Выявление общих элементов в работе трех базальных комплексов



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Выявление общих элементов в работе трех базальных комплексов



 

Особым элементом сталкерской работы становится выявление общих элементов переживания, относящихся ко всем трем базальным комплексам. На их активизацию всех базальных комплексов реагируют осознание и тело.

После того, как практикующий при помощи сталкинга изучил их основные проявления, он может обратить внимание на общий для всех трех комплексов характер сужения осознания.

В частности, подобное сужение осознания приводит к деформации переживания как пространства, так и времени. Пространство-время обычно «сокращается» таким образом, чтобы быть максимально заполненным реакцией, вызванной страхом смерти, чувством собственной важности или жалостью к себе. «Вне» актуального реагирования как бы ничего не существует.

Содержание памяти «сворачивается» до того минимума, который способен обеспечить сиюминутное реагирование – раздражение, неловкость, испуг, обиду. При длительных состояниях (тревога, озабоченность и др.) значительная часть психических структур и содержаний сильно подавляется. Многие впечатления перестают осознаваться, хотя сам процесс восприятия автоматически продолжается.

При этом узкая область осознания, непосредственно связанная с активизированными базальными комплексами, может переживаться исключительно ярко – если речь идет о реакции взрывного типа. Затянувшееся реагирование ослабляет осознание повсюду. К примеру, токсический стыд или хроническая тревожность могут в конечном итоге привести к энергетическому истощению и породить депрессивное состояние, при котором любое переживание – даже переживание самой тревожности – ослабевает и постепенно приближает субъекта к апатии.

Тело иначе реагирует на активность базальных комплексов.

Телесные реакции, как правило, выражаются в формировании стойких мышечных напряжений. В них участвуют некоторые лицевые мышцы, шея, плечевой пояс, спина, область живота. Эти напряжения стабильны, а при длительных переживаниях чувств, вызванных базальными комплексами, могут усиливаться и определенным образом развиваться, захватывая напряжением новые группы мышц, близко расположенных или пересекающихся с теми, где напряжение уже образовалось. Используя внимание сталкера, субъект должен заметить общие мышечные напряжения, сопровождающие чувства и эмоции, вызванные активностью базальных комплексов.

В чем заключается основная задачасталкинга разнообразных проявлений базальных комплексов? Научиться сохранять осознанность в те моменты, когда базальные комплексы активизируются и порождают стереотипное реагирование.

Это непростая задача. Ведь психика функционирует, подчиняясь прямо противоположным законам.

Как только мы попадаем в ситуацию, где проявляется активность того или другого базального комплекса, осознание заметно сужается. Это в равной степени касается и страха, и разнообразных проявлений чувства собственной важности, и жалости к себе.

И чем сильнее выражены чувства и эмоции, вызванные одним из базальных комплексов, тем более явно сужается область осознания. Чем сильнее страх (злость, ревность, обида, стыд), тем труднее осознавать многочисленные содержания своей психики и самого себя как субъекта любой деятельности сознания.

И все же, несмотря на указанные сложности, тщательный и терпеливый сталкинг чувств и эмоций позволяет практику разрешить проблемы, связанные с автоматическим сужением осознания. Эта работа может занять два-три года, а то и больше. Но в результате характер переживания чувств и эмоций сильно меняется. Они становятся не только более осознанными, но и более регулируемыми.

В результате длительного и успешного сталкинга сама динамика реагирования начинает меняться. Сначала попытки преодолеть автоматическое сужение осознания приводят к возникновению небольшой паузы, во время которой осознание производит специфическое усилие, препятствующее дальнейшему стереотипному развитию реакции. Такая пауза характерна для осознания, находящегося на энергетическом уровне «Сталкер». Например, злость или обида, возникшие на данном этапе сталкинга, как бы «приостанавливаются», после чего переживание этого чувства ослабевает либо его качество изменяется.

Осознание на более высоком уровне («Свидетель») трансформирует психоэмоциональное реагирование, вызванное небезупречными чувствами и эмоциями, безо всяких пауз. Интенсивность осознания на этом уровне позволяет сохранить естественную скорость реакции, но при этом изменить характер реагирования так, что наше поведение все больше приближается к безупречному.

Завершение этой работы происходит на четвертом этапе – «Свидетель безупречного восприятия и реагирования».

 

Психотехника

 

Задача второго этапа практики – добиться остановки внутреннего диалога, используя при этом различные методы. Классический способ, описанный Кастанедой («походка Силы») требует для достижения необходимого психического состояния совершать длительные прогулки.

В современных условиях важно уметь останавливать внутренний диалог независимо от того, идешь ли по улице, сидишь в кресле или лежишь на диване. Для этого важно научиться самому опыту остановки ВД и выработать ассоциативную связь между состоянием ОВД и теми состояниями организма, которые могут выполнять роль триггера, когда практикующий желает вновь вызвать остановку внутреннего диалога. Разумеется, такой «механический» подход сработает, только если практик располагает некоторым «избытком» энергии (личной Силы). Остановка внутреннего диалога – это не простой психотехнический навык.

Конечно, как всякое измененное состояние сознания, которому можно обучиться, ОВД демонстрирует черты специального навыка, но при этом надо иметь в виду, что способность к остановке внутреннего диалога является неспецифическим показателем энергетического тонуса осознающего существа. Таким образом, если человек энергетически истощен и у него низкий тонус, то никакие специальные способы и никакие методы не помогут добиться глубокой и устойчивой остановки внутреннего диалога.

Прежде всего, практикующий должен ясно осознавать, что такое внутренний диалог и в чем выражается такой психический феномен, как остановка внутреннего диалога.

В нагуализме нового цикла понятие внутренний диалог не имеет отношения к такому известному явлению как «внутренняя речь». Соответственно, остановка внутреннего диалога понимается несколько глубже, чем достижение «внутренней тишины» или «молчания», как это интерпретируют в ряде восточных духовных дисциплин.

В нагуализме нового цикла внутренний диалог понимается как специфическое взаимодействие, возникающее между потоками внешних сенсорных сигналов и интерпретирующим аппаратом, который является «сердцевиной» тоналя – той его частью, которая обеспечивает непрерывное воспроизводство описания мира, уточнение описания либо его изменение в тех случаях, когда это необходимо (изменение окружающей среды или позиции самого субъекта).

Соответственно, остановка внутреннего диалога – это прекращение взаимодействия между сенсорными сигналами и интерпретирующим аппаратом. Разрыв указанного взаимодействия ведет к остановке интерпретации любых поступающих сигналов. Психоэнергетический смысл этого процесса состоит в том, что тональ временно перестает собирать внешние эманации в пучки.

Типичная ошибка начинающего практика заключается в ошибочном понимании самого термина «остановка внутреннего диалога». Не так уж редко внутренний диалог понимают как «внутреннюю болтовню», то есть ментальное комментирование внутреннего диалога. Соответственно, остановка внутреннего диалога приравнивается к известному в духовных традициях Востока «достижению внутренней тишины» или «внутреннему молчанию». Практика «внутренней тишины» традиционна для евразийской культуры – не только для индо-буддистского культурного пространства или для мистической практики китайских даосов и дзэн-буддистов Японии, но и для исихастов («молчальников»), история которых идет от древнегреческих гностиков, в свое время оказавших серьезное влияние на становление православной христианской Церкви.

Во всех названных культурах практика «достижения внутренней тишины» многократно доказывала свою эффективность, вызывала у адептов этой практики духовные прозрения, усиливая общую чувствительность энергетического тела и специфическое «просветление», которое христианская Церковь в конечном итоге стала истолковывать как «святость» или «нисхождение благодати».

В таких условиях неизбежно возникает желание поставить знак равенства между «остановкой внутреннего диалога» и достижением внутреннего молчания. И все же существует принципиальное различие между этими двумя состояниями.

Прекращение ментального комментирования («внутреннее молчание») – результат работы иного механизма. Если остановка внутреннего диалога – процесс, охватывающий значительную часть тоналя, то прекращение ментального комментирования касается лишь периферии. Достигнув «внутреннего молчания», практик добивается сохранения и – в дальнейшем – накопления лишь части психической энергии. Той части, которая обеспечивает ряд процессов автоматической рефлексии.

Благодаря сохранению этой психической энергии «молчальник» добивается более яркого восприятия, что в конечном итоге действительно может привести к «просветлению» и некоторому усилению осознания. Многолетние усилия на этом пути могут даже вызвать кратковременные изменения режима восприятия, поскольку психотехническая процедура «достижения внутреннего молчания», как и многие другие психоэнергетические процедуры, обладает кумулятивным эффектом.

Тем не менее, главные по энергоемкости процессы происходят в «ядре» тоналя, занятого не внутренней речью, а непосредственной сборкой пучков сенсорных сигналов и их опознанием (интерпретацией).

Поэтому работа внутреннего диалога непосредственно связана с работой внимания. Эффект достижения «внутренней тишины» здесь является побочным. Он, как правило, сопровождает всякое замедление и приостановку внутреннего диалога, но прямого отношения к его работе не имеет.

Зато самое непосредственное отношение к работе внутреннего диалога имеет практика деконцентрации внимания. Так, принцип деконцентрации визуального внимания является центральным элементом описанной у Кастанеды «походки Силы».

Благодаря чему «походка Силы» является столь эффективной методикой остановки внутреннего диалога? Благодаря тому, что главным инструментом этой техники является равномерное распределение вниманияпо всей площади зрительного поля. Ритмичные движения, которые совершает тело во время ходьбы, помогает удержать эту сложную и непривычную позицию зрительного внимания.

Каждый, пытавший практиковать «походку Силы» достаточно долгое время, может подтвердить, что ментальное комментирование («внутренняя речь») начинает утихать не в результате волевых усилий, направленных на достижение «внутреннего молчания», а именно как побочный эффект произвольного перераспределения внимания по зрительному полю. Это перераспределение имеет очевидно деконцентративный характер.

Почему мы сталкиваемся с подобным эффектом затихания ментального комментирования?

Это связано с самим процессом формирования описания мира – основным процессом, которым занимается человеческий тональ. Наше внимание, находясь в привычном (концентративном) состоянии, непрерывно занято вычленением уже известных нам по предыдущему опыту фигур восприятияиз фона восприятия либо построением новых фигур восприятия, каждая из которых обогащает наше личное описание мира.

Исполняя технику «походки Силы», мы ставим перед собственным вниманием противоположную, деконцентративную задачу – прекратить вычленение уже знакомых нам фигур из фона восприятия и остановить конструирование новых перцептивных фигур. Таким образом, тональ на какое-то время перестает воспроизводить описание мира вообще.

Именно эту задачу исполняет инструкция, которую приводит Кастанеда, где речь идет о походке, во время которой практикующий в основном использует периферийное зрение, установив центр рассредоточенного взгляда «на точке чуть выше горизонта». И довольно быстро выясняется, что в такой ситуации тоналю просто нечего комментировать.

В ситуации «походки Силы» визуальное поле предстает перед практикующим в качестве широкой зоны визуальных сигналов, в которой отсутствуют любые значимые элементы. Даже такие понятия как «центр» зрительного поля и его «периферия» лишаются своего объектного содержания. Ни одна визуальная фигура не конструируется тоналем до конца. Мы созерцаем нечто вроде обломков фигур, осколков визуальных паттернов, стремясь максимально затормозить описательную силу тоналя, которая в обычном состоянии превращает хаотические совокупности визуальных сигналов в узнаваемые объекты, явления и процессы окружающего мира.

Это и есть остановка внутреннего диалога. Иными словами, прекращение интерпретации, которой непрерывно занимается тональ, превращая сенсорный хаос в привычный для человека семантический космос.

Надо заметить, что само по себе это состояние восприятия, если его можно так назвать, – переполнено творческой силой тоналя. Ибо любой порядок, которым мы наделяем окружающий нас сенсорный «фон», есть не что иное, как изобилие смыслов. И все эти смыслы созданы тоналем, поскольку снаружи человека смыслы не существуют и никогда не существовали. Смыслы и значения, наблюдаемые нами во внешнем мире, могут быть только продуктом уникального творчества нашего сознания. А само сознание – всего лишь упорядоченный при помощи той же творческой силы тоналя психический материал.

Пока внутренний диалог не остановлен, мы свидетельствуем поистине колоссальное изобилие творческих сил. Семантические проекции тоналя, нацеленные на то, чтобы упорядочить воспринимаемое, обладают удивительной креативной мощью и не могут не вызывать уважение.

Практикуя «походку Силы», мы имеем возможность создать новые семантические объекты во внешнем поле, установить новые границы между ними. Более того, мы можем даже в определенных масштабах оперировать пространственно-временным континуумом как созданной нами системой координат, в которую мы поместили бесчисленное множество значимых объектов, явлений и процессов, объединяющих данную нам совокупность перцептивных феноменов и превращающих эту совокупность в то, что можно назвать «перцептивным континуумом».

Так, остановка внутреннего диалога, возникающая после двух-трех часов «походки Силы», редко бывает длительной. Нагуалист использует эту остановку для того, чтобы у него появилась возможность «переформатировать» привычный сенсориум. Человек, наделенный организованным осознанием, не может пребывать в смысловой пустоте («семантическом хаосе», как выражался В.В. Налимов). Он непременно использует какие-то новые критерии, чтобы воспринимаемый мир вновь стал «космосом» – пусть иным, но имеющим структуру, содержащим иные, но все же наделенные смыслом объекты.

Поэтому я всегда утверждал, что остановка внутреннего диалога не есть цель практики. Это – средство перехода из одного перцептивного мира в другой. Если довериться собственному опыту и интуиции, то можно сделать смелое заявление: чем дольше длится остановка внутреннего диалога, тем разительнее будет отличаться заново построенный тоналем перцептивный мир от того, в котором мы привыкли жить.

Лично для меня самый простой способ перестройки воспринимаемого мира заключается в переносе основополагающих смыслов с объектов и явлений на паузы и промежутки между объектами (ниже я попробую описать эту простейшую трансформацию).

Первые эффекты остановки внутреннего диалога – это искажения и деформации смыслов и значений объектов. Лист смятой газетной бумаги превращается в машущую крыльями чайку, дерево вместе с тенью – становится ущельем или проходом в иной мир, и наоборот – живой объект в определенных условиях может быть опознан как неодушевленный (я лично был свидетелем перцептивной иллюзии, вызванной остановкой внутреннего диалога, когда человек приобретал черты куста или крупного камня). Эти иллюзии вызывают настолько сильное впечатление, что могут вывести из состояния даже глубокой ОВД.

Если практик смог сохранить состояние остановленного внутреннего диалога, иллюзии приобретают новый характер. Во-первых, они уже не затрагивают отдельных объектов, а касаются, скорее, изменения перспективы и общего восприятия пространства и времени. Во-вторых, возникшие перцептивные формы воспринимаются как «вехи», на основе которых тональ склонен моделировать новый перцептивный континуум со своим пространством-временем.

В этом случае измененное восприятие фиксируется на какое-то время и может продемонстрировать практикующему целую гамму необычных ощущений и переживаний. Так, тишина (пауза между звуками) наполняется «перцептивным фантомом», который представляется нам неким своеобразным звуком (шум, свист, жужжание, звон, отдаленный грохот или рев). Пустота между объектами (особенно в сумерках) наполняется неоднородным светом. Пространство меняет перспективу, и т.д.

Длительность подобных состояний целиком зависит от наличия «энергетического избытка», а энергетический избыток в теле практикующего возникает как результат упорной работы с чувствами и эмоциями. Иными словами, чем ближе практикующий к состоянию безупречности, тем глубже он способен войти в соприкосновение с альтернативными мирами восприятия.

Остановки внутреннего диалога можно достичь и в неподвижном состоянии, особенно если практик уже имел опыт глубокой ОВД.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.13.53 (0.013 с.)