.

-То, что мы очень похожи друг на друга – ответила Принцесса.

Лягушонок кивнул. – Ну, я пошел. Я скоро буду.

– Удачи.

– К вашим услугам, – он неуклюже поклонился.

Прыгнув, он оказался на расстоянии полуметра от нее. Еще прыжок – и лягушонок исчез в глубине колодца.

Принцесса увидела как на поверхности колодца появились расходящиеся круги.

 

XVII. Золотой шар возвращен

 

Все глубже и глубже спускается Лягушонок. Его ноздри закрыты., его глаза усердно работают. Он плывет в самую глубину.

Плыть на дно колодца – это все равно, что передвигаться во сне: в плотной водной атмосфере все кажется заряжено смыслом. Его дыхание становится легче, полнее, проходит через все тело. Его кожа буквально звенит от радости. Кровь начинает быстрее бежать по венам. Ниже, ниже, глубже, глубже – он уже чувствует запах ила.

Лягушонок касается дна. Он смотрит по сторонам. Но в слабом, рассеянном свете он не видит ничего, кроме воды и ила. Где может быть шар Принцессы?

Он делает несколько шагов вправо, держа пальцы вертикально словно танцор балета. Снова смотрит вокруг. Ага, вот. На некотором расстоянии он видит какой-то блеск. Он плывет дальше и видит золотой шар, наполовину ушедший в глину. На шаре он видит шов и маленькую золотую защелку. Что теперь делать?

Он толкает шар носом. Ничего не выходит, шар не движется. Он погружает ногу в ил, находит силу опоры и толкает его носом и лапами. Шар катится. Что теперь? Шар имеет четыре дюйма в диаметре – он почти такого же размера, что и его собственное тело. Может ли он захватить его ртом? Хм…Вряд ли, но надо попробовать. Он широко открывает рот и пытается захватить гладкую золотую поверхность. Еще, еще шире рот. Но вот его челюсти начинают ныть. Бесполезная затея.

Он садится и начинает обдумывать ситуацию. Единственно возможный ход, по-видимому, – забраться под шар и поднять его своим телом. Но надо удержать равновесие и сконцентрироваться.

Он подсовывает свой нос под шар. Шар катится по лбу, затем влево по плечу и падает обратно в ил. Он делает десять попыток и все десять раз шар падает в ил.

На одиннадцатый раз ему удается уравновесить его в точке, расположенной между глазами. Он плывет вверх медленно, медленно.

Приблизившись к поверхности, он уже воображает, как обрадуется Принцесса, но шар соскальзывает и тонет. Он опять ныряет в глубину.

 

XVIII. Поцелуй

 

– Я не переставала тебя ждать – сказала Принцесса. – Но тебя не было так долго. Прошло, наверное, часа два. Она по-прежнему сидела с краю колодца, поджав под собой ноги. На коленях, в складках ее бархатной юбки, лежал золотой шар. Несколько капель блестело на его поверхности.

– Это было непросто, – сказал Лягушонок. – Я очень рад, что вы оценили мой труд.

– О да, да. Я так образовалась, когда увидела поднимающийся из воды шар. Он словно поднимался сам по себе. Затем я увидела как ты удерживал шар словно дрессированный тюлень.

– Без дрессировки было бы сложно его удержать. Я все время боялся, что он упадет в последний момент.

– Ты правильно сделал, что вынырнул рядом со мной. Мне оставалось только наклониться и поднять его из твоих рук…, т.е. с твоего носа.

-Да, но он еще покрыт илом и может испачкать твою одежду.

– О, я не против немного запачкаться. Важнее то, что шар у меня опять. Как мне тебя отблагодарить?

– Вы знаете как.

– Ах, да… Но мы к этому еще вернемся. Сейчас я просто счастлива. У меня праздник.

– Как мы будем праздновать?

– Поднимем бокалы. Правда вместо шампанского придется пить воду.

– Хорошо.

Принцесса зачерпнула правой пригоршней воду, затем перелила немного а левую ладонь. – Вот, – сказала она, протягивая руку лягушонку, – Ты можешь пить отсюда.

– Могу я предложить тост? – спросил Лягушонок. – За ваше счастье.

– Спасибо, – сказала Принцесса, – За мое счастье и независимость.

Она поднесла правую пригоршню ко рту и выпила. Лягушонок выцедил из ее левой ладони.

– А сейчас, – сказала Принцесса, – Я иду домой. Но сначала я сделаю вот что. Упершись локтями, она наклонила голову так, что ее лицо оказалось на уровне Лягушонка. Затем она поцеловала его в холодные губы.

Прошло пять секунд.

Десять секунд.

Ничего не случилось.

Через минуту она села и пристально посмотрела на него. – Должна сказать, что очень разочарована в тебе.

– Но почему, Принцесса? Я ведь не сделал ничего такого.

– В этом все и дело. Ты не использовал возможность.

– Что я должен был сделать?

– О, ты хорошо знаешь. В голосе Принцессы прозвучало негодование. – Я не верю в то, что ты – лягушка. Но я не могу решить твою проблему за тебя. Я больше никогда не поцелую тебя. Фу!

– Какую проблему?

Но Принцесса – чувствуя, что в любую минуту может нарушить данное обещание – уже встала и нетерпеливо зашагала по направлению ко дворцу.

– Подождите, Принцесса! – закричал Лягушонок.

Принцесса не слышала его. Единственный звук, доходивший до нее, был энергичный шорох гальки под ее быстрыми башмачками.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.014 с.)