Удаленные поля энергетического тела. Чувствительность и границы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Удаленные поля энергетического тела. Чувствительность и границы



В мире первого внимания наше тело имеет четкие границы. Эти границы, безусловно, связаны с фигурой воспринимаемой чувствительности. Там, где заканчивается явная и стабильная чувствительность осознания, там и находится граница между телом и внешним полем.

Таким образом, нет ничего удивительного в том, что с обострением чувствительности граница тела становится менее определенной.

1 Майринк Г. Избранное. — Спб.: Азбука-классика, 2004.

 

Этот феномен можно заметить даже в состоянии обычного осознанного сновидения. Сновидец не воспринимает свое тело как неизменную форму. Например, передвижение в сновидении может восприниматься как неопределенное растяжение чувствующего поля. Иногда такое растяжение транслируется непосредственно, иногда как «полет» или телепортация наблюдателя из одной области мира сновидения в другую. При этом пластичность телесной «формы» становится еще заметнее, когда она вступает во взаимодействие с активным вниманием. Всякий произвольный акт, совершаемый телом сновидения, перестраивает поля энергетического тела необычным образом. Наяву подобный опыт нам недоступен. Мы обретаем и накапливаем его в сновидении. Каждый раз в момент пробуждения мы используем тщательное выслеживание собственного осознания, чтобы как можно полнее и ярче сохранить в памяти сновидческий опыт, а затем использовать его для изменения чувствительности наяву.

Во втором внимании наиболее динамичными и неуловимыми оказываются «удаленные поля» энергетического тела. Это потоки эманации, которые всегда пребывают за пределами основного объема нашей психоэнергетической структуры. Их можно назвать потоками внимания.

В предыдущих работах я не раз говорил о том, что всякое восприятие является энергетическим (силовым) процессом. Иными словами, перцепция — продукт столкновения полей. И это вовсе не метафора. Произвольное внимание действительно структурирует малые эманации нашего тела и излучает их вовне. Порядок, который определен конкретной позицией точки сборки, транслируется на большие эманации Мира, и происходит это благодаря «удаленным полям» энергетического тела человека. Мы не знаем и не можем знать, каков порядок больших эманации без участия человека, поскольку всякий опыт в любом режиме восприятия, включая видение, — это результат взаимодействия энергетических полей большого Мира и энергетических полей тела, настроенных в соответствии с вполне определенным типом сборки.

Конечно, внешние поля оказывают на человека колоссальное влияние. Они постепенно, шаг за шагом, корректируют характер сборки, способ работы внимания. Собственно, в этом и состоит суть Трансформации. С каждым погружением в энергетическую ткань нечеловеческого мироздания мы приобретаем новые и новые черты. Наше тело перестраивается, точка сборки осваивает новые позиции. Но базисные структуры полевого «кокона» человека, несущие в себе паттерны психоэнергетической активности, присущей различным стадиям эволюции нашего вида, еще долго накладывают свой отпечаток на способ сборки пучков больших эманации.

Разумеется, самыми активными здесь являются «инструментальные» эманации — полевые формации, связанные с головой и руками тела

 

первого внимания. На протяжении всей истории нашего вида мы реализуем возможности человеческого осознания посредством двух важнейших функций — когнитивной и манипулятивной. Эти формы психофизической активности поистине универсальны. В той или иной степени они присущи большинству живых систем. Органическое осознание (даже самое примитивное) начинается с самоизоляции, с обретения автономного статуса. Это сущность всякого организма. Можно сказать, что органическое осознание — это осознание отличия собственной структуры (порядка) от структуры (порядка) внешнего поля.

Надо сразу заметить, что подобное осознание не требует рефлексии и не имеет ничего общего с таким сложным феноменом человеческой психологии как самосознание— психосемантический образ, опирающийся на присущее организму осознание своего отличия от среды. Это элементарный процесс, который в большей степени относится к биофизике, нежели к психологии. Его можно назвать специфической чувствительностью или реактивностью. Такая реактивность, будучи энергетическим процессом, уже включает в себя способность к взаимодействию со средой, что содержит в зародыше и когнитивную и манипуляционную составляющие.

Даже простейшие живые формы демонстрируют свою чувствительность этими двумя способами. Одноклеточный организм ощущает неблагоприятное изменение в химическом составе раствора (элементарная ориентация, которая является фундаментом когнитивной функции) и стремится покинуть агрессивную среду (элементарная реакция, которая лежит в основе будущей манипулятивности). Растение чувствует, где расположен источник света (ориентация) и тянется в его сторону (манипулятивная реакция). Обезьяна находит дерево с плодами (ориентация), срывает плод и поедает его (манипуляция). Сущность процессов не меняется, хоть примат и устроен бесконечно сложнее, чем амеба или растение.

То же касается и человека.

Важнейшие поля энергетического тела связаны с образом рук. Здесь сосредоточен самый большой объем внимания и упорядоченной психоэнергетики. Руки — самый главный инструмент нашей энергетической формы. Мы автоматически связываем их с манипулятивной функцией — руками мы берем предметы, переносим их с места на место, разрушаем структуры и конструируем их. Первые произвольные действия, требующие сознательного контроля, совершались при помощи рук. Но и это не все. Руки — это весьма тонкий орган кинестетического восприятия, их функция имеет самое непосредственное отношение к ориентации и, следовательно, к когнитивной деятельности.

Огромное множество живых организмов ориентируется в среде без помощи зрения, слуха, обоняния. Их сенсорная система не дифферен-

 

 

цирована, и по качеству генерируемых ощущений ближе всего к человеческой кинестетике. По мере того, как человек усиливает свое осознание, он заново открывает эти архаические формы чувствительности.

В режиме первого внимания человеческие руки представляют собой весьма частную проекцию манипулятивных и когнитивных полей энергетического тела. Руки физического тела — это первое приложение организующего внимания тоналя. Движение произвольного внимания, произвольное движение энергетических полей тела и произвольное движение рук — в Реальности эманации это один и тот же процесс.

Во втором внимании мы можем собрать полноценное восприятие с участием всех сенсорных каналов. Наш тональ повторяет структуру распределения сигналов, к которой он привык наяву. А это значит, что самый значительный объем информации транслируется визуально, хотя, как нам прекрасно известно, глаза и другие органы чувств не принимают участия в процессе восприятия. Во втором внимании тональ использует массу энергетических сигналов, поступающих от поверхности энергетического тела, что и делает восприятие на порядок объемнее. В этом объеме присутствуют как сигналы, привычно транслируемые глазами, ушами, носом, кожей и т.д., так и масса неспецифических раздражителей — результат взаимодействия малых и больших эманации на границе кокона.

Если общий порядок перцептивной картины целиком зависит от позиции точки сборки, то локальная чувствительность полей энергетического тела связана с сенсорными схемами, возникшими в процессе эволюции тела и психики. Конечно, по мере приближения к Трансформации данная зависимость все больше ослабевает, а в случае окончательного освобождения от человеческой формы исчезает полностью. Но на это уходят десятилетия непрерывной психотехнической практики. Пока же перцептивно-энергетическая Свобода не достигнута, мы должны учитывать, что биофизические поля, образовавшиеся в первом внимании, продолжают активно участвовать и в измененных режимах восприятия.

В первые годы практики энергетическое поле рук принимает значительную часть сигналов, собираемых вторым вниманием. Сновидец, как правило, не отдает себе отчета в том, что всякое стабильное и детальное восприятие — результат усиления полей энергетического тела, напрямую связанных с руками. С их помощью осуществляется первичная ориентация тела сновидения, производится фокусировка второго внимания и наиболее тонкое манипулирование им. Эти бессознательные процессы отражены даже в языковых метафорах, к которым мы часто прибегаем, описывая работу внимания и восприятия: мы «захватываем» объект восприятия и «удерживаем» его. А детализация восприятия неизбежно ассоциируется с «ощупыванием». Руки — это точка отсчета в перцептивном пространстве.

 

Разнообразные способы усиления чувствительности рук в первом внимании заметно влияют на яркость и точность восприятия во внимании сновидения и во втором внимании. Для концентрации внимания на пальцах, ладонях, на кистях рук можно использовать, например, ощупывание вслепую любых сложных поверхностей. В качестве тренировочных объектов применяются четки, бусины, шарики, кубики, пирамидки, небольшие камни. Хорошо использовать предметы, имеющие различную фактуру поверхности (гладкую, шершавую, ребристую и т.д.). Ощупывая их с закрытыми глазами, практик полностью сосредоточивает внимание на осязательных ощущениях.

Надо стремиться заметить малейшие изменения в силе и качестве чувствительности в разных точках руки. Скажем, центр ладони чувствует не так, как края ладони, подушечка каждого пальца имеет собственную уникальную кинестетику, то же касается тыльной и лицевой стороны руки и др. Чем больше осязательных различий вы осознаете, тем тоньше ваше управление вниманием.

Желательно максимально отстраниться от визуального образа ощупываемого объекта, полностью «забыть» о зрении и не пытаться ничего воображать. Создание полноценного кинестетического образа без участия визуальных фантазий — вот цель данной тренировки.

Самый простой и эффективный способ усиления кинестетического внимания — нечто вроде кинестетического «созерцания». Вы берете и ощупываете какие-то новые для вас, случайные, небольшие предметы со сложной поверхностью, чей визуальный образ вы еще не успели выработать. Камешки, ветки, листья, морская галька, раковины, даже кусочки грунта, вазочка, статуэтка, — все это может быть предметом кинестетического созерцания. На первых порах, для удобства, можно закрыть глаза, а в дальнейшем можно выполнять упражнение с открытыми глазами, это не столь важно. Главное — не иметь четко сформированного визуального образа и пытаться как можно подробнее изучить выбранные объекты исключительно при помощи осязания.

Такими упражнениями полезно заниматься вечерами, перед погружением в сновидение. Если внимание сновидения включается после подобных занятий, оно оказывается более цепким, стабильным, управляемым. Сновидческое восприятие приобретает яркость, насыщается деталями. Это результат расширения и уплотнения поля рук, вызванного предварительной концентрацией внимания.

Смысл данного психотехнического приема заключается в самоусилении. Сосредоточение внимания приводит к осознанию большего числа сенсорных сигналов, а поскольку осознание является по своей природе резонансным процессом, оно приводит к значительному повышению напряженности энергетического поля. А напряженное энергетическое поле, в свою очередь, стремится охватить все больше и осуществляет

 

 

своеобразную экспансию. В сферу сосредоточенного внимания попадают новые сигналы, которые тут же становятся материалом осознания. Этот цикл повторяется и повторяется, пока внимание не утомится.

В результате тренировки энергетические поля рук могут достигать огромных размеров. Подчиняясь вниманию, эти поля превращаются в упорядоченные и наполненные осознанием потоки эманации. Они настолько активны, что своим участием в сенсорной сборке раздвигают границы энергетического тела далеко за поверхность кокона.

Таким образом, поля рук обеспечивают высокую плотность и стабильность сенсорных сигналов, они поддерживают взаимодействие энергетического тела и удаленных областей внешнего поля. Но этого категорически недостаточно, чтобы построить перцептивное пространство.

Наверное, каждый сновидец сталкивался с феноменом «суженного восприятия». Это как раз та ситуация, когда тональ не способен построить перцептивное пространство. При этом поток сенсорных сигналов, допущенных к осознанию, может быть достаточно плотным, но однородным, — то есть, быть продуктом активности только одной области энергетического тела. Так возникает эффект «туннельного зрения» в сновидении. По этой же причине в сновидении происходит отключение тех или иных сенсорных модальностей («слепое» сновидение, когда работает лишь кинестетика и слух, «бестелесное» сновидение, когда в сборке восприятия отсутствуют кинестетические, проприоцеп-тивные сигналы, и т.д.).

Ущербность перцептивного пространства в сновидении вызвана недостатком энергии у сновидца или недостаточной тренированностью внимания. В результате осознание пробуждается только в некоторых зонах энергетического тела, а в остальном полевом массиве — продолжает дремать. И, надо сказать, что в первую очередь частичное пробуждение касается именно полей рук. Продуцируемый ими плотный поток сигналов дает достаточно материала для сборки замкнутого перцептивного локуса. В результате мы имеем дело с фрагментом (иногда сложным, стабильным и четким), но не пространством.

Формирование перцептивного пространства связано с пробуждением энергетических полей, имеющих отношение к голове. Именно эти поля связаны с ориентацией, основанной на масштабном сенсорном синтезе. Ведь мы обучаемся синтезировать разнородные сенсорные потоки в режиме первого внимания. Для физического тела, собранного первым вниманием, нет ничего важнее головы. Здесь расположены органы чувств, поставляющие поистине колоссальные массивы разнородной сенсорной информации, — глаза, уши, нос, язык. Отдельно надо сказать о вестибулярном аппарате — органе равновесия, о котором мы легко забываем, хотя его роль в оформлении единой картины восприятия огромна. Сигналы, поступающие от вестибулярного аппарата, определя-

 

ют, в конечном итоге, саму систему перцептивных координат. Благодаря такому скоплению разнородной чувствительности мы непроизвольно фокусируем поле интегрирующего внимания в собственной голове.

Сформированное здесь психоэнергетическое поле является неотъемлемым компонентом кокона и потому рассматривается нами как «внутреннее». В то же время его уникальная роль в организации восприятия делает поле головы активным участником в работе всех удаленных полей нашего тела. Это становится особенно заметным в процессе «выхода» тела сновидения, когда концентрация внимания над центральной частью головы нередко становится главным двигателем смещения точки сборки и началом строительства нового пространства восприятия.

Выслеживание психоэнергетических напряжений подтверждает, что область произвольной самоактивизации поля, его уплотнения и расширения, является, как правило, вертикальной проекцией центра черепа. Концентрируя внимание на точках, лежащих в этой проекции, мы влияем на активность всего поля.

Результатом подобных концентраций становится, в конечном итоге, смещение точки сборки и изменение режима восприятия. Вот главные области, сосредоточение на которых способно оказывать сильное воздействие на работу психоэнергетического поля головы:

(1) точка в центре неба,

(2) точка межбровья,

(3) макушка головы,

(4) точка в основании затылка,

(5) центр внутричерепного пространства.

Перечисленные области тем или иным способом использовались в ориентальных психотехниках для пробуждения разнообразных «сверхъестественных» сил и способностей — например, экстрасенсорных восприятий, странствий вне тела и т.п. То, что сновидящий открывает их самостоятельно, без чтения восточных трактатов по медитации и без помощи учителей, еще раз подтверждает реальное усиление его чувствительности в результате практики.

В каждой из перечисленных пяти областей внимание склонно двигаться своим специфическим образом. Соответственно, каждая область требует специальной техники концентрации. Оптимальный способ концентрации внимания заключается в усилении реальных процессов энергетического метаболизма, поскольку разного рода искусственные визуализации и имагинации 1) менее эффективны, 2) искажают естественную картину энергообмена, 3) могут привести к различным психосоматическим расстройствам. Конечно, постичь все тонкости и нюансы, касающиеся личной энергетической конституции, можно лишь в результате специальной работы над повышением чувствительности. Важнейшими элементами такой работы в нагуализме являются:

 

остановка внутреннего диалога, неделание и сталкинг себя (выслеживание своих ощущений и реакций). Но есть и общие закономерности в движении полей, которые надо иметь в виду.

Так, при концентрации на определенной точке внимание имеет тенденцию двигаться по конкретной траектории, которую можно описать как «силовую линию» или «луч» поля. Например, точка в центре неба (1) соединена с центром внутричерепного пространства. При концентрации внимания на области (1) внимание стремится двигаться по данной «силовой линии» внутрь. Точка межбровья (2) лежит на силовом «луче» внимания, направленном одновременно вперед и назад, в сторону затылка. Поэтому оптимальное сосредоточение в этой области заключается в движении внимания вдоль этой линии.

Макушка головы (3) также пребывает на силовой линии, по которой энергия одновременно поглощается телом и излучается вовне. Поскольку макушка является проекцией «стержня» кокона (см. ниже), здесь плотность энергообменных процессов особенно высока, а потому сосредоточение в этой зоне чаще всего приводит к смещению точки сборки.

Наконец, точка в основании затылка (4) связана не только с центром внутричерепного пространства, но и с горловым центром, а также с его проекцией на задней пластине кокона. Сосредоточение на этой точке активизирует, таким образом, сразу несколько силовых линий (а) от затылка к центру головы, (б) от затылка к горловому центру, (в) от затылка к задней пластине кокона. Внимание попеременно движется по этим траекториям.

Что же касается самого центра внутричерепного пространства (5), то его активизация по большей части происходит опосредованно — через сосредоточение на четырех зонах, указанных выше. Известен лишь один прием прямого сосредоточения на этой области. Я уже описывал его в предыдущих книгах. Это — йогическая техника «слушания внутреннего звука». Прислушиваясь к звуку внутри головы, мы вынуждаем внимание двигаться по линии между ушами, пока оно не зафиксируется в центре внутричерепного пространства.

У тех, кто не имеет достаточного опыта в работе с вниманием, может возникнуть вопрос: каким образом внимание «движется» по описанным траекториям, и как понять, движется ли оно вообще? Как правило, начинающий практик испытывает затруднение с концентрацией на тех областях тела, откуда практически не поступают сенсорные сигналы. Первое внимание не привыкло останавливаться там, где сенсорика слаба или крайне аморфна, а все перечисленные области, активизирующие поле головы, относятся как раз к зонам, пребывающим в «сенсорной тени».

Первое побуждение в этой ситуации — визуально вообразить точку или проекцию луча. Это не лучший способ, на мой взгляд.

 

Он только кажется простым и естественным, потому что визуальный канал у человека самый информативный и одновременно самый послушный. Глаза непрерывно движутся и легко подчиняются волевым приказам. Однако по этим же причинам внимание очень быстро отвлекается от зрительных впечатлений. Мы способны совершенно «бездумно» смотреть в одну точку, не обращая на нее никакого внимания, или скользить взглядом по визуальному полю, не придавая значения ни одному из видимых объектов.

Поэтому фиксация взгляда и фиксация внимания не так уж часто сочетаются друг с другом. Полноценное сосредоточение внимания гораздо тесней связано с кинестетикой. Возникновение специфического ощущения «осязательного» типа — вот что указывает на фиксацию внимания в точке. Таким образом, когда внимание перемещается по определенной траектории, мы чувствуем соответствующее движение ощущения.

Конкретный характер ощущения описать сложно. Оно может напоминать волну тяжести, тепла, легкой дрожи, пульсации или щекотания, но чаще всего оно представляет собой нечто среднее между всем перечисленным. Собственно говоря, это не что иное, как прямое переживание потока энергии. Луч внимания возбуждает некие поля, которым соответствуют нервные клетки и ткани, а затем то же самое внимание фиксирует возникшее возбуждение и транслирует его посредством кинестетического сигнала. Таким образом, можно сказать, что управление энергетическими полями тела осуществляется через свободное манипулирование кинестетическим вниманием.

Работая таким образом над активизацией психоэнергетического поля головы, практик может через некоторое время обнаружить еще одну, шестую область, которую можно использовать как объект для сосредоточения. В одной из предыдущих книг я назвал эту область «лоно внимания». Она возникает как новая фигура, составленная из нескольких энергетических потоков, активизированных в процессе тренировки.

Прежде всего, это результат слияния областей (3), (4) и (5). По мере того, как чувствительность практика возрастает, он замечает, что в образовании новой области сосредоточения принимают участие и центр неба, и точка межбровья — только в меньшей степени. В основном «лоно внимания» охватывает нижнюю часть затылка, центр и основание черепа. Именно здесь, очевидно, образуется поле, где происходит интеграция основного сенсорного материала, поступающего от поверхности кокона и от его малых эманации.

Я нахожу данную область весьма полезной в психотехническом отношении. Сосредоточение на этой фигуре способствует включению внимания сновидения, стабилизации второго внимания, ускоряет формирование тела сновидения.

 

«Лоно внимания» исполняет роль своеобразного энергетического рычага, непосредственно связанного с точкой сборки. Поскольку точка сборки является первым источником всякого внимания в энергетическом теле, сосредоточиться на ней невозможно. Глаз не может видеть сам себя без помощи зеркала, и в некотором смысле «лоно внимания» исполняет роль такого зеркала. Сосредоточение на этой области резко замедляет внутренний диалог, а ее смещение автоматически приводит к смещению самой точки сборки. Объем внимания, вовлеченного в такое смещение, позволяет без труда собрать сложный и разнообразный перцептивный мир в любой измененной позиции, а это — наилучшее состояние для воспринимателя при исследовании других диапазонов Реальности.

Одновременная активизация полей рук и головы обеспечивает сборку полноценного перцептивного континуума в режиме второго внимания. Разумеется, это только первый шаг в освоении других миров восприятия. Полученный сенсорный продукт образуется в результате контакта с «верхним слоем» энергетического океана. Канал пупа генерирует третью часть удаленных полей энергетического тела, что обеспечивает необходимую интенсивность энергообмена с внешним полем и позволяет воздействовать на воспринимаемое в этом диапазоне Реальности.

Как известно, пупочный канал энергетического тела (именуемый у Кастанеды «просветом» кокона) создает самый мощный поток излучения малых эманации вовне и одновременно является самым большим поглотителем Силы. Именно участие пупочного канала в перцептивной работе второго внимания определяет скорость и качество телесных трансформаций. Практик может неплохо контролировать восприятие в сновидении и, тем не менее, пребывать в психоэнергетическом гомеостазисе, если канал «просвета» блокирует энергообмен в сновидении. Если же канал «просвета» открыт слишком широко, энергетическое тело истощается с огромной скоростью, а это, в свою очередь, неминуемо ведет к утрате сновидческих способностей или к телесному недугу.

И здесь мы встречаемся с серьезным затруднением. Дело в том, что «просвет» слабо реагирует на усилия психотехнического характера. Разумеется, мы способны в некоторой степени влиять на активность этого канала, привлекая в абдоминальную область произвольно сконцентрированное внимание, но эффект от таких опытов незначителен, а главное, весьма неустойчив. Состояние «просвета» зависит, в основном, от характера активности психоэмоциональных полей энергетического тела. И это возвращает нас к безупречности как базовому психоэнергетическому состоянию.

Чтобы сновидение приобрело трансформирующую силу, практик вынужден добиваться безупречности наяву. Страх смерти, чувство

 

собственной важности, жалость к себе и иные комплексы тоналя генерируют постоянные искажения в работе «просвета». Канал сжимается и расширяется, эти бессознательные пульсации бывают настолько сильными, что иногда блокируют саму возможность осознанного восприятия в сновидении.

Страх смерти сильнее всего искажает работу этого канала. Конечно, необходимо учитывать, что все базальные комплексы связаны друг с другом, а потому активизация любого из них, в конечном счете, приводит к деформации «просвета». Чувство собственной важности вызывает озабоченность собственной судьбой, озабоченность вызывает тревогу, тревога становится страхом. Страх вызывает жалость к себе, жалость уязвляет чувство собственной важности — и мы вновь возвращаемся к страху. Психические напряжения движутся внутри замкнутого круга. Пока заботы и тревоги не оставляют нас, мы не можем войти в трансформирующее сновидение.

Вот почему работа сновидца не может быть эффективной, если он не в состоянии поддерживать высокую степень отрешенности, невовлеченности и безмятежности. Для этого необходима бдительность и постоянное участие в психоэнергетической практике внимания сталкера.

Удаленные поля кокона, таким образом, проще всего осознать, активизируя свою чувствительность в трех зонах физического тела — в руках, голове и центре пупка. Опираясь на эти поля, сформированные в мире первого внимания, сновидец получает возможность собирать перцептивное пространство в измененных режимах восприятия и действовать там. Дальнейшее усиление чувствительности в сновидении приводит к осознанию более масштабных структур энергетического тела. Наяву они никогда не воспринимаются.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.025 с.)